Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Сегодня в Берлине

Л.Кудреватых || «Известия» №103, 4 мая 1945 года

Слава Красной Армии, водрузившей знамя победы над Берлином! Да здравствует великий советский народ, народ-победитель!



# Все статьи за 4 мая 1945 года.



Утром 1 мая мы под’ехали к Шпрее, пересекли Тельтов-канал по добротным мостам, возведённым нашими неутомимыми сапёрами, и, обогнув аэропорт Темпельгоф, оказались на артиллерийских позициях.

– Бьём по рейхстагу, — об’яснил майор-артиллерист. — Сегодня здесь должны соединиться танкисты Богданова и Катукова, пехотинцы Чуйкова и Кузнецова.

освобождение Берлина, штурм Берлина, битва за Берлин

На тротуарах, под прикрытием распустившихся клёнов, стояли самоходные пушки подполковника Ануфриенко. Самоходчики прогрызали немецкую оборону от самого Одера. Они прошли по центральной оси Берлина, рассекали дома и завалы, прокладывая дорогу нашим пехотинцам. Впереди, всё время с пехотой, шла батарея старшего лейтенанта Красильникова. Командир одного из расчётов батареи Сиднев сказал:

– Вот это действительно первомайский праздничек! Подумать только — над Берлином полощутся наши знамёна. А где мы встречали этот день в сорок втором году? Под Гжатском, в двух часах езды от Москвы. В сорок третьем стояли в обороне под Орлом. А теперь вот — в Берлине...

Через час я попал на командный пункт генерал-полковника Чуйкова. Лицо его, утомлённое бессонными ночами, излучало твёрдую решимость и уверенность. Таким же он был в Сталинграде осенью сорок второго года. Тогда командный пункт Чуйкова размещался в блиндаже, вырытом в прибрежном волжском песке. Волга и Шпрее, Сталинград и Берлин — вехи славы и могущества нашей армии!

Генерал руководил боем. Он требовал усилить артиллерийский огонь. Он вёл войска на штурм рейхстага. На рассвете 1 мая на одном из участков его соединения появился немецкий подполковник с огромным белым флагом. Немец спросил:

– Может ли советское командование принять парламентёров для переговоров?

Ему ответили согласием. Вскоре в указанное место прибыл с белым флагом немецкий генерал. Он был доставлен в штаб Чуйкова. Пока немецкий генерал сидел в штабе, наши войска разговаривали по-своему с осаждёнными в Берлине войсками. Переговоры шли на языке пушек, автоматов, пулемётов и гранат. Я спросил в штабе:

– Что можно узнать о ходе переговоров?

Мне ответили:

– Ничего нового, Видите, идёт напряжённый бой.

Бой не стихал весь день первого мая, не умолкал он и ночью.

Но второе мая поразило нас необычной тишиной. Моросил мелкий дождик, косматые тучи повисли над крышами домов, не было слышно оглушительного рёва пушек, пулемётной и автоматной стрельбы. Вспомнился рапорт генерала Чернышева, бравшего Берлин во время Семилетней войны. В рапорте есть такие строки: «Берлин сдался на аккорд. День был дождливый». И сегодня день был дождливый. Первые офицеры, которые встретились на улицах Берлина, здороваясь, поздравляли:

– С победой!

Через несколько минут удалось побывать в штабе генерал-полковника Черевиченко.

– Берлинские немцы сложили оружие. На моём участке,— сказал генерал, — боевые действия прекратились в пятнадцать часов. Сейчас наши полки принимают сдающихся в плен немцев...

Наша сила, мощь нашего оружия поставили берлинский гарнизон на колени после десяти дней осады города.

В штабе полка, расположившемся на Кёнигштрассе, никого не оказалось, кроме дежурного автоматчика. Все офицеры были на улицах. Они принимали сдающихся в плен немцев, руководили прочёсыванием домов и кварталов. Улицы, вчера казавшиеся мёртвыми, сегодня ожили. Из-под развалин, из каких-то ям и погребов выбираются берлинские жители с узлами, чемоданами, кастрюлями.

В переулке, прилегающем к большой площади, наше внимание привлекла толпа берлинцев.

– Зачем вы здесь собрались? — спрашиваем одного.

– Здесь районная комендатура. Мы пришли регистрироваться.

Комендант Фридрихбергского района подполковник Кузнецов рассказал:

– Я – ленинградец и, конечно, не мечтал быть комендантом берлинского района. Но уж такова военная судьба. Пришли сюда вместе с передовыми частями Красной Армии, сразу же организовали расчистку улиц, уборку дворов, выпечку хлеба для населения.

Первые результаты работы комендатуры видны на всех улицах района. Всюду работали берлинцы, убиравшие завалы. У хлебных лавок стояли домохозяйки, получавшие свой паёк. К коменданту шли на регистрацию жители района. Комендант уже назначил бургомистра — юриста Пауля Лейке, беспартийного. Лейке знают здесь в каждом доме. Он в течение двадцати семи лет — с 1907 по 1934 год состоял бургомистром этого района.

К коменданту приходят жители по самым различным делам. Одни предлагают свои услуги для работы, другие сообщают о складах военного имущества. Являются на регистрацию и члены гитлеровской партии.

В кабинет коменданта входит долговязый немец, боязливо озирается.

– Что вам угодно? – спрашивает подполковник Кузнецов.

– Я – Пауль Фишер, рядовой нацист... Я только собирал членские взносы... А вот Лемке — это местный фюрер. Он расстреливал пленных. Я знаю, где он живет. Я сам могу привести его сюда...

*******

Подошла очередная партия пленных. Видно по их лицам, что они довольны своей судьбой: остались живы, пройдя через ад уличных боёв. Наши бойцы конвоируют их на сборный пункт.

По мостовой стелется густая пыль. Из какого-то переулка показывается новая колонна пленных. Впереди – майор.

Проходим дальше, к Вильгельмштрассе. Всюду одна и та же картина: тысячи пленных, горы сложенного оружия, языки пламени среди развалин берлинских домов. Старый, дряхлый немец сгребает лопатой щебень, очищая вход в подвал.

– Что там?

– Семья.

Из ямы вылезают девять человек. И эти довольны. Кончился для них ад. Непривычная тишина пугает их. Они осторожно озираются, потом опять лезут в яму, выволакивают оттуда свои пожитки.

А рядом, через несколько домов, другая картина. Цивильные немцы набросились на магазин, и тащат обувь на деревянной подошве — кто сколько может. Два наших бойца, оказавшиеся по соседству, отгоняют их.

Ещё одна колонна пленных, возглавляемая генералом. Берлинские женщины, стоящие на тротуарах, узнают знакомых, родственников, которыми они когда-то гордились, как завоевателями Европы, от которых получали награбленное добро из Парижа и Киева, из Праги и Витебска. Как жалко выглядят теперь эти «завоеватели»!

В колонне пленных прошли по улицам Берлина генерал артиллерии Вейдлинг — начальник обороны Берлина, подручный Геббельса, доктор философии и истории Клик и много других высокопоставленных гитлеровских персон.

Спрашиваем пленных:

– Где Гитлер?

– Покончил самоубийством...

– А Геббельс?

– Покончил самоубийством...

Берлин пал. Гарнизон его капитулировал. Но немцы остаются немцами: на одном заводе засели два генерала с 1.500 солдатами и офицерами. Чванливые генералы прислали своего парламентёра.

– Хотим знать условия капитуляции.

Им ответили:

— Если к 17 часам не сдадитесь, откроем огонь.

Генералы не стали дожидаться первого залпа, и сдались.

...Весь день по улицам Берлина плелись колонны пленных. А над рейхстагом полыхало огромное знамя, знамя нашей победы. Л.Кудреватых. БЕРЛИН, 3 мая. (По телеграфу).


***************************************************************************************
Москва 1 мая. Парад на Красной площади.
По площади движутся мощные дальнобойные орудия, торжественным маршем проходят доблестные пехотинцы.


Фото Н.Петрова.
Парад на Красной площади

☆ ☆ ☆

1 мая на Красной площади

Есть в наших праздниках чудесная пленительная сила, властно захватывающая человека зрелищем полноты всепобеждающей жизни. Особое волнение охватывало нас всякий раз, когда на Красной площади Москвы сходились в мирные годы советские люди на торжества, демонстрации, парады, и каждый такой день был неповторимым и незабываемым. Каким же был наш праздник, сейчас, в день 1 мая 1945 года! В исторические дни состоялся парад Красной Армии, и вновь ожила, зацвела, брызнула радостью, оживлением, сверкающими красками наша Красная площадь, и тысячи трудящихся снова встретились у стен Кремля под весенним солнцем нашей победы!

Народ-победитель вывел на смотр свои войска, овеянные легендарной славой. Никогда еще не была эта встреча такой гордой и ликующей! Перед цветом страны, виднейшими представителями советского народа, собравшимися на трибунах, выстроились войска. Начиная от новой формы и кончая новым оружием, многое изменилось в нашей армии. Возмужавшая, зрелая, испытанная в боях, обогащенная громадным опытом, во всей своей богатырской мощи стояла армия в ожидании сигнала к параду. С необыкновенной ясностью возникали в сознании каждого слова первомайского приказа великого Сталина:

«Наша Родина в ходе войны получила первоклассную кадровую армию, способную отстоять великие социалистические завоевания нашего народа и обеспечить государственные интересы Советского Союза».

И когда на трибуну ленинского мавзолея поднялся тот, кто выковал эту богатырскую силу, кто дал родине оплот и защиту, кто вел нашу Красную Армию — и привел ее к величайшей победе, воздух дрогнул от рукоплесканий, тысячи сердец и взоров устремились к вождю и полководцу — великому Сталину.

Вместе с товарищем Сталиным на трибуну поднялись товарищи Калинин, Ворошилов, Каганович, Микоян, Жданов, Берия, Шверник, Маленков, Вознесенский. На другом крыле мавзолея — генералитет Красной Армии. Отдельную трибуну занимают военные атташе иностранных государств и представители союзных нам армий.

В 10 час. начался церемониал парада. Начальник Генерального Штаба Красной Армии генерал армии А.И.Антонов, приняв рапорт командующего парадом генерал-полковника Артемьева и поздравив войска с праздником, обратился к войскам и советскому народу с речью.


***************************************************************************************
МОСКВА. КРЕМЛЬ. Маршалу Советского Союза Иосифу Виссарионовичу СТАЛИНУ


Весть о взятии Берлина нашими доблестными, руководимыми и вдохновляемыми Вашим гением войсками преисполнила сердца всех верных сынов нашей Родины безграничной радостью и ликованием.

Наша Церковь, вознося в этот исторический день благодарственное моление к Богу, усугубляет молитвы свои о Вас любимом верховном Вожде нашего народа и о родной Армии, и призывает небесное благословение на последние ратные подвиги во имя окончательной победы. АЛЕКСИЙ, патриарх Московский и всея Руси.

☆ ☆ ☆

Присвоение имени Маршала Сталина центральной улице Кракова

ВАРШАВА, 2 мая. (ТАСС). Краковская городская Рада Народова постановила присвоить одной из центральных улиц города имя маршала Сталина.

☆ ☆ ☆

Германское радио о Гитлере

Вчера поздно вечером германское радио распространило сообщение так называемой "Главной ставки фюрера", в котором утверждается, что 1 мая после полудня умер Гитлер. В сообщении указывается, что еще 30 апреля Гитлер назначил своим преемником адмирала Деница.

Со своей стороны Дениц обратился с воззванием к армии и населению Германии. В воззвании повторяются обычные ухищрения и вымыслы гитлеровской пропаганды, рассчитанные на то, чтобы вызвать разногласия среди держав антигитлеровской коалиции, и содержатся требования к немцам "сохранять порядок и дисциплину в городах и селах" и безоговорочно "выполнять свой долг".

Указанные сообщения германского радио, повидимому, представляют собой новый фашистский трюк: распространением утверждений о смерти Гитлера германские фашисты, очевидно, надеются предоставить Гитлеру возможность сойти со сцены и перейти на нелегальное положение. (ТАСС).

☆ ☆ ☆

Черчилль и Трумэн о капитуляции немецких войск в Италии

ЛОНДОН, 3 мая. (ТАСС). Как передает агентство Рейтер, Черчилль об’явил вчера в палате общин о безоговорочной капитуляции немецких войск в Италии. «Не только обширные территории, имеющие большое значение по своему характеру, оказались под контролем генерала Александера, - говорится в заявлении Черчилля, - но сама капитуляция, с точки зрения численности капитулировавших войск, является, по моему мнению, рекордной за все время нынешней войны и должна благоприятно отразиться на дальнейших событиях, которых мы ожидаем».

Черчилль сообщил, что условия капитуляции предусматривали прекращение военных действий в полдень по гринвичскому времени, но, учитывая целый ряд неопределенных моментов, фельдмаршал Александер сделал окончательное заявление только тогда, когда были получены убедительные подтверждения в виде фактического приказа, изданного германским верховным командованием своим войскам.

ВАШИНГТОН, 2 мая. (ТАСС). Президент Трумэн сделал представителям печати заявление, в котором говорится, что армии союзников в Италии добились безоговорочной капитуляции германских войск на той европейской территории, куда мы прежде всего направили с запада свое оружие и нашу решимость. Крушение великой тирании в Италии является, однако, победой не только в одной Италии, но частью общего триумфа, которого мы с нетерпением ожидаем на всем континенте Европы».

☆ ☆ ☆

Промышленность Московской области перевыполнила план апреля месяца

Рабочие, инженерно-технические работники и служащие предприятий Московской области ознаменовали день 1 мая производственными успехами. Государственный план апреля месяца по выпуску товарной продукции промышленностью Московской области перевыполнен.

Воодушевленные историческими победами Красной Армии, коллективы предприятий берут обязательства по дальнейшему увеличению выпуска промышленной продукции. (ТАСС).

__________________________________________
Время триумфа ("The Times", Великобритания)
И.Эренбург: Хватит! («Красная звезда», СССР)
Путь к Берлину ("Известия", СССР)
Красноармеец ("The New Yorker", США)
Шаг за шагом ("The Times", Великобритания)
И.Эренбург: Перед финалом («Красная звезда», СССР)
Взлет и падение германского вермахта ("Time", США)

Газета «Известия» №103 (8713), 4 мая 1945 года
Tags: 1945, Берлин, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, битва за Берлин, газета «Известия», май 1945
Subscribe

Posts from This Journal “Великая Отечественная война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →