Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. Фюрер играет Гамлета

газета «Правда», 7 января 1944 годаИ.Эренбург || «Правда» №6, 7 января 1944 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Благодарность товарища Сталина за новогодние поздравления (1 стр.). От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 6 января (1 стр.). Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 и 2 стр.). ПАРТИЙНАЯ ЖИЗНЬ: Пленум Харьковского обкома партии. Пленум Дагестанского обкома ВКП(б). Я.Падорин. — Инструктор политотдела (2 стр.). С.Бессуднов. — Меж двух озёр. (3 стр.). М.Григорьев, М.Брагин. — Пленные немцы о разгроме своих дивизий (3 стр.). Возрождается Всесоюзная кочегарка — наш славный Донбасс. Е.Абакумов. — Начало восстановления Донбасса. А.Харченко. — Горловка сегодня. А.Колосов. — Пожар (3 стр.). ОБЗОР ПЕЧАТИ: Газетная инициатива (4 стр.). Илья Эренбург. — В фашистском зверинце (4 стр.). Прибытие Бенеша в Лондон (4 стр.): Действия авиации союзников. Налеты на Штеттин и Берлин (4 стр.). Военные действия в Италии (4 стр.): Операции английских подводных лодок в Средиземном море (4 стр.). Население Румынии саботирует распоряжения правительства (4 стр.): Строительство грузовых летающих лодок в США (4 стр.). Бои в Югославии (4 стр.)..



# Все статьи за 7 января 1944 года.



В ФАШИСТСКОМ ЗВЕРИНЦЕ

Гитлер и министр пропаганды Геббельс

Их защита

Газеты всего мира много писали о харьковском процессе. Я видел в судебном зале изумленные лица американских корреспондентов: для людей, отделенных от Германии океаном, ефрейтор Рецлав, который душил, как другие дышат, — не замечая, был диковиной. Я должен признаться, что меня не поразили зловещие герои харьковского процесса: слишком часто я сталкивался с их собратьями. Я помню германского летчика, который бомбил мирный испанский городок. Когда его взяли в плен, он спокойно об’яснил: «Я хотел проверить действие бомб, сбрасываемых с различной высоты»... Это было семь лет тому назад. С тех пор я встречал тысячи таких убийц. Их душевный мир несложен: они жалеют себя и не жалеют других. Гитлер когда-то сказал, что хочет освободить немцев от совести. Эта операция в отличие от многих других ему удалась.

Все же одна деталь харьковского процесса удивила и меня: логика молодого эсэсовца Ганса Рица. Как известно, Риц изучал юриспруденцию. Однако в своем последнем слове он выдвинул достаточно оригинальные аргументы. Он сказал, что если бы хотел, он мог бы убить куда больше невинных... Да, конечно, он убивал женщин. Однажды он убил шестьдесят человек, в другой раз еще шестьдесят, но все же он достоин снисхождения — он ведь убил сто двадцать, а мог бы убить тысячу двести.

Очень давно, когда человечество не знало ни «газовых автомобилей», ни Адольфа Гитлера, в Париже судили бандита, который убил женщину и четырех ее детей. В те легендарные времена убийство пяти человек могло встревожить миллионы людей. Все газеты были переполнены отчетами о судебном разбирательстве. Бандит сознался, что он убил женщину. Он не отрицал и убийства четырех детей. В свое оправдание он сказал: «Пятый спал. Я мог бы прикончить и его, но я этого не сделал». Когда осужденного повели на казнь, он продолжал кричать: «Я ведь не тронул пятого!..»

Я предвижу, что аргументации Ганса Рихтера предстоит большое будущее. Нам еще не раз придется услышать подобные речи. Командир дивизии «Мертвая голова» скажет: «Хорошо, я расстрелял двенадцать тысяч. Но разве я не мог расстрелять сто двадцать тысяч?» Гестаповцы, замучившие в Бабьем Яру больше ста тысяч невинных, вынут карандаши и начнут подсчитывать, сколько киевлян осталось в живых. Факельщики, уничтожившие Лидице, заявят: «Зато мы не сожгли Брно». Штюльпнагель возмущенно воскликнет: «Мне ничего не стоило об’явить всех французов заложниками». Даже Гиммлер прикинется неудачником: «Я ведь стольких прозевал». Даже Гитлер скромно пролепечет: «Я не посылал душегубок в Патагонию, и я не вешал эскимосов. Значит, меня следует причислить к гуманистам и выдать мне Нобелевскую премию».


Принудительное доверие

Генерал Кабиш в газете «Берлинер локальанцейгер» заклинает немцев: доверяйте фюреру! Генерал пишет: «Доверие — не дитя разума, а дитя чувства. Разум стремится анализировать, делать выводы и принимать решения, он отвергает доверие, если оно не основано на данных, не поддающихся критическому анализу... Доверие не зависит от понимания. Тот, кто не понимает, должен принудить себя к доверию».

Итак, в Германии введено принудительное доверие. Если у некоторых немцев еще сохранились крохи разума, эти крохи должны быть сданы наравне с теплыми жилетами и медными кастрюлями. Попытки проанализировать положение рассматриваются, как вредные диверсии. Нужно доверять Гитлеру вопреки разуму. Если немецкие армии отступили от Владикавказа до Херсона и от Ржева до Витебска, то немецкое доверие, это «дитя чувства», восклицает: «Мы побеждаем!» Если четырехтонные фугаски крошат немецкие города, то все кретины Германии обязаны восторженно приветствовать умнейшего фюрера.

Однако имеются в Германии лица, уклоняющиеся от всякого рода повинностей. Они не сажают картошки и не сдают дверных ручек. Они также освобождены от принудительного доверия. Это — магнаты немецкой промышленности. Недавно рейхсминистру Борману стало известно, что воротилы крупных акционерных обществ не только анализируют, но делают выводы и принимают решения. Эти недоверчивые господа составляют секретные списки новых правлений старых акционерных обществ в предвидении краха Гитлера. В новые правления не входят члены гитлеровской партии. Предварительной маскировкой занялись крупнейшие тресты, как-то: «ИГ Фарбениндустри» и «Ферейнихте гланштофверке». Это первые ласточки или первые крысы.

Впрочем, мне хочется утешить генерала Кабиша: есть еще в Германии «дети чувств». Об одном из этих надежнейших идиотов пишет немка Ирма Глазер своему супругу, обер-ефрейтору: «Минна мне рассказала, что на Лейпцигерштрассе, когда еще все горело, какой-то прилично одетый человек кричал: «Это замечательно! Это лучше, чем все победы! Мы должны благодарить фюрера. Если он допустил такое, значит это нужно», и так далее все в том же духе. Минна говорила, что кругом все возмущались, так как у людей измотаны нервы. Потом этого крикуна арестовали»... Злосчастное «дитя чувств» попало в каталажку. Может быть, генерал Кабиш возьмет его на поруки?


Друг детей

Корреспондент «Националь цейтунг» пишет: «Виши с каждым месяцем пустеет. В различных гостиницах, где помещаются министерства, все поблекло. В прошлом году швейцары, зеркала, ковры еще пытались придать пышность второй французской столице. Теперь зеркала и ковры куда-то исчезли, а швейцары огрубели и бесцеремонно торгуют сигаретами или мылом»...

Однако «министры» Виши проявляют кипучую деятельность. Так, «министр» здравоохранения доктор Грассе недавно издал декрет об учреждении медали «Французская семья». Согласно декрету, медаль будет выдаваться матерям, у которых имеется «свыше пяти живых и здоровых детей». За пятерых полагается бронзовая медаль, за восьмерых — серебряная, за десяток — золотая. Декрет, составленный немецким лакеем, услужливо добавляет, что «дети, погибшие от союзных бомбардировок, будут рассматриваться, как живые и здоровые». Разумеется, дети, погибшие от немецких бомб, снарядов или пуль, будут причислены к неизлечимо мертвым.

На первый взгляд затея доктора Грассе может показаться непонятной расточительностью. Откуда «министры», которые распродали на толкучке ковры и зеркала своих «министерств», возьмут золото или хотя бы бронзу? Но доктор Грассе не озабочен будущим: он знает, что ему не понадобятся ни золото, ни бронза. Ежедневно тысячи французских детей умирают от голода. Медицинские журналы сообщают, что свыше семидесяти процентов французских детей больны рахитом или туберкулезом. Доктор Грассе, как ближайший сотрудник оккупантов, энергично содействует умерщвлению французских детей. Он наверно весело смеялся, составляя декрет о новой медали. Но вряд ли он улыбнулся, ознакомившись с номером подпольной газеты «Комба», в котором упоминается имя «министра» здравоохранения. Французские патриоты сообщают, что они представили доктора Грассе к награде: за умерщвление голодом сотен тысяч французских детей доктор Грассе вместо медали на грудь получит веревку на шею.


Расплата

Немка Гертруда Мюллер пишет мужу из Берлина: «Я больше ничему не удивляюсь — ни тому, что ты пишешь о России, ни статьям Геббельса. Пожалуй, я удивляюсь только одному: как я до сих пор жива? Вчера я глядела на план Берлина, и я не знала, плакать мне или смеяться. Ты спрашиваешь, много ли домов разрушено. Дорогой Рихард, это можно было говорить весной, сколько домов разрушено. Теперь приходится считать уцелевшие дома. Поверь мне, я не преувеличиваю — исчезли целые улицы, они только остались на плане. Представляю себе, какие у нас будут праздники. Когда-то звонили колокола, а теперь у всех в ушах вой сирен, грохот бомб и вой засыпанных. Когда-то обливались шампанским. Я не скажу, что мы обливаемся слезами — у меня перегорели слезы. Я похожа на куклу. Я удивляюсь, как я могу писать. Доктор Фогт говорит, что масса случаев помешательства. Может быть, сумасшедшие — это самые нормальные люди, а мы прикидываемся здоровыми, но на самом деле потеряли рассудок? Тетя Кристина уехала в Тюрингию. Она пишет оттуда, что это другое кольцо ада. Там нет ни одного угла, ни одной койки. Люди ночуют на вокзалах, в кафе, даже в киосках. Мы мечтали о всей Европе, а теперь самое большое счастье — получить угол»...

Трудно что-либо добавить к этим словам. На пятый год войны некоторые немцы и немки начинают трезветь. Однако падение Германии лишено и тени величия. У самого беспристрастного соглядатая оно может вызвать только отвращение. Ведь, погибая, немцы продолжают свое мерзкое и страшное дело уничтожения. С письмом Гертруды Мюллер интересно сопоставить письма немецких солдат, захваченные партизанами в районе Порхова. Вот несколько цитат.

Обер-ефрейтор Фриц Копец пишет жене: «Вчера ночью было совсем светло. Если бы ты видела, как горели русские избы».

Ефрейтор Эрнст Грейнер сообщает супруге: «Необходимы крутые меры, и сегодня мы начали жечь деревни».

Обер-ефрейтор Иозеф Мюллер (уж не родственник ли он той самой Гертруды?) радует свою невесту следующими словами: «Почти каждую ночь — фейерверк: мы жжем деревни. А кто виноват, кто нет — нам нет времени разбираться»...

Гертруда Мюллер теперь узнала, что значит расплата. Впрочем, может быть, Гертруду и тетю Кристину утешит следующее письмецо обер-ефрейтора Седельмейера: «Теперь мы разбираем здесь бараки и отправляем в Германию, чтобы расселить в них пострадавших от бомбежек»...

Да, сначала они пришли к нам за землей. Они хотели колонизировать Россию. Теперь они разбирают русские хижины, чтобы немецким погорельцам было где укрыться. Такова новогодняя притча о фашистской Германии.


Фюрер играет Гамлета

Новый год Германия встретила так, как встречает приговоренный к казни рассвет. На Новый год немцы узнали о продвижении Красной Армии к Новоград-Волынскому, к Бердичеву, к Виннице. Берлин, или вернее то, что еще осталось от Берлина, на Новый год справил своеобразный юбилей: сотую бомбардировку.

Гитлер произнёс очередную речь и опубликовал очередной приказ. Где былая резвость фюрера? Он забыл о Москве. Он забыл и о «жизненном пространстве». Мюнхенский громила прикидывается казанской сиротой. Он хочет погасить пожары Берлина своими крокодиловыми слезами. Он хочет подбодрить немцев проклятьями. Бесноватый проклинает всё и всех: Красную Армию и Савойскую династию, английских летчиков и маловерных. В 1942 году фюрер заявил: «Это будет год окончательной победы». Теперь фюрер пытается утешить немцев рассуждениями о бренности всего сущего: «Нет вечных войн, когда-нибудь кончится и эта война».

Несколько лет тому назад Гитлер прикидывался Александром Македонским и цитировал Наполеона. Теперь он прикидывается философом и цитирует Шекспира. Свой приказ Гитлер заканчивает словами: «Быть или не быть?» Фрицам предлагается разрешить дилемму, терзавшую принца Датского. В обращении по радио Гитлер поясняет: «В этой войне не будет победителей и побеждённых, будут погибшие и выжившие». Злосчастные колбасники, им мало фугасок и сводок об эластическом драпе, им еще нужно разрешать философские проблемы и разгадывать загадки.

Впрочем, можно притти на помощь тупым немецким обывателям. Можно их прежде всего успокоить: не только все войны на свете кончаются, но теперь уже виден конец этой войны. Народы выживут, а Гитлер и его помощники погибнут. Зачем берлинцам ломать голову над гамлетовским вопросом? Исход войны ясен: гитлеровской Германии не быть. // Илья Эренбург.
_____________________________________
И.Эренбург: Говорят судьи ("Красная звезда", СССР)**
О злодеяниях немцев на территории Львовской области ("Красная звезда", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Оперативная сводка за 6 января

В течение 6 января к северу от Невеля наши войска, преодолевая сопротивление и контратаки противника, продолжали вести наступательные бои, в ходе которых заняли несколько населенных пунктов.

Войска 1-го УКРАИНСКОГО фронта продолжали наступление и овладели районными центрами Житомирской области городом ЧУДНОВ, ГОРОДНИЦА, районным центром Ровенской области и железнодорожной станцией РОКИТНО, районными центрами Киевской области ЖАШКОВ, УЗИН, а также заняли более 80 других населённых пунктов и среди них крупные населённые пункты НОВЫЙ МИРОПОЛЬ, СТАРЫЙ МИРОПОЛЬ, ПЕЧАНОВКА, ГОРОДИЕВКА, РОМАНОВКА, БОЛЬШИЕ КОРОВИНЦЫ, ГОЛОДЬКИ, ЗОЗОВ, РОСОШЕ, МЕДОВКА, ВЕЛИКАЯ РАСТОВКА, САЛОГУБОВКА, ЖУРАВЛИХА, ЮШКОВ РОГ, САЛИХА, СИНЯВА, ОСТРОВ, ЖИТНЕГОРЫ, САВИНЦЫ, РОЗАЛЕЕВКА, МИРОВКА и железнодорожные станции МИРОПОЛЬ, ПЕЧАНОВКА, РАЗИНО, МИХАЙЛЕНКИ, ЛИПОВЕЦ, ТОМИЛОВКА, СУХОЛЕСЫ.

На других участках фронта — разведка и артиллерийско-миномётная перестрелка.

В течение 5 января наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 110 немецких танков. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 19 самолётов противника.

* * *

К северу от Невеля противник подтянул резервы и оказывает упорное сопротивление. Части Н-ского соединения в течение дня отбили две контратаки немцев и, с боям продвигаясь вперёд, заняли несколько населённых пунктов. На другом участке наши бойцы ночью атаковали противника и в результате рукопашной схватки овладели выгодными позициями. Захвачено у немцев 5 орудий, 10 миномётов, 26 пулемётов и склад боеприпасов.

* * *

Войска 1-го Украинского фронта продолжали развивать наступление. Части Н-ского соединения, разгромив пехоту противника, пытавшуюся закрепиться на промежуточном оборонительном рубеже, решительным ударом овладели районным центром Житомирской области и важным узлом шоссейных дорог — городом Чуднов. Отступая в беспорядке, гитлеровцы бросили много оружия и военных материалов. Нашими войсками заняты также районный центр Ровенской области Рокитно, районный центр Житомирской области Городница, районные центры Киевской области Жашков, Узин и свыше 80 других населённых пунктов. Продвигаясь вперёд, советские части наносят противнику тяжёлые потери. За день боёв уничтожено свыше 3.000 немецких солдат и офицеров, 83 танка, 68 полевых и 13 самоходных орудий, более 200 миномётов, 175 автомашин и 180 повозок. Захвачены трофеи, в числе которых 16 бронемашин, 63 орудия, 120 пулемётов, свыше 1.000 автоматов и винтовок, 70 автомашин и 8 складов с вооружением, боеприпасами и различным военным имуществом. Взято значительное количество пленных.

* * *

Западнее Пропойска наш лыжный батальон скрытно проник в тыл противника и форсировал реку Днепр. Советские лыжники внезапно ворвались в деревню, в которой находился штаб немецкой пехотной дивизии. Смелой атакой наши бойцы уничтожили охрану и много штабных офицеров. Разгромив штаб и захватив пленных, в том числе нескольких немецких офицеров, лыжники благополучно вернулись в свою часть.

* * *

В Черном море потоплена одна и серьёзно повреждены 6 быстроходных десантных барж противника.

* * *

Партизанский отряд, действующий в одном из районов Полесской области, заминировал участок железной дороги. На мины наскочил немецкий воинский эшелон. Взрывом сброшен с рельс паровоз и разбито 9 платформ вместе с находившимися на них 14 автомашинами. Кроме того, советские патриоты совершили несколько смелых нападений на немецкие маршевые подразделения, следовавшие на фронт. В ходе этих операций уничтожено до двух рот гитлеровцев. Ружейно-пулемётным огнём партизаны сбили двухмоторный бомбардировщик противника.

* * *

Пленный солдат 14 полка 78 немецкой пехотной дивизии Гейнц Бейке рассказал: «До августа 1943 года я работал жестянщиком на различных предприятиях в городе Ганновере и соприкасался с русскими, насильно привезёнными в Германию. Для них установлен четырнадцатичасовой рабочий день. Живут они в бараках, обнесённых двумя рядами колючей проволоки. На работу и с работы их сопровождает вооружённый конвой. В течение суток русский рабочий получает один раз небольшой кусочек эрзац-хлеба и тарелку супа, приготовленного из кормовой свёклы. От голода и непосильного труда рабочие с трудом держатся на ногах, а многие умирают. За невыполнение норм выработки русских жестоко избивают или отправляют в штрафные концлагери. Одно только упоминание об этих лагерях приводит людей в ужас. Все знают, что посылка в эти лагери равносильна смерти. Оттуда уже нет возврата».

Пленный ефрейтор 2 роты 426 полка 126 немецкой пехотной дивизии Вильгельм Хоппе сообщил: «Я работал на заводе Мюллера в Гавельбурге. В прошлом году на завод пригнали 200 русских девушек из Курской области, Крыма и Украины. Среди них были студентки медицинских институтов, учительницы, крестьянки. Жизнь русских людей в Германии до того тяжка и невыносима, что даже физически очень крепкий человек не может долго выдержать. Многие девушки открыто протестовали против режима, установленного для них. Голод, побои и издевательства не сломили их воли. Они говорят: «Всё равно Красная Армия освободит нас из плена».

Насильный угон мирных советских жителей на каторгу в Германию является одним из самых чудовищных злодеяний правящей гитлеровской клики. Грубо и нагло попирая все законы и обычаи ведения войны, немецко-фашистские мерзавцы отрывают советских граждан от своих родных мест, от своих семей, разлучают отцов и матерей со своими детьми. Немцы превращают мирных и свободных советских граждан в «военнопленных», в своих рабов, калечат их и морят голодом, выматывают у них все силы. Под гнётом каторжного режима, от голода и непосильного труда гибнут многие тысячи советских граждан. Перед этими зверствами фашистских извергов бледнеют даже самые страшные преступления, какие знал когда-либо мир. Красная Армия, народы Советского Союза исполнены жгучей ненависти к подлому врагу и жажды мести за советских людей, загубленных гитлеровскими палачами. Немецко-фашистские работорговцы будут нести ответственность за каждого гражданина СССР, замученного в фашистской неволе, за все страдания советских людей, насильно угнанных на каторжные работы в Германию. // Совинформбюро.

______________________________________________
Л.Леонов: Немцы в Москве* ("Правда", СССР)*
И.Эренбург: Немцы 1944 ("Красная звезда", СССР)**
Б.Горбатов: Лагерь на Майданеке ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Наш гуманизм* ("Красная звезда", СССР)*
Помни Майданек, воин Красной Армии! ("Красная звезда", СССР)**
Мщение и смерть гитлеровским мерзавцам!* ("Красная звезда", СССР)*

Газета «Правда» №6 (9463), 7 января 1944 года
Tags: 1944, Илья Эренбург, Совинформбюро, газета «Правда», зима 1944, январь 1944
Subscribe

Posts from This Journal “1944” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments