Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Победа в Маньчжурии*

газета «Правда», 14 сентября 1945 годаB.Величко || «Правда» №220, 14 сентября 1945 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 и 2 стр.). От’езд из Москвы Премьер-Министра Румынии г-на П.Гроза и Вице-Премьера и Министра Иностранных Дел Румынии г-на Г.Татареску. Заявление г. Петре Гроза (1 стр.). Четвертая пятилетка Горьковского автомобильного завода имени Молотова. И.Лоскутов. — 1946—1950. К.Власов. — Тысяча автомобилей в день (2 стр.). Обязательства работников сельского хозяйства Дрогобычской и Станиславской областей (1 стр.). Хлеб — государству (1 стр.). A.Дунаевский. — В отстающем совхозе (2 стр.). ОБЗОР ПЕЧАТИ: Подняты злободневные вопросы... (3 стр.). B.Величко. — Победа в Маньчжурии (3 стр.). Е.Турчанинова. — Пров Садовский — к 70-летию со дня рождения и 50-летию творческой деятельности (3 стр.). Липпман о позиции Соединенных Штатов (4 стр.). На пресс-конференции у Трумэна (4 стр.). Поездка Черчилля в Триест (4 стр.). Конгресс британских тред-юнионов. Выступление представителя профсоюзов СССР, т. М.П.Тарасова (4 стр.). Англо-американские экономические переговоры (4 стр.). Обращение вновь организованной в Иране демократической партии (4 стр.). Опубликование списка японских военных преступников (4 стр.). Заявление Казасова об изменениях в избирательном законе Болгарии (4 стр.). Демократический союз адвокатов поддерживает правительство П.Гроза (4 стр.).



# Все статьи за 14 сентября 1945 года.



(От военного корреспондента «Правды»)

*Продолжение. См. «Правду» №218.

«Правда», 14 сентября 1945 годаи

3.

По прямому проводу маршал Василевский доложил в Кремль Генералиссимусу Сталину о том, что железобетонная линия японцев прорвана.

С востока и с запада наши войска ворвались в Маньчжурию.



Войска Забайкальского фронта вел маршал Малиновский. На левом крыле этого фронта были войска генерала Александра Лучинского.

Если итти вдоль границы, то от исходного рубежа атаки войск генерала Николая Крылова до исходного рубежа атаки войск генерала Александра Лучинского надо было пройти 2.500 километров. Таковы были масштабы этой войны. Войскам Крылова и Лучинского надлежало соединиться. В пустынях среди камня и песка, на высоте под самыми небесами, в битвах суждено было родиться подвигу.

Войска генерала Лучинского наступали из района Старо-Цурухайтуй. Границей с Маньчжурией тут служила река Аргунь. Медленно плыла спокойная ее гладь. Безлюдная река... Ничто не говорило о присутствии человека на ее берегах. Но наступила ночь на 9 августа — и на реке, словно по волшебству, появилось огромное количество войск и техники. Через стремнину легли гибкие мосты.
Закипела Аргунь.

Десантные батальоны бросились через стремнину молча. Они смяли японские кордоны. Когда забрезжил рассвет, на высотах командных пограничных сопок глаз ясно различал силуэты советских солдат. Они стояли лицом к врагу. За их спиной переправлялись через Аргунь войска.

Маньчжурия!

Пустыня открылась перед войсками: безлюдье, унылое пространство раскинулось повсюду, куда хватал глаз. Человеческая жизнь не могла пустить корня в этой угрюмой земле.

Тишина... Начало подниматься солнце. Поднялось и зажгло, запалило. Словно языки пламени, лучи солнца лизали солдатам руки, лица.

Зной...

Войска нацелились на Хайлар. Он лежал в 120 километрах — там, за пустыней. Генерал Бурмасов пытливо посмотрел вперед, на пустыню, и сказал:

— Придем!

Его группа войск шла первой. Это был ударный кулак огромной силы: танки давили дорогу своей металлической массой, длинные колонны мотопехоты, артиллерия на прицепах, зенитная, самоходная противотанковая артиллерия — всё это углублялось в зной пустыни.

Мчались тяжелые «катюши».

К раскаленному небу поднялась пыль и, клубясь всё выше, повисла под тучами. Затем громада танков, автомашин и пушек закачалась в мираже и, как бы поднявшись над землею, поплыла на юг.

К исходу дня группа Бурмасова должна была ворваться в Хайлар.

Хайлар являлся главным заслоном японцев на пути к Хинганскому перевалу. Это был укрепленный район предельной мощности. Слияние водных путей и дорог завязывалось здесь в важный, решающий узел. Город с его мостами лежал внизу, словно на дне гигантской каменной чаши. А вокруг поднималась цепь больших высот. Они обнимали город тесным кольцом.

Грозен Хайлар. Остроконечные громады опорных пунктов Обо-ту, Хэнаньтай, Шитон, Идунь-дай, Лин-тай словно зубцы одной гигантской крепости преграждали путь.

Они могли остановить любое войско.

Ярусами вверх поднимались доты. То были железобетонные сооружения, уходящие в глубь гор на 27 метров: в глубь гор спускались три—четыре этажа — боевые и наблюдательные казематы, арсеналы и бункеры для гарнизонов. Эти доты многим напоминали залитый каменной лавой город.

Обо-ту имел 19 дотов, Хэнаньтай — 22, Шитон — 36, Идунь-дай — 15, Линтай — 19 дотов.

Каждый из этих опорных пунктов имел круговую оборону. Они могли вести бой каждый самостоятельно и в общем взаимодействии. В них были свои радиостанции, водопровод, электричество. Они были опутаны сетью траншей, ходов сообщения, колючей проволокой, противотанковыми рвами. Подземные ходы сообщения и подземный кабель соединяли эти опорные пункты в один кулак; можно было маневрировать живой силой под землей. Его гарнизон составлял 6.500 человек.

Хэнаньтай и Шитон имели дополнительные форты. Они были призваны прикрывать огнем другие опорные пункты.

Словно гранитный бастион, высился Обо-ту — гора, закованная в сталь и цемент. Ее доты были сильнейшие. Поезда с боеприпасами входили внутрь Обо-ту, питая его гарнизон. Железобетонные тумбы, соединенные стальными брусьями, прикрывали подошву Обо-ту.

Обо-ту стоял впереди всех опорных пунктов с севера и первым должен был встретить советские войска.

Таков был Хайлар — японское пекло, твердыня.

Этот укрепленный район строился японцами около 15 лет. На его сооружение были согнаны десятки тысяч китайцев. Все работы велись в строжайшей тайне. Рабочие особо секретных об’ектов по окончании работ уничтожались. Так японцы уничтожили тысячи людей.

Укрепленный район был закончен. Генерал Номура спокойно засел в этом дьявольском городе огня, словно седой и злобный каменный крот. Кроме того, он надеялся на 120-километровую пустыню, отделявшую его укрепленный район от советской границы.

Тишина пустыни оказалась роковой.

В полночь у подошвы Обо-ту загрохотали советские танки подполковника Курносова, — части Бурмасова с хода ворвались в Хайлар.

Бойцы подполковника Харченко уже пересели с автомашин на броню. С лязгом прошумели гусеницы, огибая Обо-ту, — в город. Прокатила артиллерия — туда же. Удар был внезапен, дерзок. Японцы были захвачены врасплох.

Долго стояла зловещая тишина. Доты молчали. Оцепенело всё — город, боевые высоты, оцепенела сама ночь.

Затем грянул бой. В отсветах огней показался подполковник Харченко.

— К мостам! К мостам! — коротко приказывал он, провожая мчащиеся мимо него танковые десанты.

Подполковник Курносов выбрасывал свои машины вперед. Уже разворачивались орудия майора Поднос. Бой разгорался. Заговорили доты Обо-ту, в городе поднялось пламя. И начала каменная чаша Хайлара наполняться дымом и огнем.

Японцы бросились на русских. И впервые послышался пронзительный гортанный крик:

— Банзай!

Батальон капитана Левченко вошел в бои весь. Рота старшего лейтенанта Васильева мчалась по улицам на танках, захватив сразу три квартала. Она вырвалась на первый и второй мосты, захватила их и уже отражала контратаку японцев. Рядом с первым мостом вел бой танковый экипаж младшего лейтенанта Мышкова. Танк захватил третий мост и, яростно ведя огонь, не отходил от моста ни на шаг.

Японцы лезли на танк. Их косили пулеметами.

Японцы выкатили артиллерию. Танк расстрелял две пушки.

Всюду был огонь, — город огня, спавший 15 лет, ожил.

По захваченным мостам уже двигались самоходы, танки, артиллерия, всё глубже врезаясь в японский гарнизон. Новые силы входили в бой. И никто не заметил, как прошел день, как спустился вечер. На высотах густо дымился порох — артиллерия вела огонь по бесчисленным дотам. Оттуда по траншеям скатывались в город японцы — на помощь своему гарнизону.

И уже наши карабкались вверх, навстречу японцам.

Сошлись люто.

Вторая стрелковая рота встретила японцев огнем в упор и штыками. Командир роты пал. Лейтенант Мурзин повел бойцов. Рота опрокинула японцев и засела в их траншеях.

— Банзай! — слышалось слева.

Рота японцев бежала вниз. Офицер сверкал саблей, размахивая ею над головой. Пятеро японцев ворвались в окоп рядового Аникина.

Самураи! — прохрипел Аникин.

— Пятеро на одного!

Он бросил гранату им под ноги. Японцы были уничтожены; как сноп, упал на них и сам Аникин — славный герой 3-го батальона... Прорвались японцы к орудию сержанта Бянкина. Японский офицер всё еще махал саблей и кричал: «Банзай!» Бянкин бросился на него. Успел, проклятый японец! Сверкнула сабля, отлетела прочь левая рука у Бянкина. Как лев, кинулся Бянкин на своего противника и правой рукой сдавил ему горло.

Так и умер, зажав глотку самурая в своей руке, славный артиллерист Бянкин...

Японское пекло кипело.

— Не спеши, ребята! Не дури понапрасну! — строго покрикивал старший сержант Бынков своим четырем товарищам. — Бей наверняка!

Они держали мост.

Взвод японцев атаковал их, но ничего не мог сделать. 16 японских трупов уже лежало перед мостом. Бынков, рядовые Перминов, Тюрин, Просвирин и Карташов, потемневшие от пыли и мокрые от пота, старательно вели огонь.

Японцы откатились.

Атака русских продолжалась. Всюду гремели гусеницы, визжало железо. И, наконец, из хайларской чаши поднялся дым к небу, словно выплеснулся вон, и поплыл.



Тем временем в пустыне к Хайлару двигались полки подполковника Огурцова и подполковника Григорьяна. Генерал Замахаев, управлявший боем в Хайларе, поджидал их.

Нестерпимо было пешему человеку в пустыне. Палил зной. Степь дышала жарой, как нутро огромной печи. Ветер жег, песок жег. Не было воды. А солдаты шли по 50 километров в сутки.

И ложились люди на раскаленную грудь пустыни. Лежали с открытыми ртами, словно птицы. Мерещилась им вода, прохлада… Потемнели лица. Сгорели и потрескались губы; словно крупная спелая калина падала с них на гимнастерки кровь.

Рождался подвиг...


4.

Неведомый и коварный враг был узнан, разгадан и раскрыт. Теперь он не представлял неизвестности ни для кого. Советские войска, готовые ко всему, наступали уверенно, зная, что будет впереди. Это было уже широкое вторжение главных сил. Но росло и усиливалось сопротивление. Квантунская императорская армия была оглушена, но далеко еще не парализована. Она вступила в бой вся, всей своей миллионной массой и предельной свирепостью.



По узкой теснине двигались войска генерала Николая Крылова — острие 1-го Дальневосточного фронта.

Японцы занимали вершины высот и оттуда сбрасывались на наши войска подобно каменному обвалу. Бои кипели всюду — впереди, в середине движения, далеко в тылу. Схватки завязывались в самых различных местах: в кюветах дорог, в одиноких фанзах, на привалах. Передовые батальоны наступали далеко впереди от основных сил.

Не было предела и японской ярости. Всюду у японцев были оставлены смертники — солдаты, которые должны были открыто совершать диверсии. Они таились за камнями или в высокой траве, как змеи. С пронзительным криком они бросались на наших солдат. Смертники, обвешанные взрывчаткой в особых поясах со специально оборудованными взрывателями, бросались под танки и, подрывая их, погибали сами.

Этих наши прозвали «противотанковыми собаками».

Нет, ничто не могло остановить советские войска. На флангах, по сопкам и дремучим лесам двигались батальоны прочесывания, и нередко было видно, как они накрывали артиллерийские батареи японцев на вершинах гор и со страшным грохотом сбрасывали оттуда вниз японские пушки.

Между тем танковый десант капитана Ивана Куренкова — того самого, что штурмовал высоту «Офицерскую», — двигался вперед, к городу Сяосуйфынхэ (Хобей). Связь с полками прервалась — радиостанции танков уже не достигали идущих позади основных сил.

Но дерзость и отвага увлекали вперед.

Танки, облепленные автоматчиками, сокрушая встречные группы японцев, вырвались к городу. Они вели отчаянный огонь с хода, смяли японские пулеметные гнезда на окраине и влетели в Сяосуйфынхэ. Там они вели ожесточенный уличный бой. Японский гарнизон был сокрушен, и танки на полной скорости двинулись дальше, на город Мулин. Десантники слышали шум боя позади себя и удалялись всё дальше от основных сил.

Капитан Куренков стучал в башню командирского танка. Это означало: «Всё хорошо!»

Капитан Белан отвечал из танка таким же стуком. Это означало: «Идем дальше!»

Они двигались прямо на запад. Вдруг какой-то боец закричал:

— Берегись! Противотанковая собака!

Огонь автоматчиков брызнул по кюветам дороги, по траве. Но было поздно. Японец в желтом подрывном поясе мелькнул, как шакал. Мгновение — и он скрылся под броней. Кто-то успел крикнуть: «Проклятый краб!» — как оглушительный взрыв сбросил с танка весь десант... Но просчитался бешеный самурай! Танк остался цел, гусеница была исправлена тут же.

Теперь танки уже шли на малой скорости.

Приближался город Мулин. Дорогу разведывали дозоры — и японцы были нащупаны точно. И вот снова танки и полный батальон пехоты на броне ринулись вперед, открыв убийственный огонь изо всех пушек, пулеметов и автоматов. Ничто не могло выдержать этого огненного натиска. Танки протаранили оборону японцев, прободали город и выбросились на западный берег реки Мулинхэ.

И тут их встретили доты.

Японцы закрыли дорогу назад. Отряд попал в критическое положение. Словно семья металлических лосей, танки заняли круговую оборону, и начался бой.

Этот бой перекликался с другим боем, слышавшимся позади.

Гарнизон Мулина был большой. Японцы атаковали танки сразу же. С тыла на десант наседали японцы из дотов. Но не дрогнули отважные советские воины. Держались упорно.

Во время боя чье-то чуткое ухо уловило отдаленный грохот советского танка. Затем он показался на склоне. Танк шел один на предельной скорости. Он чудом избегал огня и мчался прямо, как черное ядро. Вот он исчез в городе, вынырнул за ним и с хода вошел в расположение круговой обороны десанта. В танке оказались командир танкового полка полковник Величко и командир стрелкового полка полковник Уфимцев.

Солдаты, державшие оборону, были достойны своих командиров, а командиры — своих солдат.

— На переправу! — закричал полковник Величко.

Казалось, это было свыше сил. Но танки с автоматчиками двинулись к переправе сквозь огонь японцев. А японцы тоже бежали к мосту. Показалась японская грузовая машина с взрывчаткой. Наш передний танкист с хода положил снаряд прямо в кузов машины, и она взлетела на воздух с оглушительным грохотом. Тем временем автоматчики бросились вперед. Их вел капитан Иван Макаров. Они ворвались в деревню у моста. Сам Макаров убил шестерых японцев. Мост был захвачен.

И в это время на склоне горы, на дороге, показались «виллисы», переполненные бойцами. «Виллисов» было сто пятнадцать, за ними шли 85 тяжелых «студебеккеров» с пушками. Это был мотоотряд майора Григория Злобина. Он вышел из района Мацяохэ и прибыл во-время.

Тяжкий огонь обрушился на японцев. Теперь оказались зажатыми они. Они метались в огне, дикие вопли их оглашали воздух. Шум боя сотрясал горы. Широкая волна Мулинхэ уносила трупы японцев...

Когда был очищен город, солдаты майора Злобина увидели, что многие танки обагрены кровью, а танкисты и десантники увидели, что и на «виллисах» еще свеже алеет кровь.

Бойцы понимали друг друга. Они смотрели на высокие горы, поднимавшиеся над ними, и знали, что впереди предстояло еще многое.

В этих местах леса стали еще гуще. Дорог не было. Значительная часть войск пошла в обход, и их путь удлинился. Лежал он через высокие сопки и скалы. Камень всюду был одет в леса, как в толстые, наглухо зашитые шубы.

Дебри... А солнце так нещадно палило! Воздух был влажен, дышать было трудно. Близость Тихого океана не приносила прохлады. Те, что шли по главной дороге, превратились в каких-то глиняных людей. Толстый слой пыли лежал на бойцах и на машинах. Пыль душила. Друзья с трудом узнавали друг друга. Так изменились люди! Лица осунулись, сила уходила вместе с потом. И от пота тлели рубашки на разгоряченных телах. Зной, зной!

Ночи не приносили облегчения. То темные, хоть глаз выколи, то звездные, — они одинаково дышали влажной жарой, и казалось, что вся Маньчжурия, как колоссальный паровой котел, полна паров и огня. Почва здесь была горяча, словно ее подогревали снизу. Она не остывала даже ночью. Млечный путь стоял над безостановочно движущимися войсками, и только он напоминал людям, что они идут по обыкновенной человеческой земле.

И всё дальше уходили геройские войска генерала Николая Крылова, сокрушая Квантунскую армию.

А в тылу продолжалась битва не на жизнь, а на смерть. Японские гарнизоны Пограничненского и оставшиеся ансамбли волынского укрепленных районов продолжали сопротивление. Их глушили тяжелой артиллерией и толом. Наши крупнокалиберные самоходы взбирались на самые вершины укрепленных сопок и наводили свои стволы в амбразуры дотов. Ползли туда саперы с толом. Сокрушались ансамбли в прах. Так погиб и чудовищный «Верблюд» со своей стальной броней. Пластуны офицера Ломакина подползали к его дотам. Они тащили в вещевых мешках песок, чтобы вогнать в амбразуры надежные кляпы, тащили тол и закладывали под ансамбли.

С храпом кололись доты.

13 августа всё здесь было закончено. //Гвардии подполковник В.Величко. Маньчжурия.

# Продолжение следует.

☆ ☆ ☆

14.09.45: Советский Дальний Восток избавлен от угрозы японского нашествия ("Правда", СССР)

13.09.45: Счёт советского народа Германии ("Правда", СССР)
13.09.45: Счёт советского народа || «Известия» №216, 13 сентября 1945 года

12.09.45: Е.Кригер: Ветер мира ("Известия", СССР)
12.09.45: В.Величко: Победа в Маньчжурии ("Правда", СССР)
12.09.45: В.Кожевников: Сын народа || «Правда» №218, 12 сентября 1945 года

11.09.45: Достоинство советского гражданина ("Известия", СССР)
11.09.45: В.Антонов: Самураи без маски ("Известия", СССР)

10.09.45: И.Рассолов: В Порт-Артуре ("Правда", СССР)
10.09.45: Возрождение Сталинграда || «Правда» №217, 10 сентября 1945 года

09.09.45: Н.Жданов: У синей черты ("Известия", СССР)
09.09.45: Обозреватель: Международное обозрение ("Правда", СССР)
09.09.45: Великий советский народ, народ-победитель ("Правда", СССР)

08.09.45: В.Беликов: В Японии || «Известия» №212, 8 сентября 1945 года
08.09.45: Б.Афанасьев, А.Полторацкий: Парад союзных войск в Берлине ("Известия", СССР)
08.09.45: П.Кузнецов: В трущобах Муданьцзяна || «Правда» №215, 8 сентября 1945 года
08.09.45: Двухлетие освобождения Донбасса ("Правда", СССР)

07.09.45: Н.Погодин: День торжества мира ("Известия", СССР)
07.09.45: О ходе репатриации советских граждан ("Известия", СССР)

06.09.45: Е.Кригер: «Минута молчания» || «Известия» №210, 6 сентября 1945 года
06.09.45: Долгожданный мир завоёван ("Известия", СССР)
06.09.45: Пусть здравствует и процветает наша Родина! ("Правда", СССР)

05.09.45: Конец второй мировой войны ("Известия", СССР)
05.09.45: Великая победа || «Правда» №212, 5 сентября 1945 года
05.09.45: Е.Кононенко: Конец войны || «Правда» №212, 5 сентября 1945 года
05.09.45: И.Золин, Я.Макаренко: В Берлине || «Правда» №212, 5 сентября 1945 года

04.09.45: М.Рыльский: Слово вождя ("Известия", СССР)
04.09.45: К.Федин: Наша победа || «Известия» №208, 4 сентября 1945 года
04.09.45: Б.Антропов: Вторая мировая война завершена ("Известия", СССР)
04.09.45: Н.Зубов: Гордость и радость старого моряка ("Известия", СССР)
04.09.45: Б.Ильин: «Молчите, г-н Даладье! ("Известия", СССР)

03.09.45: Обращение тов. И.В.Сталина к народу ("Правда", СССР)
03.09.45: Н.Тихонов: Второе сентября ("Правда", СССР)
03.09.45: И.Рябов: Возмездие ("Правда", СССР)
03.09.45: А.Степанов: Долгожданный день ("Правда", СССР)
03.09.45: М.Галактионов: Конец второй мировой войны ("Правда", СССР)
03.09.45: П.Бровка: Мир во всём мире || «Правда» №211, 3 сентября 1945 года

02.09.45: Важная задача мирного времени ("Правда", СССР)
02.09.45: Л.Соболев: Дорогами побед || «Правда» №210, 2 сентября 1945 года

01.09.45: А.Ростков: Альбом самурая ("Правда", СССР)
01.09.45: Послание Трумэна конгрессу о поставках по ленд-лизу ("Правда", СССР)
01.09.45: Начинается учебный год || «Правда» №209, 1 сентября 1945 года


Август 1945 года:

30.08.45: Пятилетний план послевоенного развития ("Известия", СССР)
30.08.45: Н.Вдовин: Народы обвиняют || «Известия» №204, 30 августа 1945 года
30.08.45: Преступники войны на скамье подсудимых || «Правда» №207, 30 августа 1945 года

28.08.45: Документы советско-китайской дружбы ("Известия", СССР)

27.08.45: Важный этап в развитии советско-китайских отношений ("Правда", СССР)

26.08.45: Б.Агапов: В капище империализма* ("Известия", СССР)
26.08.45: И.Эренбург: Величие и ничтожество ("Известия", СССР)

25.08.45: Пусть живут и здравствуют победоносные Красная Армия и Военно-Морской флот! ("Известия", СССР)
25.08.45: Н.Погодин: Счастье поколений || «Известия» №200, 25 августа 1945 года

22.08.45: Е.Кригер: На допросе ("Известия", СССР)
22.08.45: В.Антонов: «Самураи» || «Известия» №197, 22 августа 1945 года

21.08.45: Эдвин С. Смит: Два месяца в СССР ("Известия", СССР)

19.08.45: Г.Ворожейкин: Авиация народа-победителя ("Известия", СССР)
19.08.45: Л.Кудреватых: Иван Кожедуб || «Известия» №195, 19 августа 1945 года
19.08.45: А.Булгаков: В Маньчжурии || «Известия» №195, 19 августа 1945 года

17.08.45: Японские изверги замучили сержанта Калинина ("Известия", СССР)

15.08.45: Г.Болдырев: Грозные уроки прошлого ("Известия", СССР)
15.08.45: Конец японского агрессора || «Известия» №191, 15 августа 1945 года
15.08.45: Поражение японского империализма || «Правда» №194, 15 августа 1945 года

14.08.45: Торжество нашей молодости ("Известия", СССР)
14.08.45: Т.Тэсс: Мы встретились снова || «Известия» №190, 14 августа 1945 года
14.08.45: В.Лебедев-Кумач: Обезопасим наши дальневосточные границы ("Известия", СССР)

Газета «Правда» №220 (9991), 14 сентября 1945 года
Tags: 1945, Япония в ВОВ, газета «Правда», сентябрь 1945
Subscribe

Posts from This Journal “Япония в ВОВ” Tag

  • Письма с Тихого океана*

    Е.Кригер || « Известия» №259, 2 ноября 1945 года Слава великому советскому народу, завоевавшему победу над немецко-фашистскими и японскими…

  • Письма с Тихого океана

    Е.Кригер || « Известия» №258, 1 ноября 1945 года Да здравствует Конституция СССР — Конституция Социалистического общества! Да здравствует…

  • Память о великой победе

    « Правда» №235, 1 октября 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении медали «За победу над Японией» (1…

  • Канко

    А.Булгаков || « Известия» №224, 22 сентября 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Письмо товарищу Сталину от работников Волгостроя НКВД СССР и ответ…

  • Фабрика Каватари

    А.Булгаков || « Известия» №222, 20 сентября 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР. (1 стр.). А.Булгаков. Фабрика…

  • Приморье в дни войны

    Н.Пегов || « Правда» №225, 20 сентября 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 и 2 стр.). Хлеб — государству (1…

  • Победа в Маньчжурии***

    B.Величко || « Правда» №223, 17 сентября 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 и 2 стр.). Дадим стране больше…

  • Возвращение к жизни

    В.Антонов || « Известия» №218, 15 сентября 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Прием И.В.Сталиным члена сената Соединенных Штатов Америки г. Клода…

  • Победа в Маньчжурии**

    B.Величко || « Правда» №221, 15 сентября 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Приём И.В.Сталиным члена Сената Соединённых Штатов Америки г. Клода…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments