Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Илья Эренбург. Первый изменник

газета «Известия», 24 июля 1945 годаИ.Эренбург. || «Известия» №172, 24 июля 1945 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР. (1 стр.). Обращение коллектива ордена Ленина Балтийского завода имени Орджоникидзе ко всем рабочим, инженерам, техникам и служащим судостроительной промышленности Советского Союза. (2 стр.). Обращение коллектива речников Днепровского бассейна ко всем рабочим, служащим, инженерам и техникам речного флота Советского Союза. (2 стр.). День Военно-Морского Флота. (2 стр.). В.Полторацкий. Поезд идёт домой. (3 стр.). Н.Загородный. Вечер на взморье. (3 стр.). В.Крайнев. Почему в Ташкенте торгуют плохим хлебом. (3 стр.). Т.Тэсс. Душа наша молодость. (3 стр.). И.Эренбург. Первый изменник. (4 стр.). Сессия Крайовой Рады Народовой. (4 стр.). Первый день процесса Петэна. (4 стр.). Попытки Франко спасти фашизм в Испании. (4 стр.).



# Все статьи за 24 июля 1945 года



«Известия», 24 июля 1945 года

Видимо, климат той или иной страны по-разному действует на самочувствие олимпийцев. В первые недели после освобождения Франции богиня возмездия Немезида облетела эту страну. Потом пришло время другой богини — Фемиды. Французы ждали правосудия, как голодные ждут хлеба. Но Фемида во Франции стала медлительной и ленивой.

Франция знает, что она пережила самую страшную в своей истории катастрофу. Она ждет суда над виновниками, а ей скупо — по карточкам — выдают суды над стрелочниками. Правда, порой перед судьями предстают люди покрупнее, но к ним Фемида проявляет явную благосклонность. Судьи поясняют, что у предателей второго ранга имеется один бесспорный аргумент: они все говорят о своем подчиненном положении, и все ссылаются на маршала Филиппа Петэна. Когда судили адмирала Эстева, виновного в гибели прекрасного французского флота, адмирал заявил: «Я выполнял приказы маршала». Год тому назад в Белоруссии я разговаривал с военнопленными — офицерами и солдатами «Легиона». Эти хорьки тоже прятались за спину старого шакала, который им представлялся тигром; и когда я спросил французского офицера, как он смел, облачившись в серо-зеленую форму, бесчинствовать на советской земле, изменник скромно ответил: «О, это очень просто — я лейтенант и повиновался нашему маршалу».

Прошло три месяца с тех пор, как Петэн попал в руки правосудия. Процесс не раз откладывали. Имя маршала исчезло со столбцов газет. Но французский народ не забыл про Петэна: 1 мая, 7 мая, 14 июля старые камни Парижа услышали, как сотни тысяч людей восклицали: «Петэна к стенке!» И на площади Бастилии один из народных ораторов сказал: «Мы взяли Бастилию. Мы освободили Париж от бошей. Мы добьемся суда над Петэном».

Может быть, неясны были обстоятельства дела, требовалось следствие, отсутствовали улики? Нет, Петэн изменял гласно. Обвинительный акт написан французской кровью на французской земле. Давно французский народ вынес свой приговор изменнику: геройской борьбой партизан, восстанием городов и сел, победой. Судьям остается только подтвердить этот приговор. И если медлила Фемида, то не потому, что дело об измене Петэна полно неясностями, а потому, что это дело слишком ясно. Процесс Петэна — это процесс всей пятой колонны, ее вдохновителей, ее интендантов, ее певцов. Можно осудить стрелочника, не затронув сильных мира сего. Можно расстрелять какого-нибудь вишийского жандарма, не нарушив благополучия тех крупных промышленников, банкиров, генералов, сановников и дипломатов, которые предали Францию, а теперь, даже не потрудившись обзавестись чужими документами, выдают себя за рьяных патриотов. Таким не страшны суды над исполнителями, но страшен суд над Петэном, ибо нельзя отделить маршала от тех, кто ему помогал, кто его выдвинул и кому он служил после того, как перестал служить своей родине, ибо, кроме измены человека, есть измена клана, касты, измена мира роскоши и корысти. Петэн слишком много знает: несмотря на свои годы, он цепко привязан к жизни и, пытаясь спасти себя, умело топит других. Вот почему суд над маршалом — большое событие в жизни не только Франции, но и всей освобожденной от немецкого рабства Европы. Вряд ли этому процессу обрадуются и бельгийский король, и пилсудчики, и греческие монархисты...

Гитлер как-то сказал своим приближенным: «Петэн — самая крупная из моих побед». В различных странах немецкие фашисты вели себя по-разному: заняв Белоруссию, они обзавелись палачами, заняв Францию, они положились на предателей.

Петэн для немцев был остроумнейшей военной маскировкой. Будучи гаулейтером. он именовался главой Франции, будучи дезертиром, он оставался маршалом, будучи предателем, он четыре года говорил о патриотизме. Такие маршалы не валяются на улице, и Гитлер был прав, гордясь подобной находкой. Что рядом с Петэном босяк Квислинг, ничтожный Гаха, разбойник с большой дороги Михайлович, ловкий жулик Лаваль? Этих презирали задолго до их измены, а Петэн слыл отважным, честным, преданным родине. Он не стал предателем в одни сутки, свою измену он долго вынашивал, обдумывал, подготовлял. Он изменил не за чаевые, не за во-время подсунутую мзду, — он изменил сознательно, видя в измене спасение и для себя, и для тех, с кем он жил, — для гнилой верхушки французского общества, которая задолго до войны провозгласила: «Лучше Гитлер, чем Народный фронт».

У маршала всего много: и прожитых лет, и орденов, и слуг. У него даже много имен: суду предан маршал Петэн Анри-Филипп-Беноми-Омар-Жозеф. Из пяти имен маршал обычно пользовался только одним. Зато, придя с помощью немцев к власти. Петэн стал говорить о себе во множественном числе: «Мы, маршал Филипп Петэн». Мотору нужна эссенция, одними людьми движет патриотизм, другими — корысть. Петэн никого в жизни не любил, не любил он и Франции. Он не свободен от корысти. «Этот мнимый бессребреник в 1937 году, когда французские капиталисты начали переправлять свои «гроши» за границу, озаботился, чтобы канадское страховое общество выплачивало ему ежегодно 120 тысяч франков, а после капитуляции, заявив, что Великобритания — враг, все же добился, чтобы канадское общество продолжало ему выплачивать премию в валюте.

Однако это мелочи; истинными двигателями Петэна были ненависть к демократии и ненасытное честолюбие. Он давно мечтал о власти. Когда в 1934 году, вдохновленные немецким примером, французские фашисты вышли с оружием на улицы Парижа, правые газеты требовали: «Вся власть маршалу Петэну!» Народ тогда отбил атаки фашистов, и Петэну пришлось удовольствоваться министерским портфелем. Он называл себя «пожизненным республиканцем», — он видел, что республика еще жива. Народ перешел от обороны к наступлению. Настали памятные дни Народного фронта. Петэн понял, что сможет захватить власть только с помощью извне. Он стал поглядывать на юг: там его бывший ученик — генерал Франко с помощью фюрера и дуче стал фюрером — «Каудильо». Учитель глядел на ученика, как на учителя. Петэну повезло: ему не пришлось, как Франко, три года воевать со своим народом — немецкие танки открыли дорогу старому маршалу. Если некогда военные во Франции пытались усыпить народ победами, Петэн нашел способ дешевле: немецкую палку. Францию не опьянили, Францию оглушили, и тогда показался злобный старикашка, сюсюкая, как добрый дедушка, и своим маршальским мундиром прикрывая черные дела завоевателей. Его мечта исполнилась: он стал «фюрером» — «шефом».

Петэн поставил на немецкую карту не случайно, не в азарте отчаянного игрока. До самого последнего времени он свято верил в непобедимость германской армии. Маршал долго жил отсветом чужой славы, славы офицеров и солдат французской армии, отстоявших Верден. Клемансо говорил: «Петэн несносен своим пессимизмом, он утверждает, что, немцы сначала разобьют англичан, а потом разобьют нас». Так рассуждал Петэн в 1917 году. Много лет спустя он об’явил: «Немцы разобьют нас, потом они разобьют англичан». В Вердене он стал победителем против своей воли. Победу Франции он счел случайностью. Он не разуверился в силе немцев. И только в 1944 году, когда обескровленные ударами Красной Армии, немцы начали уходить из Франции, Петэн увидел, что его карта бита. Но тогда уже поздно было рассуждать, оставалось одно — спасать свою шкуру, и маршал пристроился в обозе разбитых победителей, как мелкий предатель, не позабыв перестраховаться и заявить вполголоса, что его «увозят».

В годы скрытой гражданской войны, когда «двести семейств» пытались справиться с народом, Петэн был маршалом подпольной армии французских фашистов, называвших себя «кагулярами». В 1937 году министр внутренних дел Макс Дормуа установил, что во главе заговора «кагуляров» стоит Петэн: Делонкль или генерал Дюсеньер были только порученцами маршала. «Кагуляры» получали автоматически оружье из Германии, а деньги — от «двухсот семейств». Составили мандат на арест Петэна, но глава тогдашнего правительства Даладье отстоял маршала.

Связи маршала с немцами установлены давно. Когда Петэна послали на похороны Пилсудского, маршал задержался в Берлине. Он не осматривал статуи «Аллеи Побед», у него были дела поважнее: он беседовал по душам с Герингом. А побеседовав, он заявил: «Наши два народа должны столковаться». О французском народе маршал упомянул для галерки, на самом деле слова его означали иное: он, Петэн, уже столковался с Герингом.

Недавно в Париже приговорили к казни мелкого перебежчика Фердонне; во время войны он был диктором штуттгардтского радио и призывал французских солдат к дезертирству. Этот Фердонне в 1936 году издавал газетку «Гран Оксидан», которая открывалась лозунгом: «Вся власть Петэну!»

Даладье, который теперь ходит по Парижу с видом победителя, как будто у него позади не Мюнхен, а Савойя, отправил Петэна в качестве посла к генералу Франко. Маршал нашел в Сен-Сабастьене германского посла фон-Шторера. Они стали закадычными друзьями. Шла война между Германией и Францией, а Петэн публично в Бургосе салютовал свастике на вражеских знаменах. Даже во французском министерстве иностранных дел, где сидели «кагуляры» или просто дураки, маршала Петэна называли: «господин посол Испании», — он не скрывал, что интересы Франко ему важнее, чем интересы Франции.

В марте 1940 года маршал приехал из Испании в Париж. Шла так называемая «забавная война», и Даладье уверял, что победит немцев «мячами для футбола». Маршал отправился к де Монзи и сказал ему: «Я понадоблюсь во Франции к концу мая»... Не следует принимать изменника за ясновидца: он просто был поставлен в известность своими немецкими хозяевами о готовящемся наступлении.

10 мая 1940 года немцы вторглись во Францию. Генерал Юнсенже (Хюнцигер) открыл фронт. Этот генерал был ревностным сторонником Петэна. Несколько дней спустя я слушал радиопередачу из Штуттгардта; Фердонне говорил: «Вскоре во главе Франции будет маршал Петэн». Рассказывают, что Поль Рейно теперь пишет книгу под сенсационным заглавием: «Франция спасла Европу». Лучше бы он озаглавил свои мемуары иначе: «Я погубил Францию». Мог ли не знать Рейно о роли Петэна? Тем не менее он назначил маршала своим заместителем. Памятны трагические события того лета. Французское правительство убежало из Парижа в Тур. Там состоялось заседание совета министров. Вейган заявил, будто «народ в Париже взбунтовался, и Морис Торез захватил кабинет президента республики». Лебрен всплакнул: этот государственный муж был занят тогда одним — он плакал и сморкался. Честный патриот Мандель сказал: «Господин президент, вы напрасно озабочены судьбой вашей кровати. В Париже нет бунта, это выдумка». Тогда выступил Петэн: «У нас один выход — просить Германию о перемирии».

Он добился своего. Он назначил изменника Юнсенже (Хюнцингера) военным министром и послал его к Гитлеру. Маршал преподнес Германии Эльзас и Лотарингию. Маршал согласился на перемирие, которое по существу было безоговорочной капитуляцией: у Франции отняли все — две трети территории, хлеб, армию, свободу, честь, ей оставили одно — маршала Петэна.

С той поры Петэн стал открытым агентом Германии. Он поставлял ей продовольствие и этим умертвил сотни тысяч французских детей. Он поставлял ей рабочие руки, отправляя своих соотечественников на немецкую каторгу. Он выполнял все поручения гестапо: слал своих жандармов против героев сопротивления, выдавал немцам патриотов. Он возглавил «легион», отправленный в России; и, если нужны свидетели на предстоящем процессе, то к голосам миллионов французов можно добавить голоса тех вдов и матерей Можайска, Карачева, Борисова, мужья и дети которых были расстреляны «легионерами». Когда союзники высадились в Нормандии, Петэн еще заклинал французов: помогайте вашим тюремщикам!

В июне 1940 года Петэн говорил: «Я не уеду в Алжир, потому что правительство, которое покидает свою территорию, должно быть приравнено к дезертирам». Но когда союзники подошли к Бельфору, маршал умчался в Германию.

Немцы отвели ему роскошное помещение: замок Гогенцоллернов в Зигмарингене. Он любовался видом из окна: долиной Дуная. Каждое утро он совершал длинную прогулку в автомобиле. Он говорил: «Я чувствую себя великолепно, у меня только одна болезнь — возраст». Ему исполнилось 89 лет, но он твердо рассчитывал дожить до ста. Он читал воспоминания Талейрана. Может быть, он мечтал последовать по стопам этого искусного дипломата, пережившего смену четырех режимов? Так или иначе, он говорил швейцарским журналистам, что он, Филипп Петэн, «ничего не имеет против де Голля»... Пережив третью республику, он хотел пережить и третий райх.

Лаваль выбрал Испанию: он знал, что никто во Франции не посмеет вступиться за мошенника. Петэн сыграл иначе: за десять дней до капитуляции Германии престарелый маршал превратился в кающуюся Магдалину. В Швейцарии Петэна встретили, как победителя; страна, которая когда-то была страной Вильгельма Телля, давно стала страной швейцаров, распахивающих двери перед знатными шпионами и богатыми отступниками. Швейцарцы не пожалели для маршала ни нарциссов, ни молочного шоколада. «Мы, Филипп», приободрился. На французской границе Петэн вместо полицейского с наручниками увидел генерала, который отдал ему честь. Нашлись «добрые души», они позаботились обо всем: недавно я прочитал в парижский газете, что специальный поезд, доставивший Петэна от границы в Париж, обошелся государству в круглую сумму — 175 тысяч франков.

И все же наступил день суда. Перед Петэном теперь не сердобольные швейцарцы, не дипломаты, даже не те скрытые попечители, которые превратили форт Монруж в дом отдыха, — перед Петэном теперь французский народ. Еще в те годы, когда маршал опирался на немецкие штыки, французский народ его ненавидел. 12 августа 1941 года маршал заявил: «В 1917 году я подавил военный бунт. В 1940 году я покончил с хаотическим бегством. Теперь я хочу спасти вас, французов, от самих себя». Он просчитался: французы спасли себя и от немцев, и от Петэна. Маршалу придется наконец-то встретиться с Фемидой, и, как ни расслабла эта богиня в особняках Сен-Жермена и Отейля, она не решится прикрыть маршальским мундиром того, кто своим мундиром прикрыл убийство Французской республики.

Процесс Петэна — это процесс всей пятой колонны. Обвиняет народ, народ, который показал свою душевную силу в годы сопротивления. И обвиняет не только для того, чтобы освободить землю от одного мерзкого старика, но и для того, чтобы покончить с полупетэнами. полулавалями, с военными, которые зарятся на звание «шефа», с мутными водами Виши, которые разлились по всей Франции, мешая талантливому, смелому и свободолюбивому народу построить новое, достойное его государство. //Илья Эренбург.

☆ ☆ ☆

22.07.45: Доблестный флот могучей Советской державы ("Известия", СССР)
22.07.45: В.Беликов: Москва встречает героев боев за Берлин ("Известия", СССР)
22.07.45: Л.Галлер: Верный страж морских границ нашей Родины ("Известия", СССР)

21.07.45: Под знаменем сталинской дружбы народов ("Известия", СССР)

20.07.45: П.Кабанов: Самоотверженный труд железнодорожников-восстановителей ("Известия", СССР)
20.07.45: М.Никитин: В море после войны || «Известия» №169, 20 июля 1945 года

18.07.45: В.Полторацкий: Встреча в Москве ("Известия", СССР)

17.07.45: Н.Погодин: Парад Победы ("Известия", СССР)

16.07.45: Новые стройки года Победы ("Правда", СССР)
16.07.45: Н.Козев: Парад Победы на экране ("Правда", СССР)

14.07.45: Достойную встречу — демобилизованным воинам ("Известия", СССР)
14.07.45: Г.Щербатов: Белоруссия встречает воинов-победителей ("Известия", СССР)

12.07.45: Е.Долматовский, А.Сурков: Проводы боевых друзей ("Красная звезда", СССР)
12.07.45: Е.Габрилович: Немецкий бюргер ("Красная звезда", СССР)
12.07.45: Г.Митерев: Успехи советской медицины ("Известия", СССР)
12.07.45: Славный отряд советской интеллигенции ("Известия", СССР)

11.07.45: Н.Ананьев: СССР — могучий оплот всеобщего мира и прогресса ("Известия", СССР)

08.07.45: Годовщина исторического закона ("Известия", СССР)
08.07.45: М.Рыжкова: Слово матери ("Известия", СССР)
08.07.45: Е.Шевелева: Родной дом || «Известия» №159, 8 июля 1945 года

04.07.45: П.Вершигора: «Берлин»* ("Известия", СССР)
04.07.45: Заслуженная награда || «Известия» №155, 4 июля 1945 года

03.07.45: Великая сила советских людей ("Известия", СССР)
03.07.45: Знаменательная дата || «Красная звезда» №154, 3 июля 1945 года
03.07.45: Великому русскому народу || «Красная звезда» №154, 3 июля 1945 года
03.07.45: Великому украинскому народу || «Красная звезда» №154, 3 июля 1945 года

01.07.45: Исторический акт воссоединения Закарпатской Украины с Родиной ("Правда", СССР)
01.07.45: С матерью-Украиной, с советским народом — навеки || «Правда» №156, 1 июля 1945 года


Июнь 1945 года:

29.06.45: Народ и вождь || «Правда» №154, 29 июня 1945 года
29.06.45: Советский простой человек ("Красная звезда", СССР)
29.06.45: Всенародная благодарность вождю ("Известия", СССР)
29.06.45: Н.Тихонов: Великий Генералиссимус ("Правда", СССР)
29.06.45: Н.Мусхелишвили: Величайший герой ("Известия", СССР)
29.06.45: Гений полководца || «Известия» №151, 29 июня 1945 года
29.06.45: Творцу нашей победы || «Известия» №151, 29 июня 1945 года
29.06.45: Мысли воинов || «Известия» №151, 29 июня 1945 года
29.06.45: В.Кудрявцев: Кузница мощного артиллерийского вооружения ("Известия", СССР)

28.06.45: Великий Сталин — Генералиссимус Советского Союза ("Красная звезда", СССР)
28.06.45: Генералиссимус Советского Союза || «Известия» №150, 28 июня 1945 года
28.06.45: Н.Воронов: Поздравление артиллеристов ("Известия", СССР)
28.06.45: П.Рыбалко: Слава нашему Генералиссимусу! ("Известия", СССР)
28.06.45: Т.Лысенко: Радостно жить в сталинскую эпоху! ("Известия", СССР)
28.06.45: А.Елян: Вдохновленные вождем || «Известия» №150, 28 июня 1945 года
28.06.45: В.Полторацкий: Народная любовь || «Известия» №150, 28 июня 1945 года

27.06.45: Слава отцу наших побед — великому Сталину! ("Красная звезда", СССР)
27.06.45: Новая организация международной безопасности ("Известия", СССР)

26.06.45: Торжество победителей ("Красная звезда", СССР)
26.06.45: Триумф победителей || «Известия» №148, 26 июня 1945 года
26.06.45: Л.Кассиль: Судьба знамен || «Известия» №148, 26 июня 1945 года
26.06.45: Е.Кригер: Народное ликование || «Известия» №148, 26 июня 1945 года
26.06.45: В.Ермилов: Слово к суворовцу || «Известия» №148, 26 июня 1945 года
26.06.45: К.Смирнов: Боевая техника, созданная великим народом ("Известия", СССР)
26.06.45: Вс.Иванов: Парад бессмертной славы || «Известия» №148, 26 июня 1945 года
26.06.45: В.Полторацкий: У воинов-победителей || «Известия» №148, 26 июня 1945 года

25.06.45: Исторический парад армии-победительницы ("Правда", СССР)
25.06.45: Б.Полевой: Зрелость || «Правда» №151, 25 июня 1945 года
25.06.45: Б.Кампов: Москва ликует || «Правда» №151, 25 июня 1945 года
25.06.45: М.Шагинян: Встреча на Красной площади ("Правда", СССР)

24.06.45: Великое народное торжество || «Известия» №147, 24 июня 1945 года
24.06.45: И.Осипов, В.Полторацкий: В ночь накануне парада ("Известия", СССР)
24.06.45: Сплочение демократических сил Польши || «Известия» №147, 24 июня 1945 года

23.06.45: В.Полторацкий: Последний рейд ("Известия", СССР)
23.06.45: Знамя Победы || «Известия» №146, 23 июня 1945 года
23.06.45: Джамбул Джабаев || «Известия» №146, 23 июня 1945 года
23.06.45: П.Белявский: Герой || «Известия» №146, 23 июня 1945 года
23.06.45: В.Беликов: В Ясной Поляне || «Известия» №146, 23 июня 1945 года
23.06.45: П.Юдин: Несокрушимая мощь Советского государства ("Известия", СССР)

Газета «Известия» №172 (8782), 24 июля 1945 года
Tags: 1945, Илья Эренбург, Франция в ВОВ, газета «Известия», июль 1945
Subscribe

Posts from This Journal “Франция в ВОВ” Tag

  • «Молчите, г-н Даладье!»

    Б.Ильин || « Известия» №208, 4 сентября 1945 года Отныне мы можем считать нашу отчизну избавленной от угрозы немецкого нашествия на западе и…

  • 27 августа 1943 года

    И.Эренбург || « Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 255-257. # Все статьи за 27…

  • Илья Эренбург. Величие и ничтожество

    И.Эренбург || « Известия» №201, 26 августа 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Б.Агапов. В капище империализма. (2 стр.). A.Степанов. Десант в Маока.…

  • Илья Эренбург. Бастилия будет взята

    И.Эренбург || « Известия» №164, 13 июля 1941 года Непреодолимой, стальной стеной встает Красная Армия, преграждая путь фашистским захватчикам.…

  • Илья Эренбург. Париж

    И.Эренбург || « Красная звезда» №138, 14 июня 1942 года С огромным под’емом проходят в частях Красной Армии митинги, посвященные заключению…

  • Дневник немецкого грабителя

    « Красная звезда» №251, 24 октября 1942 года Боевой привет собратьям по оружию — героям Военно-Морского Флота, с честью и славой защищающим…

  • Зверства немецких палачей в деревне Кривцово

    « Красная звезда» №125, 30 мая 1942 года Мы можем и должны бить и впредь немецко-фашистских захватчиков до полного их истребления, до полного…

  • Илья Эренбург. Немецкая лавочка

    И.Эренбург || « Красная звезда» №120, 24 мая 1942 года За проявленную отвагу в боях за отечество с немецкими захватчиками, за стойкость,…

  • У могилы 74 расстрелянных

    Л.Афонин || " Красная звезда" №95, 23 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Обращение колхозников и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments