Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Маленький капрал Троцкий

«Time», США.



Статья опубликована 18 мая 1925 года.



Лев Троцкий, большевики, Ленин, мировая революция, троцкизмПод огромным небом России не раз происходили самые причудливые события. Одно из них случилось на прошлой неделе. Лев Троцкий, урожденный Бронштейн, - бывший военный министр большевиков - приехал в Москву. Его возвращение было таким же незаметным, как и отъезд в январе - ни оркестров, ни ликующих толп, ни встречающих чиновников. Кремль остался равнодушен к этому событию. В то же время председатель Исполкома Третьего (Коммунистического) Интернационала Григорий Зиновьев по прозвищу «большевистский бомбист» покинул Москву и отправился на Кавказ, по официальной версии - лечиться.

Всего несколько дней назад Троцкого считали больным, но вот буквально в одночасье он снова здесь - полный сил и здоровья. Его чудесное «исцеление» будет иметь далекоидущие последствия, и чтобы объяснить эту ситуацию, лучше всего обратиться к недавнему прошлому.

Последствия

За последний месяц большевистские власти наделили частных торговцев теми же правами, что и государственные тресты, разрешили крестьянам брать землю в долгосрочную аренду и позволили им - с небольшими ограничениями - нанимать батраков, допустили в промышленность частных предпринимателей, а также выступили с инициативой отмены государственного контроля над частными банками.

Цель процесса декоммунизации, несомненно, состоит в том, чтобы открыть страну для отечественного и иностранного бизнеса, но пока Зиновьев вонзает шпоры в бока Третьего Интернационала, особых шансов на успех эта затея не имела. Советский поверенный в делах в Лондоне Христиан Раковский и полпред в Париже Леонид Красин* не раз горько сетовали, что все их инициативы и дипломатические успехи сводят на нет Зиновьев и его «бесноватые».

Кроме того, председатель Совнаркома (премьер) Алексей Рыков встретился с Троцким на Кавказе. Прошли тайные длительные переговоры между Рыковым, Каменевым и Сталиным (последние двое вместе с Зиновьевым входят в так называемый «триумвират», противостоящий Троцкому). И вот Троцкий внезапно возвращается в столицу, а Зиновьев ее покидает. В Совнаркоме грядет перетряска. По слухам. Троцкий должен сменить Красина в должности наркома внешней торговли, Каменев станет председателем Исполкома Третьего интернационала вместо Зиновьева, а последнего переведут «на другую работу».

Очевидно большевизм уже достиг своего апогея. и теперь начался его закат. В дипломатических кругах смену руководства Коминтерна расценивают как его фактическую ликвидацию и начало новой эпохи, - об этом вскоре должен заявить Троцкий - сопровождающееся безусловным признанием прав частной собственности и нерушимости обязательств по внешним долгам. Впрочем, правы они или нет, покажет только будущее.

Причина

Троцкий, а точнее Бронштейн, родился в Одессе 48 лет назад: волосы у него поседели, но блестящие живые глаза говорят о том, что он еще далеко не старик. Еще в молодости он примкнул к революционному движению: история зафиксировала его приключения. Из Одессы Троцкий отправился прямиком в сибирскую ссылку, бежал, оказался в Женеве, вернулся в Россию, опять был сослан в Сибирь, снова бежал, эмигрировал в Австрию. Когда началась война, он перебрался в Париж, был депортирован в Испанию, арестован, уехал в США, редактировал в Нью-Йорке журнал «Новый мир». В начале 1917 года Троцкий снова в России: он стал правой рукой Ленина и сыграл важную роль в Октябрьской (большевистской) революции.

Лев Троцкий, большевики, Ленин, мировая революция, троцкизмНедолгое время он занимал пост наркома по иностранным делам, затем, в начале 1918 года, был назначен наркомом по военным и морским делам - главнокомандующим Красной Армией. Эту должность Троцкий занимал до февраля нынешнего года. Главная черта его характера - неутомимая энергия. Вот он в Сибири, через неделю - в Москве, еще через неделю - в Севастополе. Он всегда был в движении. По сравнению с той дисциплиной, что он насаждал в войсках, порядки в царской армии могли показаться материнской заботой: говорят, что над всеми командирами и бойцами постоянно витала угроза расстрела. В этом и состоял управленческий талант Троцкого.

Перед смертью Ленин якобы назвал Троцкого своим преемником. Однако распри в большевистском руководстве зашли слишком далеко, чтобы вопрос решился так просто. В результате преемником стал Рыков - лидер умеренного крыла. Троцкий остался главнокомандующим, написал книгу «Уроки Октября» и в нескольких выступлениях подверг критике политику правительства.

С этого момента личность и «еретические» взгляды Троцкого стали предметом непрерывных нападок; эту кампанию возглавили Каменев, Зиновьев, Сталин, Дзержинский и другие. У них Троцкий получил прозвище «маленький капрал». Суть критики состояла в том, что наркомвоенмор пытается заменить ленинизм троцкизмом. Согласно одному официальному документу [резолюции Пленума ЦК и ЦКК РКП (б) в январе 1925 года - прим. пер.] «выступления тов. Троцкого против партии буржуазией и социал-демократией расцениваются как предвестник раскола РКП и, значит, распада пролетарской диктатуры вообще»; он «открыл уже прямой поход против основ большевистского мировоззрения»; «все вожди II Интернационала, наиболее опасные слуги буржуазии, пытаются использовать идейное восстание тов. Троцкого против основ ленинизма для того, чтобы скомпрометировать ленинизм, русскую революцию и Коминтерн»; «крестьянство, которое должно видеть, что в вопросе о союзе рабочего класса и крестьянства в РКП нет ни малейших колебаний, что партия в этом вопросе более едина, чем в каком-либо другом, на примере тов. Троцкого убеждается в обратном». Из этого следует вывод: Троцкий «на деле оказывает идейно-политическую поддержку врагам большевизма из лагеря II Интернационала». После этой резолюции он был снят с должности военного министра и отправился на Кавказ «поправлять здоровье».

Наиболее серьезным было обвинение в том, что действия Троцкого ссорят партию с крестьянством - отношения с ним всегда были главной проблемой большевиков. В качестве его подтверждения можно привести цитату из выступления Троцкого несколько лет назад: «Мы не будем жалеть крестьян; мы создадим из них трудовые армии с военной дисциплиной и коммунистами во главе». Однако в открытом письме в свою защиту, напечатанном в январе в «Правде» и «Известиях», он отмечал: «Наибольшее политическое значение в этой связи [в связи с троцкизмом] имеет вопрос об оценке крестьянства. Я решительно отрицаю, будто формула "перманентной революции"... определяла для меня в какой бы то ни было степени невнимательное отношение к крестьянству». Далее он отвергает обвинение в попытках создания собственной фракции.

Насколько можно судить по последним событиям, Троцкий - слишком крупная фигура, чтобы его можно было отодвинуть в сторону. «Маленький капрал» снова в игре; многие в России и за ее пределами сегодня гадают, чем она закончится - Аустерлицем или Ватерлоо? // Перевод: Максим Коробочкин ©

* Одновременно он занимает пост наркома внешней торговли

__________________________________________________________________
Две революции: боец Дантон и краснобай Троцкий ("The New York Times", США)
Новые Мараты ("The New York Times", США)
Ленин и его Москва ("The New York Times", США)
Понять большевиков ("The New York Times", США)
Судьба демократии ("The Guardian", Великобритания)
Угрожает ли нам коммунизм? ("The New York Times", США)
Россия - страна противоречий ("The New York Times", США)
Разговор с главным большевиком ("The New York Times", США)
Как Америка может помочь России ("The New York Times", США)
Впечатления о Колчаке и его попутчиках ("The New York Times", США)
Швеция вооружается, опасаясь российской агрессии в Заполярье ("The New York Times", США)
Tags: 1925, «time», Сталин, Троцкий, троцкизм
Subscribe

Posts from This Journal “«time»” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

Posts from This Journal “«time»” Tag