?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Грозен гнев народа
0gnev
«Красная звезда», 26 июня 1941 года, смерть немецким оккупантам"Красная звезда" №148, 26 июня 1941 года

Вероломный враг вступил на землю нашей Родины. Не позволим фашистским варварам топтать прекрасную советскую землю.



# Все статьи за 26 июня 1941 года.



блицкриг, смерть фашистам, ненависть к врагу, германский фашизмОт Балтийского до Черного моря героическая Красная армия ведет ожесточенные бои с вероломным врагом. Весь советский народ обращает свой взор туда, где развертываются гигантские сражения за его честь и свободу.

Германский фашизм бросил свои озверелые банды против нашей родины, против великого советского народа. Коварный враг замышляет неслыханные злодеяния – он хочет захватить нашу землю, уничтожить нашу свободу, поработить трудящихся Советской страны.

Не топтать советской земли фашистским варварам. На защиту нашей отчизны поднимается 200-миллионный советский народ. Наша воля к борьбе и победе непоколебима. Гитлер, его свора просчитаются. Они забыли, куда пошли. Красную армию и советский народ не согнешь и не сомнешь! Нас не деморализуешь и не запугаешь! Народы нашей страны за всю свою многовековую историю никогда не стояли на коленях перед иноземным врагом.

Прошлое человечества знало не мало завоевателей. Но сколько их было, зазнавшихся вояк, растерявших свою призрачную славу среди необ'ятных просторов нашей страны! Словно безумный метался по Европе Карл XII, бросая свою армию из одной войны в другую, до той поры, пока петровские полки не сокрушили его под Полтавой. Известна и судьба Наполеона, вознесшего своих орлов над покоренным полумиром и затем до крови ощипанных в Отечественной войне 1812 года.

Такие и им подобные события происходили в те далекие времена, когда Россия была страной технически отсталой по сравнению с Западом. Какая же участь ждет врага теперь? Народная сила помножена ныне на все современные средства борьбы.

У нас есть все, что необходимо для победы над врагом. Наше дело – правое! Красная армия, которая бьется за это дело, неразрывными узами связана с народом. От бойцов до военачальников она состоит из его сынов, служит ему, защищает его интересы, а значит, и свои собственные. Наш красноармеец борется не за иллюзию, не за мнимое отечество, а за свою подлинную родину, за все прекрасное, что он, его отцы и братья совершили, построили и возделали на земле, освобожденной от эксплоатации и угнетения.

Наш красноармеец знает, что за его спиной расстилается могучая страна, с ее первоклассными фабриками и заводами, тучными колхозными полями, с ее полноводными реками, зелеными рощами, с ее простыми советскими людьми, в жизнь и быт которых вошел социализм. Любимую родину мы защищаем от покушений тех, кто пошел на нас ради грабежа, разбоя и насилия.

Вот почему советский народ так непреложно уверен в победе. Мы смело смотрим в будущее, зная, что борьба будет суровой и трудной. Современная война требует огромного морального и физического напряжения. Но мы исполнены решимости победить иноземных захватчиков, и победим.

Четверо суток идут уже бои Красной армии за отчизну. Наши бойцы и командиры проявляют чудеса отваги и героизма, бьются за родину мужественно и умело.

Вчера попытки противника прорваться на Бродском и Львовском направлениях встретили сильное противодействие контратакующих войск Красной армии, поддержанных мощными ударами нашей авиации. Все многочисленные попытки противника форсировать реку Прут не удались: нами захвачены немецкие и румынские пленные.

В течение вчерашнего дня в воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 76 фашистских самолетов, при этом 17 наших самолетов не возвратились на свои базы.

Каждый день множит героические подвиги советских воинов. Наши летчики N авиационной части в воздушных боях сбили 10 самолетов противника. Командир полка Герой Советского Союза майор Коробков сбил два бомбардировщика противника, радист-стрелок Шишкович во время исполнения боевой задачи сбил два самолета противника системы «Мессершмитт». Командир Сорокин при выполнении боевой задачи девяткой самолетов был атакован 15-ю самолетами противника, в бою сбил 6 самолетов и потерял четыре. Майор Ячменев, будучи ранен в обе ноги, отказался ехать в госпиталь и продолжал выполнять боевые задачи.

Командир одной из пулеметных рот, находясь в окружении более 8 часов, непрерывно вел бой с противником, отбивал блокировочные группы, несколько раз восстанавливал связь с дотами. Несмотря на превосходство противника, командир пулеметной роты удержал позицию до прихода подкрепления.

Кипит в сердцах наших воинов огненный гнев против германских полчищ, осмелившихся вступить на советскую землю. Он подымает наши батальоны и полки на врага. Красная армия не простит никогда врагу его коварства. Все свои силы, всю мощь грозного оружия подымает она, чтобы отразить атаки врага, смять его, сокрушить и уничтожить.

Красная армия – детище, опора и надежда советского народа – не позволит фашистским разбойникам топтать родную советскую землю. Воины Красной армии отстоят свободу и честь своей родины. С ними – великое прошлое нашей страны, ее блистательные победы над врагами, ее герои, павшие в боях за независимость и целостность родины. С ними – вечно живущие суворовские традиции русской армии, не раз громившей врагов и венчавшей свои знамена громкой славой. С ними – в мыслях и делах своих весь советский народ, сплоченный вокруг большевистской партии, непоколебимо уверенный в своем торжестве. С ними – великий Сталин!
___________________________________________
Красноармеец ("The New Yorker", США)
Золотой фонд Красной Армии ("Правда", СССР)
Подарки бойцам Красной Армии ("Правда", СССР)
Полководцы Красной Армии ("Известия", СССР)
Боевой дух Красной Армии ("The New York Times", США)
Сергей – боец Красной Армии ("The New York Times", США)
Мастерство полководцев Красной Армии ("Известия", СССР)
Красная Армия - школа для народа ("The New York Times", США)
"Храбрый русский народ спасает и наши очаги" ("Правда", СССР)
Красная Армия защищает мировую цивилизацию ("Правда", СССР)
М.Горький: Если враг не сдается, — его уничтожают ("Правда", СССР)
Русские азиаты сталкиваются с цивилизацией ("Journal de Genève", Швейцария)
Красная Армия: как «чистки» сказываются на военной машине ("The Times", Великобритания)


****************************************************************************************************************************
Доблестные воины Красной армии и весь советский народ, поднявшиеся на отечественную войну, уничтожат зарвавшегося врага.

Зверства фашистских разбойников


22 сентября 1939 года войска Красной армии приблизились к Белостоку. Немецкие империалисты, в ненасытной жадности захватившие этот город, вынуждены были очистить его, отойти назад, на запад. Делали это они не по доброй воле, а потому что должны были считаться с могучей силой СССР.

Я помню этот ясный осенний день. Передовые отряды Красной армии двигались по шоссе из Волковыска на Белосток. Впереди ехали на грузовиках кавалеристы в папахах и бурках, лихие конники прославленной Чонгарской дивизии. Они первыми должны были войти в город и об'явить его советским.

Навстречу нам из Белостока по шоссе шли нескончаемым потоком угрюмые люди. Они шагали медленно, устало, сгорбившись под тяжестью узлов. Иные ехали на велосипедах, навьючив на них все свое имущество. На лицах их застыло выражение безнадежного страдания.

Но стоило этим людям увидеть советские боевые машины, как лица их озарялись радостной улыбкой. Они снимали шапки, приветливо кланялись бойцам Красной армии и взволнованно говорили:

— Товарищи! Здравствуйте, товарищи!

Как-то особенно мягко, тепло выговаривали они это новое для них слово, в которое они вкладывали все надежды свои на лучшую жизнь.

— Ну, что там? — спрашивали мы, указывая на видневшиеся вдали заводские трубы Белостока.

— Эх, не спрашивайте, товарищи, — отвечали нам, и снова скорбь омрачала лица людей. — Грабят, окаянные... Все метут подчистую.

— Еще бы. Гитлер об'явил, что грабеж побежденных есть священное право победителей, — заметил учитель в очках, перевязанных ниткой. — Ведь определенная часть награбленного переходит в собственность грабителя, а остальное — в общую кассу фашистов.

Ровно в час дня мы под'ехали к немецкой заставе, стоявшей на шоссе в десяти километрах от Белостока. Возле мотоциклов стояли немецкие солдаты, напряженно вытянув руки по швам. На их лицах застыло одинаковое выражение подавленности и бездумной готовности совершить все, что прикажет начальство, каковое стояло тут же, — олицетворение жестокого равнодушия в сером плаще с серым, тусклым взглядом.

Мотоциклисты снялись с места и помчались к Белостоку, а мы за ними. Вот и предместье города. Издали виднеется огромная толпа на шоссе. Она медленно расступилась и в образовавшемся узком коридоре проехали немецкие мотоциклисты, — люди молча глядели на них с презрением и ненавистью. И вдруг они увидели колонну наших машин... Толпа бросилась навстречу нам с криками радости:

— Да здравствует Советский Союз! Да здравствует Сталин!

С большим трудом пробрались мы сквозь толпу и в'ехали в город. Наша машина остановилась на одной из улиц центра. Тотчас же нас окружили взволнованные, люди, они кричали, перебивая друг друга:

— Товарищи, спасите нас! Нас грабят, убивают... над нами издеваются... Вот они — наши мучители! В двадцати шагах от нас стояли два немецких офицера с фашистскими значками на рукавах. Они руководили погрузкой каких-то тюков, которые солдаты выносила из текстильной фабрики и складывали на грузовик.

— Шерсть увозят! Наш труд... наше добро, — с негодованием говорили текстильщики. — Воры!

Да, это были самые обыкновенные воры. Они похищали все, что попадалось ценного под руку: мануфактуру, металлические предметы, лом, одежду, продукты, золото, часы, хлеб... Все это грузилось на автомашины, каждые пять минут с аэродрома поднимались тяжелые грузовые самолеты с пряжей, с кожей, с мануфактурой.

Истекали последние минуты до того срока, когда немцы должны были покинуть город. По улицам проносились вереницы грузовиков с краденым имуществом.

— Проклятые разбойники! Бандиты! Убийцы! — неслись им вслед негодующие выкрики... В одну из машин полетел камень.

Вытесняя непрошенных гостей, Красная армия продвигалась дальше на запад. И всюду мы видели следы фашистской «культуры»: сожженный и разгромленный город Ломжу, превращенный в кладбище; сожженные деревни, вместо которых торчали лишь голые трубы печей... В одной из деревень возле шоссе чернела огромная яма, наполненная вонючей водой.

— Вот здесь, — сказали нам жители деревни, — расстреляно несколько наших крестьян. Нам не дали даже похоронить их. Они лежат на дне этой ямы.

Расстрелы, кровавый террор за малейший протест против издевательства и насилия фашистских извергов-гитлеровцев, издевательство над национальным достоинством человека, грабеж среди белого дня, — вот чего никогда не забудут жители Белостока. Они пред'явят фашистским бандитам солидный счет и заставят их расплатиться по этому счету.

— Пойдемте, товарищ, — проговорил бледный пожилой человек, взяв меня за руку. — Я хочу вам показать немецкое варварство.

Он привел меня во двор, где уже толпился народ. В углу двора из неглубокой ямы вытащили трупы расстрелянных немецкими палачами граждан города Белостока: один из них был в солдатской шинели, другой — с руками рабочего, третий — ученик... Это были простые люди, труженики, все преступление которых состояло в том, что они не хотели подчиниться произволу насильников-гитлеровцев.

Я смотрел на стоявших вокруг женщин, — их глаза горели жаждой мести... Каждый день в Белосток прибывали беженцы из районов Польши, отошедших к фашистам, — труженики не хотели быть рабами фашизма. Они уходили на восток, в СССР, чтобы вместе с советским народом бороться за торжество коммунизма, за уничтожение разбойничьей банды фашистов, они мечтали о жестокой расплате за все оскорбления и унижения, за разграбленные фашистами города и села, за пролитую ими кровь.

Теперь этот час расплаты наступил. Народ Западной Белоруссии вместе с Красной армией борется за свою землю, за право жить счастливо, и он очистит землю от фашистской нечисти навсегда. // В.Ильенков.
________________________________________________________
Фашистские орды убийц и насильников ("Красная звезда", СССР)
Фашистскому зверью нет и не будет пощады! ("Известия", СССР)
Звери на улицах Львова ("Правда", СССР)
Свора убийц и грабителей ("Красная звезда", СССР)
А.Толстой: Лицо гитлеровской армии ("Правда", СССР)
Расстрелы в Киеве и Ростове ("Красная звезда", СССР)
Новые злодейства гитлеровцев ("Красная звезда", СССР)
Мщение и смерть фашистско-немецким псам!* ("Правда", СССР)
Что творили фашистские палачи в Морозовском ("Красная Звезда", СССР)
Документы о кровожадности фашистских мерзавцев* ("Красная звезда", СССР)


****************************************************************************************************************************
Железная воинская дисциплина — залог победы над фашистскими варварами. Кто нарушает порядок и дисциплину в Красной армии — тот предатель и изменник.

Боевые подруги командиров


Этот городок, где живут семьи командиров части, которой командует тов.Золотов, немного в стороне от населенных пунктов… Началась война, мужчины ушли, остались женщины и дети. Не растерялись подруги командиров. Немедленно принялись за дело. Санитарную подготовку они прошли давно. Но сейчас взялись за учебную практику. Сами, по своей собственной инициативе... Жена командира Бардамина и жена командира Симонова приобрели заранее специальность медицинских сестер, изучили полевую хирургию, а сейчас учат всех остальных женщин. Тренируются в перевязках, учатся, как наложить повязку во время переломов руки и т.д. Две трети всех жительниц городка и старых и молодых — заняты этой учебной практикой.

Многие жены командиров пошли работать на соседние пошивочные фабрики — шьют белье, наволочки. За их ребятишками следят в часы работы другие женщины. Следят как за своими родными ребятенками. Зато Щербакова и Зайцева перевыполняют план на фабрике. Дружба. Главное — дружба и сплоченность в такие дни! Поселок живет, как одна семья.

Когда 24 июня в 3 часа утра неожиданно раздалась тревожная сирена и началось учение по противовоздушной обороне, в городке были только женщины и малые ребята. Жена младшего политрука Петрова, жена старшего лейтенанта Дворяткина, Симонова, Бардамина и другие боевые женщины об'единили вокруг себя всех остальных, стали, по существу, вожаками этого поселка. Ведь самое главное в такие минуты предотвратить суетню, неорганизованность. После отбоя тревоги, после противовоздушного учения они спокойно собрали вокруг себя жен и матерей командиров, говорили с ними об отдельных ошибках и суетне, проявленной некоторыми женщинами.

Душа радуется, когда видишь замечательных, сильных духом женщин. Вот Петрова, жена младшего политрука. Она и газеты вслух читает и политические беседы проводит и о противогазах заботится и веселое слово в нужный момент скажет. Все силы отдает общему делу. И Петрова — не бездетная, у нее двое ребятишек, один грудной.

Дворяткина. Худенькая и внешне хрупкая женщина. А сколько в ней силищи! У Дворяткиной муж — лейтенант, но она сама окончила школу связи. Отличный связист, стрелок. В душе, конечно, мечтает о фронте, уж очень хочется, — простите за грубое выражение, но сейчас оно так и срывается с уст каждого советского человека, — дать по морде обнаглевшему Гитлеру.

На фронт не берут, да и двое ребятишек у Дворяткиной. Но и здесь можно быть полезной. Дворяткина проводит сейчас политинформацию и беседы о мужестве, о бдительности. Да и не только беседы. Очень важно с той или иной женщиной просто поговорить с глазу на глаз.

Женщины — вожаки поселка — делают сейчас и другое важное дело: они борются со сплетней, слухами, разбивают эти сплетни, стараются узнать, откуда идет тот или иной слушок. Это — немалая помощь Красной армии.

Если вдруг кто-нибудь из жен или матерей, провожающих своих родных на фронт, приуныл, — это не проходит без внимания. Такую женщину подбодряют, помогают ей справиться с волнением, говорят ей:

— Вытри глаза, держи выше голову! Муж будет еще крепче бить фашистскую сволочь, если ты улыбнешься, прощаясь с ним. Не одна ты остаешься, мы — с тобой. У нас много дела. Мы, жены командиров, — не последняя спица в колеснице.

И после таких слов эта женщина поднимает голову, тепло и гордо говорит мужу или сыну:

— Иди, родной. Бей их так, чтобы у них в глазах потемнело! За нас не беспокойся. Мы шагаем рядом с вами. // Елена Кононенко.
___________________________________________________
Фашизм и женщина* ("Правда", СССР)
И.Эренбург: За женскую честь! ("Красная звезда", СССР)
Германский фашизм — разрушитель семьи ("Известия", СССР)
Фашистские случные пункты для арийцев ("Красная звезда", СССР)
Венерические болезни в немецкой армии ("Красная Звезда", СССР)
Д.Заславский: Уничтожение семьи и морали в фашистской Германии* ("Красная звезда", СССР)


****************************************************************************************************************************
СООБЩЕНИЕ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО*


25 июня подвижные части противника развивали наступление на Виленском и Барановическом направлениях.

блицкриг, смерть фашистам, ненависть к врагу, германский фашизмКрупные соединения советской авиации в течение дня вели успешную борьбу с танками противника на этих направлениях. В ходе боя отдельным танковым группам удалось прорваться в район Вильно, Ошмяны.

Упорным сопротивлением и активными действиями наших наземных войск пехотные соединения противника на этих направлениях отсечены от его танковых частей.

Попытки противника прорваться на Бродском и Львовском направлениях встречают сильное противодействие контратакующих войск Красной Армии, поддержанных мощными ударами нашей авиации. В результате боев механизированные соединения противника несут большие потери. Бой продолжается.

Стремительным контрударом наши войска вновь овладели Перемышлем.

На Черновицком направлении наши войска отбили крупные атаки противника, пытавшегося форсировать реку Прут.

На Бессарабском участке фронта войска Красной Армии прочно удерживают позиции на восточном берегу р.Прут, успешно отражая многочисленные попытки противника форсировать ее. В районе Скулени противнику, при его попытке наступать, нанесены значительные поражения, его остатки отбрасываются за р.Прут. Захвачены немецкие и румынские пленные.

Наша авиация нанесла ряд сокрушительных ударов по аэродромам немцев в Финляндии, бомбардировала Мемель, корабли противника севернее Либавы и нефтегородок порта Констанца.

В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии за 25 июня сбито 76 самолетов противника, при этом 17 наших самолетов не вернулись на свои базы.

* * *

Немецкий летчик, взятый в плен после того, как его самолет был сбит нашей авиацией на советско-финской границе, заявил: «С русскими воевать не хотим, деремся по принуждению, война надоела, за что деремся, не знаем».

* * *

На одном из участков фронта немецкие войска шли в бой пьяными и несли большие потери убитыми и ранеными. Пленные немецкие солдаты заявили: «Перед самым боем нам дают водку».

* * *

Молодые бойцы-зенитчики Н-ской части в первый день боев еще неуверенно вели огонь по самолетам противника. На другой день эти бойцы уже действовали хладнокровно, стреляли метко и сбили за день 9 германских бомбардировщиков.

* * *

Наши летчики Н-ской авиационной части в воздушных боях сбили 10 самолетов противника. Командир полка, Герой Советского Союза майор Коробков сбил два бомбардировщика противника, радист-стрелок Шишкович во время исполнения боевой задачи сбил два самолета противника системы «Мессершмитт». Командир Сорокин при выполнении боевой задачи девяткой самолетов был атакован 15-ю самолетами противника, в бою сбил 6 самолетов и потерял четыре. Майор Ячменев, будучи ранен в обе ноги, отказался ехать в госпиталь и продолжал выполнять боевые задачи.

* * *

Летчики Н-ской авиачасти (район Станислава) сбили 19 самолетов противника, два самолета сбиты зенитной артиллерией, расчетами младших командиров Ковалева и Милахова. Четыре немецких летчика взяты в плен бойцами этих расчетов. Всего взято в плен 12 немецких летчиков.

* * *

Героически сражались летчики Н-ского авиаполка, который уничтожил 13 самолетов противника, потеряв один.

* * *

Красноармеец Н-ского стрелкового полка Романов, подкравшись к вражескому разведчику-мотоциклисту, уничтожил его. Командир подразделения этого же полка младший лейтенант Мезуев, будучи трижды раненым, не ушел с поля боя и продолжал вести бой.

* * *

Шофер строительного батальона Н-ского воинского соединения задержал четырех немецких летчиков, которые выбросились с подбитого самолета и пытались скрыться.

* * *

Командир одной из пулеметных рот, находясь в окружении более 8-ми часов, непрерывно вел бой с противником, отбивал блокировочные группы, несколько раз восстанавливал связь с дотами. Несмотря на превосходство противника, командир пулеметной роты удержал позицию до прихода подкрепления.

* * *

Младший сержант Трофимов — командир орудия, в обстановке, когда орудие находилось в окружении противника, а боевой расчет орудия был выведен из строя, увел в укрытие трех раненых бойцов своего орудия, а затем сам хладнокровно расстреливал противника прямой наводкой. Когда сопротивление стало бесполезным (танки противника были почти на огневой позиции), Трофимов взорвал орудие, а сам умело вышел из окружения врагов.

* * *

Командир N батальона капитан Кошель во время боя умело организовал систему пулеметного огня. Он спокойно допустил противника на близкое расстояние и взял его под перекрестный пулеметный огонь. Две вражеские роты были уничтожены.

* * *

Имеется много фактов, когда крестьяне оказывают частям Красной Армии активную помощь в вылавливании вражеских парашютистов-диверсантов. Так, в районе Херца крестьяне поймали и доставили в воинскую часть трех парашютистов-диверсантов, выброшенных с самолета. // Совинформбюро.


****************************************************************************************************************************
За Родину — вперед!


Суровое время, горячее время
Пришло для отчизны родной.
Вставай, подымайся, советское племя,
На подвиг и труд боевой!

Тверже шаг,
Ряды держите строже,
С нами — Сталин, с нами — весь народ!
Наглый враг
Быть должен уничтожен!
На врага! За Родину — вперед!

И верой и правдой, достойно и смело
Отчизне послужим в бою.
Идем мы, товарищ, за правое дело —
За честь и свободу свою!

Тверже шаг,
Ряды держите строже,
С нами — Сталин, с нами — весь народ!
Наглый враг
Быть должен уничтожен!
На врага! За Родину — вперед!

Идем мы за вольную землю святую,
3а мир и за счастье людей,
За милую мать, за жену молодую,
За наших отцов и детей!

Тверже шаг,
Ряды держите строже,
С нами — Сталин, с нами — весь народ!
Наглый враг
Быть должен уничтожен!
На врага! За Родину — вперед!

Борьба не легка — озверелая свора
Опасна в безумьи своем.
Все силы в кулак соберем для отпора,
Всю волю свою соберем.

Тверже шаг,
Ряды держите строже,
С нами — Сталин, с нами — весь народ!
Наглый враг
Быть должен уничтожен!
На врага! За Родину — вперед!

Суровое время, горячее время
Пришло для отчизны родной.
Вставай, подымайся, советское племя,
На подвиг и труд боевой!

Тверже шаг,
Ряды держите строже,
С нами — Сталин, с нами — весь народ!
Наглый враг
Быть должен уничтожен!
На врага! За Родину — вперед!

Вас.ЛЕБЕДЕВ-КУМАЧ.

______________________________________________
М.Горький: Если враг не сдается, — его уничтожают ("Правда", СССР)
Красная диктатура ("Journal de Genève", Швейцария)
М.Горький: Об армии, рождённой Октябрём ("Правда", СССР)
Й.Геббельс: Радио – восьмая великая держава ("German Propaganda Archive")
Русские азиаты сталкиваются с цивилизацией ("Journal de Genève", Швейцария)

Газета "Красная Звезда" №148 (4903), 26 июня 1941 года

Posts from This Journal by “Красная армия” Tag


  • 1

Не дай бог, чтобы дрогнул голос...

Юрий Левитан: 22 июня голос Московского радио зазвучал сурово, сдержанно, мужественно. В нем было и горе, и вера, и надежда. В те дни мы все почувствовали такую ответственность на своих плечах, о которой прежде и не подозревали. Судите сами...

... было ли мне в те годы известно, что гитлеровцы назначили за мою голову денежную награду? Ну, что мне ответить? Да, военные товарищи, приезжавшие с фронта в Москву, показывали мне и такого рода листовки. В одной из них, в частности, было обещано двести тысяч марок тому, кто доставит меня живым в Берлин. Дело тут заключается не в том, что как раз моя голова расценивалась высоко. Насколько я в курсе событий, кто-то в геббельсовском министерстве пропаганды хотел, чтобы именно диктор Московского радио оповестил из Берлина весь мир о падении Москвы и капитуляции России, которую гитлеровцы ожидали со дня на день. Иезуитская затейка!...

Не дай бог, чтобы дрогнул голос. Не дай бог, чтобы в нем прозвучала паника, растерянность, смятение. Ведь это будет замечено всеми и вызовет аналогичную реакцию, ибо голос Москвы был как голос сердца... И, что бы мы там ни испытывали, как бы ни страдали и ни терялись, голос Московского радио должен быть независимым от этих эмоций. Он должен был оставаться суровым и мужественным, вселяющим, нет, не просто надежду, а уверенность в победе. Он должен придавать силы, а не убавлять их. Он должен был заставить забыть даже об усталости, о ранах, о боли. Наконец, он должен был вселять ненависть, священную ненависть к врагу и жажду борьбы до последней капли крови.

Вот в чем была великая сложность дикторской работы, почти неведомая нам дотоле. Как мы с нею справлялись?

Превосходство врага в танках и авиации было явным. Скажем, на Волоколамском шоссе уничтожили семь танков противника, но ведь там их было сотни! И если в небе было сбито девять немецких самолетов, то ведь это из тысяч! Но важно было тоном, тембром, модуляцией всячески подчеркнуть, как мужественно борются наши бойцы за каждую пядь земли,- и это мужество должно быть заразительным. Поэтому цифры читались с такой гордостью, с таким подъемом, как если бы были сожжены не семь, а семьдесят танков и сбиты не девять, а девяносто самолетов. Мы знали, что, уходя по горьким дорогам отступления, наши воины сражались до последнего патрона, и их беспредельное мужество диктовало нам твердую уверенность в победе, которая звучала в тоне наших передач...

... О, я очень бы хотел сейчас услышать, каким голосом читалось тогда это сообщение в эфир. Но записей на пленку в те годы не делали. Читали прямо с листа бумаги, нередко испещренной десятками помарок и вписок. А ошибаться - как саперу - было нельзя...

... Солдаты писали: "Идем вперед. Берегите голос. Работы вам прибавится".

И действительно, работы прибавилось. Каждый день с нетерпением - скорей, скорей - в студию. Придвигаешь микрофон. Залпом - стакан воды. Расстегиваешь ворот рубашки: "В последний час... Взят Можайск... Еще удар... Фронтальная атака.., прорвана оборона"...

Незабываемые сообщения, изумительные слова. Читали сводки по шесть, по восемь раз в день. Но если бы и по пятнадцать - разве устанешь? Как пробежишь глазами строки, так пропадает всякий намек на усталость.

Конечно, еще предстояла долгая дорога до того дня, когда над рейхстагом вознеслось знамя нашей победы. Еще впереди были многие горести, утраты, смерти. Но стало ясно главное: гитлеровскую армию можно бить, легенда о ее непобедимости скончалась... Об этом ежедневно говорили сводки с фронта.

Радиокомитет работал круглосуточно. Репродукторы в домах и на улицах не выключались ни днем, ни ночью. Без радио в то время жить было нельзя. Без радио и без слов: "Говорит Москва... Наступление наших войск продолжается"...


_____________________________________________________________
Юрий Левитан. Говорит Москва! "Юность", № 12, 1966 г., стр.62-63.
http://www.oldgazette.ru/lib/levitan/index.html

Edited at 2014-03-21 11:15 am (UTC)

Кладбище для немецких солдат

27.07.42: Это – ненависть обороняющихся, и Красная Армия по-прежнему обороняется: ей пока не удалось добиться больших успехов в наступательных операциях, и сейчас она на собственном опыте ищет ответ на вопрос, сможет ли одна оборона дать нужный результат. Именно к этой ненависти апеллируют коммюнике Москвы, подчеркивающие необходимость истреблять немецких солдат, уничтожать немецкие танки, пушки, самолеты.

Порой возникает ощущение, что эти сводки намеренно вводят людей в заблуждение: рушатся целые фронты, а там говорится об уничтожении нескольких сотен немцев в каком-нибудь бою местного значения. Но для русских никакого обмана здесь нет: все это полностью соответствует их убежденности в том, что, как выразился один московский писатель в беседе с публицистом Морисом Хиндусом, «утрата территории в войнах, которые вела Россия, никогда большого значения не имела. Главное, что наши армии превращают ее в кладбище для немецких солдат». ("Time", США)

Edited at 2014-06-25 01:15 pm (UTC)

Солдат перебежал с переднего края...

Тогда считалось: все, что нужно сделать, чтобы подготовить войска, уже сделано. Вплоть до того, что командующий выехал с оперативным отделом на командный пункт. Следовательно, мы к войне готовы. Потом позвонили с командного пункта из Тернополя и сообщили, что на нашем направлении перебежал немецкий солдат. Он заявил, что он был коммунистом, да и сейчас считает себя коммунистом; что он антифашист; что он против военной авантюры, которая затевается Гитлером, и предупредил, что завтра в три часа утра начнется наступление немецких войск. Это совпадало со сведениями, которые только что были сообщены нам из Москвы в упомянутом документе. Я не помню только, назывался ли в нем день и час. Видимо, назывался. Одним словом, это была для нас уже не новость, а более реальное, конкретное ее подтверждение.

Солдат перебежал с переднего края. Его допрашивали, и все называвшиеся им признаки, на которых он основывался, когда говорил, что завтра в три часа начнется наступление, описывались логично и заслуживали доверия. Во-первых, почему именно завтра? Солдат сказал, что они получили трехдневный сухой паек. А почему именно в три часа? Потому что немцы всегда избирали в таких случаях ранний час. Не помню, говорил ли он, что было сказано солдатам именно о трех часах утра или они узнали это по "солдатскому радио", которое всегда очень точно определяло начало наступления. Что нам оставалось делать?...


__________________________________________
Цитируется по: Никита Хрущев. Воспоминания. Москва, Вагриус, 1997. Стр. 94.

Edited at 2014-06-21 02:12 am (UTC)

Сталин был совершенно парализован в своих действиях ...

Когда мы получили сведения, что немцы открыли огонь, из Москвы было дано указание не отвечать огнем. Это было странное указание, а объяснялось оно так: возможно, там какая-то диверсия местного командования немецких войск или какая-то провокация, а не выполнение директивы Гитлера. Это говорит о том, что Сталин настолько боялся войны, что сдерживал наши войска, чтобы они не отвечали врагу огнем. Он не верил, что Гитлер начнет войну, хотя сам не раз говорил, что Гитлер, конечно, использует ситуацию, которая у него сложилась на Западе, и может напасть на нас. Это свидетельствует и о том, что Сталин не хотел войны и поэтому уверял себя, что Гитлер сдержит свое слово и не нападет на Советский Союз. Когда мы сообщили Сталину, что враг уже бомбил Киев, Севастополь и Одессу, что не может быть и речи о локальной провокации немецких военных на каком-то участке, а что это действительно начало войны, то только тогда было сказано: "Да, это война, и военным надо принять соответствующие меры". Да ведь так или иначе, но раз в них стреляют, они вынуждены отвечать.

Война началась. Но каких-нибудь заявлений Советского правительства или же лично Сталина пока что не было. Это производило нехорошее впечатление. Потом уже, днем в то воскресенье выступил Молотов. Он объявил, что началась война, что Гитлер напал на Советский Союз. Говорить об этом выступлении сейчас вряд ли нужно, потому что все это уже описано и все могут ознакомиться с событиями по газетам того времени. То, что выступил Молотов, а не Сталин, - почему так получилось? Это тоже заставляло людей задумываться. Сейчас-то я знаю, почему Сталин тогда не выступил. Он был совершенно парализован в своих действиях и не собрался с мыслями. Потом уже, после войны, я узнал, что, когда началась война, Сталин был в Кремле. Это говорили мне Берия и Маленков.


__________________________________________
Цитируется по: Никита Хрущев. Воспоминания. Москва, Вагриус, 1997. Стр. 95.

Edited at 2014-06-21 02:12 am (UTC)

Ленин оставил нам государство, а мы его про...

Берия рассказал следующее: когда началась война, у Сталина собрались члены Политбюро. Не знаю, все или только определенная группа, которая чаще всего собиралась у Сталина. Сталин морально был совершенно подавлен и сделал такое заявление: "Началась война, она развивается катастрофически. Ленин оставил нам пролетарское Советское государство, а мы его про....... Буквально так и выразился. "Я, - говорит, - отказываюсь от руководства", - и ушел. Ушел, сел в машину и уехал на ближнюю дачу. "Мы, - рассказывал Берия, - остались. Что же делать дальше? После того как Сталин так себя показал, прошло какое-то время, посовещались мы с Молотовым, Кагановичем, Ворошиловым (хотя был ли там Ворошилов, не знаю, потому что в то время он находился в опале у Сталина из-за провала операции против Финляндии). Посовещались и решили поехать к Сталину, чтобы вернуть его к деятельности, использовать его имя и способности для организации обороны страны. Когда мы приехали к нему на дачу, то я (рассказывает Берия) по его лицу увидел, что Сталин очень испугался.

Полагаю, Сталин подумал, не приехали ли мы арестовать его за то, что он отказался от своей роли и ничего не предпринимает для организации отпора немецкому нашествию? Тут мы стали его убеждать, что у нас огромная страна, что мы имеем возможность организоваться, мобилизовать промышленность и людей, призвать их к борьбе, одним словом, сделать все, чтобы поднять народ против Гитлера. Сталин тут вроде бы немного пришел в себя. Распределили мы, кто за что возьмется по организации обороны, военной промышленности и прочего".

Я не сомневаюсь, что вышесказанное - правда. Конечно, у меня не было возможности спросить Сталина, было ли это именно так. Но у меня не имелось никаких поводов и не верить этому, потому что я видел Сталина как раз перед началом войны. А тут, собственно говоря, лишь продолжение. Он находился в состоянии шока.


__________________________________________
Цитируется по: Никита Хрущев. Воспоминания. Москва, Вагриус, 1997. Стр. 95-96.

Edited at 2014-06-21 02:13 am (UTC)

21.06.42: Год тому назад немцы считали, через сколько дней они будут в Москве. Удар был сильным. Сурово прозвучал в раннее июльское утро голос Сталина: он предостерегал наш народ от гибельного благодушия. Немцы двигались на Восток. В газетах наших друзей замелькали черные предсказания. Были и среди нас дрогнувшие духом. Но Сталин не дрогнул. Не дрогнул и народ. Красная Армия устояла. Седьмого ноября Гитлер хотел принимать парад в Москве на Красной площади. Гитлер принимал парад немецких мертвецов на всех полях, от Вислы до Оки, от Немана до Волги. А на Красной площади защитники Москвы салютовали Сталину и нашему знамени. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2014-06-21 02:11 am (UTC)

  • 1