Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. За жизнь!

газета «Правда», 29 июля 1942 годаИ.Эренбург || «Правда» №210, 29 июля 1942 года

Враг продолжает лезть вперед. Велика опасность, нависшая над нашей родиной. Отстоим родную землю от гитлеровских разбойников. Каждый гражданин Советского Союза — воин, каждый должен учиться владеть оружием в совершенстве! Будь готов в любую минуту к защите отечества!



# Все статьи за 29 июля 1942 года.



«Правда», 29 июля 1942 года

Есть в русской природе, в наших бурных, ошеломляющих веснах, в шири, в бескрайних степях и непроходимых лесах пафос жизни, преодолевающий смерть. В истории России много тяжелых страниц, но и они озарены глубоко человеческим чувством. Солнцем древней Эллады залиты луга Киевской Руси, ее мудрые уставы, ее хороводы, классические пропорции ее зодчества. Когда Орда разрушила светлый дом русского народа, когда завоеватели пировали на телах русских женщин, в великой скорби нашего народа рождалась заново воля к жизни. Заря Куликова поля занималась над плененной, но живой землей. О жизни твердил вечевой колокол Новгорода. Окно, раскрытое Петром, было не только окном в Европу, оно было и окном в жизнь. В глухие октябрьские ночи миллионы и миллионы ринулись к счастью, к знанию, к человеческому достоинству. Революция была не только жестокими боями и суровым строительством, революция была также глобусом в руке вчерашнего кочевника, тульскими крестьянами в крымских санаториях, парками культуры, библиотеками и стадионами, бодростью, смехом, молодостью. Говорят, что характер народа сказывается в самых значительных произведениях национального гения. Поэзия Пушкина и «Война и мир» звучат, как великое утверждение жизни.

Наши юноши были веселыми и пытливыми. Их отличала жажда знания, целомудренная страстность, суровая нежность. Привязанность к подлинной жизни позволяет им спокойно смотреть в глаза смерти. Это не аскеты, они любят жизнь, они любят ее так сильно, что жертвуют своей личной жизнью ради утверждения жизни.

В мирное время отвага бывает свойством человека, врожденным талантом. Можно быть хорошим ученым или отменным слесарем, боясь мышей или пауков. Но война — чрезвычайное состояние как народов, так и людей. Война исключает возможность ста или хотя бы двух выходов. Вторжение немцев — это вторжение смерти. Если мы не уничтожим немцев, немцы уничтожат нас. Не будем говорить о героях: пылающее сердце, как факел, освещает путь героя к бессмертью. Но есть ли выбор у малодушного, у шкурника, у так называемого обывателя? Нет, перед лицом смерти и он должен стать храбрецом: если он не отобьет смерть, смерть заберется к нему в дом, возьмет сначала его добро, а потом его душу.

Тысячи актов, составленных горожанами и крестьянами в освобожденных от немцев районах, рассказывают о зверстве чужеземных пришельцев. Но есть нечто страшнее расстрелов и виселиц, это — организованное, аккуратное умерщвление немцами покоренных ими народов. Гитлер убедил своих жадных и тупых верноподданных, что немцам мало Германии, что пруссакам и баварцам нужна вся Европа — от Атлантики до Урала, что только люди немецкой крови способны управлять миром. Немцы называют себя «народом без пространства». Они пришли в заселенные, возделанные страны, и они очищают для себя «пространство» — сначала бомбами и массовыми казнями, а потом медленным, методичным уничтожением миллионов людей.

Немцы гонят эльзасских виноделов в северную тундру, голландских рыбаков они перебрасывают в Полтавщину. Крестьянин для них — единица статистики. Они знают, что человек не выдерживает насильственной пересадки и что поселки переселенцев быстро превращаются в кладбища, но это входит в замыслы Гитлера. Немцы откровенно мечтают «об уменьшении народонаселения России на тридцать-сорок процентов» — так пишет немецкая газетка «Ост-фронт».

Что должно стать с уцелевшими? Они превратятся в крепостных. Немцы теперь вывозят в Германию жителей Украины, Белоруссии, захваченных ими русских областей. В Германии рабы должны носить на рукаве позорную повязку с буквой «О» («остарбейтер» — «рабочий из «восточного пространства» — эту кличку немцы дали захваченной ими части Советского Союза). Немец вправе наказать раба с подобной пометкой. Молодых женщин и девушек немцы выдают похотливым чиновникам гитлеровской партии — в бумагах пишут: «Прислуга за все». Рабов кормят отбросами, и один немецкий фермер жалуется в письме, что русские рабы с’ели месиво, предназначенное для свиней.

Вот что ждет нас, если немцы победят. От исхода этой войны зависит не только существование нашего государства, но и существование каждого отдельного гражданина, его жизнь или смерть.

У людей, присужденных к каторге, предусмотрительно отбирают все, что может способствовать самоубийству. Есть жизнь, которая недостойна того, чтобы ее называли жизнью: прозябание в немецком плену, когда чванливый, гнусавый пруссак с плеткой в руке издевается над своей беззащитной жертвой. Жизнь, которая ожидает каждого уроженца нашей страны в случае победы немцев, воистину хуже смерти. Но мы думаем не о самоубийстве, а о самозащите: мы достаточно сильны, чтобы уничтожить немцев.

Любовь к жизни делает нас стойкими в часы смертельной опасности. У каждого бойца где-то остались близкие ему люди: жена, дети, старая мать, или любимая девушка, или добрый друг. Идя против смерти, боец защищает жизнь близких ему людей. Боец защищает жизнь родины, ее прошлую славу и ее надежду, ее могилы и ее колосья. Один скажет себе: «за Советский Союз», другой — «за Россию», третий — «за Алтай», четвертый — «за наше село «Русский Брод», пятый — «за Наташу», но все они чувствуют одно — в это грозное лето они защищают родину и родных от немецкой смерти. В этом разгадка нашего сопротивления, над которым ломают себе голову иностранные обозреватели.

Недавно французские патриоты, продолжающие борьбу против захватчиков, приняли наименование «Сражающейся Франции» («France combattante»). В 1939 году Франция еще была великой державой. Она находилась в состоянии войны с Германией, но она не сражалась. Она была не «France combattante», но только «France beligerante». Она хотела победить, ничем не рискуя, со страховым полисом в кармане. В этом — причина ее разгрома.

Россия не уклонилась от боя. Когда враг напал на наши мирные города, народ возмутился. Он пошел на все жертвы. Тринадцать месяцев мы одни сражаемся против Германии и ее вассалов. В этой войне мы много потеряли, но мы сохранили главное: единство, волю, решимость.

Недооценивать силы врага — это значит помогать врагу. Германия — страна развитой военной индустрии и немец — образец механической дисциплины. В годы первой мировой войны против Германии сражались шесть великих держав, и все же потребовалось четыре года, чтобы повалить Германию. Когда немцы вторглись в нашу страну, они слыли «непобедимыми». Военные обозреватели всех стран прошлым летом обсуждали, сколько недель продержится Россия. Россия продержалась тринадцать месяцев, и она продержится еще столько, сколько потребуется, чтобы разбить немцев. В конце ноября иностранная печать писала: «Занятие немцами Москвы — вопрос дней, если не часов». Часы оказались длинными: немцы не заняли Москвы, и они ее не займут.

Перед нами сильный и упорный враг. Может быть, наивные люди в глубоком тылу еще недавно думали, что немцы добиты. Немцы получили зимой только первый суровый урок. В декабре они наспех примеряли свое грядущее поражение. Тогда дороги у Клина, у Ельца, у Калуги были загромождены брошенными немецкими танками, орудиями, грузовиками; но немцы работали полгода, чтобы пополнить материальную часть своей армии. На немцев работали заводы всех захваченных ими стран. Теперь Гитлер бросил тысячи новых танков на наши южные степи. Из Франции, из Бельгии, из Италии, из Польши, из Венгрии Гитлер вывез миллионы рабочих, и все немцы, способные держать винтовку, отправлены на советско-германский фронт. Враг грозит теперь Сталинграду. Он рвется на Кубань.

Старший лейтенант Морозов пишет мне: «Мы излечились от сладостных иллюзий, что «немецкий народ проснется и поймет». Невелика ему честь, если он «проснется», увидев свое поражение». Это — правда. Немецкие олухи еще верят своему бесноватому фюреру. Конечно, зима оставила в сердце немца горький привкус, но гитлеровский солдат не способен задуматься ни над целями войны, ни над будущим Германии. Он воспитан для того, чтобы не думать. Это не человек, но автомат. Его нельзя переубедить: слово над ним не имеет власти, он чувствителен только к доводам силы, к снарядам и пулям. Что движет им, кроме слепого повиновения? — Голод и страх.

Для немецкого солдата война — это заработок: он зарабатывает грабежом хлеб для себя и для своего выводка. Он не считает, что он грабит: даже штанишки, снятые с убитого им русского ребенка, он в письме к жене именует «трофейными». Теперь немцы прорвались в еще не разграбленные ими, цветущие земли Дона. Они ожили от разбоя. Голод, алчность, азарт разбойника ведет в атаку немецкую орду.

Не будет парадоксом сказать, что страх придает немцам смелость. Как-то зимой три бойца провели мимо меня пленного немца. Немец обратился ко мне с неожиданной просьбой: «Нельзя ли удвоить конвой?» и в ответ на мое недоумение пояснил: «Я боюсь эксцессов женщин». Этот танкист, разоривший десятки сел от Луары до Подмосковья, испугался баб: он знал, что он наделал. Немцы знают, что они наделали не только у нас — в десяти странах Европы. Они боятся и наших колхозниц, и парижанок, и норвежских рыбаков, и пастухов Эпира, и крови Сербии, и пепла Либице. Немцы боятся возмездия, которое с каждым днем становится все тяжелее и неотвратимее. Они ищут победы, чтобы избежать расплаты. Они хотят взобраться на трон властителя мира, чтобы не оказаться на вульгарной скамье подсудимых. Они будут отчаянно драться до того часа, когда остановится военная машина Германии, разболтанная и поврежденная годами войн.

Можно ли сопоставить те высокие чувства, которые расширяют сердце защитников нашей родины, с низкими побуждениями немецких захватчиков? Враг идет за краденым салом. Мы защищаем колыбели наших детей. Враг идет, чтобы захватить чужую землю, какое-то «пространство». Мы защищаем самое дорогое — поля, которые нам знакомы, как лицо матери, нашу историю, наш язык, наше будущее. Мы должны победить в этой беспримерной жестокой борьбе. Нужно только понять, что враг не мешкает, что время не ждет, что теперь в смертельной опасности и жизнь нашей страны, и жизнь наших близких. Забудем обо всем, кроме одной мысли, одной страсти: спасти Россию, спасти Родину! // Илья Эренбург.
______________________________________
И.Эренбург: Наш гуманизм* ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Обоснование презрения ("Красная звезда", СССР)**


**************************************************************************************************************************************************
Действующая армия (Западный фронт). При отступлении из местечка 3. немцы сожгли раненых и пленных красноармейцев. На снимке — труп красноармейца, сожженного немецкими извергами.


Снимок Л.Великжанина. (ТАСС)




ПОДБИТО И УНИЧТОЖЕНО 100 НЕМЕЦКИХ ТАНКОВ

(От специального военного корреспондента «Правды»)

БРЯНСКИЙ ФРОНТ, 28 июля. (По телеграфу). Последние дни на нашем фронте изобилуют интересными боевыми эпизодами и фактами. Советские танкисты нанесли ощутительный удар противнику, захватили трофеи и пленных. Подбито и уничтожено 100 немецких танков. В списке трофеев: 12 целеньких немецких танков, 28 вполне сохранных орудий разных калибров, 14 станковых пулеметов, 69 автомашин, 34 ручных пулемета и 7.000 снарядов. К этому следует прибавить 30 ящиков мин, две радиостанции и группу пленных.

Нам только что пришлось иметь продолжительную беседу с пленным немецким капитаном Рудольфом Шенком, командиром одной немецкой батареи, и с немецким солдатом Александром Фиртелем. По их словам, потери немцев в боях последних дней достигают 50 процентов только убитыми.

Ярость советских патриотов, командиров и бойцов подогревается подлой жестокостью противника. Бойцы одного нашего подразделения, заняв на-днях высоту в районе N, обнаружили восемь трупов своих товарищей. Будучи ранеными, эти красноармейцы попали в руки фашистов. Немцы их замучили, а затем, чтобы скрыть следы своего преступления, облив горючей жидкостью, сожгли. Обгоревшие руки, головы и ноги — все, что осталось от замученных советских воинов.

Ненависть красноармейцев к врагу поистине не знает границ. Расстреляв все патроны своей винтовки, политрук минометной роты тов. Савченко, когда противник подошел к нему на близкое расстояние, забросал немцев гранатами. Гранаты кончились, и как раз в этот момент Савченко был ранен. Немцы подползают еще ближе. Тогда, превозмогая боль, раненый политрук на руках подтягивается к своему раненому же товарищу и берет у него противотанковую гранату. Фашисты еще ближе, только 5 метров отделяет их от раненого политрука. Савченко, обливаясь кровью, бросается вместе с гранатой в гущу фашистов. 20 фашистов и сам Савченко взлетают на воздух! Раненная медсестра наблюдала, как оставшиеся в живых, но раненные немцы с ужасом расползались от места героической гибели политрука минометной роты товарища Савченко. // Иосиф УТКИН.


**************************************************************************************************************************************************
ПЕСНЯ ГНЕВА


От чужого полона
Степь полынная стонет.
Возле берега Дона
Ржут железные кони.

Ночью с крыши на крышу
Красный мечется кочет.
Стоны женщины слыша,
Пьяный немец хохочет.

Взгляд мой меркнет от боли.
Сердце сушит страданье.
Друг мой! Брат мой! Доколе
Нам терпеть поруганье?

Не согнутся покорно
Наши русские спины.
Ярость облаком черным
Накрывает равнины.

По донским перекатам
Зреют страшные грозы.
Отольются проклятым
Материнские слезы.

В грозном пушечном громе
Мерьте с недругом силы.
На донском черноземе
Ройте немцам могилы.

Чтоб смертельною дрожью
Чужеземец забился.
Чтоб свинцовою рожью
На Дону подавился.

Обступайте, тесните.
Сокрушайте сналету!
Полной мерой платите
По кровавому счету.

Друг мой! Брат мой! Товарищ!
Наше дело нетленно,
Хоть над пеплом пожарищ
Хоть в крови по колено.

Не щадить своей жизни
Завещали нам деды.
Соберем для отчизны
Урожаи победы.

Алексей СУРКОВ. Действующая армия.

______________________________________________
И.Кричевский: Стисни зубы!* ("Известия", СССР)*
М.Рыльский: Немецкая неволя* ("Известия", СССР)
К.Симонов: Поезда рабов ("Красная звезда", СССР)**
Е.Габрилович: Сердце украинки* ("Красная звезда", СССР)**
В.Молотов: Нет предела жестокости и кровожадности немецко-фашистской армии** ("Красная звезда", СССР)***

Газета «Правда» №210 (8981), 29 июля 1942 года
Tags: 1942, Алексей Сурков, Илья Эренбург, Иосиф Уткин, газета «Правда», зверства фашистов, июль 1942
Subscribe

Posts from This Journal “июль 1942” Tag

  • С.Сергеев-Ценский. Сад пыток

    С.Сергеев-Ценский || « Известия» №178, 31 июля 1942 года Серьезная опасность нависла над Родиной. Не считаясь с потерями, гитлеровские войска…

  • Константин Симонов. В башкирской дивизии

    К.Симонов || « Красная звезда» №178, 31 июля 1942 года Враг продолжает рваться вперед. Во что бы то ни стало остановить врага! Умелой и…

  • Вассальный сброд в воздухе

    С.Дангулов || « Красная звезда» №177, 30 июля 1942 года Отстоять нашу землю, истребить и победить ненавистного врага! # Все статьи за 30…

  • Николай Тихонов. Ленинград в июле

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №176, 29 июля 1942 года Воин Красной Армии, до последней капли крови защищай родную землю. Стойко и…

  • Николай Тихонов. Ленинград в июле

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №176, 29 июля 1942 года Воин Красной Армии, до последней капли крови защищай родную землю. Стойко и…

  • Илья Эренбург. Остановить!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №176, 29 июля 1942 года Воин Красной Армии, до последней капли крови защищай родную землю. Стойко и…

  • Истребляй гитлеровцев!

    « Известия» №175, 28 июля 1942 года Немецко-фашистские войска продолжают рваться на Юг. Требуется величайшее напряжение сил, чтобы остановить и…

  • Илья Эренбург. Судьба России

    И.Эренбург || « Красная звезда» №175, 28 июля 1942 года После упорных боев наши части оставили Новочеркасск и Ростов. Грозная опасность…

  • Всеволод Вишневский. Традиции русских моряков

    Вс.Вишневский || « Известия» №174, 26 июля 1942 года Вводя в бой новые дивизии, перебрасывая резервы из глубокого тыла, гитлеровские орды, не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment