Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Е.Габрилович. Ночь в землянке

«Красная звезда», 25 марта 1943 года, смерть немецким оккупантамЕ.Габрилович || «Красная звезда» №70, 25 марта 1943 года

Красной Армии предстоит суровая борьба против коварного, жестокого и пока еще сильного врага. Эта борьба потребует времени, жертв, напряжения наших сил и мобилизации всех наших возможностей. И.Сталин.



# Все статьи за 25 марта 1943 года.



(От специального корреспондента «Красной звезды»)

«Красная звезда», 25 марта 1943 года

Много месяцев здесь шли бои. Земля взрыхлена, взрыта; снег черный, — скорее не снег, а какой-то холодный, тающий в руке пепел. Полуобгоревшие, торчащие из земли пни и палки — всё, что осталось от леса. Пулеметные гнезда, траншеи, блиндажи, артиллерийские позиции пусты — армия, наступая, ушла вперед. Непривычная тишина. Безлюдные землянки, на стенах которых можно порой прочесть надпись, сделанную старательной рукой: «Здесь жили семь месяцев сержант Панев, бойцы Семенов, Вавилов, Алексин». «Здесь был наблюдательный пункт первого батальона. Лейтенант Матвеев».

Это место почти сплошных болот. Бойцы передвигались к переднему краю через трясины, по гатям. Бои, жестокие, упорные бои шли за клочки сухой земли, за высотки среди болот, переходящих в озера. Всюду здесь вода. Она хлюпает весной, летом, осенью под подошвами, проступает на стенах блиндажей, капает с потолков.

«Я полон воды по горло, — писал немецкий офицер Баумгартен своей жене. — Она у меня в мускулах, в костях, в мозгу. Мы воюем в воде, едим в воде, пишем в воде и хороним товарищей в воде. Я сгнию здесь медленно, по частям, если не выберусь отсюда». Он «выбрался» отсюда. Его полк выбили и выбросили из этого укрепленного узла, одного из тех узлов, что построили немцы по всей линии фронта на северо-западном театре войны.

Вот они, разбитые немецкие укрепления — бетонированные огневые точки со снежными валами между ними, с многорядными и часто многоярусными стенами проволоки, с минными полями. В развороченных немецких блиндажах — полусгоревшие обломки нар, обрывки одеял и матрацов, засыпанные землей котелки, игральные карты, пояса, сапоги. Стены некоторых блиндажей уцелели. На них — расписания дежурств, открытки, изданные ротой пропаганды армии генерала Буша: немецкие солдаты на фоне снегов и лубочных троек с бубенцами.

Дороги нашего наступления на северо-западе идут через десятки таких разбитых укрепленных узлов врага, по замерзшим болотам и рекам, по целиком сожженным немцами деревням, по тропам, уже раскисшим от ранней оттепели. По этим тропам бойцы на руках тащили орудия, боеприпасы. Дороги эти ведут к основным опорным пунктам немецкой обороны на северо-западе, к тем крепостям, которым немцы дают особые прозвища: «Франц», «Фриц», «Луиза». Вот один из таких «Францев» и предстоит завтра штурмовать.

Спокойная мартовская ночь. Ракеты взлетают одна за другой над снежным лесом — белая, голубая, красная. На земле тихо — ни выстрела, ни разрыва, но в небе почти непрерывное жужжание. Ходят наши и вражеские самолеты, пробегают, перекрещиваются, разбегаются прожекторные лучи, то там, то тут появляются прерывчатые нити трассирующих пуль.

Ничто не предвещает близости штурма. Лес так спокоен, что заяц, обманутый этим кажущимся безлюдьем, вдруг появляется из-за дерева и, остановившись на миг, вприпрыжку пробегает возле самых артиллерийских позиций.

Входим в блиндажик. Он невелик. К его дверям ведут земляные, покрытые снегом и льдом ступеньки. Внутри жарко, по-фронтовому пылает печь. Это блиндаж отделения автоматчиков. Командир отделения сержант Федор Усатый сидит за столом возле патефона — маленький, коренастый, гладко остриженный человек лет тридцати, бывший сельсоветский кучер из-под Новосибирска.

Мы много слышали об этом человеке, имя его широко известно на фронте. В его боевой биографии — целый ряд фактов замечательного мужества, стойкости, находчивости. Например, однажды в разведке он из засады перебил 11 немцев. Потом позже совершил со своим отделением дерзкий налет в тыл врага. Автоматчики скрытно прошли по озеру, скованному льдом, напали на немецкий гарнизон в деревушке, уничтожили его и ушли оттуда не раньше, чем были сожжены все вражеские склады, находившиеся там. На темной, словно прокопченной, гимнастерке Усатого — орден Красного Знамени.

«Красная звезда», 25 марта 1943 года

— Входите, входите. — говорит он нам, отирая стол широкой ладонью. — Мы гостей любим, крепко любим гостей. Щи хлебать будете? Нет. Сеня, тогда заведи для гостей патефончик.

Сеня заводит патефон, старенький, потрепанный, который отделение автоматчиков всегда возит с собой. Патефон побывал и под пулями, и под снарядами, был однажды, по рассказу Усатого, засыпан землей, обвалившейся от разрыва мины, но его откопали, починили, и вот он опять в действии. Правда, не очень-то голосист, что-то чудит и похрипывает в нем, во всё же назначение свое он выполняет исправно.

— Хороший патефон? — отзывается Сеня.

— Не любишь, знаю, не любишь! — качает головой Усатый.

Этот Сеня, фамилия его Ельцов, — свердловский вузовец-геолог, верный соратник Федора Усатого. Вместе с ним Усатый совершил большинство своих знаменитых подвигов. Они большие друзья, и в отсутствии Сени Усатый всегда восторженно отзывается о нем, но едва Сеня входит в блиндаж, как Усатый тут же начинает с ним спорить. Спорят они обо всем: и о том, как лучше варить щи, и о тактике автоматчиков в разведке, и о том, какой город самый красивый в СССР, и о том, как строить блиндажи в болоте.

Тихо рокочет патефон, под глухой шум его Усатый представляет нам своих бойцов. Всё это люди, известные на фронте. Тут и булочник Сердюков, снайпер, и печник-уралец Стасюк, славный добытчик «языков», колхозники Канаев, Васюра, Колесников, плотник Хвалый — верные сподвижники Усатого, побывавшие с ним и в разведках, и в смелых налетах на врага, сражавшиеся в наступлении и в обороне полтора года, день за днем, в этих болотах, на этих холмах, в белые весенние и темные зимние ночи, в ненастные и ясные дни.

Каждый из них занят сейчас своим делом. Один подштопывает что-то, другой, посвистывая, чинит котелок, третий разогревает на печке ужин и нарезает хлеб. Четверо играют в домино, в так называемый «морской забой». Играют горячо, с увлечением, громко и лихо стуча костяшками домино об стол.

Усатый рассказывает свою биографию, рассказывает ярко, с прибаутками. У него меткий глаз, точный и красочный язык. Говорит о жене своей, о детях, о том, как работал кучером в сельсовете, как возил председателя и счетовода и как однажды, когда он вез на станцию районного доктора, на них напали волки. Говорит о Сибири, о людях ее, о песнях, лесах, о ночных ее дорогах, потемках, морозах, о ночных шорохах. Он увлекается и так замечательно описывает тамошний лес, что даже играющие в «забой» прекращают на время игру и, словно завороженные, слушают его.

— А хорошо земля устроена, — заканчивает Усатый. — Вы приглядитесь: каждый вечер на другой непохож, каждая ночь, если правильно посмотреть, сама по себе. Хорошо! А вот Сеня этого не понимает.

— Почему же я не понимаю? — удивленно отзывается Сеня.

— Не понимаешь! Хоть ты и студент, а земли не знаешь. Ну, скажи, как полевая мышь живет? Ну-ка скажи!..

Сеня не знает, как живет полевая мышь, и Усатый, торжествуя, поглядывает на нас.

— Не знаешь, а я-то знаю. Я-то кучер, — еду, еду и на всё гляжу: и как человек идет, и как солнышко светит, и как зверь шмыгнет. Всё высмотрю… Так-то, брат! Ну-с, давай ужинать!

«Красная звезда», 25 марта 1943 года

Ужинают долго, не спеша, с аппетитом. Завтра штурм, завтра трудное, тяжелое время войны, но люди, сидящие за столом, словно и не думают об этом. Меня всегда удивляло, как мало говорят бывалые бойцы о предстоящих, порой через какой-нибудь час, сражениях. Почему это происходит? Может быть, потому, что дело, на которое они идут, слишком серьезно, чтобы говорить о нем походя, между прочим. Правда, боец, как бы ни был он привычен, не может не думать о предстоящем сражении, но не любит о нем говорить. В этом — словесное целомудрие человека, по-настоящему узнавшего войну, отлично знающего, что такое штурм, атака.

За ужином Усатый показывает нам вырезки из дивизионной, армейской и фронтовой газет, где написано о нем. Он хранит эти вырезки в брезентовом, туго набитом, перевязанном веревочкой бумажнике.

— Хорошо пишут! — удовлетворенно говорит он. — Всё по порядку: и где родился, и где вырос, и где работал. Только вот надо о Сене больше писать и о других. Золотые ребята! Сталин сказал: «Мстители». Это и есть мстители, золотые ребята! Крепко бьют немцев, от сердца! Вот как Демянск взяли, подходит ко мне одна тамошняя старушка и говорит: «Бей немца, сынок, вовсе он нас замучил». А сама плачет. Бью, говорю, мамаша. Бил и бью, и буду бить, пока рука шевелится.

Ужин окончен. Усатый встает из-за стола.

— Ну, а теперь давай письма домой писать. Завтра штурм — мало ли что может случиться.

Это первое упоминание о штурме за весь вечер. Письма пишут старательно: один жене, другие родителям, третьи невестам, а Коля Васюра, у которого нет ни родителей, ни жены, ни невесты, пишет Кате Балашовой, свердловской сверловщице, которая через армейскую газету просила, чтобы ей писали бойцы, которым некому послать письмо.

Написали письма, прикручивают фитиль в лампе и ложатся спать. За столом остаются только Усатый и Сеня. Сеня пришивает пуговицу к гимнастерке и спорит с Усатым о том, какие пельмени вкусней — красноярские или томские. Впрочем, говорит почти один Усатый, Сеня больше молчит. Но когда он выходит из землянки, Усатый недовольно замечает, обращаясь к нам:

— Золотой автоматчик! Но спорим, спорим всё, — такой уж он уродился!

На рассвете побудка. Автоматчики одеваются, старательно прилаживают снаряжение, осматривают оружие и выходят. Сейчас они отправятся на исходные позиции.

Звезды еще мерцают на сереющем небе, на востоке уже розовеет, орудия молчат. Только изредка с немецкой стороны методично, через ровные промежутки бьет тяжелая батарея. Вот уже и солнце поднимается из-за безоблачного горизонта, обещая ясный день. Один орудийный залп, другой, третий — и вскоре земля стала дрожать от пушечного грома. Началась артиллерийская подготовка штурма.

* * *

К полудню первая линия вражеских укреплений была повсеместно прорвана. Атакующие всё ближе подкатывались к самому сердцу оборонительного узла — крупному населенному пункту, который отчетливо был виден с наблюдательной вышки. Но бой продолжался и вечером, и ночью.

Ночь была светла от ракет. Сплошные рыжие вспышки покрывали горизонт, схватки истребителей происходили теперь в прожекторных лучах. Так же, как и днем, гремела артиллерия, и грохот ее попрежнему переплетался с громом бомбардировок, с дробью пулеметов, с ревом минометов, как бы накладывающих на ночную землю, километр за километром, огненные пласты.

И так же, как днем, в оперативном отделе склонялись над картами командиры, и чей-то охрипший голос переспрашивал в телефонную трубку:

— Нечаев подошел к восточной окраине? Так. Захвачено три танка, двенадцать орудий? Так. Фланкирующий огонь противника? Так. Занята деревня? Первыми ворвались автоматчики Усатого? Так, так! Слушайте, повторяю для сверки всё донесение! // Е.Габрилович. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.
______________________________________
П.Павленко: Один на две улицы* ("Красная звезда", СССР)
В.Гроссман: Сталинградская переправа* ("Красная звезда", СССР)


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 24 марта

В течение ночи на 24 марта наши войска вели бои на прежних направлениях.



На Западном фронте наши войска продолжали вести наступательные бои. Бойцы Н-ской части выбили противника из нескольких населенных пунктов, в боях за которые уничтожено свыше 200 немецких солдат и офицеров. На другом участке наши подразделения окружили в лесу и истребили отряд немецких автоматчиков.



Севернее Духовщина наши войска, преодолевая упорное сопротивление противника, заняли ряд населенных пунктов. Н-ская часть в ожесточенном бою овладела рубежом, имеющим важное тактическое значение. Немцы предприняли две контратаки, но были отброшены. На поле боя осталось до 400 вражеских трупов. Уничтожено 2 орудия, танк, 23 пулемета и 24 автомашины противника. Разрушено свыше 60 вражеских дзотов и блиндажей. Захвачены трофеи.



В районе Белгорода огнем наших бронебойщиков сожжено 4 танка и 5 автомашин противника. На другом участке советские танкисты разгромили немецкую автоколонну. Разбито 6 автоцистерн, 11 автомашин с боеприпасами и уничтожено до 100 гитлеровцев.



На Ленинградском фронте нашими летчиками в воздушных боях и огнем зенитной артиллерии в течение вчерашнего дня сбито 13 немецких самолетов.



Партизанский отряд, действующий в Витебской области, в бою с немецкой карательной экспедицией уничтожил 68 гитлеровцев. Партизаны другого белорусского отряда пустили под откос воинский эшелон противника. В результате крушения разбит паровоз, 6 вагонов и 16 платформ. Под обломками вагонов погибло 40 немецко-фашистских захватчиков.



Бойцы Н-ской части, очистившие 15 марта от немцев деревню Новая, Смоленской области, обнаружили на пепелище много обгорелых трупов. Специально выделенная комиссия произвела тщательное расследование и установила, что немецко-фашистские мерзавцы перед отступлением сожгли многих жителей деревни Новой в соседних с ней селений. В акте говорится: «14 марта немцы согнали около 200 женщин, стариков и детей из деревень Новая, Ломанчино, Кривалевка и Гришино. Гитлеровцы загнали их в два крайних дома, заперли все двери, подожгли дома, а затем начали стрелять в окна и бросать гранаты. Многие пытались спастись, прыгали в окна, но немцы расстреливали их. Только нескольким жителям деревни Новая — М.Нестеровой, А.Опенкиной, К.Бычковой удалось незаметно отползти, скрыться и избежать гибели. При осмотре трупов опознаны: Опенкины Вера — 30 лет, Николай — 7 лет, Волчковы Евдокия — 60 лет, Клавдия — 20 лет, Татьяна — 12 лет, Требниковы Надежда — 30 лет, Тоня — 6 лет, Вера — одного года, Бычковы Ирина — 50 лет, Елена — 16 лет, Николай — 10 лет, Катя — 7 лет и другие. Фамилии многих сгоревших советских граждан установить не удалось, так как их трупы совершенно обуглены». Акт подписали: гвардии капитан Бушляков, старший лейтенант медицинской службы Граблевский, красноармейцы Карлов и Сафронов, жители деревни Новая К.Бычкова, М.Нестерова и А.Опенкина.


Вечернее сообщение 24 марта

24 марта наши наступающие войска заняли районный центр и железнодорожную станцию Абинская (северо-восточнее Новороссийска).

На других фронтах наши войска вели бои на прежних направлениях.



23 марта частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 100 немецких автомашин с войсками и грузами, взорвано 2 склада боеприпасов, подавлен огонь 10 артиллерийских и минометных батарей противника.



На Западном фронте наши войска, преодолевая упорное сопротивление противника, заняли несколько населенных пунктов. Части Н-ского соединения переправились через водный рубеж и овладели укрепленными позициями противника. На поле боя осталось до 200 вражеских трупов. Захвачены 4 орудия, 17 пулеметов, много винтовок и патронов. На другом участке наши подразделения выбили немцев из населенного пункта Сафоново, что в четырех километрах севернее железнодорожной станции Дорогобуж. Противник понес большие потери в людях и технике.



Севернее Духовщина части Н-ского соединения продолжали наступление и заняли 7 населенных пунктов. На одном участке наша часть истребила до роты немецкой пехоты. Захвачены трофеи, в числе которых 5 немецких танков и 14 орудий. Подразделение лыжников-гвардейцев стремительным ударом выбило немцев из деревни Жугуны. Гвардейцы спасли от неизбежной гибели свыше 60 местных жителей. Немцы согнали женщин, стариков и детей в подвал одного дома и подожгли его. Ворвавшиеся в деревню советские бойцы потушили пожар и спасли обреченных на смерть советских людей.



В районе Белгорода батальон немецкой пехоты, поддержанный 12 танками, пытался атаковать наши позиции. Бойцы Н-ской части истребили 150 гитлеровцев, подбили 3 танка и вынудили немцев поспешно отступить. На другом участке огнем советской артиллерии уничтожены две артиллерийских батареи и рассеяно скопление пехоты противника.



Севернее Чугуева наши войска вели бои с пехотой и танками противника, пытавшимися выйти к реке Северный Донец. Бойцы Н-ской части отбили все атаки гитлеровцев. Уничтожены 9 немецких танков, 13 автомашин и более 100 солдат и офицеров противника.



Партизанский отряд, действующий в одном из районов Орловской области, на-днях напал на гарнизон немцев, расположенный в пристанционном поселке. Партизаны истребили 96 гитлеровцев, взорвали стрелки и железнодорожное полотно. Движение поездов на этом участке приостановлено. Группа партизан другого отряда уничтожила до 40 гитлеровцев и захватила немецкий продовольственный склад, 800 метров телефонного кабеля, 4 пулемета, 14 лошадей и различное военное имущество.



Взятый в плен в районе Демянска обер-ефрейтор 552 полка 329 немецкой пехотной дивизии Вильгельм Фраке сообщил: «Осенью прошлого года к нам в село Залучье приехал генерал-майор Вернер. Он произнес речь, в которой сказал, что сейчас главные немецкие вооруженные силы заняты на юге, а мы здесь занимаем оборону, но как только разделаются со Сталинградом, мы перейдем в наступление. Тогда немецкие войска с Демянского плацдарма нанесут русским решающий удар и закончат войну. Много раз мы с проклятьем вспоминали эти слова генерала в феврале, когда бежали под ударами русских. Только ноги спасли нас от участи, которая постигла солдат 6 немецкой армии под Сталинградом. 552 полк в этих боях потерял свыше 70 процентов личного состава. В нашей роте осталось только 22 человека. В последнем бою при приближении русских, лейтенант и фельдфебель скрылись. Мы в количестве 20 человек остались в окопах и сдались в плен». // Совинформбюро.

____________________________________________
К.Симонов: Трое суток* || «Красная звезда» №56, 9 марта 1943 года
А.Платонов: Труженик войны || «Красная звезда» №57, 10 марта 1943 года
К.Симонов: Восьмое ранение || «Красная звезда» №69, 24 марта 1943 года
П.Павленко: На высоком мысу || «Красная звезда»№61, 14 марта 1943 года
Ю.Нагибин: Солдатская душа* || «Красная звезда» №41, 19 февраля 1943 года
Х.М.Мугуев: Что поют в землянке* || «Литература и искусство» №3, 16 января 1943 года

Газета «Красная Звезда» №70 (5441), 25 марта 1943 года
Tags: 1943, Е.Габрилович, весна 1943, газета «Красная звезда», март 1943
Subscribe

Posts from This Journal “1943” Tag

  • Л.Славин. Дороги идут на запад

    Л.Славин || « Известия» №74, 30 марта 1943 года Наступили решающие дни подготовки к севу. Успешно завершим ремонт тракторов и…

  • Илья Эренбург. Наша звезда

    И.Эренбург || « Красная звезда» №43, 21 февраля 1943 года Под знаменем Ленина, под водительством Сталина — вперед, за разгром немецких…

  • А.Довженко. Мать

    А.Довженко || « Известия» №42, 20 февраля 1943 года Красная Армия встречает свою двадцать пятую годовщину в жестоких боях с гитлеровскими…

  • Плененные нашими войсками в районе Сталинграда гитлеровские генералы

    « Красная звезда» №27, 3 февраля 1943 года Вчера, 2 февраля, успешно завершена ликвидация окруженных под Сталинградом вражеских войск. Честь и…

  • 27 января 1943 года

    «Вечерняя Москва» №21, 27 января 1943 года План Верховного Главнокомандования Красной Армии по окружению и ликвидации крупной группировки отборных…

  • Каменская трагедия

    А.Софронов || « Известия» №67, 21 марта 1943 года Колхозники и колхозницы, работники и работницы МТС и совхозов! Развернём большевистскую…

  • Великие традиции русских моряков

    «Красный флот» №143, 19 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Капитан А.Кожухов. — Авиация в борьбе с…

  • Илья Эренбург. Подводные колбасники

    И.Эренбург || «Красный флот» №143, 19 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Капитан А.Кожухов. — Авиация в…

  • Наши трофеи || «Красная звезда», 22.06.1943 года

    М.Сидоров || « Красная звезда» №145, 22 июня 1943 года Ряд крупнейших сражений, завершенных советскими войсками в свою пользу, показал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments