Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Л.Соболев. Морская душа

газета «Правда», 29 июля 1942 годаЛ.Соболев || «Правда» №210, 29 июля 1942 года

Враг продолжает лезть вперед. Велика опасность, нависшая над нашей родиной. Отстоим родную землю от гитлеровских разбойников. Каждый гражданин Советского Союза — воин, каждый должен учиться владеть оружием в совершенстве! Будь готов в любую минуту к защите отечества!



# Все статьи за 29 июля 1942 года.



«Правда», 29 июля 1942 года

Так на флоте называют тельняшку. Носить ее под любой формой, в которую оденет моряка война, стало неписанным законом, традицией. И как всякая традиция, рожденная в боях, «морская душа» — флотская тельняшка — означает многое.

Сквозь раскрытый как бы случайно ворот гимнастерки, полушубка, защитной шинели или ватника я видел ее родные полоски и в пыльных одесских окопах, и в сосновом высоком лесу под Ленинградом, и в путаных зарослях севастопольского горного дубняка, и в снегах на подступах к Москве. Так уж повелось с времен гражданской войны: когда над родиной нависает военная гроза, Красный флот шлет на сушу всех моряков, без которых могут сражаться корабли, и моряки встречают врага в самых опасных для родины местах.

Их узнают по этим сине-белым полосам, прикрывающим широкую грудь, где ненавистью и гневом горит гордая за флот душа моряка, — веселая и отважная краснофлотская душа, готовая к отчаянному порой поступку, незнакомая с паникой и унынием, честная и верная душа большевика и преданного сына родины.

Морская душа — это целый комплекс понятий. Прежде всего — это беззаветная верность родине и партии Ленина—Сталина. Это — готовность к подвигу, решительность, находчивость, стойкость и упрямая отвага. Это — веселая удаль, презрение к смерти, давняя матросская ярость, лютая ненависть к врагу.

Морская душа — это огромная любовь к жизни. Трус не любит жизни: он только боится ее потерять. Трус не борется за свою жизнь, он только охраняет ее. Трус всегда пассивен. Именно отсутствие поступка обычно и губит его жалкую, никому ненужную жизнь. Отважный, наоборот, любит жизнь страстно и действенно, он борется за нее со всем мужеством, стойкостью и выдумкой человека, который отлично понимает, что лучший способ остаться в бою живым — это быть смелее, хитрее и быстрее врага.

И если моряки умирают, они умирают так, что врагам становится страшно: моряк захватывает с собой в смерть столько врагов, сколько он видит перед собой.



В раскаленные дни штурма Севастополя из города приходили на фронт подкрепления. Краснофлотцы из порта и базы, юные добровольцы и пожилые рабочие, выздоровевшие (или сделавшие вид, что выздоровели), раненые, — все, кто могли драться, вскакивали на грузовики и, промчавшись по горной дороге под тяжкими разрывами снарядов, прыгали в окопы.

В тот день в Третьем морском полку потеряли счет немецким атакам. После пятой или шестой моряки сами кинулись в контратаку на высоту, откуда немцы били по полку фланговым огнем. В одной из траншей, поворачивая против фашистов оставленный ими здесь пулемет, краснофлотцы нашли тело советского бойца.

Он был в каске, в защитной гимнастерке. Но когда в поисках документов расстегнули на нем ворот, увидели знакомые сине-белые полоски флотской тельняшки. И молча сняли моряки свои бескозырки, обводя глазами место неравного боя.

Кругом валялись трупы фашистов — весь пулеметный расчет и те, кто, видимо, подбежал сюда на выручку. В груди унтер-офицера торчал немецкий штык. Откинутая рука погибшего моряка сжимала немецкую гранату, в другой был вражеский автомат, все пули которого были выпущены в фашистов. За пояс был заткнут пустой наган, аккуратно прикрепленный к кобуре ремешком.

И тогда кто-то негромко сказал:

— Это, верно, тот... Федя с наганом...

В Третьем полку он появился перед самой контратакой, спутники запомнили его именно по этому нагану, вызвавшему в машине множество шуток. Прямо с грузовика он бросился в бой, догоняя моряков Третьего полка.

Теперь, найдя его здесь, среди десятка убитых им фашистов, краснофлотцы поняли, что́ сделал в бою безвестный черноморский моряк, который так и вошел в историю обороны Севастополя под именем «Феди с наганом».

Фамилии его не узнали: документы были залиты кровью, лицо изуродовано выстрелом в упор.

О нем знали одно: он был моряком. Это рассказали сине-белые полоски, под которыми кипела в бою смелая и гневная морская душа, пока ярость и отвага не выплеснули ее из крепкого этого тела.



Маленький катер, «морской охотник», попал в беду. Он был послан для ночной операции к берегу, захваченному врагом. В пути его захватил шторм. Катер пробился сквозь снег, пургу и седые валы, вздыбленные жестоким ветром. Он обледенел — и сколол лед. Он набрал внутрь воды — и откачал ее. Но задание он выполнил.

Когда он возвращался, ветер переменился и снова дул навстречу. Шторм заставил израсходовать лишнее горючее, а потом волна залилась в цистерну с бензином. Катер понесло к берегу, занятому врагом.

Дали радио с просьбой помочь — и замолчали, потому что мотор радиостанции работать на смеси бензина с водой отказался.

Катер умирал, как человек. Сперва у него отнялись ноги. Потом он онемел. Но слух его еще продолжал работать. И он слышал в эфире свои позывные, он принимал тревожные радио, где запрашивали его точное место, — потому что найти маленький катер в большом Черном море трудно.

Двое суток моряки слышали эти поиски, но ответить не могли.

На катере, между тем, шла жизнь. Командир его старший лейтенант Попов прежде всего разрешил проблему питания. Ветер мог перемениться — и тогда катеру предстояло дрейфовать на юг неделю, может две. Попов приказал давать краснофлотцам сколько угодно сельдей и хлеба и не ограничивать потребление пресной воды, которой было много. Расчет его оправдался. Когда к вечеру он спрашивал, не пора ли варить обед, краснофлотцы, поглаживая налитые водой желудки, отвечали, что аппетита еще нет и можно консервы поберечь.

В кубрике, как на вахте, постоянно стояли по-двое краснофлотцы, широко расставив ноги и держа в руках ведро. Они старались держать его так, чтобы оно не болталось на качке. Еще один расчет командира оправдался: бензин в ведре, выключенном из качки, отделялся от воды. Его осторожно сливали, вновь наполняли ведро смесью и вновь держали его на руках. Так к концу вторых суток получили, наконец, порцию горючего, достаточную для передачи одной короткой радиограммы.

Она была заготовлена Поповым в двух вариантах. Первый был одобрен комсомольским и партийным собранием катера и приготовлен на тот случай, если радио заработает в видимости вражеского берега:

«...числа... часов... минут... Вражеский берег виден в... милях тчк С каждой минутой он приближается тчк Выхода нет тчк Будем драться до последнего патрона в последний момент взорвемся тчк Умрем живыми врагу не сдадимся тчк Прощайте товарищи привет родине товарищу Сталину тчк Командир военком команда катера 044».

Но ветер изменился, и катер стало относить от берега. Поэтому отправили второй вариант: свое точное место и сообщение, что радио работает последний раз и что катер надеется на помощь.

Она пришла своевременно.

Только поэтому я смог увидеть и переписать эту неотправленную радиограмму.



Бомбардировщик возвращался с боевого задания. В бою с «Мессершмитгами» он израсходовал почти все патроны и оторвался от своей эскадрильи. Теперь он шел над Черным морем совершенно один во всем голубом и неприятно-высоком небе.

Именно оттуда, с высоты, и свалился на него «Мессершмитт-109». Первым его увидел штурман Коваленко. Он пострелял сколько мог и замолчал. Стрелок-радист дал врагу подойти ближе и, тщательно целясь, выпустил свои последние патроны, потом доложил об этом летчику.

— Знаю,— ответил Попко. — Будем вертеться.

И самолет начал вертеться. Он уходил от светящейся трассы пуль как раз тогда, когда они готовы были впиться в самолет. Он пикировал и взмывал вверх. Он делал фигуры, невозможные для его типа. Пока что это помогало: он получил только несколько безобидных пробоин в крылья.

Фашистский летчик, очевидно, понял, что самолет безоружен. Но, видимо, он слышал кое-что о советском таране и побаивался бомбардировщика. Вся игра свелась к тому, что «Мессершмитт» старался выйти в хвост на дистанцию бесспорно верной стрельбы.

Наконец ему это удалось. Стрелок-радист увидел немца прямо за хвостом и невольно нажал гашетку. Но стрелять было нечем. Стрелять мог только враг. Это был конец.

Тут что-то замелькало вдоль фюзеляжа бомбардировщика. Белые странные шары стремительно мчались к «Мессершмитту». Они пролетали мимо него, они стучали по его крыльям, били в лоб. Они попадали в струю винта и разрывались невиданной, блистающей на солнце, очень крупной и медленной шрапнелью. Один за другим вылетали из кабины штурмана эти фантастические снаряды.

«Мессершмитт» резко спикировал под хвост бомбардировщику, в одно мгновение потеряв выгодную позицию. Теперь уйти от него было легко, и скоро фашист отстал, видимо, сберегая горючее для возвращения.

Радист передохнул и вытер на лбу пот.

— Отвалил фриц, — доложил он летчику и любопытно спросил: — Чем это вы в него стреляли, товарищ капитан?

— Нечем нам тут стрелять,— ответил в трубке голос Попко. — Я и сам удивляюсь, с чего это он отскочил?

Тогда в телефон ворвался голос штурмана Коваленко:

— Это я его отшил. Злость одолела, — ишь, как подобрался, стервец!.. Чорт его знает, думаю, а вдруг он их за какие-нибудь новые снаряды примет?

— Чего это — их? — не понял Попко.

— Листовки. Я же в него листовками швырялся, всю руку отмотал...

И весь экипаж — летчик, радист и штурман — засмеялся. Смеялся, кажется, и самолет. Во всяком случае, он потряхивал крыльями и шатался в воздухе, как шатается и трясет руками человек в припадке неудержимого хохота.



Зенитная батарея Героя Советского Союза Воробьева, была уже хорошо знакома фашистам по декабрьскому штурму. Тогда длинные острые иглы ее орудий, привыкших искать врага только в небе, вытянулись по земле. Они били бронебойными снарядами по танкам, зажигательными — по машинам, шрапнелью — по пехоте. Краснофлотцы точным огнем из автоматов и бросками гранат останавливали фашистов, яростно лезших на батарею, внезапно возникшую на пути к Севастополю.

Теперь, в июле, батарея снова закрыла собой дорогу к городу славы.

На этот раз фашисты бросили на нее огромные силы. Самолеты пикировали на батарею один за другим. Дымные высокие столбы разрывов закрывали собой все расположение батареи. Но когда дым расходился и дождь взлетевших к небу камней опускался на землю, — из пламени и пыли вновь протягивались вдоль травы острые длинные стволы зениток, и снова точные их снаряды разбивали фашистские танки.

Наконец орудия были убиты. Они легли, как отважные бойцы, лицом к врагу, вытянув свои стройные изуродованные стволы. Батарея держалась теперь только гранатами и ручным оружием краснофлотцев.

Как дрались там моряки, как ухитрились они держаться еще несколько часов, уничтожая врагов, что происходило на этом клочке советской земли, остававшемся еще в руках советских людей, — не будем догадываться и выдумывать.

Пусть каждый из нас молча, про себя прочтет три радиограммы, принятые с воробьевской батареи в последний ее день:

«12-03. Нас забрасывают гранатами, много танков, прощайте товарищи, кончайте победу без нас».

«13-07. Ведем борьбу за дзоты, только драться некому, все переранены».

«16-10. Биться некем и нечем, открывайте огонь по компункту, тут много немцев».

И четыре часа подряд била по командному пункту исторической батареи двенадцатидюймовая морская береговая. И если бы орудия могли плакать, кровавые слезы падали бы на землю из их раскаленных жерл, посылающих снаряды на головы друзей, братьев, моряков, — людей, в которых жила морская душа, высокая и страстная, презирающая смерть во имя победы. //Леонид Соболев.

☆ ☆ ☆

29.07.42: И.Эренбург: Остановить! ("Красная звезда", СССР)**
29.07.42: Н.Тихонов: Ленинград в июле ("Красная звезда", СССР)
29.07.42: З.Вейнбергер: В Киеве, на Крещатике ("Известия", СССР)
29.07.42: Вс.Вишневский: Во имя Родины ("Известия", СССР)
29.07.42: И.Эренбург: За жизнь! || «Правда» №210, 29 июля 1942 года
29.07.42: Быть готовым к защите отечества || «Правда» №210, 29 июля 1942 года

28.07.42: И.Эренбург: Судьба России ("Красная звезда", СССР)**
28.07.42: Русская девушка в Кельне ("Красная звезда", СССР)
28.07.42: Истребляй гитлеровцев!* || «Известия» №175, 28 июля 1942 года
28.07.42: Отбить натиск врага! || «Правда» №209, 28 июля 1942 года
28.07.42: Д.Бирюков: Я видел это. Я мщу! || «Правда» №209, 28 июля 1942 года
28.07.42: Я.Цветов: Гитлеровские грабители на Дону || «Правда» №209, 28 июля 1942 года

26.07.42: Н.Шванков: В верховьях Волги ("Красная звезда", СССР)**
26.07.42: А.Штепенко: Курс на Кенигсберг ("Красная звезда", СССР)
26.07.42: А.Довженко: В грозный час* ("Известия", СССР)**
26.07.42: Вс. Вишневский: Традиции русских моряков ("Известия", СССР)
26.07.42: Фашистские зверства в Смоленщине || «Известия» №174, 26 июля 1942 года
26.07.42: Бейте врага насмерть, доблестные воины флота! || «Правда» №207, 26 июля 1942 года

25.07.42: От Севера до Юга ("Красная звезда", СССР)**
25.07.42: Н.Тихонов: Ненависть* ("Красная звезда", СССР)
25.07.42: А.Довженко: Народные рыцари* ("Известия", СССР)**

24.07.42: И.Эренбург: Убей! ("Красная звезда", СССР)**
24.07.42: П.Павленко: Минная рапсодия ("Красная звезда", СССР)

23.07.42: И.Эренбург: Время ("Красная звезда", СССР)**
23.07.42: Долг командира || «Красная звезда» №171, 23 июля 1942 года
23.07.42: Дикие зверства гитлеровцев во вновь оккупированных районах ("Красная звезда", СССР)
23.07.42: Что несут гитлеровцы советскому народу || «Правда» №204, 23 июля 1942 года

22.07.42: Награждение 28 павших героев || «Красная звезда» №170, 22 июля 1942 года

21.07.42: Я.Милецкий: "Пропавшие без вести" ("Красная звезда", СССР)
21.07.42: Уничтожать вражескую авиацию! || «Красная звезда» №169, 21 июля 1942 года
21.07.42: А.Кривицкий, П.Крайнов: Немецкие "порядки" в Курской области ("Красная звезда", СССР)**

19.07.42: На Юге ("Красная звезда", СССР)**
19.07.42: И.Эренбург: Россошь ("Красная звезда", СССР)
19.07.42: Й.Геббельс: О так называемой русской душе («Das Reich», Германия.)

18.07.42: И.Эренбург: Сильнее смерти ("Красная звезда", СССР)
18.07.42: Бить врага наверняка || «Правда» №199, 18 июля 1942 года
18.07.42: Р.Паркер: В испытаниях войны || «Литература и искусство» №29, 18 июля 1942 года
18.07.42: В.Сурин: Год работы фронтовых бригад || «Литература и искусство» №29, 18 июля 1942 года

17.07.42: В.Радкевич: Витебск - город смерти ("Красная звезда", СССР)**
17.07.42: И.Эренбург: Угроза || «Красная звезда» №166, 17 июля 1942 года
17.07.42: А.Кривицкий, А.Поляков: На Дону ("Красная звезда", СССР)
17.07.42: Всю мощь огня танков против врага! ("Красная звезда", СССР)
17.07.42: Стойкость и железное упорство — непременное условие победы || «Правда» №198, 17 июля 1942 года

16.07.42: М.Вольф: Фашистская система развращения молодежи ("Красная звезда", СССР)
16.07.42: И.Эренбург: Трудный путь || «Красная звезда» №165, 16 июля 1942 года

15.07.42: А.Боровский: По деревням, где бесчинствуют немцы || «Красная звезда» №164, 15 июля 1942 года
15.07.42: Гитлеровский террор в оккупированных советских районах ("Красная звезда", СССР)
15.07.42: Упорно и стойко отражать атаки врага ("Красная звезда", СССР)
15.07.42: Э.Виленский: Смерть зверю!*|| «Известия» №164, 15 июля 1942 года
15.07.42: А.Мацкин, А.Шаров: Хозяйничанье гитлеровских мерзавцев на Украине || «Правда» №196, 15 июля 1942 года

14.07.42: Фашистский плен хуже смерти ("Красная звезда", СССР)**
14.07.42: И.Эренбург: Отечество в опасности ("Красная звезда", СССР)
14.07.42: П.Никитин: Настигни зверя и убей!* ("Известия", СССР)***

12.07.42: И.Эренбург: Орда на Дону ("Красная звезда", СССР)

11.07.42: И.Эренбург: Дон зовет ("Красная звезда", СССР)**
11.07.42: Ненависть к врагу || «Правда» №192, 11 июля 1942 года
11.07.42: Р.Кармен: Ленинградские кинохроникеры || «Правда» №192, 11 июля 1942 года
11.07.42: К.Симонов: Военный корреспондент || «Литература и искусство» №28, 11 июля 1942 года
11.07.42: Л.Русланова: Три встречи || «Литература и искусство» №28, 11 июля 1942 года

10.07.42: Р.Моран: Подвиг великого города ("Красная звезда", СССР)
10.07.42: Е.Миронова: В маленьком городке. Свадьба ("Красная звезда", СССР)
10.07.42: Б.Галин: Девятая рота || «Красная звезда» №160, 10 июля 1942 года

09.07.42: Е.Петров: Прорыв блокады || «Красная звезда» №159, 9 июля 1942 года

08.07.42: И.Эренбург: ОТОБЬЕМ! ("Красная звезда", СССР)*
08.07.42: В оккупированных районах ("Красная звезда", СССР)
08.07.42: Л.Кассиль: Четверо немцев* ("Известия", СССР)**
08.07.42: С.Сергеев-Ценский: Севастопольцы || «Правда» №189, 8 июля 1942 года
08.07.42: Е.Кононенко: Девочка в беседке || «Правда» №189, 8 июля 1942 года

07.07.42: И.Эренбург: Сердце человека || «Красная звезда» №157, 7 июля 1942 года
07.07.42: Зверства гитлеровских извергов над ранеными красноармейцами ("Красная звезда", СССР)
07.07.42: Победа не приходит сама — ее притаскивают ("Красная звезда", СССР)
07.07.42: Ф.Октябрьский: Беззаветный героизм севастопольцев зовет нас на новые подвиги || «Правда» №188, 7 июля 1942 года

05.07.42: Большие потери немецкой авиации от ружейного огня ("Красная звезда", СССР)
05.07.42: Бессмертная слава Севастопольской обороны ("Красная звезда", СССР)
05.07.42: А.Толстой: Флаг Севастополя* ("Известия", СССР)**
05.07.42: А.Штейн: Выродки человечества ("Красный флот", СССР)

04.07.42: И.Чухнов: Героический Севастополь ("Красная звезда", СССР)**
04.07.42: Е.Миронова: В маленьком городке. Немцы ("Красная звезда", СССР)
04.07.42: Железная стойкость советских воинов || «Правда» №185, 4 июля 1942 года
04.07.42: Я.Макаренко: Зверства гитлеровских разбойников в Киеве ("Правда", СССР)
04.07.42: А.Ромм: Писатель-воин || «Литература и искусство» №27, 4 июля 1942 года

03.07.42: Г.Александров: Сталинское предвидение ("Красная звезда", СССР)

02.07.42: Как немцы фабрикуют фальшивки ("Красная звезда", СССР)
02.07.42: М.Орлов: Заметки о храбрости ("Красная звезда", СССР)
02.07.42: С.Скляренко: Убийцы* || «Известия» №153, 2 июля 1942 года

01.07.42: Л.Озеров: Огромные потери немцев под Севастополем ("Красная звезда", СССР)
01.07.42: Е.Габрилович: Воздушный разведчик || «Красная звезда» №152, 1 июля 1942 года


Июнь 1942:

30.06.42: И.Эренбург: Севастополь || «Красная звезда» №151, 30 июня 1942 года
30.06.42: Е.Смирнов: Провал санитарной службы в немецкой армии ("Красная звезда", СССР)
30.06.42: Д.Колесников: Инициатива в пропаганде среди войск противника ("Красная звезда", СССР)

28.06.42: Участники отечественной войны — гордость и оплот нашей Родины ("Красная звезда", СССР)
28.06.42: П.Слесарев: Отражение вражеских танковых атак под Севастополем ("Красная звезда", СССР)
28.06.42: Горят ненавистью к врагу сердца советских людей ("Известия", СССР)
28.06.42: Лицо врага || «Правда» №179, 28 июня 1942 года

Газета «Правда» №210 (8981), 29 июля 1942 года
Tags: 1942, Леонид Соболев, газета «Правда», июль 1942, лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “июль 1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments