Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Битва за Берлин началась!

«The New York Times», США.



# Все статьи за 22 апреля 1945 года.



Наступает «момент истины»

битва за Берлин, взятие Берлина, Берлин 1945, русский Берлин, война Берлин, Тайны Третьего Рейха, Гитлер капутНа прошлой неделе Красная Армия ворвалась в Берлин. Штурм громадного города, откуда Гитлер, срываясь на истерический крик, столько раз бросал вызов всему миру, ведется сразу с трех сторон. Артиллерия наших союзников уже засыпает снарядами самый центр столицы Рейха. Берлин - колыбель германского милитаризма и оплот нацистской диктатуры - скоро постигнет участь Будапешта и Кельна.

Пока русские прорывались к пригородам Берлина и завязывали бои в самом городе, американцы готовились соединиться с Красной Армией и таким образом рассечь территорию Рейха надвое. Ожидается, что войска союзников встретятся к югу от германской столицы буквально через считанные часы.

Наступление на Берлин - не единственный символ крушения нацистской Германии. На прошлой неделе американские войска с боем вошли в горящий Нюрнберг - нацистскую «Мекку», где проводились ежегодные съезды гитлеровской партии. Они полностью заняли Рур, где ковалось оружие германской агрессии. Вместе с русскими они вошли в Чехословакию - чей захват Гитлером стал прелюдией к войне. Последние бастионы нацизма уже либо пали, либо оказались в полном окружении.

Хребет военной машины Рейха сломан

Впрочем, символы символами, но куда важнее другое: военная мощь Рейха быстро сходит на нет. После высадки в Нормандии 6 июня прошлого года немцы понесли огромные потери. Одни лишь западные союзники вывели из строя более 3 миллионов солдат некогда могущественного вермахта: 2.100.000 немцев попали в плен, а миллион с лишним - убиты или тяжело ранены. К этому надо добавить еще 3 миллиона человек: столько, по оценкам, германская армия потеряла в боях с русскими.

Союзники перемалывают последние остатки когда-то грозных немецких ВВС. Только за первые семнадцать дней этого месяца Германия на Западном фронте лишилась 4139 самолетов: большинство из них были уничтожены прямо на аэродромах, не в состоянии подняться в воздух из-за недостатка топлива. Производство горючего в Германии сейчас составляет всего 4% от нормы, пояснил на прошлой неделе один офицер ВВС Армии США.

Линия обороны вермахта расколота на части. За последние несколько месяцев Красная Армия отрезала и уничтожила крупные группировки немецких войск на побережье Балтики. Западным союзникам в ходе нынешнего наступления удалось окружить значительные силы противника в Руре и Голландии. По мере того как передовые части союзников продвигаются навстречу друг другу с востока и запада, рассечение немецкого фронта на две части - северную и южную - становится вопросом времени.

Союзники уже разрабатывают процедуры для решения сложных вопросов взаимодействия при образовании единого фронта. Чтобы упростить дело, планируется решать эти задачи не по межгосударственным каналам, а на уровне частей и соединений. Как нам сообщили в Вашингтоне, выглядеть это будет примерно так: когда американцы и русские приблизятся друг к другу, штабы армий обменяются офицерами связи - с нашей стороны это будет, вероятно, генерал или полковник, и с русской - офицер такого же ранга. Такой же обмен произойдет между корпусами - на уровне полковников или майоров, а перед самой встречей - между штабами дивизий. Полки - они находятся на передовой линии - направят друг другу офицеров связи уже непосредственно при встрече. Во избежание недоразумений уже разработана система сигналов, по которым союзники узнают друг друга: предписано также нанести на танки и автомашины хорошо различимые опознавательные знаки.

Последний бой

О серьезности положения, в котором оказалась Германия, свидетельствует приказ Гитлера по армии, который он отдал в канун своего пятидесятишестилетия. В нем содержится призыв к фанатичному сопротивлению перед лицом «русской угрозы», требование стоять насмерть. Гитлер велит своим солдатам: «Кем бы ни был отдающий команду отступать, даже если вы его знаете хорошо, он должен быть немедленно арестован и, если понадобится, тотчас казнен, вне зависимости от его ранга». И формулировки, и общий тон обращения свидетельствуют о полном отчаянии.

В стане союзников облегчение от того, что главная цель - разгром вермахта - наконец достигнута, умеряется осознанием: последние бои могут быть тяжелыми. Это дает понять генерал Эйзенхауэр. Он не ожидает от немцев формальной капитуляции: «Нацистские. . . части будут сдаваться каждая по отдельности, когда у них закончатся боеприпасы и горючее или когда они окажутся в полном окружении». Итак, союзникам еще придется ликвидировать последние очаги сопротивления.

Сколько времени это потребует и каких жертв будет стоить? Этого не может сказать никто. Многое будет зависеть от того, как долго еще солдаты вермахта будут подчиняться приказам обреченных нацистских вождей и сколько боеспособных частей осталось у немцев. По оценкам всего Германия поставила под ружье 14-15 миллионов человек, из которых 11-12 миллионов, как считается, уже выведены из строя, да и многие из остальных практически небоеспособны.

Рассматривается несколько вариантов развития событий. После падения Берлина значительная часть немецких сил - возможно, до половины состава вермахта - будет отрезана в отдельных «мешках» и прижата к побережью Северного и Балтийского морей. Их ликвидировать будет легче всего. Еще 250.000 немецких солдат остаются на территории Дании и Норвегии. Разгром этой группировки займет больше времени. С наибольшей вероятностью длительного сопротивления следует ожидать от частей, размещенных в «альпийском редуте» - в горных районах юга Германии и Австрии; сообщается, что нацисты оборудовали там подземные заводы и большие склады оружия.

Удар с востока

В начале февраля Красная Армия завершила первый этап решающего наступления в сердце нацистской Германии. После мощного удара с рубежа Вислы, в результате которого русские отбросили немцев на 300 миль, она вышла к последнему рубежу обороны немцев на востоке - реке Одер в 40 милях от Берлина. Там передовые части под командованием маршала Григория [так в тексте. На самом деле Георгия - прим. пер.] Жукова на время остановились, чтобы русские армии могли обезопасить фланги и подтянуть тылы. Над линией обороны по Одеру - важнейшим двухсотмильным предпольем, где примерно миллиону нацистов противостояло, возможно, вдвое большее число русских - на время воцарилось молчание.

На прошлой неделе, однако, эта тишина была нарушена. С плацдармов на Одере войска маршала Жукова пошли вперед - прямо на Берлин. Прорывая концентрические линии обороны, прикрывавшие подходы к германской столице, они заняли разрушенные пригороды города и пустили в дело штурмовые группы - искусство «зачистки» русские освоили до совершенства. Южнее армии маршала Ивана Конева ворвались в Саксонию, продвинувшись на 40 миль к установленной линии соединения с американцами: этот натиск означает падение «крепости Германия». Русские наступают - на всем пространстве от Богемии до побережья Балтики. Долгий путь от Сталинграда близок к завершению. Война на Восточном фронте вступает в финальный этап.

Несостоятельная стратегия

Именно этого немцы опасались больше всего. Помня о том, сколько смертей и разрушений в Советском Союзе лежит на их совести, и зная, что русские самым тщательным образом собирают данные об этих зверствах, нацистские руководители не строят иллюзий о том, какая судьба их ждет, если они попадут в руки Советов. Многим из них казалось: раз поражения не избежать, пусть уж лучше большая часть Германии будет оккупирована западными союзниками, а не русскими. Считается, что именно по этой причине самые боеспособные дивизии вермахта были сосредоточены на Одере. Сегодня, однако, очевидно, что эта стратегия оказалась несостоятельной: на деле она лишь приблизила крушение Третьего Рейха. Основные силы немцев были скованы на Востоке, и поскольку бомбардировки союзной авиации дезорганизовали транспортную сеть Германии, нацистское руководство оказалось не в состоянии перебросить достаточно войск на запад, чтобы удержать оборонительный рубеж по Рейну.

Страх немцев перед их противником на востоке, несомненно, отразился на ожесточенности их сопротивления. Бои с русскими носят куда более кровопролитный характер, чем на Западном фронте. Нацисты - явно нервничая, они объявили о русском наступлении за несколько дней до того, как Москва подтвердила, что операция действительно началась - говорят об уничтожении сотен советских танков и о том, что на некоторых направлениях контратаки немцев увенчались успехом. Впрочем, при этом в их сообщениях с ужасом упоминается о том, какой мощный огонь обрушили на них тысячи русских пушек. Эта массированная артподготовка, утверждали немцы, была просто «невообразима». Кроме того, они вынуждены признать, что русские прорвали несколько мощных оборонительных линий.

Генеральное наступление русских, судя по всему, предусматривает сразу три направления главного удара. Первое, видимо, нацелено на создание сорокамильного кольца окружения вокруг германской столицы. Удар наносится с плацдарма в излучине Одера, к северо-востоку от Берлина, в направлении города-крепости Франкфурт-на-Одере. На этой дуге дивизии маршала Жукова произвели ряд лобовых атак и за шесть дней тяжелых боев продвинулись в среднем на 20 с лишним миль. К среде русские уже невооруженным взглядом видели горящий Берлин; вчера они проводили фланговые охваты с целью окружения германской столицы и одновременно пробивались в глубь самого города.

Через Нейсе

Второй удар был нанесен вдоль реки Нейсе - притока Одера. Войска маршала Конева - в авангарде наступали казаки - прорвали немецкую оборону примерно в 75 милях к юго-востоку от Берлина, переправились через Шпрее и начали продвигаться в направлении столицы Саксонии Дрездена, навстречу разведывательным подразделениям 1-й американской армии, идущим на восток из района Лейпцига. Соединение союзников, в результате которого немецкая группировка на севере будет отрезана от армий, дислоцированных на юге Германии, в Австрии и Богемии, а Берлин окажется в полном окружении, может произойти в любой момент. Вчера, как сообщалось, колонна русских находилась всего в 32 милях от американских позиций.

Третий удар русских последовал на севере. Согласно сообщениям нацистов, мощные колонны советских танков переправились через Одер недалеко от крупного балтийского порта Штеттин, и вышли на равнину, простирающуюся между германской столицей и морским побережьем. Непосредственная задача этого наступления, очевидно, состояла в том, чтобы блокировать Штеттин и замкнуть кольцо вокруг Берлина. Выполнив ее, русские смогут повернуть на запад, чтобы соединиться с американцами и британцами в нижнем течении Эльбы.

Масштаб русского наступления, несомненно, свидетельствует о том, что в период затишья советское командование времени не теряло. Войска Жукова и Конева подкреплены частью сил групп армий Рокоссовского и Василевского, высвободившихся после взятия Данцига и практически полной ликвидации группировки нацистов в Восточной Пруссии. Эти соединения, очевидно, действуют в нижнем течении Одера. Кроме того, участие в операции большого количества орудий, тяжелых танков «ИС» и огромный расход боеприпасов стали возможны благодаря отличной работе частей снабжения: несмотря на весеннюю распутицу, польские дороги были забиты бесконечными колоннами грузовиков и повозок, доставлявшими все необходимое для наступления.

Тем временем на самом юге еще две советские армии из района захваченной Вены идут вперед по расходящимся направлениям - к немецкому «редуту» в Альпах и богемскому «блюдцу». Развивается и наступление вдоль Дунайской низменности к границе Баварии; в конечном итоге русские части и здесь должны встретиться с американцами, пробивающимися к Мюнхену. Быстрее всего, однако, продвигаются советские колонны на Моравской равнине к северу от Вены, нацеленные на центр чехословацкой военной промышленности - город Брюнн. Русские приблизились к полю знаменитой битвы при Аустерлице и вчера, как сообщалось, вышли на подступы к Брюнну.

Этот удар через германскую «заднюю дверь» - лишь часть скоординированных усилий по разгрому всей группировки противника в Богемии, чьи военные предприятия, сосредоточенные в основном вокруг Праги и Пильзена, остаются главной промышленной опорой нацистов. Западнее Моравской равнины развивается еще одно наступление - через южные приграничные районы Чехословакии в направлении на Пильзен. Другие советские дивизии на северо-востоке двигались к Моравска-Остраве - «воротам» в Богемию.

Удар с Запада

Месяц назад генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр отдал армиям западных союзников приказ идти в последнее «победное наступление» через Рейн. Этот удар был скоординирован с русскими, сковавшими на Восточном фронте от двух третей до трех четвертей германских сил. Главная задача состояла в расчленении, окружении и ликвидации группировки вермахта на западе. В ходе наступления планируется также соединение с Красной Армией и оккупация Германии.

Вчера, когда операция достигла решающей фазы, были обнародованы результаты, достигнутые за месяц этой исторической битвы:

Почти миллион немцев захвачен в плен; еще около 200.000 вермахт потерял убитыми и ранеными.

Немецкие армии на западе расчленены; их остатки оказались в ловушке в Голландии, прижаты к Северному морю или оттеснены в южные районы Германии.

Треть гитлеровского Рейха уже занята западными союзниками, большинство крупных городов и промышленных центров захвачено.

Началось вторжение с запада в Чехословакию - богемский «бастион». Передовые части американцев, пройдя 240 миль от берегов Рейна, стоят в пятидесяти милях от Берлина. Другие их дивизии вступили в Саксонию и движутся на соединение с русскими.

О том, насколько ослаблен вермахт, свидетельствует сам характер немецкого сопротивления. В большинстве районов оно носит разрозненный, явно бессмысленный характер. Города защищают собранные с бору по сосенке отряды пожилых фольксштурмовцев, старающихся побыстрее сдаться, фанатики-подростки из «гитлерюгенда», с криками бросающиеся на пулеметы, и зенитные батареи, развернутые для стрельбы прямой наводкой. Все это - ополченческие формирования, не предназначенные для фронта. Наступающим союзникам лишь изредка противостоят регулярные боевые части. Многие из боеспособных немецких солдат уже оказались в плену у союзников, тыловики тоже: число военнопленных на сегодняшний день вдвое превысило состав фронтовых частей вермахта, державших оборону на Рейне.

То тут, то там происходят случаи, говорящие о потере управления немецкими войсками и всеобщем хаосе: на севере в тылу у союзников вдруг появилась немецкая танковая часть, пытавшаяся прорваться из окружения, но о ней быстро позаботились наши механизированные подразделения. В Магдебурге был задержан директор банка - он хотел сбежать с чемоданом казенных денег. В Галле в штаб союзников явился граф Феликс фон Люкнер (Felix von Luckner), знаменитый командир немецкого рейдера в годы Первой мировой войны: он пришел договариваться о сдаче города, прихватив с собой альбом старых вырезок из американской прессы с рассказами о его подвигах. В Нюрнберге же мы видели такую сцену: возле одного из «храмов» нацизма стоял солдат-эсэсовец и, всхлипывая, повторял - «Alles kaput» (Все кончено).

Ликвидация последних очагов сопротивления

В целом на прошлой неделе наступление с запада несколько замедлилось. Тем не менее достигнутые успехи просто грандиозны. В Нидерландах канадцы вышли к Северному морю и заливу Зюйдерзее, блокировав нацистскую группировку в этой стране. На севере британцы достигли Эльбы и заняли пригороды крупнейшего порта Германии - Гамбурга. На востоке американцы расширили занимаемую ими зону вдоль берега Эльбы, вторглись в Судетскую область (северо-западную часть Чехословакии) и взяли Лейпциг - пятый по величине город Рейха: его население вместе с беженцами составляет примерно миллион человек. На юге американские войска окружили и с боем взяли Нюрнберг, где проходили ежегодные съезды нацистской партии, а французы пробились через Шварцвальд и оказались в тридцати милях от озера Констанс на германо-швейцарской границе.

Западнее союзники одержали одну из крупнейших побед в этой войне, завершив ликвидацию немецкой группировки, окруженной в Руре: в плен попало более 300.000 человек, в том числе немало генералов. Еще один очаг сопротивления - в горах Гарца, которые нацисты рассчитывали превратить в центр партизанского движения «вервольфов» - в настоящее время быстро подавляется.

Основное внимание по-прежнему сосредоточено на продвижении американских войск на восток - к Берлину, навстречу Красной Армии. Этот участок фронта, по крайней мере пока, остается самым важным, и именно здесь с особой наглядностью выявились не только стратегические замыслы союзников, но и проблемы со снабжением. В южной части этого сектора наступление американцев через Саксонию - самый узкий отрезок «коридора», пока еще соединяющего нацистские армии на севере и юге - продолжается, хотя его темпы и снизились, однако на Эльбе у Берлина продвижение вперед временно приостановлено.

О том, с чем это связано, высказываются разные мнения. Утверждается, в частности, что необходимо подкрепить пехотой вырвавшиеся вперед бронетанковые авангардные части. Главная причина, однако, состоит в трудностях со снабжением. Командующий 12-й группой армий генерал Омар Брэдли (Omar Bradley), в частности, указывает: от Шербура до Саксонии его войска прошли по прямой 640 миль. «В ходе кампании бывают моменты, когда необходимо остановиться, чтобы подтянуть части снабжения, очистить тыл и так далее, - пояснил он. - Я бы сказал, что мы продвинулись до определенного рубежа, где сделаем паузу перед началом следующей операции».

Его заявление привлекло внимание к огромным трудностям, которые союзным армиям пришлось преодолеть в ходе наступления в глубь Германии. Поскольку большая часть железнодорожного полотна и сортировочных станций на территории Германии уничтожена бомбардировками, генералу Эйзенхауэру в вопросах подвоза боеприпасов и продовольствия пришлось почти полностью полагаться на автотранспорт - трехосные грузовики и тягачи с трейлерами. О масштабе этой задачи можно судить, исходя из численности наступающих войск и пройденного ими расстояния. При форсировании Рейна в подчинении у главнокомандующего войсками западных союзников было 85-90 дивизий, или как минимум 2.000.000 солдат, включая вспомогательные части. С тех пор основные силы этой группировки преодолели от 150 до 250 миль, а дивизии, продвинувшиеся дальше всего вперед, отделяет от Антверпена - основного порта, через которой осуществляется снабжение западных союзников - дистанция в 300 миль по прямой.

Удар с юга

Десять дней назад командующий союзными войсками в Италии генерал Марк У. Кларк (Mark W. Clark) заявил: «Началась последняя битва за освобождение Италии и окончательный разгром нацистских захватчиков». На прошлой неделе операция, начавшаяся с «прощупывающих» атак на ряде участков 130-милдьного фронта, увенчалась первым серьезным результатом - освобождением Болоньи. Американские войска, преодолев Апеннины, вырвались на оперативный простор и подошли к этому древнему городу-крепости с запада почти одновременно с поляками из 8-й британской армии, продвигавшимися к нему с востока.

Болонья, расположенная в 185 милях к северу от Рима и в 180 милях к югу от Бреннерского перевала - это главный «нервный узел» транспортной сети Северной Италии, как железнодорожной, так и автодорожной. Главная железнодорожная ветка, пересекающая перевал, проходит через Болонью: по ней с лета 1940 года из Германии поставлялся уголь для итальянской промышленности. Другие железнодорожные линии расходятся от города лучами во все стороны. Кроме того, в Болонье находится крупное депо, где для немцев ремонтировались локомотивы.

На подступах к Ферраре

После захвата Болоньи главная линия обороны немцев к югу от реки По была прорвана, и нацистам в очередной раз пришлось спасаться бегством на север. Несколько возможных путей отхода перерезали части 8-й британской армии, наступающие с побережья Адриатики. В результате английские дивизии оказались всего в восьми милях от Феррары - еще одного крупного транспортного узла в 30 милях к северо-востоку от Болоньи.

Для союзных солдат, сражающихся в Италии, самым важным успехом операции стало то, что на прошлой неделе они наконец спустились с Апеннинских гор и вышли на равнину. Никогда еще в истории армия, вторгшаяся в Италию с юга, не наступала через Апеннины на север. С августа прошлого года союзники карабкались в горы под вражеским пулеметным огнем, а затем спускались с захваченной вершины по узким заминированным ущельям - лишь для того, чтобы увидеть впереди очередную гору с засевшими наверху немцами.

Хотя сейчас основные силы 5-й американской армии уже вышли на равнину, радость солдат несколько омрачается мыслью о том, что нацистов, возможно, еще придется выбивать из Альп. Пока же впереди лежат крупные промышленные центры севера Италии. По тому, насколько упорно их станут оборонять, можно будет судить о решимости немцев удержать за собой весь этот район.

Нацистский лагерь смерти

На прошлой неделе корреспондент New York Times Гарольд Денни (Harold Denny) передал по телеграфу репортаж о том, чему он стал очевидцем в концлагере Бухенвальд на территории Германии: из 82.000 его узников - уроженцев разных стран Европы и Азии - союзники застали живыми лишь около 20.000. Факты, о которых сообщает Денни, говорят о том, что к страшному списку - Треблинка, Бельзен, Освенцим, Орбке, Геппенгейм - следует добавить еще одно название. Вот что он телеграфировал:

«У меня не было намерения писать о Бухенвальде, поскольку некоторые корреспонденты уже освещали эту тему, когда наши войска заняли лагерь. По натуре я с настороженностью воспринимаю рассказы о различных зверствах, и просто хотел побывать в Бухенвальде, чтобы, если мне зададут вопрос о немецких концлагерях, я мог ответить на него правдиво, без преувеличений.

Но то, что я обнаружил, было настолько ужасно, что я с трудом верил собственным глазам. Увиденное настолько красноречиво свидетельствует о том методичном садизме, который служит одной из основ гитлеровского режима, что об этом следует рассказывать снова и снова. Мир не должен забывать подобные вещи. То, чему я стал очевидцем, полностью подтверждает страшные рассказы о нацистских концлагерях, к которым я прежде относился с сомнением.

Сегодня, войдя в одном из бараков, я словно оказался в кошмарном сне. Прямо у входа располагалось помещение, куда складывались трупы тех, кто умер за последнюю ночь. Затем я двинулся по проходу между нарами - на них лежали люди, а точнее те, кто когда-то был людьми, но сегодня превратился в полутрупы: жизни в них осталось ненамного больше, чем в их товарищах, чьи тела уже сложены у входа. Большинство узников лежали без сознания на грязных нарах. Некоторые смотрят на вас пронзительным, но невидящим взглядом; глаза на исхудавших лицах кажутся огромными, рты бессмысленно раскрыты. Вряд ли хотя бы одного из сотен людей в этом бараке удастся вернуть к нормальной жизни. Легкая смерть - самое большее, что может подарить им судьба». // Перевод: Максим Коробочкин ©

__________________________________________
Время триумфа ("The Times", Великобритания)
Путь к Берлину ("Известия", СССР)
Красноармеец ("The New Yorker", США)
Шаг за шагом ("The Times", Великобритания)
Советские танки в Германии ("Известия", СССР)
Взлет и падение германского вермахта ("Time", США)
Немцы не знают, что они разбиты ("The New York Times", США)
Психология «гибели богов»: сможет ли Геббельс вновь овладеть умами немцев? ("The New York Times", США)
Tags: 1945, «the new york times», Берлин, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, апрель 1945, битва за Берлин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment