Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Мысли о солдате

«Красная звезда», 1 июня 1945 года, смерть немецким оккупантамП.Павленко || «Красная звезда» №127, 1 июня 1945 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР (1—2 стр.). Майор А.Коробка. — Совершенствование огневой подготовки бойца (2 стр.). Генерал-майор артиллерии М.Ростовцев. — Боевой опыт — в основу подготовки артиллерийских разведчиков (2 стр.). Генерал-майор М.Миронов. — Неотложные задачи агитационно-пропагандистской работы (3 стр.). П.Павленко. — Мысли о солдате (3 стр.). Майор Д.Хренков. — Комсомольцы — организаторы спортивной работы (3 стр.). Проф. Е.Коровин. — Международная опека в системе международной безопасности (4 стр.). Конфликт Франции с Сирией и Ливаном (4 стр.). Бывший чиновник польского эмигрантского «правительства» о польской проблеме (4 стр.). Арест секретаря Гитлера (4 стр.).



# Все статьи за 1 июня 1945 года.





В один из волжских городов прибыл из полевого госпиталя тяжело раненый полковник, командир прославившейся в Восточной Пруссии стрелковой дивизии.

Ранение и вызванное им ослабление организма носили весьма серьезный характер. Больному требовался длительный отдых. Поэтому главный врач клиники был донельзя удивлен, узнав недели три спустя, что больной за это время выписал много книг по военной истории, вызывал к себе стенографистку обкома, чтобы диктовать ей часа по три, по четыре в день, и вел обширную переписку со знакомыми, т.е. делал всё то, что было ему категорически запрещено. Надо, впрочем, отметить, что общее состояние полковника нисколько от этого не ухудшилось, а по отзывам лечащего врача даже заметно улучшилось. Все-таки главный врач счел необходимым поговорить с больным.

Мне довелось быть свидетелем их беседы.

Полковнику было немногим за пятьдесят, но выглядел он значительно старше своих лет, тяжелое ранение сообщало лицу его выражение крайней усталости. Впрочем, стоило ему поднять на врача свои серые, мохнатые, полные молодого задора глаза, как впечатление о нем резко менялось. У этого человека устало и изболелось тело, но дух был силен и ясен, энергия рвалась наружу, сильное чувство переполняло душу, он молодел, начиная говорить, и тогда даже не искушенному в медицине взгляду становилось ясно, что больной держится и поправляется только благодаря неутомимой живительной работе своего сознания.

— Вас удивляет моя суетливость, доктор? Присядьте, — и привычно властным движением руки полковник пригласил врача присесть на стул возле кровати. — Разбиралось, говорят, в суде дело водителя, сбившего с ног пешехода, — сказал он серьезно. — Водитель оправдывался, я, говорит, семь лет вожу машину, свое дело хорошо знаю.

Потерпевший не выдержал, прерывает: я, говорит, тоже свое дело отлично знаю, — тридцать пять лет хожу пешком.

Каждый свое дело лучше знает!

Я это к тому, дорогой доктор, что вы умеете хорошо лечить, ну а я умею отлично лечиться, я больной опытный, с большим коечным стажем, своё дело знаю... Вы обеспокоены, не утомляюсь ли я, не перегружаю ли я себя? Нисколько.

Должен вам сказать, что, по моему глубокому убеждению, хорошие мысли никогда не вредят. Больше того: хорошие мысли замечательная пища для мозга. Вам, конечно, любопытно знать, что же за мысли у меня и точно ли они хороши и полезны?

Начнем, как принято, с моей анкеты. Я в строю тридцать лет. В 1914 году пошел на фронт добровольцем, мальчишка, неуч, краснобай. Фельдфебель Макарчук учит меня «словесности» и всем военным наукам, спустя год я унтер-офицер, мечтаю стать прапорщиком. Унтер-офицер, говорили, вышел из меня бойкий, толковый, грудь в «георгиях», вид молодцеватый, лихой, но собственно военных знаний у меня было мало. В занятиях с новобранцами моя педагогика сводилась к тому, чтобы привить им ряд необходимых навыков и дать небольшой круг военных знаний в масштабе отделения — взвода.

Но, после Мазурских озер, Варшавы и Ивангорода, после всех тяжелых испытаний 1915 г. я все-таки уже многое умел, многое понял, разобрался, наконец, и в политике, прозрел, стал другим человеком — помогли большевики.

В гражданскую войну я — командир роты, батальона, полка. Почувствовал силу. Ту ли, которой владел, будучи унтером? Представьте, совершенно другую. Как раз ту, которую приходилось раньше погашать в себе, как ненужную, уставами не предусмотренную и во всех смыслах вредную — силу ответственности не только перед начальством, но и перед родиной непосредственно, силу ответственности не только перед родиной, но и за родину. Сражался с белыми и, так сказать, получил классовое образование в бою, а там начались мирные годы, и я, старый царский унтер, сел за школьную скамью, кое-чему поучился. Шли годы, и настало время, когда я и сам начал учить молодежь на курсах командного состава. Время от времени я писал в военных журналах, главным образом воспоминания о прошлой войне, тактические исследования боев, рецензии на исторические труды и — скажу вам серьезно — мало стал походить на того лихого, презиравшего умственность унтера, каким был когда-то. Работал я над собой неутомимо, да, поверьте, и нельзя было иначе. Молодежь, с какой мне приходилось иметь дело на курсах, приходила с каждым годом всё образованнее, всё серьезнее, всё требовательнее. Я старался итти с нею в ногу и ни в чем не отставать. Все мы менялись разительно, и я, конечно, знал и понимал, какая огромная дистанция между мною прежним и нынешним, равно как и между моими подчиненными в 1915 году и в послереволюционные годы.

Знал, понимал, но не осязал до этой войны.

В июле 1941 г. я в качестве начальника штаба стрелковой дивизии оказался на белорусском театре войны. Мое боевое прошлое, даже против моей воли, влекло меня, как вы понимаете, воспоминаниями о старом царском солдате, послушном и безгласном инструменте. Я по опыту знал, что можно было взять от старого солдата, а что мне даст новый солдат — это для меня было еще загадкой, хотя я, повторяю, не мог не знать цены красноармейцу после Хасана и Халхин-Гола.

Но то был опыт для меня абстрактный, книжный, сам я под огнем с молодыми красноармейцами не бывал, на своем горбу тяжести живого сражения не чувствовал. А тут не какие-нибудь японцы, а Германия почти со всей Европой обрушилась на нас, русских.

Что меня особенно, признаюсь вам, беспокоило, так это мирное естество нашего красноармейца, да — по правде сказать — и командира. Страна двадцать лет не вела большой войны. Проблемы мирного строительства стояли в центре внимания, и, готовясь к возможной войне, мы оставались глубоко мирными людьми, что бы о нас ни толковали. Оружием не бряцали, и культа воинской дерзости не вводили. Солдат наш — я, между прочим, не люблю теперь этого слова, оно узко для нас, — боец наш был грамотен и развит, но воспитан был совсем не так, как прежний. И в большой войне это воспитание еще не было проверено.

...Воевать начал я в Белоруссии, бился под Смоленском, защищал Москву, из-под столицы добрался до своих старых знакомых Мазурских озер, шагнул в Восточную Пруссию. Всё по старой дороге. Всё по местам старых боев. До смешного совпадали многие операции. В прошлом году под Молодечно я со своей дивизией сражался не то что на старом месте, а в своих собственных окопах, вырытых моими руками тридцать лет назад.

Зарубцевались они, поросли травой, но все-таки еще явственно были обозначены. Сразу я вспомнил, что тут когда-то происходило. Ярко это встало в памяти. Даже лица солдат, их имена и прозвища, и кто где дрался, и кто был ранен или убит — всё явилось передо мной в полной ясности. Тот бой и нынешний легли один на один, как два схожих, но не одинаковых рисунка. Те мои солдаты и нынешние тоже как бы сдвоили ряды, и получилось нечто вроде того, что выходит на одной пленке с двумя снимками. И тут впервые возникла у меня та мысль, которая до сих пор не дает мне покоя, — я впервые за всю свою жизнь увидел и понял тогда, что такое русский солдат и чем от него отличается наш советский боец.

Без понимания личности того, кто 11 месяцев мог высидеть в Порт-Артуре, кто без патронов, одними штыками отбивался от немцев на Висле и Немане в 1915 году, хаживал на Багдад и на руках перетаскивал пушки через горы Турецкой Армении, нельзя представить себе сегодняшнего красноармейца. Это ведь далеко не одно и то же.

Традиции, как бы хороши они ни были, вырождаются, если их не совершенствовать, и как в капле воды отражается всё мироздание, так весь дух нации отражается в солдате. Из этой капли и вырастают Суворовы. Это та простейшая клетка, которая формирует сложный организм полководца. Без отличных солдат не бывает отличных полководцев, как без замечательных полководцев нет замечательного солдата. Они создают друг друга взаимно, они ничто в отрыве один от другого.

Служил со мной в ту войну старший унтер-офицер Михаил Четыркин. Красавец человечище, богатырь и песенник, храбрый до отчаянности. Казался мне он образцом русского солдата. Был он отделенным командиром и со своим отделением занимал под Молодечно правый окопчик, а я со своим отделением — левый, поближе к полотну железной дороги. Бои шли жестокие. Мы отбивались от бранденбургских гренадеров. Мужики они здоровые, сытые, патронов не считали, против наших двух пулеметов — десяток да артиллерия позади. А у нас штык впереди, штык на флангах, штык позади, у них гранаты — у нас «ура».

Четыркину пришлось принять на себя главный удар бранденбуржцев. Отбился он штыками раз, отбился два, в третий — сам перешел в контратаку, но был смят, едва отскочил в мой окопчик. Лег он рядом со мною, шепчет: «Нынче не осилим, пора сматываться, пока ноги целы. Присяги не давали на каждом лугу по семь раз помирать».

Вижу, ожесточился он до последнего, хотел его успокоить, говорю: «Потерпи, Миша, помощь должна подойти».

А он мне:

«С чем помощь-то, с одним барабаном? Патронов нам с тобой не подбросят, пушек не подвезут. На одной сопле год воюем, когда ж конец!»

Рассвирепел мой Четыркин, слезы на глазах. Досидели мы с ним до вечера, а с темнотой стали отходить, но тут как раз его и убили. Бросился он с голым штыком на немцев, повалял их человек шесть и сам погиб.

Какой-то глубокомысленный идиот написал о нем, что-де на примере Четыркина особенно ярко видно, как велика жертвенность у русского солдата. А это не жертвенность, а самолюбие, обыкновенное человеческое самолюбие. Четыркин не мог понять, как это он, русский человек, должен на карачках ползти — от кого, от немца, от этой бездарной, тупой сволочи, которую мы благодаря царям знали близко, доподлинно знали, и цена немцу у нас была грош.

Что такое немец? Клоп он. На крови живет. Нету крови, он сухонькой, скромный, даже мысли имеет, а почует кровь — и впился всеми лапами и растет на глазах. И от этой погани мы, русские, не могли бежать, стыдно нам было и оскорбительно так показывать тыл немцу! А идиоты писали — жертвенность, мистицизм, особый склад души славянской!

И вот в прошлом году, под тем же самым Молодечно, в том же наспех вырытом четыркинском окопчике сидел сержант Егор Колесников. В батальон одного из моих полков врезалась с хода немецкая эсэсовская дивизия, шедшая на помощь своим. Случайно я оказался вблизи батальона, приказал ему занять круговую оборону и обещал помощь часа через 2—3.

Колесников командовал отделением в этом батальоне. Я его хорошо знал, этого Колесникова. Не так давно награждал орденом, а еще раньше устраивал его выступление перед молодыми бойцами. Было ему лет под сорок, т.е. примерно немногим менее, чем тогда Четыркину, и был он таким же, как тот, крестьянином, только Четыркин — воронежский, а Колесников — горьковчанин. Такой же крестьянин, что и Четыркин, а уж другой.

Тот, бывало, кроме своего дела ничего не знает, не слышит — солдат, и всё. Никакого размаха. Чтобы самому что-нибудь предложить, самому представить течение боя и возможные его варианты и предусмотреть их, этого ни-ни. А Колесников несколько даже удивлял меня. Он вел себя, как артист, который выучил всю пьесу целиком и отлично знает, и чем она закончится, и что каждое из действующих лиц должно делать и говорить. В его голове ход боя держался, как картина с концом и началом.

И он не был, знаете, исключением. Таких, как он, насчитывал я великое множество. Этот характер возник в течение 15 лет положительно на моих глазах. Бросалась в глаза и сразу же покоряла их идейность, их личная ответственность не только перед родиной, но и за родину. Речь идет о вещах, глубоко усвоенных, органических, ставших свойствами натуры и основными чертами характера советских людей. Идейность — не религиозность. Она требует дела, а не обряда. И не вообще дела, а направленного, нацеленного, организованного. Колесников был выдающимся бойцом-организатором. То он начинает учить своих ребят меткой стрельбе, то организует коллективное шефство над отстающим бойцом, то всем отделением пишет письма в тыл, сносится с какими-то заводами, театрами. Ему было тесно в самом себе, понимаете. Его энергоцентр требовал широкой площади.

А главное — вера в силы своей родины, высокое, спокойное доверие, основанное на опыте. Мой приказ являлся для него не окриком, не чужою волей, а как бы собственною его программою действий. Мне не однажды рассказывали, как он растолковывал приказы своим бойцам. Оказывается, еще до получения очередного приказа он уже толковал о целесообразности той или иной меры, прикидывал ее значение, своевременность. И только выходит приказ, Колесников кивает своим — что, мол, я вам говорил?

Он умел думать о событиях и не прятался от самых тяжелых мыслей, от самых скорбных выводов в дни наших временных неудач. Я думаю, что в глубине души он считал себя ответственным за неудачи дивизии, корпуса, даже армии. Хозяин он был, что говорить, колхозник. И не мог не чувствовать себя хозяином даже там, где был самым маленьким исполнителем. И вот этот самый Колесников попал в «мешок». Батальону как-то успели передать, чтобы он держался до подхода выручки. Атакуют его раз, атакуют два, атакуют непрерывно в течение суток — он держится. К началу вторых суток Колесников — командир роты. Больше некому. В конце концов он прибирает к рукам весь батальон, в котором не осталось уже ни одного офицера, выскальзывает из «мешка», но вместо того, чтобы двигаться на соединение с полком, вгрызается в немцев на соседнем участке.

У противника создается впечатление, что наше «просачивание» в расположение его дивизии довольно-таки масштабно и принимает опасные формы. Батальон Колесникова подвергается новым и новым атакам, но время немцами упущено. Я выбрасываю свои полки, развиваю инициативу Колесникова и, расчленив немецкую дивизию, истребляю ее по частям в течение нескольких часов.

Вызываю потом к себе Колесникова и расспрашиваю, почему он не вышел на меня после того, как выскользнул из окружения.

— А зачем, товарищ полковник? — спрашивает он. — Я ж понимаю, что вы времени не теряете. Зачем же мне упускать случай наступить немцам на пятку?

И подробно рисует мне свой план. И я вижу, что этот немолодой сержант рассматривает себя не оторванно от событий, а в самом центре их. Сражаясь силами отделения, он думает о бое с точки зрения интересов роты. Став во главе батальона, он сейчас же смыкает свои действия с воображаемой работой полка и всей дивизии в целом. Он — не одиночка по своему характеру, и чувство коллектива, чувство своей слиянности с чем-то бо́льшим, чем является он сам, органически свойственно ему. Оно — врожденное. Любой свой шаг он возводит в некую масштабную степень, предпочитая рассматривать себя как малую часть большого, нежели как нечто целое, но обособленно маленькое. Четыркину такая манера мышления была совершенно чужда. Четыркин никогда не мог вообразить себя ни полковником Остроуховым, командиром нашего полка, ни генералом Козыревым, начальником дивизии. Он их не понимал, они были ему чужды и враждебны. Да и не умел он думать о них, а тем более — за них.

Рассказал я Колесникову о том сражении, когда я унтер-офицером сидел в этих же вот окопах вместе с Четыркиным.

Что ж вы думаете?

Поглядел он на схемку, которую я начертил, прикинул ее по местности и говорит:

— Пассивно дрались, товарищ полковник. От себя к приказу, видать, ничего не докладывали.

Понимаете? А я за тот бой «Георгия» получил и всю жизнь был уверен, что награжден правильно. От себя, говорит, ничего не докладывали!

Конечно, он не совсем прав, докладывать докладывали. Но что, собственно, мы могли доложить? Бедны были, скованы недоверием, и удаль наша иной раз рядом с отчаянием шла. А тут? Тут выступает хозяин. Такой же хозяин страны, как и я.

И даже, в некоторых смыслах, больший, чем я, Колесников до войны был миллионером, как председатель богатейшего колхоза, знаком с академиками, бывал в Кремле у товарища Сталина. У него родной брат майор танковых войск, его колхозный бухгалтер — Герой Советского Союза, а председатель его райсовета — политработник в соседней дивизии. У него — куда ни кинь — всюду государственные связи, он везде — фигура. Это, знаете, не солдат, а деятель войны совершенно нового типа — боец Красной Армии.

Предложил я Колесникову пойти в военное училище. Отказался. «Года, говорит, не те. Размаху уж должного нет». Это у него-то!

...Вот эти два боя и два русских солдата, Четыркин и Колесников, и стоят перед моими глазами, как тема всей моей жизни. Читаю я, как об нас пишут. Русские, мол, всегда были крепкими солдатами, и нет ничего удивительного в их отваге. Но если нет ничего удивительного, так зачем же поминать слово «чудо», которое одни видели под Москвой, другие под Сталинградом, третьи подсмотрели на Одере?

Чудо — это неожиданное проявление скрытой реальности, только и всего. А реальность — наш боец, новый человек, невиданный прежде в России. На нем всё стоит, им всё держится, от него всё растет. Так вот вы теперь, доктор, и скажите: могу ли я лежать спокойно, если во мне такая великая тема.

Если я поправлюсь, то для того лишь, чтобы завершить ее и написать книгу «Мысли о солдате»... //П.Павленко.

☆ ☆ ☆

01.06.45: М.Рыльский: Победа на Украине ("Известия", СССР)
01.06.45: Б.Григорьян: Оружие нашей победы ("Вечерняя Москва", СССР)
01.06.45: А.Булгаков: Встреча в Дрездене || «Известия» №127, 1 июня 1945 года
01.06.45: А.Трайнин: Преступники войны будут наказаны || «Известия» №127, 1 июня 1945 года


Май 1945 года:

31.05.45: Партия Ленина-Сталина — вдохновитель и организатор нашей победы ("Красная звезда", СССР)
31.05.45: В.Копецкий: На путях демократического обновления ("Красная звезда", СССР)
31.05.45: Эль-Регистан: Под крышами Вены || «Известия» №126, 31 мая 1945 года

30.05.45: Полководцы великой сталинской школы ("Известия", СССР)
30.05.45: Ю.Максарев: Тридцать пять тысяч танков ("Известия", СССР)
30.05.45: В.Коротеев: Вечная слава воинам, павшим в боях ("Красная звезда", СССР)

29.05.45: Отлично стрелять в воздухе! || «Красная звезда» №124, 29 мая 1945 года
29.05.45: М.Перфильев: Самоходная артиллерия в уличном бою ("Красная звезда", СССР)

28.05.45: П.Кузнецов: Завещание Федосея Козки ("Правда", СССР)

27.05.45: Слава великому русскому народу || «Известия» №123, 27 мая 1945 года
27.05.45: Свято хранить и множить героические традиции Великой Отечественной войны! ("Красная звезда", СССР)
27.05.45: И.Тягунов: Автомобильные войска в Отечественной войне ("Красная звезда", СССР)
27.05.45: В.Курбатов: На дальней заставе || «Красная звезда» №123, 27 мая 1945 года
27.05.45: Героический труд военных железнодорожников ("Красная звезда", СССР)

26.05.45: Народ-победитель || «Красная звезда» №122, 26 мая 1945 года
26.05.45: Народ-исполин, народ-победитель || «Известия» №122, 26 мая 1945 года
26.05.45: Е.Савицкий: Заметки о воздушном бое || «Красная звезда» №122, 26 мая 1945 года
26.05.45: Г.Григорьев: Комендантский патруль на улицах Дрездена ("Красная звезда", СССР)
26.05.45: И.Анисимов, К.Тараданкин: Две недели спустя || «Известия» №122, 26 мая 1945 года
26.05.45: И.Ковальский: Подлинное лицо польских реакционеров || «Известия» №122, 26 мая 1945 года
26.05.45: С.Геннадиев: Они сражались над Берлином || «Сталинский сокол» №42, 26 мая 1945 года
26.05.45: Г.Семенихин: Прага ликует || «Сталинский сокол» №42, 26 мая 1945 года
26.05.45: Ц.Солодарь: Волк в тайнике || «Сталинский сокол» №42, 26 мая 1945 года

25.05.45: Прием в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии ("Красная звезда", СССР)

24.05.45: В.Шепелев: Верные помощники советских сапер ("Красная звезда", СССР)
24.05.45: В.Рязанов: Массированные удары штурмовиков ("Красная звезда", СССР)
24.05.45: Доклад Трумэна Конгрессу об операциях по ленд-лизу ("Красная Звезда", СССР)
24.05.45: Глашатай молодых советских патриотов || «Красная звезда» №120, 24 мая 1945 года
24.05.45: Героическая молодежь Советского Союза || «Известия» №120, 24 мая 1945 года

23.05.45: П.Трояновский: Последние дни Берлина || «Красная звезда» №119, 23 мая 1945 года
23.05.45: Л.Высокоостровский: В старых берлинских казармах ("Красная звезда", СССР)
23.05.45: Л.Леров, Г.Сожин: Май в Берлине || «Сталинский сокол» №41, 23 мая 1945 года
23.05.45: И.Бойков: Вечер на Эльбе || «Красная звезда» №119, 23 мая 1945 года

22.05.45: Д.Заславский: Великая заслуга советского народа перед историей человечества ("Красная звезда", СССР)
22.05.45: Л.Высокоостровский: Знамя победы, водруженное в Берлине, отправлено в Москву ("Красная звезда", СССР)

21.05.45: Я.Макаренко: Берлин сегодня || «Правда» №121, 21 мая 1945 года
21.05.45: Е.Кононенко: Слава советским детям! || «Правда» №121, 21 мая 1945 года
21.05.45: Б.Полевой: Встреча маршала Конева с генералом Бредли ("Правда", СССР)

20.05.45: Военная полевая почта || «Красная звезда» №117, 20 мая 1945 года
20.05.45: Н.Денисов, С.Рыбаков: Берлинское воздушное сражение ("Красная звезда", СССР)
20.05.45: М.Карпович: Прага в эти дни || «Красная звезда» №117, 20 мая 1945 года
20.05.45: К.Гофман: Кто пытается создать хаос в Европе? ("Красная звезда", СССР)
20.05.45: Б.Ильин: Опасная игра || «Известия» №117, 20 мая 1945 года
20.05.45: А.Булгаков: Встреча в Бад-Вильдунгене ("Известия", СССР)
20.05.45: Великая армия советского народа || «Правда» №120, 20 мая 1945 года

19.05.45: За рубежом родной земли быть особенно бдительными ("Красная звезда", СССР)
19.05.45: Всепобеждающий труд советского народа || «Известия» №116, 19 мая 1945 года
19.05.45: Л.Огнев: Продовольственное положение в Берлине и Дрездене ("Правда", СССР)
19.05.45: Вс.Вишневский: Поверженный Берлин || «Сталинский сокол» №40, 19 мая 1945 года
19.05.45: П.Шеленков: Москва—Сан-Франциско—Москва || «Красная звезда» №116, 19 мая 1945 года

18.05.45: Высоко держать честь и достоинство советского воина! ("Красная звезда", СССР)
18.05.45: Л.Высокоостровский: В казарме в районе Берлина ("Красная звезда", СССР)
18.05.45: И.Ануфриев: Дружеская встреча || «Красная звезда» №115, 18 мая 1945 года
18.05.45: М.Долгополов: Русская песня в Берлине || «Известия» №115, 18 мая 1945 года
18.05.45: М.Келдыш: Борьба за скорость самолёта || «Известия» №115, 18 мая 1945 года

17.05.45: А.Трайнин: Час настал ("Красная звезда", СССР)
17.05.45: Военная подготовка офицерского состава ("Красная звезда", СССР)
17.05.45: Вклад Азербайджана в дело победы || «Известия» №114, 17 мая 1945 года
17.05.45: Наблюдатель: На международные темы || «Известия» №114, 17 мая 1945 года

16.05.45: П.Павленко, 3.Хирен: Генерал Паттон в гостях у советских гвардейцев ("Красная звезда", СССР)
16.05.45: Наше дело правое, мы победили! ("Красная звезда", СССР)
16.05.45: К.Гофман: После капитуляции Германии ("Красная звезда", СССР)
16.05.45: И.Эренбург: Победа Человека || «Известия» №113, 16 мая 1945 года
16.05.45: Вечная слава героям, павшим в боях за Советскую Родину! ("Известия", СССР)

15.05.45: Л.Высокоостровский, П.Трояновский: В подземельях Берлина ("Красная звезда", СССР)
15.05.45: От Сталинграда до Берлина ("Красная звезда", СССР)
15.05.45: Сила советского патриотизма ("Красная звезда", СССР)
15.05.45: И.Новиков: Десять лет Московского метро ("Известия", СССР)

14.05.45: Ю.Яновский: Лицо победы ("Правда", СССР)
14.05.45: И.Папанин: Сталин — солнце нашей победы ("Правда", СССР)
14.05.45: И.Новиков: Лучший в мире || «Вечерняя Москва» №112, 14 мая 1945 года
14.05.45: Московский метрополитен: цифры и факты ("Вечерняя Москва", СССР)
14.05.45: С.Хайтин: Великая победа Красной Армии || «Вечерняя Москва» №112, 14 мая 1945 года

13.05.45: Богатырская мощь Красной Армии ("Красная звезда", СССР)
13.05.45: Могущество вооруженных сил страны социализма ("Известия", СССР)
13.05.45: Наблюдатель: На международные темы || «Известия» №111, 13 мая 1945 года
13.05.45: В.Финк: Высшая справедливость || «Красный флот» №111, 13 мая 1945 года
13.05.45: Непреоборимая сила советского народа || «Красный флот» №111, 13 мая 1945 года

12.05.45: Исторические дни || «Красная звезда» №110, 12 мая 1945 года
12.05.45: 9 мая 1945 года || «Известия» №110, 12 мая 1945 года
12.05.45: Великая Победа нашего народа ("Красный флот", СССР)
12.05.45: Н.Чураков: Они складывают оружие || «Известия» №110, 12 мая 1945 года
12.05.45: К.Буковский: Поход советских танков от Берлина до Праги ("Красная звезда", СССР)

11.05.45: Виднейший руководитель партии и Красной Армии ("Красная звезда", СССР)
11.05.45: К.Федин: Вершина || «Известия» №109, 11 мая 1945 года
11.05.45: Братья Тур: Берлин—Варшава—Москва ("Известия", СССР)
11.05.45: Л.Леонов: Имя радости || «Правда» №112, 11 мая 1945 года
11.05.45: А.Булгаков: С победой, сынок! || «Известия» №109, 11 мая 1945 года
11.05.45: Б.Полевой: Освобождение Праги || «Правда» №112, 11 мая 1945 года

10.05.45: Н.Тихонов: Победа, какой не знал мир ("Красная звезда", СССР)
10.05.45: И.Эренбург: Утро мира ("Правда", СССР)
10.05.45: Т.Тэсс: Красная площадь ("Известия", СССР)
10.05.45: Б.Агапов: Столица в День Победы ("Известия", СССР)
10.05.45: Обращение тов. И.В.Сталина к народу ("Известия", СССР)
10.05.45: Н.Бобров: Огни счастья || «Сталинский сокол» №38, 10 мая 1945 года
10.05.45: Л.Никулин: Москва, Москва! || «Вечерняя Москва» №108, 10 мая 1945 года
10.05.45: Н.Тихонов: Всенародное торжество || «Вечерняя Москва» №108, 10 мая 1945 года

09.05.45: Праздник Победы ("Красная звезда", СССР)
09.05.45: Н.Погодин: Свершилось!* ("Известия", СССР)
09.05.45: Праздник Победы || «Правда» №110, 9 мая 1945 года
09.05.45: Н.Тихонов: Девятое мая || «Правда» №110, 9 мая 1945 года
09.05.45: Б.Горбатов, М.Мержанов: Капитуляция ("Правда", СССР)
09.05.45: Л.Кудреватых, Л.Славин: 8 мая в Берлине* ("Известия", СССР)
09.05.45: Н.Таленский: Военный разгром Германии ("Красная звезда", СССР)
09.05.45: Л.Никольский: Здравствуй, Победа! ("Ленинградская правда", СССР)
09.05.45: В.Кетлинская: Когда кончилась война ("Ленинградская правда", СССР)
09.05.45: В.Рудный: Поверженный райх || «Красный флот» №107, 9 мая 1945 года
09.05.45: Я.Милецкий: Москва в эту ночь || «Красная звезда» №107, 9 мая 1945 года
09.05.45: 9 мая 1945 года — Праздник Победы || «Фронтовая иллюстрация» №№9-10, май 1945 г.

08.05.45: Освенцим || «Красная звезда» №106, 8 мая 1945 года
08.05.45: Грозный обвинительный акт преступному германскому правительству ("Известия", СССР)
08.05.45: Злодеяния германского правительства в Освенцимских лагерях ("Красный флот", СССР)
08.05.45: С.Крушинский: После Берлина || «Комсомольская правда» №106, 8 мая 1945 года
08.05.45: В.Шилкин: Бреславль || «Красный флот», 8 мая 1945 года
08.05.45: 8 мая 1945 года || «Вечерняя Москва» №106, 8 мая 1945 года

07.05.45: Л.Леонов: Русские в Берлине || «Правда» №109, 7 мая 1945 года
07.05.45: Чудовищные преступления германского правительства в Освенциме ("Правда", СССР)
07.05.45: М.Толченов: Знамя победы над Берлином || «Вечерняя Москва» №105, 7 мая 1945 года

06.05.45: Доканать фашистского зверя! || «Красная звезда» №105, 6 мая 1945 года
06.05.45: Е.Габрилович, Н.Денисов: Вчера в Берлине ("Красная звезда", СССР)
06.05.45: Братья Тур, Л.Шейнин: Берлинский день || «Известия» №105, 6 мая 1945 года
06.05.45: И.Пересыпкин: Радио в дни войны || «Известия» №105, 6 мая 1945 года
06.05.45: Б.Полевой: В боях за Берлин || «Правда» №108, 6 мая 1945 года
06.05.45: Д.Заславский: Конец Берлина || «Правда» №108, 6 мая 1945 года
06.05.45: Исторические победы советского народа || «Правда» №108, 6 мая 1945 года
06.05.45: С.Марвич: Ключи Берлина || «Красный флот» №105, 6 мая 1945 года

05.05.45: День большевистской печати ("Красная звезда", СССР)
05.05.45: Величие наших дней || «Известия» №104, 5 мая 1945 года
05.05.45: Вс.Иванов: Когда стихло сраженье || «Известия» №104, 5 мая 1945 года
05.05.45: Б.Полевой: В немецком генштабе || «Правда» №107, 5 мая 1945 года
05.05.45: В.Рудный: Май в Берлине || «Красный флот» №104, 5 мая 1945 года
05.05.45: В.Платонов: Образец классического военного искусства ("Красный флот", СССР)
05.05.45: Г.Семенихин: В немецкой столице || «Сталинский сокол» №36, 5 мая 1945 года

04.05.45: Л.Высокоостровский, П.Трояновский: Поверженный Берлин ("Красная звезда", СССР)
04.05.45: Л.Кудреватых: Сегодня в Берлине || «Известия» №103, 4 мая 1945 года

03.05.45: Н.Тихонов: Берлин || «Правда» №106, 3 мая 1945 года
03.05.45: Вс.Вишневский, И.Золин: Битва за Берлин ("Правда", СССР)
03.05.45: Я.Макаренко: Капитуляция || «Правда» №106, 3 мая 1945 года
03.05.45: Знамя победы водружено над Берлином! ("Правда", СССР)
03.05.45: Русские взяли Берлин ("The New York Times", США)

02.05.45: Б.Полевой: Первое мая в Берлине ("Правда", СССР)
02.05.45: Первомайский парад вооружённых сил народа-победителя ("Правда", СССР)

01.05.45: Л.Высокоостровский, П.Трояновский: Над рейхстагом водружено знамя нашей победы ("Красная звезда", СССР)
01.05.45: П.Афонин: Четыре военных Первомая || «Красная звезда» №102, 1 мая 1945 года
01.05.45: Н.Тихонов: Народ-богатырь || «Красная звезда» №102, 1 мая 1945 года
01.05.45: Л.Леонов: Весна народов || «Правда» №104, 1 мая 1945 года
01.05.45: Л.Кассиль: Знамя победы || «Вечерняя Москва» №102, 1 мая 1945 года
01.05.45: Б.Агапов: Вчера в Москве || «Известия »№102, 1 мая 1945 года
01.05.45: Ф.Исаев: Богатырская мощь Красной Армии || «Известия »№102, 1 мая 1945 года
01.05.45: Н.Тихонов: Навстречу счастью || «Сталинский сокол» №35, 1 мая 1945 года
01.05.45: С.Руденко: В решающем сражении || «Сталинский сокол» №35, 1 мая 1945 года
01.05.45: А.Караваева: Накануне великой победы || «Сталинский сокол» №35, 1 мая 1945 года
01.05.45: Л.Леров, Г.Сожин, В.Смолин: В германской столице || «Сталинский сокол» №35, 1 мая 1945 года
01.05.45: А.Абрамов: Берлин поверженный || «Вечерняя Москва» №102, 1 мая 1945 года

Газета «Красная звезда» №127 (6115), 1 июня 1945 года
Tags: 1945, П.Павленко, битва за Берлин, газета «Красная звезда», июнь 1945
Subscribe

Posts from This Journal “битва за Берлин” Tag

  • Проводы победителей

    И.Золин || « Правда» №245, 13 октября 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: В.Прохватилов. — На пути к полному освоению правильных севооборотов (2…

  • Парад союзных войск в Берлине

    Б.Афанасьев, А.Полторацкий || « Известия» №212, 8 сентября 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Обед у Председателя Совета Народных Комиссаров СССР…

  • В Берлине

    И.Золин, Я.Макаренко || « Правда» №212, 5 сентября 1945 года Очаг мировой агрессии на западе был ликвидирован четыре месяца назад, в…

  • В капище империализма*

    Б.Агапов || « Известия» №201, 26 августа 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Б.Агапов. В капище империализма. (2 стр.). A.Степанов. Десант в Маока. (2…

  • В капище империализма

    Б.Агапов || « Известия» №186, 9 августа 1945 года «...Советское Правительство заявляет, что с завтрашнего дня, то-есть с 9-го августа,…

  • Москва встречает героев боев за Берлин

    В.Беликов || « Известия» №171, 22 июля 1945 года Советский народ хочет видеть свой флот еще более сильным и могучим. Наш народ создаст для…

  • Проводы боевых друзей

    Е.Долматовский, А.Сурков || « Красная звезда» №162, 12 июля 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Постановление Совнаркома СССР о присвоении воинских…

  • П.Вершигора. «Берлин»*

    П.Вершигора || « Известия» №155, 4 июля 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 и 2 стр.). VII сессия Верховного…

  • Берлинское воздушное сражение

    Н.Денисов, С.Рыбаков || « Красная звезда» №117, 20 мая 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Капитан Г.Кривич. — Парашютные прыжки гвардии…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment