Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Клятва на могиле отца || «Красная звезда» 25.08.1942

«Красная звезда», 25 августа 1942 года, смерть немецким оккупантамБр.Тур || «Красная звезда» №199, 25 августа 1942 года

На юге продолжается ожесточенная борьба. Немцы рвутся к новым важным жизненным центрам Северного Кавказа и к Волге. Проявить настоящее упорство в бою, напрячь все силы, чтобы остановить и отбросить врага!



# Все статьи за 25 августа 1942 года.



«Красная звезда», 25 августа 1942 года, Смерть немецким оккупантам!

Через маленькую сожженную деревушку, от которой остались одни только печи да скворешники на высоких шестах, проходила по пыльной августовской дороге танковая колонна. Отведя машины в березовую рощицу, танкисты остановились отдохнуть. К командиру подошел молодой сержант, башенный стрелок. Приложив руку к шлему, он сказал:

— Позвольте, товарищ капитан, на пять минут сходить в деревню.

— Зачем вам, товарищ Мартьянов? — удивился капитан. — Ведь там ни души. Деревня сожжена…

— Родные места мои. Сам я отсюда… Дозвольте сходить на кладбище… Здесь мой отец и дед схоронены.

Вместе с танкистом мы пошли на деревенское кладбище, маленькое, заросшее полынью и бурьяном. Башенный стрелок подошел к могиле с домодельным струганым крестом, снял посеревший от пыли шлем.

С высокого холма была видна от края до края широкая русская равнина — ее поля, балки, увалы, реки, перекаты. Медовым золотом отливали хлеба, венчальной белизной цвела гречиха, кипели под донским ветром шумливые рощи.

Сержант поглядел вдаль, потом наклонился к самой могиле, сорвал былинку, растер ее между жестких ладоней, вдохнул резкий мятный запах ее. Вокруг катилась под ветром трава — кашка, сиреневый репей, седая полынь. Сержант как бы вдыхал сладковатый запах разогретой полднем земли. Он подрыл землю широким штыком самозарядной винтовки, поправил накренившийся крест и поднялся.

— Ну, надобно двигать, — сказал он решительно и как-то по-особому строго. Он не сказал больше ничего, башенный стрелок Мартьянов, но в этих простых, незначащих словах прочли мы все, чего он не договорил и что кипело в его сердце, переливаясь через край. Жажда мщения за сожженную немцами деревню, за разрушенный дом, яростная решимость не отдать на поругание землю, где лежит родной прах, сражаться насмерть за каждый ее клочок — все это как бы неслышно звучало в простом этом прощании, в безмолвной клятве на могиле. Эта клятва звучит сейчас в сердцах тысяч людей, что многими сутками, не разуваясь и не раздеваясь, с раскаленными бессоницей глазами сражаются с врагом на передовых позициях.

Бойцам зенитной батареи, возглавляемой старшим лейтенантом Хоменко из танкового соединения, как и всем русским людям, тяжко было читать, что немецкие танки топчут степи нашего юга. Внимательные глаза зенитчиков блестели гневом, и они, как некогда предки наши, жаждали рассчитаться с врагом «за обиду сего времени, за землю русскую».

Танки соединения стояли во ржи, готовясь противопоставить вражескому натиску свой контрудар. Внезапно над полем с завыванием, напоминающим звук электрической пилы, показалось несколько десятков «Юнкерсов». Железный их грай стал неспеша заходить на танки. Зенитная батарея ударила по самолетам. Оставляя шлейф черного дыма, один «Юнкерс» несколько секунд прошел по горизонтали, потом накренился и по отвесу заскользил к земле. Через минуту рядом в хлебах уже стоял, упираясь в небо, дымовой столб. Это пылал сбитый «Юнкерс». Остальные, поспешив куда попало сбросить бомбы, с воем умчались обратно.

Через несколько минут прилетела еще большая стая бомбардировщиков. Зенитчики издали встретили их метким огнем, расстроив их боевой порядок. Ошарашенные этой встречей, немцы опять беспорядочно сбросили бомбы и ушли во-свояси.

Скоро над полем появилась новая воздушная эскадра. Но на этот раз немцы пошли не на танки, а на зенитную батарею и стали ее бомбить. Раненый Хоменко передал команду старшему лейтенанту Штерну. Старший лейтенант руководил огнем, а когда вышел из строя наводчик младший сержант Карабанов, Штерн заменил его у орудия.

Бомбардировщики поочередно, в течение двух часов пикировали на четыре огневые точки батареи. Но зенитчики не бежали в укрытия, а смело встречали несущуюся прямо на них массу металла лобовым кинжальным огнем.

Нужно иметь немало металла в характере, чтобы под отвесным пикированием многих ревущих бомбардировщиков, среди свиста и грохота бомб устоять и не уткнуться в землю. Такими людьми оказались люди зенитной батареи — и украинец Хоменко, и еврей Штерн, и грузин Тургадзе, и русские Карабанов, Курочкин, Лощинский.

Командир пулеметного расчета старший сержант Лощинский сбил вражеский самолет, но и сам погиб от бронебойной пули. Товарищи сняли каски и положили тело павшего командира рядом с патронными ящиками, накрыв плащ-палаткой. Беловолосый Курочкин сорвал голубой цветок и положил его на гимнастерку павшего товарища, и полевой цветок, как голубой орден, засиял над честным сердцем Лощинского.

— Хочет нас проклятый немец спихнуть с места, — сказал Курочкин, как бы обращаясь к погибшему командиру. — Чорта с два нас возьмешь!

И снова стал бить нагретый докрасна пулемет. Только успевали бойцы отирать рукавами гимнастерок градины пота с закопченных лбов. А когда отказывал пулемет, люди ложились на землю, брали в руки самозарядные винтовки и опять били по пикирующим самолетам врага. Прикосновение к родной земле как бы вливало новые силы в усталые их руки, давало новый накал их ненависти и упорству.

Когда над полем боя стемнело, и бомбардировщики отвалили, бойцы насчитали вокруг, на небольшой пяди земли, которую они защищали, не один десяток воронок. Словно огромным плугом была взрыта вокруг земля. Шесть самолетов сбила батарея. И ни одна голова не согнулась, ни одни глаза не зажмурились. Ни на одну пядь не отступили зенитчики от своей позиции!..

В это же время артиллерийская батарея старшего лейтенанта Михаила Красника защищала советскую землю на другом рубеже. Большая колонна немецких танков показалась на скате высоты и двинулась на восток, стреляя с хода из всех пушек. Старший лейтенант понял, что пришел час решающего боя. Ему было двадцать лет, Михаилу Краснику. Но на войне зрелость — это не седины, а ясность ума и сила сердца. Истинным мужем войны может быть равно и старый, и молодой.

Красник приказал выкатить орудия на открытую позицию и вступил в жестокий поединок с массой танков. Ливни снарядов летели на орудия, но батарейцы решили защищать вверенный им рубеж, как говорили прежде русские люди, до конца живота своего.

Скоро младший сержант Трутнев метким ударом разбил первый танк. Среди ржи загорелась выкрашенная под цвет спелых хлебов фашистская машина. Движение вражеских танков затормозилось. Старший лейтенант Красник приказал усилить огонь.

Когда разрывы вражеских снарядов стали ложиться рядом с батареей, некоторые необстрелянные бойцы хотели залечь. Красник знал, что в бою бывают мгновения, когда надо смотреть смерти прямо в глаза, не отводя взора. Этот дерзкий риск и называется на войне благоразумием. Пристыдив малодушных, старший лейтенант приказал продолжать огонь.

Важно было отогнать первую волну сомнения. Когда она прошла, молодые батарейцы уже прямо глядели в лицо опасности, как зрелые мужи войны. Вместе со спокойствием пришло умение. Орудия пристрелялись, и немецкие танки вспыхивали один за другим. Не сгибаясь под градом вражеских снарядов, наводчики спокойно глядели в прицелы, и только серьезные ранения выводили людей из расчета. К концу дня батарея уничтожила 27 вражеских танков.

Едва только рассвело, бой разгорелся снова. Противник, отчаявшись, очевидно, подавить батарею одними танками, вызвал им на помощь авиацию, подвез артиллерию. Однако и комбинированный удар танков, артиллерии и авиации не мог заставить батарею старшего лейтенанта Красника сдвинуться хотя бы на пядь. Колеса орудий от непрерывной отдачи еще глубже вкопались в грунт, как бы пустили корни в родной земле.

К концу боя в батарее было исправно только одно орудие. Но потери героической батареи были с избытком оплачены. Она одна уничтожила в трехдневном бою 45 танков! И самое главное — отстояла свой рубеж, свое поле, свой лес.

Великую клятву произносят в этот грозный час русские люди над землей, где схоронен прах их предков, где каждая былинка вспоена не только весенними дождями, по потом и кровью поколений. С этой простой, как самая земля, клятвой в сердце сражались до победы зенитчики батареи Хоменко и артиллеристы батареи Красника. С этой великой, как небо, клятвой шел в смертный бой башенный стрелок Мартьянов, который, мы верим, будет биться так, чтобы русская земля была для детей благоуханным садом, а не горькой темницей. Повторим же все от мала до велика, каждый в своем сердце, безмолвную эту клятву! // Братья Тур. БРЯНСКИЙ ФРОНТ.
_____________________________________________
Н.Тихонов: Сила России ("Известия", СССР)
И.Кричевский: Стисни зубы! ("Известия", СССР)


************************************************************************************************************
СЕВЕРО-ВОСТОЧНЕЕ КОТЕЛЬНИКОВО
Напряженная борьба с немецкими танками


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 24 августа. (По телеграфу от наш. корр.). Бои в районе северо-восточнее Котельниково развертываются с нарастающей силой. Немцы попрежнему бешено атакуют наши позиции. При этом они несут все бо́льшие и бо́льшие потери. Воины Красной Армии, сдерживающие напор превосходящих численностью сил противника, героически обороняют каждый рубеж, каждую складку местности. Они дерутся до последнего снаряда и патрона, не отступают ни на один шаг. Если фашистам кое-где и удается продвинуться, то этого они достигают, устилая степь сотнями трупов своих солдат и офицеров, грудами сожженной и разбитой боевой техники.

Две колонны танков противника, общей численностью более сотни, атаковали передний край нашей обороны. После длительного и упорного боя враг овладел высотой. Ночью он перегруппировал свои силы и подтянул свежие, закрепляясь на местности. С рассветом разгорелась новая битва. При поддержке большого числа авиации, артиллерии и минометов немецкие танки и мотопехота начали наносить удар на очень узком участке.

Жаркий бой здесь пришлось выдержать гвардейцам-артиллеристам N части. Сильным огнем они встретили большую колонну немецких танков еще на подступах к переднему краю и рассеяли ее. При этом часть машин подорвалась на минах, часть была подбита расчетами противотанковых ружей. Однако враг продолжал рваться вперед. Группа танков приблизилась к огневым позициям орудий, угрожая им гусеницами. Гвардейцы не дрогнули. Они повысили темп стрельбы, поражая фашистские танки и мотопехоту почти в упор. Здесь было уничтожено свыше 10 танков, 23 автомашины и несколько сот немецких солдат и офицеров. Противник, захлебнувшись в собственной крови, отступил.

По соседству огнем артиллеристов, возглавляемых тов. Глотовым, было выведено из строя около 20 немецких танков. Отважно дрались гвардейцы-артиллеристы под командованием тов. Ничкина. Они расстреливали вражеские машины с расстояния в 20—30 метров.

В обороне против бронированной колонны большую роль играют наши саперы. Быстро и замысловато разбрасывают они по степи мины почти под самым носом врага. Находятся смельчаки, которые не покидают минного поля и в момент появления вражеских танков. Саперы, переползая с место на место, подтаскивают мины на длинных веревках под самые гусеницы немецких машин, подрывая их.

Несмотря на исключительное упорство и стойкость советских воинов, немцы все же сумели вклиниться в нашу оборону. Этого они добились непрерывным воздействием на наши боевые порядки большого количества авиации и последующим ударом танков и мотопехоты. Но в результате наших ударов немецкие танки, прорвавшиеся в наш тыл, остались без пехотной поддержки. Значительное количество их уже уничтожено.

________________________________________________
Железная стойкость советских воинов* || «Правда» №185, 4 июля 1942 года
Стойко защищать родную землю!* || «Красная звезда» №177, 30 июля 1942 года
Пример упорной и стойкой борьбы* || «Красная звезда» №184, 7 августа 1942 года
Упорно и стойко отражать атаки врага || «Красная звезда» №164, 15 июля 1942 года
Защищать каждый рубеж до последней возможности! || «Правда» №215, 3 августа 1942 года

Газета «Красная Звезда» №199 (5263), 25 августа 1942 года
Tags: август 1942, газета «Красная звезда», лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “лето 1942” Tag

  • В испытаниях войны

    Р.Паркер || « Литература и искусство» №29, 18 июля 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Всеми средствами искусства — вдохновлять к…

  • Год работы фронтовых бригад

    В.Сурин || « Литература и искусство» №29, 18 июля 1942 годаf СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Всеми средствами искусства — вдохновлять к…

  • Лидия Русланова. Три встречи

    Л.Русланова || « Литература и искусство» №28, 11 июля 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Почетная задача. «Ленинград в борьбе».…

  • Писатель-воин

    А.Ромм || « Литература и искусство» №27, 4 июля 1942 года «...наша социалистическая организация хозяйства, равно как и весь наш советский строй,…

  • Илья Эренбург. Третья годовщина

    И.Эренбург || « Правда» №239, 27 августа 1942 года На Западном и Калининском фронтах наступающие войска Красной Армии прорвали немецкую…

  • Пядь родной земли

    Б.Горбатов || « Правда» №213, 1 августа 1942 года Колхозники колхозницы, работники совхозов и МТС! Для вас нет сейчас более важной и почетной…

  • Бутылка из-под лимонада

    Е.Воробьев || « Комсомольская правда» №188, 12 августа 1942 года Отчизна зовет: останови, отбрось врага! Товарищи-красноармейцы! Стойте…

  • Не отдадим братьев и сестер на лютую смерть, на поругание!

    « Правда» №221, 9 августа 1942 года Чудовищными насилиями над советскими людьми, кровью невинных жертв, пожарами и разнузданным грабежом…

  • А.Довженко. Ночь перед боем

    А.Довженко || « Красная звезда» №179, 1 августа 1942 года Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment