Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

П.Павленко. Минная рапсодия

«Красная звезда», 23 июля 1942 года, смерть немецким оккупантамП.Павленко || «Красная звезда» №172, 24 июля 1942 года

Борьба на юге принимает все более ожесточенный характер. Воины Красной Армии! Напряжем все силы, чтобы остановить врага. Не дадим фашистам вторгнуться на Северный Кавказ!



# Все статьи за 24 июля 1942 года.



Полковник Смирнов, начальник инженеров крупного соединения, познакомил меня с наградным листом на бойца инженерного батальона Георгия Воронцова.

— Посмотрите-ка, что этот парень натворил! — сказал он.

«Красная звезда», 23 июля 1942 года

Мотивировка представления к ордену была изложена скупо, сухо, но все же давала понять, что Воронцов обезвредил множество немецких мин, а затем, в составе саперно-танкового десанта, провел колонну машин через минное поле противника и оборонял танк, потерпевший аварию.

— Что-то много для одного раза…

— Это просто сплющилось от плохого изложения, — стал об’яснять полковник.

— Тут не одна операция, а несколько.

— Я не пойму, что тут главное.

— Главного как раз и нет. Главное — это то, что он — настоящий музыкант. В его руках миноискатель — инструмент изумительной точности. Его чуть было не украли из батальона.

— Миноискатель или Воронцова?

— Воронцова, конечно. Когда он отстоял танк и удалось машину за ночь отремонтировать, танкисты забрали его с собой вместо раненого радиста, — кстати, этого радиста увел в тыл тоже Воронцов. Они возили его с собой трое суток и ни за что не хотели отдавать.

— Он еще и радист?

— Никакой он не радист. Просто хороший парень, может вывести танк из любой опасности.

— Так, значит, нужно взять один или два самых ярких подвига и описать, как он их совершил. Вот и все.

— Да у сапера, верите вы мне, ничего не бывает яркого. Сапер — это горняк и шахтер войны, он всегда в земле. Вот сапер разминировал путь для танков, и они прорвались к переднему краю противника. Кого хвалят? Танкистов. И верно, молодцы они! В другой раз, когда танки немцев застрянут на наших минных полях и попадут под огонь наших батарей, за кем будет успех? За артиллеристами. И что же? Правильно, конечно. Они же подбили немцев. Когда у бойцов не болят животы, потому что они пьют воду из колодца с хорошей водой, все жмут руку врачу. А колодец-то кем вырыт? Сапером.

— Все это не то.

— Да я и не говорю, что «то». Но описать подвиг сапера вовсе, брат, не легко. Подвиг сапера всегда втекает в чужой успех и в нем растворяется без остатка.

…Инженерный батальон, где служит Георгий Воронцов, славился, как один из самых лучших по всему фронту, и был неуловим: его то и дело перебрасывали с участка на участок. Но однажды я совершенно случайно оказался по соседству со знаменитым батальоном. Он принимал пополнение и как бы отдыхал. Впрочем, все равно, днем его бойцы спали, как совы, а ночью (сапер — ночная птица) «играли» на миноискателях или закладывали «минные пасьянсы» для обучения новичков.

Приказом по фронту несколько десятков бойцов и командиров этого батальона было только что награждено орденами и медалями. В хате штаба приказ этот вывешен на стене. Возле него толпится народ. Большая часть наград пришлась на долю героической роты лейтенанта Бориса Николаевича Жемчужникова. Теперь она передает свой опыт пополнению. С наступлением темноты начинаются практические учения — закладка минных полей и розыск «вражеских мин».

Показывает свою работу с миноискателем и Воронцов. Закопают десятка три трофейных мин, и Воронцов в паре с кем-нибудь из новых «прочешет» указанную площадь.

— Мины будут заряжены? — интересуется фотокорреспондент.

— Это по обстановке, — говорит Жемчужников.

— Самая трудная работа сапера — ночью, под неприятельским огнем. Ни слух, ни зрение тут ничего не стоят. Важны одни руки, — горячо утверждает один командир.

Старший политрук Апресян решительно возражает ему:

— Будь у тебя хоть восемь рук, а если слуха нет, — никакой ты не сапер.

Входит боец в большом, сползающем на глаза шлеме, ростом с винтовку.

— Вот его спроси, его! — кричит Апресян. — Ну, ты сам скажи, что для тебя важнее — слух, зрение или руки?.. Это Воронцов, — об’ясняет он мне.

Человек в большом шлеме робко пожал плечами. Видно, он не понял, в чем дело.

Шопотом рассказал, что сам он из Челябинска, молочный техник по специальности, обезвреживать мины ему нравится.

— Что значит — нравится? — сказал я. — Это ж не рукоделье.

Воронцов улыбнулся усталой улыбкой.

— Сколько вы обезвредили немецких мин?— спросил я.

— Говорят, за пять тысяч перевалило. Со дня войны. Только не знаю — точно ли…

— Когда сапер хорошо работает на минах, стоит тишина. Тогда мы говорим: «минная рапсодия» началась. Значит, благополучно ползет он с миноискателем и играет на нем мелодию, которая слышна ему одному, а до нас доходит лишь тишиной, — торжественно произнес один сапер, очевидно, музыкант по влечению.

До сих пор не могу решить, хорош или плох образ «минной рапсодии», но я сразу принял его. Очевидно, не зря саперы любят музыкальные сравнения.

Рапсодия? Песня пастуха в тишине безлюдного поля, песня для себя, рождающаяся и умирающая без слушателей. Что ж, может, оно и похоже.

…Уже вечереет, и лиловое плоскогорье выпрямляет свои изгибы в однообразное сумеречное пространство. Человека не видно за десять метров. Мины, которые сейчас предстоит выловить Воронцову, уже заложены. Это немецкие танковые мины, хитрые штучки. Кроме основного взрывателя вверху, у них есть еще дополнительный — сбоку или на дне. Тоненький провод может соединить этот дополнительный взрыватель с соседней миной или держать свою мину, так сказать, «на якоре».

Такую комбинацию приходится вытаскивать тридцатиметровым тросом с кошкою на конце. Мины могут быть спарены или счетверены, могут располагаться в один и два ряда. «Пасьянс», который разложит перед вами опытный минер, имеет множество видов, вариантов и рисунков. Разгадать днем самый сложный «пасьянс» — дело несложное, зато ночью для неискушенного человека это — величайшее искусство.

Молодой сапер, идущий в паре с Георгием Воронцовым, поправляет наушники миноискателя и оглядывается, будто мины то и дело цепляются за каблуки его сапог. А Воронцов терпеливо настраивает миноискатель. Если эту штуку не отрегулировать до тонкости, чтобы он давал на мину звук определенной высоты, саперу пришлось бы останавливаться на каждом шагу и выковыривать из земли всякую чепуху. Голос миноискателя должен быть безошибочен. Пусть он дудит, как ему вздумается, на любой кусок металла, но перед миной он должен взвыть с той особенностью, какая задана ему, и дать, скажем, верхнее «си-бемоль», а никак не просто верхнее «си».

Настроив свой «страдиварий», Воронцов легкими взмахами начинает косить воздух у самой земли. Он подвигается довольно быстро. Вдруг — стоп, останавливается. Экран миноискателя кружит над одним и тем же местом. Мина нащупана. Воронцов опускается на колени, потом ложится на живот и, отложив «страдиварий», легчайшими прикосновениями пальцев начинает расчесывать и разгребать землю.

Вот она, дорогая! Теперь только определить, одна ли она или соединена с другими. Его пальцы работают быстро, как ножницы парикмахера. Остов мины уже на две трети снаружи. Осталось подкопаться под нее, чтобы проверить, что там с ее днищем. Ага! Провод куда-то идет от днища. Дополнительный взрыватель быстро оказался в руках Воронцова. Теперь надо тянуться за тоненьким проводом к «соседке». Стоп! Под руку попадается еще один провод, идущий в сторону. Повидимому, букет мины расположен в виде звезды. Это предположение быстро проверяется миноискателем. Точно! Звезда. Теперь легче. Пальцы мелькают, как у пианиста.

…Апресян наклоняется к моему уху:

— Когда разминирование идет под огнем противника, приходится прикрывать мину своим телом, чтобы какой-нибудь осколок не залепил в нее, пока она не разряжена.

— Ну, а как же самому минировать в такой чертовской темноте?

— По нитке. Вбивается колышек, тянется нитка. Надо ползти, держась нитки. Собьешься — разорвешься. Такой закон… Но полной темноты не бывает.

— Как не бывает! — говорю я, протягивая перед собой руки и мгновенно теряя их очертания.

— Мы сейчас не под огнем немцев, — говорит старший политрук. — А когда под огнем, так замечательно освещает, работать легче… Только тогда, конечно, другой вопрос появляется.

— Какой вопрос?

— Насчет жизни, — смеется он.

…Теперь, когда Воронцов в паре с новичком разрядил уже штук двадцать и отмерил колышками сделанный им проход в минное поле, картина ночи, сухо пересказанная в наградном листке, встает, как повторенная заново жизнью.

Это произошло в районе высоты 928,2. Шел черный дождь. Грязь была совершенно непролазная. Впереди дрожал океан огня. Парторг Шариков и Арымов приняли на себя огонь немцев, чтобы отвлечь их внимание от десантной группы сапер под командой старшего сержанта Шамова.

Впереди грохочут артиллерийские залпы. Взвиваются сигнальные ракеты. Наступление. Наши легкие танки с саперным десантом вырываются вперед, за ними — КВ. Впереди ров. Саперы-регулировщики проводят машины по узкому перешеечку. Дальше — поле боя. Немецкие минометы часто забрасывают его минами. Похоже, что идет огненный дождь, и каждая его капля величиной с добрых два мужских кулака.

Наши танки отвечают из своих орудий. Чернь ночи то и дело взрывается заревом, в котором мелькает высота 928,2. Повидимому, есть уже жертвы. Но ничего не видно. Раненого в такой чертовской темноте нельзя ни услышать, ни заметить, его можно только нащупать. Саперы десантной группы соскакивают с танков и ползком, по горло в грязи, нащупывают мины, убирают их с пути танков. Это старший сержант Шамов, младший лейтенант Гаршин, старший политрук Апресян, бойцы Воронцов, Занин, Шолохов, Исаков.

Через головы сапер танки ведут заградительный огонь. Двигаться совершенно немыслимо. Грязь заползает за воротник, набивается в рукава, хлюпает в сапогах и карманах. Шамов дает сигнал головному танку остановиться — обнаружено новое минное поле. Оно построено наспех, даже не убраны колышки, можно будет справиться быстро.

Саперы работают без передышки. Вдруг Шамов падает. Красноармеец Плоских подползает, чтобы вынести его на себе. Падает Занин. Рука его замирает на скобе только что извлеченной мины.

Но проход все же готов. Шолохов машет водителю головного танка. Танкист не замечает сигнала. Шолохов подбегает к танку:

— Можно вперед! — и никнет, схватившись за левое колено. Исаков бросается к нему на помощь, перевязывает, берет его винтовку, уговаривает уйти, но валится сам.

Воронцов остается с младшим лейтенантом Гаршиным и старшим политруком Апресяном. Он выносит раненых товарищей и пропускает вперед танки. Потом остается один в черной бездне ночи. Танки рвутся вперед, и сапер работает, почти накрываемый их гусеницами. И вот та машина, с которой он подскочил к полю боя, останавливается, подбитая снарядом. Тогда, он принимается отстаивать ее от нападения фашистских гранатометчиков и снайперов, помогает починить танк и, наконец, выводит машину назад через одному ему известный проход в минном поле.

Вот как она выглядит, эта «минная рапсодия». // П.Павленко.


**************************************************************************************************************************************************
Снайперы одного батальона


ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 23 июля. (По телеграфу от наш. корр.). В начале этого месяца в двухстах метрах от немецких блиндажей можно было наблюдать такую картину. В кустах и за камнями в нейтральной полосе, отделяющей наши позиции от вражеских, лежали пятеро бойцов и время от времени стреляли в неосторожных немцев. Вот на пригорке у деревни показались четыре фашистских солдата. Они шли гуськом, один за другим, и несли в руках какие-то ящички. В кустах послышался шопот:

— Вавилов, сколько метров до немцев? Какой ставить прицел?

Вавилова спрашивал Макаревич, самый опытный снайпер батальона. Он вывел сюда своих учеников для зачетной стрельбы. Сначала Вавилов на-глаз определил дистанцию до солдат, потом проверил по оптическому прицелу. Определения сошлись. Макаревич распределил цели и подал команду. Раздались четыре выстрела, и солдаты упали замертво.

Снайперы Макаревич, Леонтьев, Рудницкий, Чулков и Вавилов уничтожили за день одиннадцать немецких солдат и двух офицеров. Немцы пытались обнаружить снайперов, но искусная маскировка и прикрывающий огонь соседней роты не позволили этого сделать. Пролежав четырнадцать часов в нейтральной полосе, бойцы невредимыми вернулись в батальон. Так закончилась учеба новой группы снайперов. К девяти старым в батальоне прибавились еще две снайперских пары.

Снайперское движение в батальоне началось по инициативе комиссара Прохорова. С помощью бойца Макаревича и младшего лейтенанта Когана он отобрал еще в мае несколько метких стрелков и организовал снайперскую команду. Будущие снайперы изучали оптический прицел, приемы маскировки, повадки немцев, тренировались в ведении огня. Успешно сдав боевой зачет, они теперь самостоятельно выполняют задания командования.

Как-то ночью наши наблюдатели засекли место на высотке, откуда стрелял вражеский станковый пулемет. Командование приказало младшему лейтенанту Когану, снайперам Вавилову и Леонтьеву уничтожить расчет пулемета и заставить немцев снять его с этой высотки. Снайперы в первый же день уничтожили трех вражеских пулеметчиков и подстрелили двух подносчиков патронов. Немцы, видимо, пополнили расчет, и ночью пулемет снова вел огонь. На второй день снайперы застрелили двух новых пулеметчиков, а на третий день пулемет был снят с высотки.

Недавно наша часть, чтобы улучшить свои позиции, атаковала опорный пункт немцев. Снайперы батальона и в наступательном бою показали высокое мастерство. Войдя в деревню в числе первых бойцов, они залезли на крыши домов, на чердаки, и оттуда били по немцам. Их пулями были уничтожены пять солдат, кравшихся к нашим танкам с гранатами. Макаревич расстрелял расчет фашистской противотанковой пушки. Вавилов, Леонтьев и Шахмутдинов истребили отделение немецких автоматчиков, которое двигалось из соседней деревни на помощь атакованному гарнизону.

За последние дни снайперы батальона уничтожили 138 гитлеровцев. Сейчас они находятся в обороне на вновь занятых позициях, и опять фашистам нет от них покоя ни днем, ни ночью. // Батальонный комиссар П.Трояновский.


**************************************************************************************************************************************************
На донской земле


По над тихим Доном залегая,
Волны моря хлебного стеля,
Ширится полынная, родная
Испокон российская земля.
Ты сегодня бомбами изрыта,
Пропиталась кровью на аршин,
Тонет крик людской и стук копыта
В громе бронированных машин.
По твоим дорогам пыль клубится.
Ночь в огне пожаров горяча.
По степям придонщины убийца
Мечется, моторами рыча.
Черный дым над степью встал столбами.
Знойный день сменяет ночь в бою.
Потный немец осквернил губами
Дона благородную струю.
Горькую судьбу не проклиная,
Мы клянемся — поймы и поля
Из полона выручить, родная,
Русская, придонская земля.
Не сковать наш гордый дух оковам.
Нашу честь пришлец не оскорбит.
Мы на новом поле Куликовом
Смоем кровью ржавчину обид.

Алексей СУРКОВ.
ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.

________________________________________________
К.Симонов: Единоборство ("Красная звезда", СССР)
В.Гроссман: Первая встреча* ("Красная звезда", СССР)
К.Симонов: Солдатский юбилей ("Красная звезда", СССР)
П.Павленко: Четвертое условие ("Красная звезда", СССР)
А.Кривицкий, А.Поляков: На Дону ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №172 (5236), 24 июля 1942 года
Tags: 1942, Алексей Сурков, газета «Красная звезда», июль 1942, лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “1942” Tag

  • Железный закон дисциплины

    « Красная звезда» №181, 4 августа 1942 года В районах Клетская, Цымлянская, Сальск, Кущевская части Красной Армии ведут упорные, ожесточенные…

  • Огонь по детоубийцам!

    « Правда» №212, 31 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР учреждены военные ордена — Орден Суворова, Орден Кутузова,…

  • Мужественный образ наших великих предков

    « Правда» №212, 31 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР учреждены военные ордена — Орден Суворова, Орден Кутузова,…

  • Человек с противотанковым ружьем

    Б.Полевой || « Правда» №211, 30 июля 1942 года Воины Красной Армии! Ваш священный долг перед Родиной — отразить вражеский натиск, остановить,…

  • Железная дисциплина, выдержка, стойкость – залог нашей победы

    « Правда» №211, 30 июля 1942 года Воины Красной Армии! Ваш священный долг перед Родиной — отразить вражеский натиск, остановить, а затем…

  • Л.Соболев. Морская душа

    Л.Соболев || « Правда» №210, 29 июля 1942 года Враг продолжает лезть вперед. Велика опасность, нависшая над нашей родиной. Отстоим родную…

  • Гитлеровские грабители на Дону

    Я.Цветов || « Правда» №209, 28 июля 1942 года Враг рвется все дальше к жизненно важным районам страны. Опасность, нависшая над нашей родиной,…

  • Я видел это. Я мщу!

    Д.Бирюков || « Правда» №209, 28 июля 1942 года Враг рвется все дальше к жизненно важным районам страны. Опасность, нависшая над нашей родиной,…

  • Отбить натиск врага!

    « Правда» №209, 28 июля 1942 года Враг рвется все дальше к жизненно важным районам страны. Опасность, нависшая над нашей родиной,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments