Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

22 января 1943 года

«Красная звезда», 22 января 1943 года, смерть немецким оккупантам


«Красная звезда»: 1943 год.
«Красная звезда»: 1942 год.
«Красная звезда»: 1941 год.



# Все статьи за 22 января 1943 года.



Д.Ортенберг, ответственный редактор «Красной звезды» в 1941-1943 гг.

В эти дни в каждом номере газеты не одно, а несколько сообщений «В последний час». Освобождены Армавир, Ставрополь, Старобельск. Газета заполнена главным образом репортажами о наиболее крупных операциях. Обильно поступают сообщения корреспондентов, отбирать их нелегко. С болью в душе откладываешь даже хорошие, судьба которых предрешена помимо нашей воли — они будут отправлены в архив: полосы газеты заняты официальными материалами. Но есть такие, которые, как бы тесно ни было, незамедлительно ставятся в номер.

Красная звезда, 22 января 1943 года

Позавчера позвонил Алексей Толстой и сказал, что пишет для нас статью, завтра привезет. Я, конечно, обрадовался:

— В добрый час. Ждем…

После небольшой паузы писатель говорит:

— А я так и назову ее, «В добрый час».

Должен сказать, что Алексей Николаевич был очень щепетилен и строг к редакционной правке, но зато полную свободу он предоставлял нам в отношении заголовков. Обычно, за редким исключением, он присылал статьи без названия, давая нам право самим «помучиться» над ними. «Это у вас, — говорил он, — получается лучше, чем у меня». И радовался удачному названию. Так было и с «Добрым часом», за который он ухватился по моей реплике.

Как правило, статьи Толстого печатались у нас на самом видном месте — на второй или третьей полосах. А сейчас ее едва втиснули подвалом на четвертую. Об этом мы ему сказали сразу, как только он появился в редакции. Но обиды у него не было. Да и что тут скажешь, если газетные полосы задыхаются в тесноте.

Не раз говорилось о провалах фашистских завоевателей. О провале «молниеносной войны». О провале попытки захватить Москву. О крахе немецких планов овладеть Сталинградом, проникнуть в Закавказье, удушить Ленинград. А вот как это своеобразно объяснял Толстой:

«Немцы Гитлера с крайним высокомерием начали войну с Красной Армией. Они хорошо знали наши недостатки, но они не знали или с чисто немецким чистоплюйством не хотели знать, не видели ни одного из наших достоинств…

Московское побоище ничему не научило немцев, но нас оно научило многому. Это наша первая — историческая — победа... Этого-то немцы и не приняли во внимание. В их представлении Красная Армия сорок второго года должна быть слабее, неустойчивее и хуже обученной, чем кадровая Красная Армия сорок первого года. Поэтому-то Гитлер и задумал такой фантастический авантюрный план, — охват Москвы из-за Волги. Но в сорок втором году Красная Армия стала иной, так же как делается иным, мужает и нравственно крепнет человек, переживший глубокое потрясение, которое он преодолел и вышел из него победителем».

Статья многогранная. В ней затронуто много жгучих вопросов. Но есть и такие строки: «...скоро, скоро мы услышим, что из-под освобожденного Ленинграда ни один немец не вернулся назад». Или, скажем, такие мысли: «Трудно предугадать, на каком рубеже случится катастрофа, — может быть, уже на линии Днепра или на польской границе. Одно очевидно — немец не вытянет этой войны до своей территории. Немец не захочет воевать на своей территории...»

«Красная звезда», 22 января 1943 года

Увы, уже в те дни нам ясно было, что полное освобождение Ленинграда от блокады произойдет не так уж скоро и что не закончится война на Днепре. Меня могут спросить: почему же редактор оплошал, не исправил статью? Я понимал, что прогноз писателя нереален. Но это — не официальный документ Ставки и Верховного, хотя, как я уже указывал, и они не раз ошибались в своих прогнозах. Это — статья писателя, великого оптимиста, которому хотелось, чтобы так было, об этом он мечтал. Пусть будет так, решил я, и напечатал статью без изменений.

Кстати, последние строки статьи Алексей Николаевич позже, перепечатав ее в сборнике, сам исключил. Но это было уже в 1944 году!

* * *

На Ленинградскую победу откликнулся Илья Эренбург статьей «Путь свободен». В статье — письма, документы с той стороны. Читатель может спросить: когда же писатель успел их добыть? Мы-то знали «секрет» Ильи Григорьевича. У него была уйма папок, где он хранил всякие газетные вырезки из германской прессы и радиоперехваты, трофейные документы, письма и др. Была у него и специальная «Ленинградская папка». Писатель верил, что придет время и все это пригодится. Были там материалы, которые писатель и использовал в этой статье:

«Прошлой осенью немецкая газета «Берлинер берзен цайтунг» писала: «Мы возьмем Петербург, как мы взяли Париж». И комментарии писателя: «Обер-лейтенанты тогда гадали, где они разместятся. Один говорил: в Зимнем дворце, другие — в «Астории». Их разместили в земле». Или другая цитата: «Ленинград не защищен никакими естественными преградами». И комментарии: «Глупцы, они не знали, что Ленинград защищен самой верной преградой: любовью России».

«Красная звезда», 20 января 1943 года

Илья Григорьевич объясняет, что за Ленинград сражались все народы: русский Никулин, украинец Хоменко, грузин Джакия, узбек Рахманов, еврей Спринцон, татарин Гинатуллин... Об их подвигах когда-нибудь напишут тома. Сейчас мы коротко скажем: «Они отстояли Ленинград». Конечно, уже написано немало прекрасных книг о ленинградской эпопее, но прав был Эренбург: эта тема еще долгие годы будет вдохновлять художников.

Кстати, имена эти названы Эренбургом не случайно. О них уже были очерки и рассказы в печати, в том числе и в «Красной звезде». Многое из того, что мы узнали тогда, потрясает нас и сегодня.

Встретился Илья Григорьевич на Западном фронте со старшиной Степаном Лебедевым. Тот показал писателю письмо двенадцатилетнего сына из блокадного Ленинграда. Мальчик писал: «Папа, ты, наверно, знаешь, что зима у нас была тяжелая. Я тебе пишу всю чистую правду, что мамочка умерла 14 февраля. Она очень ослабла, последние дни не смогла даже подняться. Папа, я ее похоронил. Я достал салазки и отвез, а один боец мне помог, мы до ночи рыли могилу, и я ее пометил. Папа, ты обо мне не беспокойся, у нас теперь полегчало, я крепкий, я учусь дома, как ты приказал, и работаю. Мы помогаем на ремонте машин. А Ленинград они не взяли и не возьмут. Ты, папа, счастливый, что можешь бить их, ты отомсти за мамочку...»

Эренбург обнародовал это письмо в статье о Ленинграде и прокомментировал: «Я заглянул в глаза старшины Степана Лебедева. Они горели суровым огнем, и я понял — это глаза России. Мы не забудем муки, пережитые Ленинградом. Мы скажем о них, когда настанет час суда».

* * *

На первой полосе газеты опубликованы фотографии группы военачальников, принимавших участие в прорыве блокады Ленинграда. Среди них — командующие фронтами Мерецков и Говоров, командармы Романовский и Духанов, под командованием которых войска осуществили эту операцию, а также Жуков и Ворошилов — представители Ставки, координировавшие действия обоих фронтов. В одном ряду с ними фотографии генералов Василевского, Воронова и Новикова — в связи с присвоением им новых званий.

Смотрю на фото всех военачальников. У одних строгие лица, другие улыбаются, люди в полной силе, еще нестарые. У всех гладко причесанные волосы. Лысая голова лишь у Жукова, хотя почти все военачальники, представленные на газетной полосе, его одногодки, а Ворошилов даже на пятнадцать лет старше.

Военачальники Красной Армии

Заговорил я об этом потому, что, глядя на портрет Георгия Константиновича, вспомнил забавный эпизод сорокового года. В мае того года в армии были установлены генеральские звания. В «Красной звезде» публиковались Указ о присвоении этих званий большой группе военачальников и их портреты, занявшие в газете две полосы. Первым в верхнем ряду — Г.К.Жуков. Где добыли его портрет — не знаю, но накануне он мне позвонил с неожиданной просьбой:

— Тебе послали мою фотографию. Уж очень я там лысый. Поправь, пожалуйста. Можно это сделать?

— Конечно, — сказал я. — У нас такие специалисты, могут любую прическу сообразить.

Георгий Константинович весело рассмеялся. Я вызвал нашего ретушера, и в газете появился фотопортрет Жукова с прической. Я рассказал об этом, потому что у нас принято изображать Георгия Константиновича в иконописном виде, жестким, суровым. А этому выдающемуся полководцу ничто человеческое не было чуждо, даже такие наивные слабости. Ну а в войну, конечно, ему было уже не до прически.

Зашел к нам в редакцию Дмитрий Захарович Мануильский — один из видных деятелей нашей партии, в которую он вступил в 1903 году. Участник революции 1905–1907 годов и Октябрьской революции. Глава делегации ВКП(б) в Коммунистическом интернационале, член президиума и секретарь исполкома Коминтерна. Ныне он возглавляет работу по пропаганде среди войск противника.

В войну мы часто встречались: на фронте, в редакции и даже за обеденным столом в так называемой престижной «кремлевке». В редакции он появлялся, чтобы познакомиться с документами, присылаемыми нашими спецкорами и читателями, — письмами немецких солдат домой и из дому, приказами, инструкциями командования противника и т. п. Это ему было необходимо для листовок, радиопередач на ту сторону. Он часто выезжал на фронт, выступал на красноармейских митингах.

Я все допытывался у Дмитрия Захаровича, человека с широким международным кругозором, хорошо знающего нравы и жизнь немцев, чем объяснить малую эффективность наших обращений к немецким солдатам, листовок-пропусков, радиовещания с переднего края? Мне понятно было, что они могли посеять зерна сомнений в умах некоторых солдат неприятеля, но эти зерна плохо, очень плохо прорастали. Не бросали немцы оружие, редко переходили с этими листовками-пропусками на нашу сторону. Пленные, конечно, были, но они обычно поднимали руки под наставленными на них автоматами, чему свидетельством является хотя бы Сталинградская битва.

На страницах нашей газеты мы не раз возвращались к этому вопросу. Объясняли «несговорчивость» немецких солдат жестокой дисциплиной, эсесовскими заслонами, боязнью ответственности за злодеяния на Советской земле. Но это было еще не все. И вот сегодня Мануильский принес большую статью «О ненависти к врагу». Он мне сказал:

— Вот мой ответ на ваши вопросы…

Приведу строки из статьи, составляющие ее сердцевину:

«Гитлер обманул и обманывал тысячи раз своих солдат. Но, скажем прямо, обманывал потому, что они хотели быть обманутыми. Потому, что его ложь отвечала внутреннему складу людей, выросших в атмосфере повседневной лжи и обмана. Закабаленных им рабов, рабов бесправных, без собственной мысли, рабов, повинующихся безмолвно кнуту погонщика, Гитлер уверил, что сделает их властелинами мира. Мошенник, обворовавший обрывки скудных мыслей реакционеров всех стран для обоснования жадных вожделений германского империализма, отравил сознание подрастающего поколения немецкой молодежи, превратив их при помощи фашистского государственного аппарата в развращенную банду воров, грабителей, убийц».

А ведь многие советские люди в довоенную пору жили иллюзиями, что в случае нападения фашистов на первую в мире страну социализма трудовой народ повернет оружие против своих поработителей. В них, мол, заговорит классовая солидарность. Иллюзии эти сохранялись у некоторых наших бойцов и в первые дни войны.

Во время моей поездки с Ильей Эренбургом на Брянский фронт в сентябре сорок первого года мы были свидетелями истории, о которой он потом написал:

«Помню тяжелый разговор на переднем крае с артиллеристами. Командир батареи получил приказ открыть огонь по шоссе. Бойцы не двинулись с места. Я вышел из себя. Один мне ответил: «Нельзя только и делать, что палить по дороге, а потом отходить, нужно подпустить немцев поближе, попытаться объяснить им, что пора образумиться, восстать против Гитлера, и мы им в этом поможем». Другие сочувственно кивали. Молодой и на вид смышленый паренек говорил: «А в кого мы стреляем? В рабочих и крестьян. Они считают, что мы против них, мы им не даем выхода...»

И вот чтобы таких иллюзий не было, чтобы наши бойцы знали, что надо делать и как воевать, Мануильский заключил свою статью строками, конечно, непохожими на те листовки, которые разбрасывались над немецкими позициями:

«Гони же и истребляй их, товарищ! Гони и истребляй так, чтобы раз навсегда покончить с фашистской поганью, чтобы все охотники до чужого добра знали навсегда, что в страну, именуемую СССР, пути заказаны, а дороги закрыты... Гони и истребляй фашистских зверей во имя твоего счастья, твоих детей и внуков, во имя нашей единой братской семьи, нашей любимой Родины!»

Как раз после опубликования в газете его статьи «О ненависти к врагу» мы с ним встретились на Юго-Западном фронте, ночевали на КП Н.Ф.Ватутина в одной комнатке и вновь коснулись в разговоре эффективности нашей контрпропаганды. А я еще по-дружески его и подначил:

— Дмитрий Захарович, «Красную звезду» читают и в штабе Гитлера. Прочитают там вашу статью и вот что сделают. Они ведь знают, что вы возглавляете нашу контрпропаганду, перепечатают ее, а рядом ваши листовки, в которых вы уговариваете сдаваться в плен, и скажут: можно ли им верить?

— Что ж, и так может быть, — сказал мой сосед. — Если бы даже этой статьи и не было, что-либо похожее они сами бы сочинили. — И он напомнил, что гитлеровская пропаганда насочиняла в отношении Ильи Эренбурга, изобразив его исчадием ада…

Так действительно и было. Гитлеровцы сочиняли об Илье Григорьевиче сверхстрашные вещи в листовках на русском и на немецком языках. Гитлер даже вздумал упомянуть его в одном из своих приказов. Фашисты изображали его человеком, пожирающим новорожденных немцев.

Эренбург рассказал мне об одной любопытной встрече с немецким врачом в Восточной Пруссии. Врач все расспрашивал его, как, мол, советские люди собираются обращаться с мирным населением. Илья Григорьевич старался его успокоить, но он вдруг, испуганно озираясь, спросил: «А Илья Эренбург не приехал в Восточную Пруссию?» Писатель ему ответил: «Нет, что вы! Илья Эренбург не выезжает из Москвы».

А статья Мануильского, понял я, была в известной мере реакцией на наши неудачи в контрпропаганде.

— Ну что ж, — закончили мы разговор на эту тему, — ждем от вас, Дмитрий Захарович, еще такие же статьи...

* * *

Принесли радиоперехват. Германское командование передает, что немцами взяты... Великие Луки. И это после того, как в нашей сводке было сообщено, что советские войска освободили город. Конечно, не на всякую немецкую брехню мы реагировали. Но эта брехня была столь наглой, что промолчать было нельзя.

Ответ на лживое сообщение немцев дал наш художник Борис Ефимов. Его карикатура состоит из двух картинок. Над первой надпись «По сводкам германского командования». Рисунок изображает карту, кружок на карте условно обозначает Великие Луки. Его накрыла рука немецкого генерала. Он в восторге. На плечах генерала сидит Геббельс с микрофоном и вещает: «Великие Луки в немецких руках».

Над вторым рисунком надпись «В действительности». Изображена площадь города. Она в глубоком снегу. Из сугробов торчат руки убитых немцев, много рук. И внизу: «Немецкие руки в Великих Луках».





* * *

# А.Толстой. В час добрый! // "Красная звезда" №18, 22 января 1943 года
# И.Эренбург: Путь свободен // "Красная звезда" №16, 20 января 1943 года
# Д.Мануильский. О ненависти к врагу // "Красная звезда" №21, 27 января 1943 года

________________________________________________________________________________________
**Источник: Ортенберг Д.И. Сорок третий: Рассказ-хроника. — М.: Политиздат, 1991. стр. 53-58
Tags: Алексей Толстой, Давид Ортенберг, Илья Эренбург, газета «Красная звезда», зима 1943, январь 1943
Subscribe

Posts from This Journal “Давид Ортенберг” Tag

  • 31 июля 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 31 июля 1941 года.…

  • 27 июля 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 27 июля 1941 года.…

  • 25 июля 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 25 июля 1941 года.…

  • 9 июня 1943 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 9 июня 1943 года.…

  • 14 апреля 1942 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 14 апреля 1942 года.…

  • 22 августа 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 22 августа 1941 года.…

  • 15 августа 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 15 августа 1941 года.…

  • 30 августа 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 30 августа 1941 года.…

  • 30 мая 1943 года

    "Красная звезда": 1943 год. "Красная звезда": 1942 год. "Красная звезда": 1941 год. # Все статьи за 30 мая 1943 года.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments