Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Василий Гроссман. Гвардия наступает

«Красная звезда», 20 декабря 1941 года, смерть немецким оккупантамВ.Гроссман || «Красная звезда» №299, 20 декабря 1941 года

Войсками Красной Армии отбиты у немцев г. Руза, г. Таруса и Ханино. Враг несет большие потери. За период с 11 по 17 декабря на Западном фронте уничтожено до 22.000 немецких солдат и офицеров. Вперед на полный разгром врага! Истребим всех до единого немецких оккупантов!



# Все статьи за 20 декабря 1941 года.



(От специального корреспондента «Красной звезды»)

«Красная звезда», 20 декабря 1941 года

Едва попадаешь в части первой гвардейской дивизии, как ощущаешь настроение боевого, радостного под'ема, охватившего всю гвардию — от командира, генерала Русиянова, до бойцов, преследующих немцев в степных метелях.

Поздно ночью пришли мы в штаб дивизии — генерал сидел с начальником штаба за картой. Лицо генерала горит от ветра. Он недавно приехал из полка, глаза улыбаются — и лицо его, и голубые улыбающиеся глаза удивительно напоминают те лица и глаза, что мы видели в снежной метели, — твердые, уверенные, довольные.

Генерал говорит нам, что у каждого гвардейца заведен счет уничтоженных и захваченных в плен фашистов. Он рассказывает о грозном для врага соревновании между частями гвардии, ведущими истребительную войну с фашистами.

Мы видели результаты этого соревнования — враг бежит, и каждый день твердый, стремительный шаг гвардейцев разносится по десяткам освобожденных сел, сотни немецких трупов, полузасыпанных снегом, валяются вдоль дорог, в полях, на огородах, вдоль улиц отбитых у немцев русских деревень. Снег заносит разбитые немецкие машины, ветер носит вдоль деревенских улиц письма, написанные готическими буквами, листы полковых документов.

Гвардия не знает пощады врагу, гвардия громит оккупантов днем и ночью. Гвардейцы захватывают пушки, пулеметы, снаряды, патроны, грузовые и легковые автомобили, мотоциклы, массивные обозные подводы и санитарные фургоны на мягком резиновом ходу. Гвардейцы умело обращают против врага его же орудия и пулеметы, на его же машинах подвозят к месту боя захваченные у него снаряды.

Рано утром командиры штаба выезжают в поле для приема и учета трофеев. Майор Ростовцев распределяет обязанности:

— Вы, капитан, займетесь приемом автомобилей и мотоциклов. Вы, старший лейтенант, — мин, снарядов, патронов. Вы, товарищ техник-интендант, — вещевым имуществом.

Майор добавляет:

— Не забудьте: вы везете шоферов, две бочки горючего — трофейные машины сразу же заправить и пустить своим ходом, боеприпасы, пушки в тыл не везти, а придать частям.

А в другом углу офицеры связи шутя жалуются на свою судьбу: «Трудно работать в гвардейской дивизии нашему брату, — говорит лейтенант, — едешь из штаба в полк по данному маршруту, приедешь — полк ушел вперед, едешь дальше — снова полк впереди, пока догонишь — запыхаешься

Гвардейцы идут вперед. Днем и ночью гремит их артиллерия, днем и ночью выбивают они фашистов из советских сел. Но гвардейцам мало достигнутых успехов, их сердит, что часто враг отказывается от сражений и отступает, теряя оружие и боеприпасы, но стремясь спасти свою живую силу. Гвардейцы ведут с фашистами истребительную войну. Их цель — уничтожать варваров, вторгшихся на советские земли. И поэтому, когда гвардейцы выбивали фашистов из села Ольховатка, пулеметчик комсомолец Сивак со своим пулеметом зашел на путь возможного отхода врага. Суровый счет мог пред'явить фашистам пулеметчик Сивак, немало горя и страшных лишений причинили фашисты его близким. Лежа со своим пулеметом, слушая грохот боя и вглядываясь в зарево, полыхавшее в розовом снежном воздухе, молодой гвардеец хотел лишь одного: принять на себя всю массу отступающих фашистов. И он принял их, достойно принял! Ветер донес далекое «ура», гвардейцы ворвались в деревню. Фашисты бежали по дороге, на которой их ждал Сивак. Одна за другой затрещали пулеметные очереди, десятки мертвых устлали дорогу. Молодой гвардеец достойно вел с фашистами истребительную войну.

Гвардейцы идут вперед. Суровый зимний ветер воет над степью, белые облака снега заполняют воздух, земля дымится от поземки — днем и ночью движутся, преследуя врага, гвардейцы Русиянова, одетые в меховые шапки со спущенными ушами, в большие яловые сапоги, в теплые, пухлые рукавицы. Их молодые лица раскраснелись от ветра, они улыбаются — светлоглазые, белозубые, вдруг выходящие из снежного облака. // Василий Гроссман. ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.
_________________________________
К.Симонов: Дорога на Запад ("Красная звезда", СССР)
А.Кривицкий: В Наро-Фоминске ("Красная звезда", СССР)**


**************************************************************************************************************************************************
Западный фронт. В войсках генерала Голикова. Население г. Михайлова радостно встречает своих освободителей.


Снимки специальных фотокорреспондентов «Красной звезды» М.Бернштейна и В.Темина
«Красная звезда», 20 декабря 1941 года

☆ ☆ ☆

Город Богородицк. Зверски убитые фашистами братья Сергей и Петр Ломакины. Они хотели спасти от огня свой дом, зажженный немцами. Проклятые изверги расстреляли их и сожгли вместе с домом. Рядом — семья убитых: жена — Мария Федоровна, сестра — Анна Федоровна и дочь Юлия.


Снимок специальных фотокорреспондентов «Красной звезды» М.Бернштейна и В.Темина.
что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением


**************************************************************************************************************************************************
Мы возвращаемся!


1. ТОВАРИЩ.

Вслед за врагом пять дней за пядью пядь
Мы по пятам на Запад шли опять.

На пятый день под яростным огнем
Упал товарищ, к Западу лицом.

Как шел вперед, как умер на бегу,
Так и упал, и замер на снегу.

Так широко он руки разбросал.
Как будто разом всю страну обнял.

Казалось, он, отдавший жизнь в бою,
И мертвый землю не отдаст свою.

Мать будет плакать много горьких дней,
Победа сына не воротит ей.

Но сыну было, пусть узнает мать, —
Лицом на Запад легче умирать.

2. ДОРОГА.

Дорога стала не такой.
Какой видал ее в июле,
Как будто сильною рукой
Мы вспять ее перевернули
.

Попрежнему багров закат
И черны уголья пожарищ,
Попрежнему пожары хат
Нам освещают путь, товарищ.

Еще все так же путь жесток.
Но беженцы уже не плачут,
На Запад, а не на Восток
Возы со скарбом их маячат.

Мы им в тылу, среди невзгод,
Уже пристанища не ищем,
Они идут вперед, вперед,
Вперед, к родимым пепелищам.

У них в ногах клубится прах
Испепеленного селенья,
Но вместо слез горит в глазах
Одна сухая горечь мщенья.

Крестьянами окружены,
Два немца пойманы у дома,
В дрожащих пальцах зажжены
Колючие пучки соломы.

Их молча ставят у плетня.
За кровь, пожарища и раны
Им платят вспышками огня
Из партизанского нагана.

Они лежат в чужом снегу
С машиной, брошенною рядом.
И женщины в лицо врагу
Плюют, окинув гневным взглядом.

Но бой еще зовет, зовет.
Еще пройти осталось много.
И армия идет вперед
По пламенеющим дорогам.

Идет по скользким глыбам льда,
Сквозь снег, сквозь гари черный запах.
Но не устанет никогда
Тот, кто вперед пошел на Запад!

3. ВОСПОМИНАНИЕ.

Сейчас, когда по выжженным селеньям
Опять на Запад армия пошла,
Я вижу вновь июньские сраженья,
Еще не отомщенные дела:

Майор привез мальчишку на лафете,
Погибла мать. Сын не простился с ней.
За десять лет на том и этом свете,
Ему зачтутся эти десять дней.

Его везли из крепости, из Бреста.
Был исцарапан пулями лафет.
Отцу казалось, что надежней места
Отныне в мире для ребенка нет.

Майор был ранен и разбита пушка.
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку
Седой мальчишка на лафете спал.

Мы шли ему навстречу из России,
Проснувшись, он махал войскам рукой...
Ты говоришь, что есть еще другие,
Что я там был, и мне пора домой...

Ты это горе знаешь понаслышке!
А нам оно оборвало сердца —
Кто раз увидел этого мальчишку
Домой притти не сможет до конца.

Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.

За все, чем мы с тобою дорожили.
Призвал нас к бою воинский закон.
Мой дом теперь не там, где прежде жили,
А там, где отнят у мальчишки он.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

За тридевять земель, в горах Урала,
Твой мальчик спит. Испытанный судьбой,
Я верил — мы во что бы то ни стало
В конце концов увидимся с тобой.

Но если нет — когда придется свято
Ему, как мне, итти в такие дни,
Вслед за отцом, по праву, как солдату,
Прощаясь с ним, меня ты помяни.

Константин Симонов. ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 19 декабря


**************************************************************************************************************************************************
Утро 15 декабря в г. Богородицке. Четверть часа тому назад немцы еще были здесь. Разрушенные и сожженные дома, виселица — вот кровавые следы их пребывания.


Снимок специальных фотокорреспондентов «Красной звезды» М.Бернштейна и В.Темина.
что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

________________________________________________
Наша гвардия* ("Красная звезда", СССР)*
П.Павленко: Гвардия* ("Красная звезда", СССР)
Гвардейская бригада* ("Красная звезда", СССР)**
М.Катуков: Бригада в боях* ("Красная звезда", СССР)
Фашистские зверства в подмосковной деревне ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №299 (5054), 20 декабря 1941 года
Tags: Василий Гроссман, Константин Симонов, газета «Красная звезда», декабрь 1941, зверства фашистов, зима 1941
Subscribe

Posts from This Journal “зверства фашистов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment