Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

19 декабря 1941 года

«Красная звезда», 19 декабря 1941 года, смерть немецким оккупантам


«Красная звезда»: 1943 год.
«Красная звезда»: 1942 год.
«Красная звезда»: 1941 год.



# Все статьи за 19 декабря 1941 года.



Д.Ортенберг, ответственный редактор «Красной звезды» в 1941-1943 гг.

Совинформбюро сообщает: «На ряде участков Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов наши войска, ведя ожесточенные бои с противником, продолжали продвигаться вперед и заняли ряд населенных пунктов». Названия пунктов не приводятся. Очевидно, в их числе нет ни одного города. А мы уже так привыкли к тому, что каждый день наши войска отбивают у противника то один, а то и несколько городов!

Красная звезда 19 декабря 1941 года

Судя по репортажу Хитрова, вот-вот должна быть взята Руза: в городе уже идут уличные бои. Известно также, что в районе Рузы действует 2-й гвардейский кавкорпус генерала Л.М.Доватора. А там, где Доватор, всегда можно рассчитывать на успех.

Боевая слава Доватора загремела еще в дни Смоленского сражения. На рассвете 28 августа под его командованием сводная кавалерийская группа кубанских, донских и терских казаков, общей численностью 3500 сабель, прорвала оборону противника и вышла в район Демидов—Духовщина. Перед Доватором была поставлена задача дезорганизовать тылы 9-й немецкой армии. Казаки совершали дерзкие налеты на тыловые гарнизоны противника, громили его штабы, нарушали линии связи, взрывали склады и мосты на важнейших коммуникациях. Их боевая деятельность не на шутку переполошила неприятельское командование. Последовали грозные приказы о непременном окружении и уничтожении группы Доватора. Для этого противнику пришлось в разгар боев под Ельней снять с фронта до двух пехотных дивизий, 40 танков, значительное количество бомбардировщиков и штурмовой авиации. А цель так и не была достигнута. Кавгруппа выскользнула из готового уже сомкнуться кольца и относительно благополучно вновь перешла линию фронта, вернулась к своим.

Наши корреспонденты Хирен и Милецкий перехватили Доватора у самой линии фронта. Хирена он знал хорошо, и беседа о рейде сразу, как говорится, пошла на лад. Только в ходе ее Доватор все время почему-то очень пристально приглядывался к Милецкому. Наконец узнал и его. При этом вначале сердито свел брови, но тут же и рассмеялся:

— Что, опять будете критиковать?

Оказывается, они встречались до войны в казармах Московского гарнизона. Доватор, тогда еще подполковник, служил начальником штаба кавбригады. Милецкий побывал в этой бригаде в качестве корреспондента «Красной звезды», обнаружил там какие-то недостатки и написал о них довольно резкую корреспонденцию. Вот о ней и вспомнил Доватор при новой встрече с Милецким. Тот пустился было в объяснение, но Лев Михайлович прервал его дружески:

— Ладно, ладно. После войны сочтемся...

Не довелось, однако, Доватору пережить войну. В тот самый день, когда мы напечатали репортаж Хитрова о наступлении 2-го гвардейского кавкорпуса на Рузу, 19 декабря 1941 года, Доватор погиб в бою. А еще через два дня будет опубликован Указ о присвоении ему звания Героя Советского Союза.

Герой Советского Союза генерал-майор Л.М.ДОВАТОР

* * *

Я позвонил Константину Константиновичу Рокоссовскому и попросил его написать для нас статью, которая подвела бы первые итоги нашего контрнаступления. Обычно, когда мы обращались к Рокоссовскому с такими просьбами, он не сразу давал согласие, обещал подумать. Но на этот раз, будто ждал моего звонка, только спросил:

— Когда нужна статья?

— Сейчас, однако если получим завтра, тоже будем рады.

— Хорошо. Постараюсь...

Получили ее даже раньше, чем ожидали. Сразу же поставили в номер.

В ней дан краткий обзор оборонительных боев 16-й армии на волоколамском направлении. Затем идет рассказ о контрнаступлении — боях за Крюково, Красную Поляну, Истру.

Достоверно отражена в статье суровая правда войны. Нелегко достается победа. Особо отметил автор подвиг 9-й гвардейской стрелковой дивизии Афанасия Павлантьевича Белобородова на подступах к Истре. Стремясь задержать дальнейшее продвижение этой дивизии, противник взорвал дамбу Истринского водохранилища. Однако не задержал.

«На моих глазах, — пишет Рокоссовский, — в сильный мороз, под огнем врага дивизия Белобородова форсировала бушующий водяной поток. В ход были пущены все подручные средства: бревна, заборы, ворота, резиновые лодки — все, что только могло держаться на воде. Герои-сибиряки сделали, казалось бы, невозможное и обратили в бегство врага...

Константин Константинович будто предугадал, что скоро в лексиконе гитлеровских военачальников и господина Геббельса появится призрачный «генерал Зима», на которого они попытаются свалить всю вину за свое поражение под Москвой. «Дело не в зиме, — утверждает Рокоссовский, — а, с одной стороны, в просчетах немецкого командования, а с другой — в могучих ударах, которые нанесли немецким захватчикам наши славные воины...»

Позже эту же мысль разовьет и конкретизирует Илья Эренбург: «Не генерал Зима гонит гитлеровских вояк, а другие генералы — Рокоссовский, Говоров, Белов, Болдин, Мерецков, Федюнинский. Зима — зимой, а война — войной».

Любопытнейший трофейный документ приведен в статье командующего 16-й армии: приказ по дивизии СС «Империя». Там так охарактеризовано поведение наших бойцов в оборонительный период битвы за Москву: «...умирают, не оставляя своих позиций». Теперь о наших бойцах с полным правом можно сказать, что они обладают железным упорством не только в обороне, а и в наступлении.

Не могу не отметить, что опубликование этой статьи Рокоссовского было сопряжено с некоторыми затруднениями. Есть там такие строки:

«Не раз и не два Верховный главнокомандующий находил время для того, чтобы непосредственно снестись с частями, действующими на нашем участке.

Это было в критические дни, когда мы отходили под напором превосходящих сил неприятеля. Неожиданно меня вызвали к телефону. Я услышал: «Говорит Сталин. Доложите обстановку». Подробно, стараясь не упустить ни одной мелочи, я обрисовал положение на нашем участке фронта. В ответ раздался спокойный голос: «Держитесь крепче. Мы вам поможем».

Буквально на следующий день мы ощутили все реальное значение этих слов. Меры, принятые Сталиным, позволили нам прекратить отход и, в конечном счете, перейти в контрнаступление».

Нынче эти строки никого не смутят. Все здесь правильно, все естественно. Немало таких и подобных строк содержится в книгах Г.К.Жукова, А.М.Василевского и, наконец, самого К.К.Рокоссовского. Но в военное время любое упоминание в открытой печати о переговорах со Ставкой требовало согласования в самых высоких инстанциях.

Уже набранную статью я послал на такое согласование в 10 часов вечера. Не очень-то мы рассчитывали на быстрый ответ, а все-таки решили не отправлять вторую полосу в стереотипный цех до двух часов ночи. Ровно в час мне позвонил помощник Сталина Поскребышев и сказал:

— Можете печатать...

Позже при встрече с Рокоссовским я поделился с ним этой нашей «редакционной тайной». Он улыбнулся:

— Причинил вам хлопоты...

— Побольше бы таких хлопот, — в тон ему ответил я, имея в виду здоровое стремление каждой уважающей себя газеты раньше других рассказать своим читателям о том, что их очень интересует.

...Рядом со статьей Рокоссовского мы напечатали фото с подписью: «На Военном совете 16-й армии — К.К.Рокоссовский, член Военного совета дивизионный комиссар А.А.Лобачев, начальник штаба генерал-майор М.С.Малинин и начальник политотдела бригадный комиссар А.И.Масленов». Автор снимка Капустянский остался верен обычной своей схеме: опять на столе топографическая карта, опять карандаш уткнулся в какую-то точку, а все остальные, как по команде, смотрят в ту же точку.

военачальники Красной Армии, полководцы Красной Армии, битва за Москву

Умел Капустянский командовать теми, кого фотографировал. Невзирая на ранги — от рядового до маршала...

* * *

По указанию ЦК партии Алексей Толстой переселен в Ташкент. Из-за дальности расстояния наша связь с ним, может быть, чуточку усложнилась, но не прервалась. Нам хорошо известно, как он живет, как трудится. В одной из телеграмм Алексей Николаевич сообщал нам: «Был занят организацией концерта в пользу эвакуированных детей, которому придаю большое значение... В настоящее время продолжаю работать над «Русской правдой». Вышлю в ближайшие дни».

А вот сегодня напечатана его статья «Первый урок». Это отклик писателя на провал гитлеровского плана захвата Москвы.

«Один немецкий пленный будто бы сказал: «Не знаю, победим мы или нет, но мы научим русских воевать».

На это можно ответить только: «Мы победим — мы знаем, и мы вас, — немцев, — навсегда отучим воевать».

Школу войны Красная Армия проходит не у немецких профессоров. В исключительно трудной обстановке отступлений под натиском отмобилизованной для завоевания мира фашистской армии и контрударов по ней Красная Армия не только не растеряла боевых качеств, не превратилась в бегущее стадо, как на это надеялся Гитлер и как об этом вопил Геббельс во все микрофонные завертки, но крепла с каждым месяцем...»

Как перекликается это с тем, что мы читали потом в романе Константина Симонова «Живые и мертвые»! Помните диалог Серпилина с пленным немецким генералом? «К сожалению, — говорит тот генерал, — мы, кажется, научили вас воевать». На что Серпилин отвечает: «А мы вас отучим!..»

* * *

Впервые выступил на страницах «Красной звезды» Владимир Ставский. Читатели уже знают, что я и он делили радости и печали, труды и заботы еще в «Героической красноармейской», а потом на финской войне. По всем «законам» фронтового братства мы и теперь, казалось бы, должны были работать в одной газете. Не получилось так: в первый же день Отечественной войны Ставского прикомандировали к «Правде».

Но мы часто встречались. Приезжая с фронта, Ставский непременно заглядывал ко мне — поговорить было о чем. Вот и вчера зашел. Рассказал поучительную историю из боевой жизни одного артиллерийского полка.

Четыре связиста во главе с сержантом Николаем Микуровым заняли в березовом лесочке старый блиндаж и разместили там промежуточный пункт связи. Два дня работали спокойно, если не считать артобстрелов, а на третий день появились гитлеровцы, стали забрасывать блиндаж гранатами. Раздался окрик: «Русс, сдавайсь!» В ответ связисты открыли огонь из винтовок и сразу уложили двоих неприятельских солдат. Затем — третьего. Те начали планомерную осаду блиндажа. А тут, как назло, нарушилась связь с полком — помощи ждать неоткуда.

Один из связистов запаниковал:

— Не спасемся! Все равно смерть!

Сержант сурово одернул его:

— Какая смерть! Что ты раскис! Будем отстреливаться. Сколько немцев уже убито. Их стало меньше. Сдаваться не будем. Позор — и потом замучают... Последняя пуля для себя. Ясно?

Но паникер выскочил из блиндажа с поднятыми вверх руками и был пристрелен кем-то из своих товарищей. Их осталось трое.

Они продержались до вечера. А к вечеру подоспела подмога. Блиндаж был деблокирован, бойцы, верные своему долгу, спасены.

— Об этом я только что написал очерк, — заключил Ставский.

— Ты что же, пришел меня дразнить? — спросил я. — Давай сюда твой очерк.

— Как давай? А Поспелов?..

— Это беру на себя. Обожди...

Оставив Ставского в своей комнате, я спустился этажом ниже к главному редактору «Правды». Жили мы дружно, одной семьей, и я рассчитывал, что уговорю Петра Николаевича отдать очерк Ставского «Красной звезде». Поспелов уже познакомился с рукописью, она готовилась в набор. Моя просьба как будто запоздала. Но Петр Николаевич вдруг предложил:

— Давай оба его напечатаем.

Так очерк Ставского был опубликован одновременно в «Правде» и «Красной звезде». В двух номерах — за 19 и 20 декабря.



* * *

# И.Хитров. Наступление наших войск продолжается // "Красная звезда" №298, 19 декабря 1941 года
# К.Рокоссовский. Ни минуты передышки отступающему врагу // "Красная звезда" №298, 19 декабря 1941 года
# И.Эренбург. Русский климат // "Красная звезда" №307, 29 декабря 1941 года
# А.Толстой. Первый урок // "Красная звезда" №298, 19 декабря 1941 года
# В.Ставский. В блиндаже // "Красная звезда" №298, 19 декабря 1941 года

____________________________________________
**Источник: Ортенберг Д.И. Июнь — декабрь сорок первого: Рассказ-хроника. — М.: «Советский писатель», 1984. стр. 319-323
Tags: Алексей Толстой, Давид Ортенберг, Илья Эренбург, газета «Красная звезда», декабрь 1941, зима 1941
Subscribe

Posts from This Journal “Илья Эренбург” Tag

  • Илья Эренбург. Сила слова

    И.Эренбург || « Правда» №109, 6 мая 1944 года Товарищи! Подписывайтесь на Третий Военный Заём! Всемерно помогайте Красной Армии ускорить нашу…

  • Илья Эренбург. О ненависти

    И.Эренбург || « Красная звезда» №103, 5 мая 1942 года Сегодня — День большевистской печати и тридцатилетие ленинско-сталинской «Правды». #…

  • Илья Эренбург. Армия жизни

    И.Эренбург || « Красная звезда» №104, 1 мая 1944 года Да здравствует 1 Мая — день смотра боевых сил трудящихся! Под знаменем Ленина, под…

  • Илья Эренбург. Наша весна

    И.Эренбург || « Красная звезда» №102, 1 мая 1942 года Да здравствует 1-е мая — день смотра боевых сил рабочего класса! Под знаменем…

  • Илья Эренбург. Весеннее наступление Гитлера

    И.Эренбург || « Красная звезда» №100, 29 апреля 1942 года Гвардейцы Красной Армии! С честью несите славные гвардейские знамена! Всегда будьте…

  • Илья Эренбург. Торжество человека

    И.Эренбург || « Правда» №103, 29 апреля 1944 года Рабочие и работницы, инженеры и техники предприятий, изготовляющих вооружение и боеприпасы!…

  • Илья Эренбург. Генерал-оптимист

    И.Эренбург || « Красная звезда» №98, 26 апреля 1942 года Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и…

  • Илья Эренбург. Сердце Литвы

    И.Эренбург || « Красная звезда» №97, 25 апреля 1943 года Воины Красной Армии! Закрепляйте и развивайте успехи зимних боев, не отдавайте врагу…

  • Илья Эренбург. За человека!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №96, 24 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Постановления Совета…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment