Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

С Новым годом, товарищ!

газета «Правда», 1 января 1942 годаБ.Горбатов || «Правда» №1, 1 января 1942 года

С Новым годом, товарищи! Под знаменем Ленина-Сталина вперед к победе!



# Все статьи за 1 января 1942 года.



С новым годом, товарищ!

Ну, доставай походную фляжку! Где бы ты ни был — чокнемся. За нашу победу, товарищ!

убей немца, смерть немецким оккупантам

Простреленная, обугленная, поруганная лежит вокруг меня земля, мы ее отвоевали сегодня. Еще дымятся остовы изб, еще плачут на пепелище люди, еще хрипит под забором неподохший немец.

Сегодня нам не ночевать в тепле — пусть! Удирая, враг сжег хаты, разрушил дома — пусть! Все равно утраченная, но возвращенная родная земля во стократ прекраснее чужих цветущих долин. Ее, как раненую руку, и нежнее любишь и больше бережешь.

Мне рассказали: удирая отсюда, немцы кричали в ужасе:

— О! О! Рус рассердился — Берлин капут!

Да! Рус рассердился. Люто рассердился. Душа переполнилась болью. Сердце распалилось. Гроздья гнева созрели.

Есть дни, которых никто не смеет забыть. Развороченные — они кровоточат, как раны, горькие — они зовут к мщению.

Забыл ли ты, товарищ, страшную ночь октября, когда Донбасс вздыбился в смертельной агонии и рухнул, взорванный, но не покоренный? Всю ночь земля дрожала от взрывов, и небо трепетало, охваченное заревом, и горький от дыма и гари ветер метался по донецкой степи, выл и плакал над рухнувшими копрами. Это наши шахты, не желая сдаваться врагу, кончали самоубийством. Это заводы умирали, как крейсеры в море, взорвав котлы и окутавшись дымом. Мы сами взрывали их, мы, которые их строили. Макеевка, Горловка, Краматорка... И каждый новый взрыв в ночи — точно разрывает чье-то сердце. Забыл ли ты эту ночь, товарищ?

Забыл ли ты виселицы в Ростове и над тротуаром синие ноги повешенных, и трупы детей и женщин на Армянском кладбище, и одичавшую немецкую овчарку, отбившуюся от своих хозяев, — собаку, глодавшую скелеты расстрелянных на главной улице Ростова? Мы с тобой это видели, товарищ. Своими глазами видели. Нам про это говорить не надо. Кто может, кто смеет это забыть, смириться, простить?

Кто смирился — тот трус, кто забыл — тот подлец, кто простил — тот предатель!

Нет сейчас в нашем сердце мира — гнев! Не к благовесту зовет новогодняя ночь — к бою! И прежде чем улыбнуться другу, я пошлю пулю врагу.

Ты ждешь от меня новогоднего тоста, товарищ? Слушай! Бойцы, мы подымаем свой первый тост за гнев. За гнев — мы взяли его на вооружение. За гнев — он стоит сотни снарядов. За злость — она посылает снаряды. За ненависть — она несет немцу смерть!


2.

Товарищ!

Когда мы вошли в освобожденное село, к нам подошел дед Опанас и спросил:

— Откуда вы взялись, хлопцы, такие? Орлы, ну, чисто орлы! Из резерва, что ли? Тут два месяца назад наши отступали, так тогда не такой народ был! Не такой!

— Так то мы и были, дед, — засмеялись мы.

— Вы? — недоверчиво прищурился старик и стал нас осторожно разглядывать. — А може, и вы. Та что с вами сталось, хлопцы? Як отступали, так шли согнутые, сумные, и смотреть на вас тяжко было. А теперь пришли — ну, орлы, чисто орлы. И глаза у вас веселые, и голова гордая, и горя в вас никакого нет. Те вы, чи не те?

— И те, дед, и уже не те. Ты думаешь, старик, нам просто дались эти полгода? Зря мы этот путь прошли? Мы, старик, через все прошли. Мы сквозь все прошли, как сталь проходит сквозь огонь. Мы не заржавели, не сгорели — мы закалились. Прокопченные, просоленные, обветренные, мы стали надолго солдатами, и блиндаж нам теперь — дом родной, а снег — пуховая подушка. Мы к посвисту бомб привыкли, и к дыханию смерти притерпелись, миной нас не испугаешь, а пуля смелого не берет. Обстрелянные, протертые, ученые — да, мы теперь не те, старик! Откуда быть страху! То ли мы пережили! Мы спину немца увидели и пятки его, сверкающие на морозе.

Мы узнали вкус и запах победы. Ага, пахнет гарью и кровью. Победа дается недаром, но слаще ее ничего нет. Труп врага — хорошо пахнет. Вой разбитого врага — славная музыка. Горы расстрелянных немецких танков на снежном шоссе — нет лучше картины в мире. А радостные слезы женщин в освобожденных селах — такая нам награда, такая, брат, награда, что за нее и умереть не жаль.

Нас теперь не повернешь, не остановишь. Каждый шаг вперед делает нас сильнее. Кто видел виселицы в Ростове, тот не попятится назад. Ненависть вооружает воина. Победа дает крылья.

Помнишь, стиснув зубы, клялись мы:

— Погоди! Мы за все расплатимся с немцем!

Вот он пришел, тот час расплаты.

Помнишь, говорили, уходя из городов и сел:

— Мы еще вернемся!

Вот он пришел, этот час. Час возвращения.

Мы вернемся в Донбасс! Придем, чтобы расплатиться с немцем за расстрелы в Мариуполе, за зверства в Артемовске, за грабежи в Горловке.

Немцы переименовали наше Сталино в Юзовку. Нашему новому городу они присвоили старое, ненавистное имя. Что ж, может быть, им и удавалось с немецких карт, с табличек на отворованных улицах стереть дорогое для нас и грозное для врага имя. Да разве из наших сердец сотрешь? В этом городе каждый камень, каждый новый дом, асфальт на улице Артема, домна на Сталинском заводе, люди, которых нельзя ли покорить, ни сгорбить, — все в этом захваченном, но не побежденном городе поет славу Сталину, верит в Сталина, ждет нас, воинов Сталина.

Мы вернем городу дорогое имя! За это имя мы будем драться. Оно как знамя реет над нашими полками. И к победе ведет.

Как в годы гражданской войны, с яростным кличем: — Даешь Донбасс! — ворвутся наши конники и пехотинцы в шахтерские поселки и возьмут врага за горло: — Отдай, вор, Донбасс! Умри, гад, в Донбассе!

Разве мало в Донбассе шурфов для немецких трупов? Разве замерзли проруби на Миусе, на Кальмиусе, на Торце?

Ты ждешь от меня новогоднего тоста, товарищ? Слушай!

За нашу родную землю! За наш Донбасс! За то, чтобы Юзовка, снова стала городом Сталина!


3.

Доставай же походную фляжку, товарищ! Где бы ты ни был — чокнемся! Пир, так пир.

Вот и елку рубить не надо — видишь, стоит мохнатая, раскинулась над блиндажом. И товарищей ждать недолго — здесь они, рядом, самые дорогие, самые близкие, надежные. Нет братства более кровного, чем братство в бою. Вместе воюем, вместе смерти в глаза смотрим. Как же не праздновать вместе!

Мы встречаем солнце нового года, как положено в войну: под звон шрапнельных стаканов, под гул орудийных колоколов. Запасная пулеметная площадка будет столом для недолгого пира. Из тыла прислали подарки — вот и закуска. Ну-ка, тряхни фляжкой, товарищ. А врагу пошлем свинца.

Здравица солнцу нового года — года великих побед!

За наши семьи, товарищ! Пусть мирно живут, не тужат, пусть пишут нам почаще письма, пусть дочка пляшет под елкой, а сынишка штурмует снежную крепость, завидуя мне и тебе.

За славных летчиков в небе, за смелых подводников на море, за артиллеристов на огневой, за танкистов на исходной, за нашу пехоту в окопе, за водителя на снежной дороге, за разведчика во вражьем тылу, за врача в походном госпитале, за повара у ротной кухни, за связиста на линии, за все наше русское воинство и за нас с тобой, товарищ, имеющих честь и счастье служить под полковым знаменем в великую отечественную войну!

За наших соседей по фронту! За тех, кто бил врага под Москвой, дубасил его под Ельцом, вышибал из Керчи и Феодосии, гнал без штанов от Тихвина в леса Будогощи, добивал под Калинином, за бойцов Северо-Западного, Западного, Юго-Западного и Кавказского фронтов, за наших братьев по оружию!

За того, кто ведет нас к победе! Встать, товарищи! Я произношу его имя. За славного воина Сталина — полководца советского воинства! За нашу победу, товарищ! // Борис Горбатов. Донбасс.


**************************************************************************************************************************************************
Маленький фельетон


ПОЧЕМУ И ЗАЧЕМ МАЛЕНЬКОГО ГАНСА

— Здравствуйте, дядя Михель! Одержал ли сегодня наш фюрер новую победу?

— Конечно, Гансель. Керчь и Феодосия.

— Я очень рад, дядя Михель. Но почему мы снова победили под Керчью и Феодосией, когда уже однажды победили?

— Тогда мы победоносно и планомерно взяли Керчь и Феодосию, а теперь планомерно и победоносно отдали.

— Почему же мы брали, если отдали?

— Мы брали, Гансель, чтобы вбить клин и продвинуть наш фронт вперед.

— Почему же мы отдали, если брали?

— Потому что надо убрать клин и выровнять фронт. Фюрер любит ровный фронт. Это очень красиво.

— Отчего же, дядя, летом фюрер любил неровный фронт, а зимой полюбил ровный фронт?

— Вот именно. Гансель, фюрер применяется к климатическим условиям, к советской зиме, к снегам, морозам.

— Дядя Михель, отчего в Крыму вдруг появились снега и морозы? Там зимой всегда было тепло.

— Ну, Гансель, не морозы, так сырость. Русская сырость не лучше русской зимы. Влага, туманы, дожди... Впрочем, бои в Крыму имеют местное значение.

— Дядя Михель, а почему бои стали теперь иметь местное значение?

— Почему! Почему! Ты задаешь, Гансель, неуместные вопросы о местном значении. Ну, бои имеют местное значение, потому что места, которые мы занимали при наступлении, имели одно значение, а когда нас вышибают... гм, гм, когда мы оставляем эти места, они имеют уже другое значение.

— А почему, дядя, мы отступаем, а не наступаем?

— Мы не отступаем! Мы ведем теперь позиционную войну.

— А почему мы ведем позиционную войну?

— Видишь ли, мой мальчик, когда мы захватываем у врага одну позицию за другой, это называется — наступление. А когда Красная Армия захватывает у нас одну позицию за другой, то это называется — позиционная война.

— Дядя Михель, почему же Красная Армия захватывает у нас одну позицию за другой, когда фюрер уже давно уничтожил всю Красную Армию?

— Ну, Гансель, это мы, немцы, понимаем, что Красная Армия уничтожена. А русские люди никак не могут это понять. Вместо того, чтобы считать себя уничтоженным, они уничтожают нас.

— Я понял. С новым годом, дядя!

— Новый год отменен в Германии, Гансель.

— Почему отменен, дядя?

— Наш фюрер сказал, что война закончится в 1941 году победой Германии. Но так как война не закончилась, то и 1941 год не закончился.

— Но, дядя, если старый год должен закончиться победой фюрера, то, может быть, он никогда не закончится?

— Ах, мой мальчик, как ты надоедлив. Гитлер не хочет покончить с 1941 годом, но 1942 год покончит с Гитлером. // Д.Заславский.


**************************************************************************************************************************************************
ПРАЗДНИК ЕЛКИ


Как и всегда, самая высокая, самая нарядная и красивая елка — в Московском городском доме пионеров.

Театр Дома пионеров празднично убран. В зеленых гирляндах портреты прославленных полководцев русской земли: Александр Невский, Дмитрий Донской. Минин, Пожарский. Суворов, Кутузов, Василий Иванович Чапаев. С потолка через весь зал протянулись шелковые ленты — голубые, зеленые розовые.

Большая елка у детей рабочего поселка «Шарикоподшипник». Здесь малышей встречают дед-мороз и его подручные — школьники, наряженные в маски зверей.

Такие же елки у ребят Абельмановской заставы, у школьников Замоскворечья, во всех районах столицы. (ТАСС).


* * *

1 января 1942 года


Бьет двенадцать на старых кремлевских часах.
Осыпается снег на священный гранит мавзолея.
И, как эхо, в густых подмосковных лесах
В напряженной ночи отвечает часам батарея.

Нет, не быть в кабале моей славной стране.
Мы грозней,
мы суровей,
мы старше,
мы опытней стали.
Как тяжелый клинок закаляется в жарком огне,
Так и мы закалились и приняли качество стали.

Бьет двенадцать. У Спасских сменился патруль.
Притаился зенитчик. Спокойно, товарищ! Мужайся!
Крепчает мороз, но легко повинуется руль.
Громобойные танки идут в направленьи Можайска.

Сергей ВАСИЛЬЕВ.

______________________________________________
1943* ("Красная звезда", СССР)
П.Павленко: 1941-1942* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Новогодняя ночь ("Известия", СССР)
И.Эренбург: С Новым годом!* ("Красная звезда", СССР)
Новогодний отчет уральцев товарищу Сталину ("Красная звезда", СССР)

Газета «Правда» №1 (8772), 1 января 1942 года
Tags: 1942, Борис Горбатов, Д.Заславский, Сергей Васильев, газета «Правда», зима 1942, январь 1942
Subscribe

Posts from This Journal “1942” Tag

  • Налет на Берлин

    А.Павлов, Л.Шершер || « Правда» №243, 31 августа 1942 года Советская промышленность завершает август новыми успехами в производстве боевой…

  • Николай Тихонов. Ленинград в августе

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №204, 30 августа 1942 года «Кто вперед идет, тому одна пуля роковая, кто назад бежит, тому десять вслед».…

  • Илья Эренбург. За Юг!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №203, 29 августа 1942 года «Беспрекословное повиновение начальникам — есть душа воинской службы». М.Кутузов.…

  • Н.Тихонов. Смерть палачу!

    Н.Тихонов || «Ленинградская правда» №195, 18 августа 1942 года Прочти! Запомни! Отомсти! Красный воин! Беспощадно истребляй гитлеровское зверье!…

  • Николай Тихонов. Ленинград в июле

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №176, 29 июля 1942 года Воин Красной Армии, до последней капли крови защищай родную землю. Стойко и…

  • Ненависть к врагу

    « Правда» №192, 11 июля 1942 года Фашистские разбойники остервенело рвутся вперед, любой ценой хотят они захватить, разграбить наши города и…

  • Г.Александров. Сталинское предвидение

    Г.Александров || « Красная звезда» №154, 3 июля 1942 года Красная Армия, Красный Флот и все граждане Советского Союза должны отстаивать…

  • Смерть Тулигена

    Е.Юнга || « Известия» №140, 17 июня 1942 года Всенародное социалистическое соревнование рождает невиданный трудовой героизм рабочих и работниц,…

  • Евгений Петров. В марте

    Е.Петров || « Правда» №88, 29 марта 1942 года Страна награждает сегодня за образцовую работу славный отряд строителей оборонных заводов.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments