Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Б.Галин. Девятая рота

«Красная звезда», 10 июля 1942 года, смерть немецким оккупантамБ.Галин || «Красная звезда» №160, 10 июля 1942 года

«Великий Ленин, создавший наше Государство, говорил, что основным качеством советских людей должно быть храбрость, отвага, незнание страха в борьбе, готовность биться вместе с народом против врагов нашей родины. Необходимо, чтобы это великолепное качество большевика стало достоянием миллионов и миллионов Красной Армии, нашего Красного Флота и всех народов Советского Союза». И.СТАЛИН.



# Все статьи за 10 июля 1942 года.



«Красная звезда», 10 июля 1942 года

Подполковник опустил бинокль и долго смотрел на степь, сверкавшую утренней росой. Он сидел на земле, свесив ноги в широкий окоп. Рядом с ним справа и слева, вдоль высоких кустов, сидели командиры. Здесь был командир полка майор Беремец, командир третьего батальона старший лейтенант Довгань, артиллерист капитан Багнич и еще другие.

Прямо перед нами лежала деревня, окаймленная с севера холмами и лесосмугой. Деревня и три высотки были в руках немцев. Полк должен был боем разведать силы противника, оттянуть их на себя и выбить немцев из деревни.

— Что там у них за второй улицей, — кажется, одному богу известно, — проговорил командир полка.

— Не богу, а саперам, — поправил его дивизионный инженер. — Три ряда проволоки и минное поле.

Замысел ночного боя был построен на фланговом охвате и одновременном ударе в лоб со стороны школы, которая находилась в руках наших автоматчиков. Серое, обуглившееся, пробитое снарядом здание школы примыкало к лесосмуге. Напротив школы лежала улица с домами, которые немцы превратили в дзоты и огневые точки. Школьный домик был для немцев тем неприятным бугорком, который они тщетно пытались срезать, обойти, снести с лица земли. А для нас он стал маленьким, но крепким узелком, зацепившись за который полк не давал покоя немцам. В эту ночь домику предстояло сыграть свою значительную роль.

В девятой роте, которая должна была наступать со стороны школьного домика, до полудня знали о предстоящем бое только двое — командир роты и политрук. Догадывался старшина, получивший специальное распоряжение усилить боепитание. Догадывался и Лаптинов, хитроватый, веселый боец с выгоревшими на солнце белесыми бровями. Это был старый солдат, который сразу учуял, что «будет дело». Он это понял по оживленному виду командира роты и по ряду других признаков. Хитро поблескивая глазами, он подошел к политруку роты и, улыбаясь, говорил, что заскучал в обороне. Политрук, тоже улыбаясь, сказал уклончиво:

— Будет приказ, — тогда выступим.

Окончательно решив, что сегодня ночью быть делу, и, не дожидаясь приказа сверху, он сам стал готовиться к бою. Проверил свою самозарядку, прочистил и смазал ее, аккуратно сложил в подсумок патроны, приладил к поясу гранаты, переоделся в чистое белье, что он всегда делал перед боем, если была возможность.

К тому времени, когда в роте всем бойцам стало известно о предстоящем ночном бое, Лаптинов был уже полностью готов. Столько в нем было добродушия, веселой хитрости и детской приветливости, что Чернов и другие молодые бойцы, для которых ночной бой был вообще первым в жизни, глядя на него, оживали и сами смотрели веселей. А он, аккуратно подвертывая чистые портянки и перебирая вещи в зеленом мешке, подмигивал лукавым голубым глазом, подшучивал над своим приятелем Утя, и, открыв свежую пачку махорки, щедрым жестом приглашал затянуться «моршанским дымком». С жадным любопытством Чернов смотрел на Лаптинова и поражался его спокойствию. Он спрашивал себя: как это можно сейчас, когда готовишься к самому главному, как это можно рыться в вещевом мешке, беспокоиться о пропавшей трубочке с медным патроном, играть на гитаре и петь, заразительно смеяться.

А Лаптинов улыбался чему-то задумчиво и глядел на стволы сосен, опоясанные золотым светом заходящего солнца. Он пел и, сидя на бревнышке, стал беседовать с бойцами. Лаптинов не был агитатором в обычном понимании этого слова. На большой аудитории — рота и даже взвод — он тушевался. А вот так, как сейчас, сидя на бревнышке, окруженный бойцами, он живо и просто говорил с ними о том, что и его волновало, и этого молоденького бойца, сидевшего на траве, который, охватив колени руками, не сводил глаз с бывалого товарища.

Приказ о наступлении оживал в словах Лаптинова, становился близким и понятным бойцам. Он советовал: не обременять себя лишним в бою, иметь с собою только то, что сподручно в наступлении. Он говорил о том, как перекидывать сбитые вдвое доски через проволочные заграждения, о том, что медлить в наступлении опасно: и себя погубишь, и товарищей.

— Тут решают секунды, — с полной убежденностью говорил Лаптинов, — он (немец) начнет класть мины, а ты заробел, залег, — ну, пиши, брат, пропало. Верно, подняться боязно, а надо подняться и — бегом, бегом, бегом…

В сумерках девятая рота выстроилась по-взводно на опушке леса. Командир роты энергичным шагом обошел каждый взвод, молча всматриваясь в лица бойцов, перехваченные ремнями от касок. Командир роты тоже был в каске. Он сказал коротко:

— Товарищи бойцы! Вы знаете меня, а я знаю вас. И потому я уверен: свою задачу девятая рота выполнит.

Тишина стояла над лесом. Толстый Утя, скосив глаза, смотрел вправо. На дереве близ палатки старшины висела его гитара; ветер раскачивал ее, гитара глухо гудела. Прозвучала отрывистая команда, и рота вошла в лес.

Сигналом к атаке служил огонь нашей артиллерии. Минуты ожидания были томительны и для бойцов, и для командира полка, находившегося в своем блиндаже, на КП. Командир полка взглянул на часы и даже поднес их к уху: еще оставалось 19 минут. В блиндаже тихо. О том, что будет через 19 минут, никто не говорил. Напротив, весь разговор, отрывистый и напряженный, велся вокруг посторонних предметов, не имеющих никакого отношения к бою.

Согнувшись, в блиндаж стремительно входили посыльные. Доложив, они быстро исчезали. Стало известно; третий батальон достиг исходных рубежей, Ермаков с автоматчиками ждет сигнала, Филиппенко с конной разведкой перешел железнодорожное полотно и заходит в тыл.

Над черным лесом, где залегла девятая рота, свободно играли звезды. Было тихо и темно. Чернов беспокойно оглядывался по сторонам, ожидая сигнала атаки, и жался к Лаптинову, выражение лица которого было серьезное. Чернов вздрогнул, когда среди тьмы, разрывая напряженное ожидание, вдруг послышался мягкий гул. Он все нарастал. Этой минуты ожидали все — и бойцы, лежавшие в густой, росистой траве, и там, на командном пункте. Казалось, гром пробежал по небу, все ускоряя бег, туда, где были немцы. Лампа в блиндаже замигала. Командир полка радостно вздохнул:

— Концерт начался!

Он сверил часы: было 23 часа 55 минут. Десять минут длился артиллерийский налет. Вспышки огней веером озарили небо. Немецкие две батареи от неожиданности растерялись. Они заговорили было, но Багнич заставил их замолчать. И только густой огонь минометов и пулеметов преграждал путь пехоте. Теперь все измерялось одним: насколько велик наступательный дух нашей пехоты, которая поднялась и пошла за артиллерийским огнем.

Большие загорелые руки командира полка тянулись в полутьме от одного аппарата к другому. Он звонил Довганю, Ермакову, Кузьмину. Он понимал, что вряд ли в эти первые минуты удастся получить точную картину боя, но продолжал вызывать командиров батальонов и рот и громким, возбужденным голосом требовал:

— Вперед!

Сгораемый нетерпеньем, он вышел из блиндажа, посмотрел в ту сторону, куда устремились атакующие. Прошелся большими шагами по узкой тропке, покурил в кулак и, круто повернувшись, быстрым шагом возвратился в блиндаж. Связист по привычке вполголоса, не отнимая трубки от уха, доложил:

— Автоматчики Ермакова овладели семью домиками.

— А Довгань? — почти крикнул майор.

— Наткнулся на проволочные заграждения в четыре ряда.

Соединившись с комбатом 3, он срывающимся хриплым голосом приказал:

— Рвать!.. Помни, Довгань, на тебя весь мир смотрит. Весь!

— Точно, — ответил Довгань и приказал саперам выдвинуться вперед и взорвать проволочные заграждения.

В образовавшийся проход хлынула девятая рота и впереди всех отделение Перлина. Чернов бежал рядом с Лаптиновым, стараясь не отставать от него. Первый дзот они удачно забросали гранатами, но ко второму трудно было подступиться: сплошной огонь покрывал пространство.

Сталинградская битва, сталинградская наука, битва за Сталинград

Шел второй час боя. Слушая по одному телефону донесение, командир полка протягивал руку ко второму аппарату и давал заявку артиллеристам:

— Откройте огонь по «Китайской стенке» (так в полку прозвали линию домов с дзотами). В лощинке у высоты «Верблюд» немцы накапливают резервы. Накройте!

Было ясно: судьбу боя сейчас решают маленькие группки бойцов. И там, где во главе отделения стоял инициативный командир, там быстро и успешно шло дело. Командир отделения Перлин, прорвавшись через новый ряд проволочных заграждений, не мог ждать и не ждал, когда ему подскажут решение. Требовалось самому принять решение на бегу, обходным путем прорваться вперед, атаковать дзот с тыла. И он это сделал.

Шесть бойцов осталось у Перлина. Немцы, отступив на соседнюю улицу, яростно сопротивлялись. Перлин чувствовал: еще одно усилие, еще один бросок — и наша возьмет. И это же чувствовали Лаптинов, Утя и Чернов, у которого окончательно рассеялся страх, и было только одно желание: вот добежать до той хаты и ахнуть в окно гранатой. Мимо Чернова, обтекая его, пробежали Лаптинов и хрипло дышавший Утя. А Чернов споткнулся и упал. Он хотел подняться, но резкая боль в боку опрокинула его навзничь.

Он увидел над собою кусок побледневшего неба и так близко, что даже глаза закрыл. Врач в зеленой каске и санитар осторожно повернули его на бок (это уже было под вишней, в садочке). Он стиснул зубы, чтобы заглушить стон. Рядом стоял лейтенант в залитой кровью гимнастерке и сердито говорил, что с него хватит перевязки, что ему пора в батальон, где его ждут. Врач спокойно спросил:

— Как идет бой?

Лейтенант сердито ответил, что бой развивается успешно.

А кто впереди? — продолжал спокойно расспрашивать врач.

— Девятая рота. Держится молодцом, — все еще сердито сказал лейтенант.

Чернов хотел приподняться и сказать, что он из девятой роты, но потерял сознание. Очнулся он, когда что-то мягкое и теплое коснулось его лица. Он открыл глаза и увидел траву, высокую и густую, сверкавшую капельками росы и крови. Продолжая прерванную мысль, он сказал тихим голосом:

— Я из девятой роты… // Б.Галин. ЮЖНЫЙ ФРОНТ.
________________________________________________
С.Сульцбергер: Отчет о России и русских ("The New York Times", США)
С.Сульцбергер: Сергей – боец Красной Армии ("The New York Times", США)


************************************************************************************************************
ФАШИСТЫ УБИВАЮТ ПЛЕННЫХ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ


КАЛИНИНСКИЙ ФРОНТ, 9 июля. (Спецкорр. ТАСС). Заняв в ходе боев одно из селений, наши бойцы нашли в сарае изуродованного гитлеровцами красноармейца Шиндянкина. У него были выколоты глаза, вырезаны щеки. Красноармеец был еще жив, но привести его в сознание не удалось. Через три часа он скончался. Работница Смирнова, пробравшаяся из оккупированного немцами Ржева, рассказала:

— Фашисты изнуряют пленных непосильной работой и голодом. Я сама видела такую картину. Один наш пленный упал в пути на работу. К нему подошли два немца и избили его резиновыми палками. Бедняга здесь же скончался.

☆ ☆ ☆

РАНЕНЫЙ САПЕР ОБЕЗВРЕДИЛ 73 МИНЫ

КАРЕЛЬСКИЙ ФРОНТ, 9 июля. (Спецкорр. ТАСС). Низко пригибаясь, прячась за кочками и камнями, старшина саперного взвода Капустин переползал от одной мины к другой и ловко снимал их. Он уже удалил 70 мин и продолжал свою работу в 200 шагах от окопов врага. Но в это время враг открыл огонь из минометов.

Капустин залег. Полоса обстрела приближалась. Сапер пригнулся еще ниже и нечаянно задел рукой еще не обезвреженную фугасную мину. Капустин был ранен. Минометы врага замолчали. Капустин осторожно и незаметно для врага перевязал рану и снова пополз вперед. Раненый, он обезвредил еще 73 мины.

☆ ☆ ☆

Пехотинцы сбили 10 немецких самолетов

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 9 июля. (Спецкорр. ТАСС). В боях на одном из участков фронта все более активизируется авиация противника. С самолетами врага успешно борются не только истребители и зенитная артиллерия, но и пехотинцы.

Высматривая цель, над одним из наших окопов появился «Юнкерс-88». Красноармеец Чуба и политрук Бригневич, выбрав удобную позицию, немедленно открыли прицельный огонь из винтовок. После первых
же выстрелов самолет упал и взорвался на своих бомбах.

Почти одновременно бойцы другой части групповым ружейно-пулеметным сбили «Мессершмитт-109».

Красноармейцы подразделения, которым командует капитан Андронов, на протяжении трех дней сбили 5 самолетов.

Успешно бьют по бронированным самолетам наши молодые, но уже хорошо натренировавшиеся бронебойщики. Боец Ключеров с первого же выстрела сбил вражеский бомбардировщик, пикировавший на позицию подразделения. Бронебойщик Кулагин сбил «Юнкерс-52», на борту которого находилось 14 человек. Восемь фашистов сгорели, два разбились, четыре взяты в плен.

Всего за три дня на небольшом участке огнем фронта пехотинцы сбили 10 немецких самолетов.


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро


Утреннее сообщение 9 июля

В течение ночи на 9 июля наши войска вели бои с противником западнее Воронежа.

На других участках фронта существенных изменений не произошло.



Западнее Воронежа наши бойцы мужественно ведут борьбу с превосходящими силами противника. На подступах к двум населенным пунктам немцы в течение дня восемь раз переходили в атаку, но неизменно отбрасывались назад. Вечером две роты гитлеровцев девятый раз пытались атаковать наши позиции. Наши бойцы, подпустив противника на близкое расстояние, полностью уничтожили наступавших немцев. На другом участке минометчики части, где командиром тов. Сазонов, уничтожили до 200 немецких солдат и офицеров. Бойцу пулеметчику Умарову было приказано залечь на фланге роты и отражать атаки противника. Вскоре немцы бросили на фланг, где находился Умаров, до двух рот пехоты. Отважный пулеметчик меткими очередями уничтожил более 50 гитлеровцев и держался до тех пор, пока ему на помощь не подоспели бойцы, находившиеся в резерве.



На одном из участков Юго-Западного направления немцы четыре раза атаковали позиции, которые оборонял наш стрелковый батальон. Оставив на поле боя 13 подбитых танков и свыше 500 трупов, противник отказался от лобовых атак. Только тогда, когда создалась опасность окружения, наши бойцы по приказу командования отошли на новые рубежи. На другом участке в ожесточенном танковом бою уничтожено 19 немецких танков и свыше 200 автоматчиков противника.



Части, действующие на одном из участков Калининского фронта, за пять дней боевых действий уничтожили до 2 тысяч немецких солдат и офицеров. На другом участке бойцы части, где командиром тов. Тарасов, за четыре дня подбили и сожгли 67 немецких танков, уничтожили 21 орудие и огнем пехотного оружия сбили два самолета противника. Немецкие войска на этом участке потеряли свыше тысячи солдат и офицеров.



Истребители авиачасти под командованием тов. Немцевича за три дня в воздушных боях сбили 24 и подбили 18 самолетов противника. Штурмовики подразделения тов. Чертова и летчики подразделения тов. Петровец за два дня боев уничтожили 15 немецких самолетов. Майор Караченцев 7 июля сбил два бомбардировщика «Юнкерс-88».



Танковый экипаж в составе лейтенанта И.И.Королькова, механика-водителя старшего сержанта С.И.Красноперова, командира орудия младшего сержанта П.М.Бондаренко и радиста-стрелка сержанта Я.Ф.Симонова за время войны против немецко-фашистских захватчиков уничтожил 17 немецких танков, 10 орудий, 22 миномета и несколько сот гитлеровцев.



Красноармеец Степан Турков из противотанкового ружья сбил немецкий самолет.



Группа партизан под командованием тов. М. в одном из районов Белоруссии организовала крушение воинского эшелона противника. Из 53 вагонов 47 вагонов разбиты полностью. Отряд витебских партизан под командованием тов. К. пустил под откос немецкий поезд. Сгорело 20 вагонов и 4 цистерны с бензином. Погибло свыше 300 немецко-фашистских оккупантов.



Два партизанских отряда, действующих в одном из районов Орловской области, разгромили карательный отряд немецких оккупантов. Во время боя уничтожено 39 солдат противника. Партизаны захватили у немцев 2 орудия, 100 снарядов, 6 станковых пулеметов и несколько тысяч винтовочных патронов.



Сдавшийся в плен унтер-офицер 2 батальона 524 немецкого пехотного полка Генрих П. рассказал: «В последних боях батальон понес большие потери. Шестая рота была разгромлена. В ней осталось 3 кадровых солдата и несколько резервистов. За короткий срок в полку сменилось три командира полка, а во втором батальоне — пять командиров. Три командира батальона — майор Бауэр, капитан Шлин и капитан Кауфман были убиты в боях, двух командование сместило за нерешительность».



Патриоты Югославии на-днях выбили гарнизоны немецко-итальянских оккупантов с целого ряда станций очень важной железной дороги. На протяжении 80 километров дорога находится в руках партизан. Отрядами партизан захвачены большие трофеи.


Вечернее сообщение 9 июля

В течение 9 июля наши войска вели упорные бои с противником западнее Воронежа и в районе г. Россошь.

На других участках фронта существенных изменений не произошло.

Нашими кораблями в Балтийском море потоплены два транспорта и танкер противника общим водоизмещением в 22.000 тонн.



За 8 июля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено свыше 30 немецких танков, 215 автомашин с войсками и грузами, 4 автоцистерны с горючим, подавлен огонь 6 батарей полевой и зенитной артиллерии, взорван склад с боеприпасами, потоплены канонерская лодка и сторожевой катер, повреждено несколько транспортов, рассеяно и частью уничтожено до полка пехоты противника.



На одном из участков западнее Воронежа продолжаются ожесточенные бои. Танковое подразделение, которым командует тов. Слобода, атаковало позиции противника. Командир подразделения первым врезался в боевые порядки немецкой пехоты и нанес ей большой урон. На выручку своей пехоты гитлеровцы бросили большое количество танков. В завязавшемся танковом бою наши танкисты уничтожили 4 средних немецких танка, 19 противотанковых орудий и 2 миномета с расчетами. Бои за Воронеж полны примеров мужества и отваги советских воинов. На позиции противотанкового взвода, которым командует младший лейтенант Сиротин, наступал батальон вражеской пехоты. Огнем из двух пушек смелые бойцы отбили пять атак противника и уничтожили 200 гитлеровцев. Минометная рота, которой командует тов. Вестник, в течение дня уничтожила 400 немецких солдат и офицеров.



Части, действующие на отдельных участках Ленинградского фронта, за два дня уничтожили 7 немецких пулеметов, разрушили ДЗОТ, 10 блиндажей и взорвали склад с боеприпасами противника. Гитлеровцы потеряли убитыми и ранеными до 300 солдат и офицеров.



Четыре пикирующих бомбардировщика подразделения тов. Скок (Северо-Западный фронт) совершили налет на аэродром противника. Несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии, наши летчики уничтожили 7 и повредили 2 немецких самолета.



Восемь бронебойщиков под руководством сержанта Баталова открыли огонь из противотанковых ружей по немецким самолетам и сбили «Юнкерс-88». Три немецких летчика взяты в плен.



Группа разведчиков под командованием сержанта Соколова проникла в глубь вражеской обороны. Нарушив телефонную связь, наши бойцы забросали гранатами дом, в котором находились немецкие солдаты, и уничтожили более 30 гитлеровцев. В завязавшейся затем рукопашной схватке разведчики уничтожили еще 20 немцев и без потерь вернулись в свою часть.



Немецкий самолет несколькими очередями из пулемета зажег ящики со снарядами на автомашине, которую вел шофер тов. Абрамов. Отважный водитель, рискуя жизнью, стащил горящие ящики и затушил огонь. Боеприпасы были во-время доставлены на позиции.



Несколько партизанских отрядов Ленинградской области, об’единенных под командованием товарищей Б. и К., в бою с немецкой карательной экспедицией уничтожили 120 оккупантов и захватили пулемет, 12 винтовок, автоматы, пистолеты и различное военное снаряжение.



Бежавший из фашистского плена сержант Иван Иванович Юдин рассказал следующее: «Лагерь, в котором я находился, перевели из села Николаевка (12 километров от Таганрога) в Сталино. По дороге из села Николаевка до села Степановка (45 километров) гитлеровцы расстреляли 150 пленных. Фашистские мерзавцы безжалостно убивали всех, кто обессилев отставал от колонны. В лагере для военнопленных в Сталино от голода, болезней и побоев ежедневно умирает по 15—20 человек. Немцы кормят пленных гнилой капустой — один котелок на 5 человек. Изнуренных непосильной работой и больных гитлеровские бандиты расстреливают на месте».



Огромные потери немецко-фашистской армии на советско-германском фронте вынудили гитлеровскую клику снять значительное количество войск из Франции и направить их на Восток. Ослабленные немецкие гарнизоны не в состоянии обеспечить охрану укреплений. В связи с этим диверсионные акты приняли массовый характер. В июне в районе Лилля (Франция) французские патриоты подорвали 16 бетонированных ДОТ'ов. Многие ДОТ'ы засыпаны землей и залиты водой. // Совинформбюро.

________________________________________________
Й.Геббельс: О так называемой русской душе ("Das Reich", Германия)
Н.Тихонов: Сила России || «Известия» №201, 27 августа 1942 года
К.Симонов: Русское сердце*|| «Красная звезда» №117, 21 мая 1942 года
П.Павленко: В наступлении*|| «Красная звезда» №12, 15 января 1943 года
В.Гроссман: Направление главного удара || «Красная звезда» №277, 25 ноября 1942 года

Газета «Красная Звезда» №160 (5224), 10 июля 1942 года
Tags: Б.Галин, Совинформбюро, газета «Красная звезда», июль 1942, лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “лето 1942” Tag

  • С.Сергеев-Ценский. Сад пыток

    С.Сергеев-Ценский || « Известия» №178, 31 июля 1942 года Серьезная опасность нависла над Родиной. Не считаясь с потерями, гитлеровские войска…

  • Константин Симонов. В башкирской дивизии

    К.Симонов || « Красная звезда» №178, 31 июля 1942 года Враг продолжает рваться вперед. Во что бы то ни стало остановить врага! Умелой и…

  • Вассальный сброд в воздухе

    С.Дангулов || « Красная звезда» №177, 30 июля 1942 года Отстоять нашу землю, истребить и победить ненавистного врага! # Все статьи за 30…

  • Николай Тихонов. Ленинград в июле

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №176, 29 июля 1942 года Воин Красной Армии, до последней капли крови защищай родную землю. Стойко и…

  • Николай Тихонов. Ленинград в июле

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №176, 29 июля 1942 года Воин Красной Армии, до последней капли крови защищай родную землю. Стойко и…

  • Илья Эренбург. Остановить!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №176, 29 июля 1942 года Воин Красной Армии, до последней капли крови защищай родную землю. Стойко и…

  • Истребляй гитлеровцев!

    « Известия» №175, 28 июля 1942 года Немецко-фашистские войска продолжают рваться на Юг. Требуется величайшее напряжение сил, чтобы остановить и…

  • Илья Эренбург. Судьба России

    И.Эренбург || « Красная звезда» №175, 28 июля 1942 года После упорных боев наши части оставили Новочеркасск и Ростов. Грозная опасность…

  • Всеволод Вишневский. Традиции русских моряков

    Вс.Вишневский || « Известия» №174, 26 июля 1942 года Вводя в бой новые дивизии, перебрасывая резервы из глубокого тыла, гитлеровские орды, не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments