Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Е.Тарле. «Канны» обернулись против Германии

«Красная звезда», 20 февраля 1943 года, смерть немецким оккупантамЕ.Тарле || «Красная звезда» №42, 20 февраля 1943 года

Вчера наши войска, продолжая успешно наступать, освободили от гитлеровцев города Люботин, Мерефа, Обоянь и ряд населенных пунктов. Еще крепче удары по врагу! Встретим 25-ю годовщину Красной Армии новыми боевыми делами во славу нашей великой Родины!



# Все статьи за 20 февраля 1943 года.





К двадцатипятилетнему юбилею Красной Армии история приурочила такие события, вся грандиозность которых еще не может быть нами по достоинству оценена и понята, даже если бы они и не следовали одно за другим в таких неслыханных по скорости темпах. Остановимся лишь на некоторых моментах. Не будем забираться слишком далеко в глубь прошлого, а начнем лишь с самого недавнего времени, теснейшим образом, органически, связанного с переживаемыми событиями, в частности с катастрофой немецко-фашистских войск под Сталинградом.

Канны! Сколько страстных споров велось по этому жгучему вопросу в германской военной литературе! Когда начальник генерального штаба Шлиффен опубликовал свою книгу «Канны», то весь военный мир как в Германии, так и за ее пределами, твердо знал, что в этой книге заключена в полном смысле слова «душа» германской стратегии.

Школа Шлиффена (а к этой школе, за редкими исключениями, перед войной 1914 года принадлежал весь германский генералитет) утверждала, что для Германии политические, экономические, дипломатические условия складываются так, что ее стратегам выбирать не из чего: «или Канны для противника — или гибель Германии». Этот афоризм, бывший в большой моде в общей прессе Германии накануне первой мировой войны, расшифровывался так: вести длительную войну с надеждой на конечную победу Германия не может — она не выдержит ее экономически; против нее постепенно будут подниматься всё новые и новые противники. И сколько бы побед германская армия ни одерживала, противники одолеют ее. Следовательно, только поистине сокрушающий удар, окружение и разгром главных сил врага могут сделать войну «молниеносной» и привести к успешному результату.

После рокового для Германии конца первой мировой войны в германской военной и общей публицистике возобновились с новой силой споры о том, провалилась ли доктрина Шлиффена на этом тяжком опыте или же она все-таки должна сохранить свою власть над умами. В этом споре большинство определенно осталось на стороне Шлиффена. Приверженцы его доктрины приводили целый ряд аргументов, главным из которых было указание на то, что бездарные исполнители вроде Мольтке-младшего и Фалькенгайна не выполнили предначертаний Шлиффена. Мольтке «преступно» ослабил решающее правое крыло германских войск, наступавших в августе—сентябре 1914 г. на Париж.

Мало того, защитники учения Шлиффена утверждали, что еще более непростительную ошибку, чем тогдашние военачальники, сделали руководители германской политики во главе с Вильгельмом II и Бетманом-Гольвегом: они должны были заставить австрийское правительство с первых же дней войны присоединить значительную часть австрийской армии к германской для общего похода на Париж, игнорируя русских. Взяв Париж и выведя Францию из войны, обе армии — германская и австрийская — по великолепно развитой внутренней железнодорожной сети полностью были бы переброшены на восток, быстро ликвидировали бы русское вторжение в Восточную Пруссию и в Галицию и повели бы успешный поход на русской территории.

Приводились еще и еще аргументы в том же духе, имевшие целью доказать, что теория Шлиффена сама по себе нисколько не виновна в проигрыше войны. Но главный аргумент, который придал силу и подарил, так сказать, «вторую молодость» доктрине Шлиффена, был почерпнут приверженцами этой теории не в анализе прошлого, а в размышлениях о будущем.

«Выигрыш проигранной войны» — («Der Gewinn des verlorenen Krieges») — вот что стало после Версальского мира лозунгом германских империалистов. Всякий, кто изучал немецкую публицистику в газетах, в бесчисленных брошюрах и листовках, выпускавшихся в свет после Версальского мира, знает, какая злоба, раздражение, нечто похожее на отчаяние, охватили немецких хищников, когда внезапная катастрофа конца 1918 года после всех сладостных мечтаний сразу лишила их добычи.

Их выгнали вон с Украины, с Кавказа, из всего Прибалтийского края, а между тем, они не только считали эти территории прочно захваченными, но в 1918 году они уже распределяли, какая берлинская фирма будет электрифицировать Томск и справедливо ли отдавать «Сименсу и Гальске» весь Тифлис. Они анализировали, где удобнее «Блому и Фоссу» расположить свои верфи и доки — в Кронштадте или в Севастополе и не придется ли этой фирме заблаговременно подумать об устройстве филиала во Владивостоке. Им казалось совершенно непереносимым расстаться со всеми этими мечтаниями.

И тогда-то вдруг засияла заря надежды. Вовсе и не нужно расставаться с этими мечтами, предстоит быть может «выигрыш проигранной войны»! Нужно только сговориться с версальскими победителями и пообещать им уничтожение ненавистного большевизма, а они не поскупятся и разрешат Германии заполучить соответствующую награду в виде обильных русских черноземов. Завоевать Россию, а затем, овладев ее несметными богатствами, разгромить Англию, Америку и захватить господство над всем миром — таковы были планы германских империалистов.

Когда окольными путями, через Швейцарию, французскому премьеру Клемансо было представлено предложение Людендорфа о немедленном осуществлении этого плана, то, как впоследствии проникло во французскую прессу, старый «тигр» даже обиделся и заявил своим приближенным, что он не понимает, почему Людендорф считает его таким ослом. Дозволить Германии усилиться в России, чтобы потом нагрянуть на Францию, этого Клемансо, конечно, не желал. Но неудачная попытка ничуть не обескуражила Людендорфа — ни его самого, ни многочисленных его единомышленников.

Нужно только было с тем же планом обратиться по другому адресу — к возникавшей партии национал-социалистов. Сразу же Людендорф, принятый с распростертыми об’ятиями, сделался присяжным стратегом клики, собравшейся около Гитлера, Геринга, Геббельса, Рема и других.

Людендорф пришел к ним с твердой верой в непогрешимость своей стратегии. А его стратегия как нельзя более соответствовала окончательно выработавшемуся уже к 1924 году основному политическому плану гитлеровской банды относительно России. Ни сам Гитлер, ни публицисты, пишущие в «Фелькишер беобахтер» и в «Национал-социалистише монатсхефте», никогда и не скрывали, что задачей их внешнеполитической деятельности является полное овладение всей территорией Советского Союза и физическое истребление русского населения, кроме той части его, которая останется в качестве «рабочего инвентаря» (привожу в точности этот термин).

Таково политическое задание, которое было представлено Людендорфу его новыми друзьями. И в эти же годы Людендорф пред’явил им свою собственную доктрину, как он утверждал, несравненно более логически законченную, чем теория Шлиффена. Это стратегическое учение является своеобразным и именно приспособленным для нападения на Советский Союз видоизменением старой доктрины Шлиффена о Каннах. Оно отражено, как в книге самого Людендорфа «Тотальная война», так и в многочисленных этюдах германских военных писателей за последние полтора десятка лет перед началом нынешней войны.

В чем же состоит указанное видоизменение доктрины Шлиффена? Единственная надежда Германии не только восстановить свое великодержавие, но и сделаться первенствующей силой на континенте — это завоевание России, как путь к мировому господству.

Завоевание России должно быть молниеносным, а чтобы таковым быть, единственная организованная сила Советского Союза — Красная Армия должна быть окружена и уничтожена одним ударом. «Мы не знаем, где именно постигнет русскую армию эта участь, будут ли русские Канны в Пскове, или произойдет русский Седан около Новгорода, — знаем только, что на этом кончится война и начнется уже более спокойная задача освоения нашего восточного приобретения». Это печаталось в Германии в 1935, 1936 и 1937 годах, об этом говорилось на с’ездах национал-социалистической партии. «Когда мы овладеем Украиной и Уралом, Кавказом и Сибирью — каждая немецкая домашняя хозяйка почувствует облегчение!», — заявил Гитлер в Нюрнберге в сентябре 1936 г.

Когда гитлеровская клика после убийства ею французского министра иностранных дел Луи Барту и короля Югославии Александра окончательно удостоверилась в том, что ее агент и обер-шпион Лаваль похоронил франко-советский пакт, то убеждение в легкости полного разгрома Советского Союза превратилось у Гитлера, Геринга и Риббентропа в не подлежащую никакому оспариванию аксиому.

И именно тогда присяжному юристу гитлеровцев Эрнсту Герману Бокгофу и была в спешном порядке заказана руководящая работа под названием «Является ли Советский Союз суб’ектом международного права?». Вот дословный ответ Бокгофа на этот вопрос:

«Относительно Советского Союза не может существовать понятия о неправомерной интервенции». Бокгоф настаивал при этом, что подыскивать какие-нибудь предлоги в данном случае совершенно излишняя трата времени, а нужно напасть на Советский Союз в то самое мгновение, когда генеральный штаб найдет это возможным.

После всего сказанного незачем много распространяться о том, что начав 22 июня 1941 года войну, гитлеровская банда в самом деле вполне искренне и серьезно ждала, что русский Седан произойдет в начале августа, а занятие Москвы к середине или к концу того же месяца.

Мы знаем теперь уже совершенно точно, что Браухич и целая группа в германском генералитете, шедшая за ним, уже в октябре 1941 г. удостоверились, что Седана не будет и что все до той поры одержанные победы ничего общего ни с Каннами, ни с Седаном не имеют. Теперь они были решительно против похода на Москву. В чем была слабость их позиции в их спорах осенью 1941 г. с верховодящей шайкой гитлеровских авантюристов? Да в том же самом, в чем была их слабость и дальше — в мае-июне 1942 года — в спорах с Гитлером и его бандой, когда те затеяли поход на Сталинград. Генералы утверждали и в 1941 году, что Москву не взять атакой в лоб, и с еще гораздо большей уверенностью они утверждали в 1942 году, что не взять Москвы и глубоким обходным движением с востока — через Сталинград, Куйбышев, Саратов.

Гитлеровская же банда выдвигала против своих военных критиков следующий аргумент: а что же делать? Не взяв Москвы, войну кончить нельзя, русские Канны могут произойти только под Москвой, а без этого завершающего удара и занятия Москвы война затянется, и перед Германией в таком случае (этого не могут отрицать и сами генералы) встанет призрак гибели.

Как взять Москву? Ответа на этот аргумент критически настроенные генералы не нашли. Пришлось итти на новую явную авантюру, в конечном успехе которой, как о том проникли известия в швейцарскую прессу, сомневался даже генерал Франц фон Гальдер, взявший на себя часть формальной ответственности за сталинградский поход.

Припомнив все эти факты новой и новейшей истории Германии, мы вполне можем понять, какое впечатление на психику не только одураченных, доведенных до скотоподобия обывательских масс, но и на профессиональную военную среду Германии могли произвести совершенно неслыханные, небывалые в истории поражения, которые Сталин, сталинские генералы, Красная Армия нанесли германским полчищам, начиная с чудовищного по своим размерам, позорного для германского командования уничтожения и пленения немецкой армии под Сталинградом и кончая, — а точнее сказать, продолжая, — кровавым разгромом отборных дивизий под Харьковом. Красная Армия под Сталинградом впервые в истории возродила и оставила далеко позади «Канны», а затем окружение и ликвидация немецко-фашистских группировок были повторены в ряде пунктов — и к югу от Воронежа, и под Касторной, и у Чертково, и у Миллерово, и в других районах.

Провалилась стратегия гитлеровской «тотальной войны»! Хуже, страшней, позорней провалилась, чем стратегия Шлиффена в прошлую войну! Что же делать? Глубочайшая растерянность охватывает германские военные круги. Всё труднее им становится ее маскировать. Официальный немецкий военный обозреватель генерал-лейтенант Дитмар, оглушенный этими катастрофами, долго медлил. Но, наконец, он собрался с духом и спустя два дня после занятия Красной Армией Ростова опубликовал статью «Пространство, как оружие».

Статья написана с целью поддержать упавший дух населения, но получилось обратное. Прочтя ее, немецкий обыватель удивится, почему правительство об’явило лишь трехдневный траур, а не шестидневный. «Германский народ, — пишет генерал, — достаточно силен, чтобы вынести тяжесть этих событий, как бы они ни были чувствительны и болезненны для него». — Но не нужно падать духом, — возглашает он, ибо «следует избегать слишком наступательного образа мышления». Это говорят народу и армии, которые около ста лет воспитывались на том, что только наступление может спасти Германию! Это говорится солдатам, которым внушалось вполне категорически, официально, по ротам и батальонам, что, наступая, они «проходят через свои собственные будущие поместья» и что России никакой уже нет, а есть принадлежащее немцам «восточное пространство»!

Сталинградская битва, сталинградская наука, битва за Сталинград, фельдмаршал Паулюс

Генерал-лейтенант Дитмар силится при этом доказать, что немцы умеют быстро справляться с русскими пространствами, и в качестве доказательства приводит заведомо лживое свидетельство: «Менее пяти недель понадобилось немцам для того, чтобы пройти расстояние от Донца до подступов к Сталинграду, проделав весь этот путь в непрерывных маршах и боях с советскими войсками». Эта курьезнейшая по своей наивности ложь явно рассчитана на полное, беспросветное тупоумие среднего гитлеровца, который уже забыл, что немцы шли от Донца до Сталинграда не пять недель, а пять месяцев. До сих пор Дитмар никогда так нагло не лгал в глаза. Но он может в свое оправдание возразить, что до сих пор и происшествий таких, как сталинградская капитуляция германской армии не происходило и что не будь таких чрезвычайных событий, он тоже не стал бы так гомерически врать.

«Сегодняшнее сообщение германского верховного командования о сдаче Ростова и Ворошиловграда ничего не меняет.… Пространства для ведения войны у нас еще достаточно», уверяет Дитмар, скромно умалчивая о том, как недавно он сам разглагольствовал, что «пока Ростов в немецких руках — Кавказ не потерян!» И, наконец, самое существенное из всех стратегических утешений Дитмар приберег к концу. Оказывается, что Гитлер — это непонятый до сих пор неблагодарным немецким обывателем Фридрих Великий, только в несколько обновленном виде: Фридрих II, когда его под Ольмюцем и Прагой поколотили, — ушел из Богемии, но зато сохранил Силезию и Саксонию, зачем же придираться к Гитлеру, который потерял, правда, Кавказ, но зато сохранил Украину? Приведем его точные слова: «Всё же позволительно сравнить между собой бассейн Дона и Кавказ — с Богемией, а Украину — с Силезией и Саксонией». Таким образом бегство немцев с Дона и Кавказа, по словам Дитмара, это «использование пространства в качестве оружия в борьбе и эластичность метода военных действий в наши дни». Они «носят на себе ярко выраженные фридриховские черты».

Всё это писалось и печаталось 16 февраля, и в тот же день последовали ужасающий разгром большой германской группы войск и взятие Харькова, который до сих пор числился не на Кавказе и не в бассейне Дона, а на Украине… Как известно, русские войска, спустя некоторое время после потери Фридрихом Богемии, выгнали его вон из Восточной Пруссии (в частности и из Берлина) — и король был, по собственному признанию, близок к самоубийству.

Вот эта «фридриховская черта», состоящая в признании бесперспективности для Пруссии всякой длительной военной борьбы с Россией, начинает проникать в части германской армии, которую гонят из Украины. Во всяком случае предметные и наглядные уроки, которые не устает давать Красная Армия гитлеровской орде, сильно способствуют этому неизбежному процессу отрезвления.

Что же получилось с «тотальной войной» гитлеровцев? Если говорить о «тотальном» уничтожении вооруженных сил противника, то здесь трудно придумать что либо более «тотальное», чем ликвидация немцев под Сталинградом, Ворошиловградом, Харьковом, на снежных равнинах севернее Воронежа, в пустыне между Котельниковым и Элистой… И эту «тотальную войну» ведут не немцы, а русские.

Не спасет гитлеровцев ни растерянное бормотание Дитмара о «фридриховском» отступлении, ни глубокомысленные рассуждения «Фелькишер беобахтер» о том, что ведь лев и тигр тоже сжимаются в комок раньше, чем прыгнуть на жертву, а поэтому и нынешнее отступление немцев это только приготовление к мощному прыжку вперед. Все эти смехотворные передовые статьи о том, что немцы после трехдневного траура «заметно повеселели», все эти истерические призывы к спасению отечества являются признаками жестокой тревоги, охватившей гитлеровский лагерь.

Возмездие за бесчисленные преступления немецко-фашистской клики началось. // Академик Е.Тарле.


**************************************************************************************************************************************************
Гитлеровские главари встревожены
Выступление Геббельса в Берлине


ЖЕНЕВА, 19 февраля. (ТАСС). Вчера Геббельс выступил в Берлине с речью «О кризисе на Восточном фронте и тотальной войне». Он заявил, что в настоящее время германская армия испытывает на советско-германском фронте кризис, который достиг своего кульминационного пункта, и что предпосылкой этого кризиса был «трагический удар, нанесенный немцам под Сталинградом». «Мы переживаем на Востоке, — сказал он, — тяжелое военное положение. Натиск противника в эту зиму предпринят с ожесточением, превосходящим все человеческие и исторические представления». Подчеркивая серьезность германских поражений, Геббельс снова пытался при этом оперировать жупелом «большевистской опасности» для всей Европы.

Геббельс признал, что гитлеровские главари «недооценили военный потенциал Советского Союза» и что теперь «приходится смотреть прямо в лицо фактам, какими бы тяжелыми и жестокими они ни были».

Геббельс, в течение всей войны обманывавший немцев заявлениями о скорой и легкой победе над СССР, предпочел умолчать о причинах нынешних поражений германской армии. «Теперь, — сказал он, — не время спрашивать, как всё это случилось. Это будет оставлено для более позднего отчета, который покажет, что несчастье, постигшее нас, имеет глубокое и фатальное значение».

Речь Геббельса изобиловала призывами к предельному напряжению сил с целью проведения «тотальной», т.е. всеоб'емлющей, мобилизации. Немцы, заявил Геббельс, давно уже приносят тяжелые жертвы, однако положение диктует необходимость «дальнейшего упрощения жизни народа». «Никто, — сказал он, — не должен преуменьшать тяжести момента на том основании, что противник находится еще далеко от германской границы». Геббельс заявил, что придется использовать доотказа военный потенциал не только Германии, но и «находящейся в распоряжении Германии значительной части Европы». При этом Геббельс намекнул, что Германия не может полагаться на своих «союзников». «Если, — сказал он, — Германия потерпит поражение в войне, то наших друзей мы сможем сосчитать по пальцам».

☆ ☆ ☆

Турецкий журналист высмеивает лживую германскую пропаганду

СТАМБУЛ, 19 февраля. (ТАСС). Известный турецкий журналист Ялчин в статье, помещенной в газете «Ени сабах», высмеивает неуклюжие увертки гитлеровской пропаганды. Ялчин пишет, что за три дня до занятия советскими войсками Ростова и Ворошиловграда и незадолго до занятия Краснодара Красной Армией немцы утверждали, что они создали на Западном Кавказе и в Ростове свои мощные опорные базы. После этого, пишет Ялчин, русские взяли Краснодар, а затем Ворошиловград и Ростов. «Таким образом, — пишет Ялчин, — советские армии громят не только германские войска, но также и высмеивает лживую пропаганду немецкую пропаганду. Немцам приходится теперь всячески изворачиваться, чтобы хоть как-нибудь раз'яснить свои прежние хвастливые утверждения. Однако печальная для немцев действительность теперь бросается в глаза даже тем, кто меньше всего хотел бы ее видеть. Люди, которые некоторое время тому назад утверждали, что немцы удержат фронт на линии Курск—Харьков—Ростов, теперь должны будут взять на себя труд отодвинуть эту линию подальше». Ялчин отмечает в заключение, что в ходе войны сила, стойкость, решительность и военное мастерство русских всё время возрастают, а силы немцев подтачиваются.

☆ ☆ ☆

БОРЬБА НАРОДОВ ЕВРОПЫ ПРОТИВ ГИТЛЕРОВСКИХ ОККУПАНТОВ

СТОКГОЛЬМ, 19 февраля. (ТАСС). По сообщению шведской газеты «Свенска моргонбладет», в ночь на 14 февраля в Париже было совершено покушение на двух германских офицеров. Оба офицера тяжело ранены. В связи с этим по приказу германских оккупационные властей все рестораны и кафе Парижа закрыты на 8 дней.

Согласно сообщениям, полученным из Голландии, голландскими патриотами убит назначенный немцами бургомистр Утрехта.

В Бельгии 14 февраля были убиты два бельгийских фашиста. За последние дни бельгийские патриоты уничтожили более 30 предателей, сотрудничавших с немцами.

ЖЕНЕВА, 19 февраля. (ТАСС). Согласно сведениям, полученным из Голландии, немцы произвели массовые облавы в ряде голландских городов. На улицах и в квартирах было арестовано несколько тысяч голландцев. В Амстердаме гитлеровцы арестовали свыше 300 студентов. В Утрехте немцами арестованы 20 голландских юношей. Официально об'явлено, что эти студенты взяты в качестве «заложников».

☆ ☆ ☆

НАПРЯЖЕННАЯ ОБСТАНОВКА В ФИНЛЯНДИИ

СТОКГОЛЬМ, 19 февраля (ТАСС). О напряженности внутриполитической обстановки Финляндии свидетельствует то обстоятельство, что полиция проводит непрерывные массовые облавы с целью задержания «неблагонадежных» лиц, дезертиров из армий, лиц, уклоняющихся от воинской трудовой повинности, и т.д. По сообщению финской газеты «Суомен сосиалидемокраатти», в одном только городе Хельсинки в течение 1942 года полиция провела 20.107 внезапных «проверок», т.е. облав в кафе, ресторанах, кино, 13.494 облавы на улицах и 198 — на вокзалах. Во время этих полицейских облав были арестованы десятки тысяч людей, в том числе 6.097 солдат, дезертировавших из армии или совершивших различные воинские преступления. Среди арестованных имеется около 2 тыс. лиц, уклонившихся от трудовой повинности, много лиц, незаконно носивших оружие, намеренно нарушавших правила противовоздушной обороны и т.д.

☆ ☆ ☆

НОРВЕЖСКИЕ РАБОЧИЕ ОБ УСПЕХАХ КРАСНОЙ АРМИИ

СТОКГОЛЬМ, 19 февраля. (ТАСС). Нелегальная норвежская газета «Авангарден» опубликовала обращение рабочих одного крупного предприятия по поводу побед Красной Армии. «Русские товарищи! — говорится в этом обращении. — Со времени германского нападения на СССР вы совершили военные подвиги, не имеющие себе подобных в истории. Мы, норвежские рабочие, следим за вашей борьбой с симпатией и восхищением. Когда вы остановили германское нашествие и перешли в наступление, мы почувствовали радость и гордость. Хотя мы живем в оккупированной стране, мы не забыли наших боевых обязанностей. Когда наступит подходящий момент, норвежский народ будет готов к активному выступлению против германского фашизма».

☆ ☆ ☆

ДЕЙСТВИЯ АНГЛИЙСКОЙ АВИАЦИИ

ЛОНДОН, 19 февраля. (ТАСС). Агентство Рейтер передает коммюнике английского министерства авиации, в котором сообщается, что минувшей ночью английские бомбардировщики подвергли ожесточенной атаке Вильгельмсгафен.

Английские истребители обстреляли железнодорожные об’екты, баржи и суда во Франции и в Бельгии. Авиация береговой обороны совершила налет на суда, стоявшие у побережья Голландии.

Из всех этих операций не вернулись четыре бомбардировщика, два истребителя и один самолет береговой обороны.

____________________________________________
Советские полководцы ("Красная звезда", СССР)
Новая победа наших войск ("Красная звезда", СССР)
"Величайшая победа в нынешней войне" ("Красная звезда", СССР)
А.Ерусалимский: Конец 6-й германской армии ("Красная звезда", СССР)
Б.Азбукин, М.Тихомиров: Наши войска овладели Харьковом* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №42 (5413), 20 февраля 1943 года
Tags: 1943, газета «Красная звезда», зима 1943, февраль 1943
Subscribe

Posts from This Journal “1943” Tag

  • Клеймо гитлеровской Германии

    К.Федин || « Правда» №192, 2 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 августа (1 стр.). Л.Огнев.…

  • На курской дуге

    Б.Галин || « Красная звезда» №165, 15 июля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщение Советского Информбюро (1 стр.). Судебный процесс по делу о…

  • Разбитая немецкая броня

    П.Слесарев || « Красная звезда» №145, 22 июня 1943 года Ряд крупнейших сражений, завершенных советскими войсками в свою пользу, показал…

  • Подвиг Андриана Стерлева

    « Красная звезда» №135, 10 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Указ Президиума Верховного Совета СССР (1…

  • Кризис доктора Геббельса

    Д.Заславский || « Красная звезда» №128, 2 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Вручение орденов и…

  • Илья Эренбург. В дни затишья

    И.Эренбург || « Красная звезда» №117, 20 мая 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 стр.). Сообщения…

  • Польша — гитлеровский «дом смерти»

    Н.Сергеева || « Правда» №103, 21 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщение ТАСС (1 стр.). От Советского Информбюро (1 стр.). Указы…

  • Л.Славин. Дороги идут на запад

    Л.Славин || « Известия» №74, 30 марта 1943 года Наступили решающие дни подготовки к севу. Успешно завершим ремонт тракторов и…

  • Илья Эренбург. Наша звезда

    И.Эренбург || « Красная звезда» №43, 21 февраля 1943 года Под знаменем Ленина, под водительством Сталина — вперед, за разгром немецких…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment