Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

На люнебургском процессе

газета «Известия», 3 октября 1945 годаА.Первенцев || «Известия» №233, 3 октября 1945 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР. (1 стр.). На строительстве газопровода Саратов—Москва. (2 стр.). Письмо в редакцию. П.Сисин. Руководить надо культурно и умело. (2 стр.). С.Уланов. Против иждивенческих настроений. (2 стр.). A.Стекольников. Уборка свеклы. (2 стр.). Л.Гуров. Использованы все средства. (2 стр.). B.Михейчик. Славный юбилей. (3 стр.). В.Герасимова. В Казахстане. (3 стр.). Наука и техника. В.Сельский. Геофизическая разведка. (3 стр.). Маленький фельетон. С.Одайкин. Пуговицы «шедевр». (3 стр.). Окончание первой сессии Совета министров иностранных дел в Лондоне. (4 стр.). А.Первенцев. На люнебургском процессе. (4 стр.). Отчёт генерала Эйзенхауэра о положении в американской зоне в Германии. (4 стр.). Ликвидация 21 японского банка. (4 стр.). Связи американских и германских промышленников. (4 стр.).



# Все статьи за 3 октября 1945 года



немецкие женщины, фашизм, зверства фашистов

Под Люнебургом можно увидеть березы. Они мелькают у шоссе и в отдаленных перелесках рябенькими своими стволами, такими же, как и у нас, на родине, в России. Может быть, березы несколько слабее в росте, заглушаемые какими-то каменными стволами дубов и вязов. Пейзаж почти русский здесь, в Северной Германии, и только чужды взгляду сплюснутые с боков высоченные крыши из черепицы, с желобами, боковыми водоотводами. Холодный дождь обмыл крыши. Осень во всем: в порывах простудного ветра («дышит Северное море»), в листопаде, перемежающихся дождях, в свинцовой окраске вод Эльбы.

К Бельзенскому концентрационному лагерю ведет аллея берез. По асфальту шоссе, пролегшему между стволами, вели на смерть много людей разных национальностей и среди них русских. Русскими называли всех советских граждан, будь он узбек, башкир или грузин. Советских людей отмечали красными полосами на груди, на правой стороне брюк, на шапке и буквами «US». Тех, кто пытался бежать, клеймили по одежде красными кругами. Обычно в большинстве только русские пытались бежать из лагерей. Иногда им удавалось. Пойманных расстреливали или избивали до смерти. Когда в Бельзенский лагерь поступала очередная партия, эсэсовцы выстраивали вновь прибывших на плацу, выгоняли из бараков заключенных и для устрашения остальных, на глазах у всех, убивали саперными лопатами перед строем несколько русских. Делали так: ударяли лопатой наискось по затылку, слетало полчерепа. Если удар был не точен, человека сшибали палкой, и череп раскалывали уже на земле. Мне рассказал об этом лейтенант Ефрем Малинович, житель Ростова, освобожденный из лагеря 15 апреля нынешнего года.

Бельгиец Артур Холо, бывший узник Дахау, высокий светловолосый парень, — он встретился нам на процессе, как корреспондент бельгийской газеты, — вдруг запел русскую песню. То была известная нам всем «Москва моя».

— Откуда вы знаете эту песню? — спросил я изумленно.

— Я слышал ее в Дахау. Ее пели русские, а потом все.

И Артур Холо пропел еще несколько советских песен.

Люнебург — чистенький курортный немецкий городок, известен тем, что здесь пойманный король палачей Гиммлер раздавил в зубах ампулу с ядом, что здесь была резиденция Риббентропа, что у Люнебурга фельдмаршал Монтгомери в своей ставке принял с предварительной капитуляцией немецких генералов.

Пусть это не будет казаться сентиментальным. Но услышанная здесь от иностранца русская песня глубоко взволновала меня. А потом уже в Гамбурге Артур Холо вынул бумажник и показал мне кусок твердой кожи, похожей на толстый пергамент. На коже была видна татуировка. Невольно дрожь пробежала в моих пальцах. Страшная догадка непроизвольно возникла у меня. Бельгиец смотрел на меня и, поняв все, взял кожу из моих рук и снова спрятал в бумажник.

— Это — человеческая кожа. Ее содрали с человека, — сказал Холо.

Так было в Дахау. Немцы сдирали кожу с людей, выделывали ее и мастерили себе абажуры. Лучшим товаром считалась татуированная кожа. Из нее делали абажуры.

Американцы решили в Висбадене судить палачей Дахау. Там вскроется много преступлений гитлеровцев, так же как вскрылись они перед глазами англичан в лагере Берген-Бельзен. Мы видели Освенцим и Майданек. Мы видели на своей территории озверелые орды убийц. Мы давно распознали фашизм и уничтожили очаги заразы. Процесс в Люнебурге над Крамером, Клейном, Гесслером, Грезе и им подобными должен открыть глаза многим людям на звериную сущность фашизма. «Если бы наши усилия не об’единились и мы не победили этих людей, — сказал один корреспондент-американец, — мы были бы свидетелями того, что через десяток лет гитлеровцы, уничтожив всех людей, стали бы жрать своих бабушек».

Крамер — типичный людоед, награжденный Гитлером двумя боевыми крестами. Крамер ни одного дня не был на фронте. У него другая специальность. Мы видели Крамера, скованного наручниками с доктором Клейн. Это было при посещении места преступления — Бельзенского концлагеря. Вы думаете, можно было прочитать на лице убийцы хотя бы тень раскаяния? Вы думаете, остальные, а среди них была женская команда «СС» во главе с Фольфенрат и Грезе, задумались над своими преступлениями? Нет. Ирма Грезе, белокурая немецкая девушка «СС», двадцати одного года, убившая десятки тысяч женщин и детей, стояла спокойно, попрежнему презрительно сжав губы и сузив воспаленные, злые глаза. Аккуратно завитые локоны падали на плечи, обтянутые армейским сукном куртки «СС». «Белокурая бестия Бельзена» попрежнему позировала, как позировала она на суде в спортзале люнебургской гимназии. Она вдыхала с удовлетворением и запахи дыма и трупов (земля еще, казалось, сочилась кровью).

немецкие женщины, фашизм, зверства фашистов

И у Крамера тот же мундир, который еще носят на своих плечах так называемые «цивильные немцы», серо-зеленое немецкое сукно, проклятое людьми от Нальчика до Ла-Манша. У Крамера то же холодное и жесткое выражение глаз и тяжелая хватка сжатых намертво челюстей. Какое счастье, что Крамер и Клейн побеждены и скованы, и звериная челюсть уже не отхватит кусок человеческого мяса.

Но этого мало. Физически Крамеры побеждены, но выветрились ли с полей Европы их страшные запахи? Мы видели в Северной Германии притихших немцев. Им никто не об’ясняет там, что они сделали. Они даже как будто оскорблены. Некоторые старушки, сидящие на хорах, украдкой вытирают слезы.

В Бельзенском лагере я поднял детский башмачок, валявшийся в горелых кучах одежды и обуви. Ведь совсем недавно здесь убивали детей. В Бельзене было освобождено пятьсот детей, из них семнадцать советских. Дети были оторваны от родителей. У них был свой блок, то-есть свои бараки, огороженные колючкой. Дети были на том же режиме, как и взрослые. По пяти-шести девочек тащили тачки с песком, падали истощенные от голода. Упавших оттаскивали за ноги в сторону и тихо, без шума убивали. «Одного удара палки было достаточно, чтобы ему капут». Что-то ужасное по глубокому падению человеческой морали разыгрывалось в лагере Бельзена. Ведь у Крамера самого трое детей в Мюнхене. Клейн, очевидно, имеет внуков. Сестра Грезе, двадцатилетняя Лена Грезе умильно рассказывает, как мило ходила Ирма в кирку. Ведь Грезе была сестрой милосердия. И она же стреляла из маленького пистолета в женщин. Била их по особо чувствительным местам палкой, рвала щипцами груди. Грезе — садистка и людоед — тщательно описывалась на страницах английской прессы: чулочки, туфельки, цвет лица, локоны. Большее чудовище вряд ли видел мир. И оттого-то, что за ней стоит неистребленная еще до конца гнусная сущность фашизма, с ним надо бороться более решительно и беспощадно. Ведь совсем недавно, несколько месяцев тому назад, на улицах германских городов выкрикивали приветствия Гитлеру, ведь еще не везде сбиты хищные орлы, держащие в когтях свастику.



Еще ходят по улицам Люнебурга, Бельзена торжественно, с оскорбленным видом немецкие офицеры в полной форме, с ними, подняв головы, шагают их фрау. Еще пользуется внимательным уважением среди бюргеров и бауэров куртка немецкого солдата того же цвета и того же сукна, как у палачей, сидящих на скамье подсудимых.

Еще продолжают белесые мальчишки играть в войну. То и дело слышатся крики «хальт» и в стены летят со свистом камни.

Мы видели совершенно нетронутые войной города и села Германии. Мы видели мирное шествие семейств и степенных фрау с узелками провизии в руках, и кареты бауэров, ехавших в город в гости, на сытых конях. И весь чинный благообразный как в колумбарии, порядок у домиков и на улицах.

Сердце отходчиво. Но разве можно забыть сожженные села Белоруссии? Разве можно забыть песчаные дюны над рвами, на кромке верескового поля, у Бельзенского лагеря, где лежат под чужой, северо-германской землей тысячи наших, русских людей?

Когда нам показали фильм о Бельзене, документальный фильм, и снегоочиститель на тракторной тяге на поле женских трупов начал ворошить их, разламывать и двигать к могилам своим железным, сверкающим лемехом, и вверх выпрыгнул трупик ребенка и пополз с расставленными закостеневшими в мольбе ручками, трудно было выдержать. Когда лента иссякла, английский солдат из полка «дикого вепря», стоявший возле меня, был бледен и тряслась его нижняя челюсть. Это не был теперь наружно беспечный и веселый английский солдат.

«Это видение освежило мой гнев, — сказал он тихо. — Вы знаете, я освобождал Бельзенский лагерь...»

Освенцим и Майданек были далеки от британского солдата. Бельзен — близок. «Надо стирать их изнанку», — говорят англичане о немцах. Крамер — не только преступник войны. Крамер — зараза гитлеровского режима, его бациллоноситель. Напрасно защита на суде пытается скрупулезно изучать каждую бациллу в отдельности, это неблагодарный и медлительный путь. Слово «фашизм», не произнесенное пока судьями на люнебургском процессе, должно быть произнесено.

В местной немецкой газете было опубликовано фото: немецкие женщины стоят в тени магазина в длинной очереди за продовольствием. Дети, пришедшие с матерями, сидят на солнце, на песке, играют. «Наш народ стоит в тени своего прошлого, — написано под фото, — они стоят с натренированным терпением и, возможно, еще раз вспоминают слова Геринга: «пушки вместо масла».

Да, темное, очень темное прошлое у Германии. Еще струятся трупные запахи бельзенских мертвецов над вересковыми долинами. Еще ожидают кары Геринги и Риббентропы. Еще не высохли слезы русских, английских, югославских матерей. Еще очень и очень свежи раны.

Отходчиво сердце человека, но есть такое, чего нельзя забывать никогда. //Аркадий Первенцев, спец. корр. «Известий». ЛЮНЕБУРГ, сентябрь.



Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене

ЛЮНЕБУРГ, 2 октября. (ТАСС). На заседании 1 октября суду давали показания свидетели обвинения: польские граждане Роман Симболинский, Анита Ласкер, Женя Зильбердукат и Сима Самосский и румынский гражданин доктор Бендель. Все свидетели опознали палачей из лагерей Освенцим и Бельзен.

Бендель был арестован немцами в Париже и отправлен в концентрационный лагерь Освенцим. Свидетель показал, что его вынудили в Освенциме помогать главному врачу лагеря при сожжении трупов. Ввиду того, что пропускная способность лагерных крематориев не могла обеспечить сожжение всех трупов, в лагере были вырыты ямы, в которых также производилось сожжение. Для отвода человеческого жира, вытапливавшегося из трупов, был оборудован специальный трубопровод. Свидетель сообщил, что в лагере Освенцим находились 11 тысяч цыган, из которых 4.300 были отравлены в газовых камерах уже к июлю 1944 года.

Газовые камеры и крематории обслуживала особая «зондеркоманда» из 900 человек заключенных и 15 эсэсовцев, приставленных к ним. Заключенные из «зондеркоманды» жили в отдельных бараках и никто из их состава не имел ни права, ни возможности общаться с другими заключенными. Свидетель рассказал о том, как была уничтожена сама «зондеркоманда». «Зондеркоманде» было об’явлено, что она переводится на другую работу. Членов «зондеркоманды» вызывали по одному, затем следовал выстрел в затылок и одним свидетелем злодеяний гитлеровцев становилось меньше.

— Кто был комендантом лагеря в это время? — спрашивает прокурор.

— Крамер, — отвечает свидетель.

На вопрос прокурора, присутствовал ли Крамер при этой расправе, свидетель отвечает утвердительно.

Слушая эти ответы свидетеля, Крамер стискивает зубы и бледнеет.

Допросом Бенделя закончилось заседание суда 1 октября.

☆ ☆ ☆

02.10.45: В честь великих побед советского народа ("Известия", СССР)
02.10.45: А.Полторацкий: Памяти героев Кенигсберга ("Известия", СССР)
02.10.45: И.Анисимов: Лаваль и другие || «Известия» №232, 2 октября 1945 года

01.10.45: Память о великой победе || «Правда» №235, 1 октября 1945 года


Сентябрь 1945 года:

30.09.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бепьзене ("Правда", СССР)

29.09.45: К.Симонов: Встреча на чужбине ("Правда", СССР)
29.09.45: Быстрее переселить колхозников из землянок в благоустроенные жилища! ("Правда", СССР)

28.09.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Известия", СССР)

27.09.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Правда", СССР)
27.09.45: Демобилизация второй очереди личного состава Красной Армии ("Правда", СССР)

25.09.45: Сила большевистского слова ("Известия", СССР)

24.09.45: О.Курганов: На Люнебургском процессе ("Правда", СССР)
24.09.45: Д.Заславский: Служим советскому народу! ("Правда", СССР)
24.09.45: Н.Тихонов: Великая летопись || «Правда» №229, 24 сентября 1945 года
24.09.45: Б.Полевой: «Правда» на войне || «Правда» №229, 24 сентября 1945 года
24.09.45: Боевой орган партии Ленина—Сталина || «Правда» №229, 24 сентября 1945 года

23.09.45: И.Бачелис: На процессе в Люнебурге ("Известия", СССР)
23.09.45: В.Перцов: Люди подвига || «Известия» №225, 23 сентября 1945 года

22.09.45: М.Исаковский: На Смоленщине ("Известия", СССР)
22.09.45: А.Булгаков: Канко || «Известия» №224, 22 сентября 1945 года

21.09.45: Л.Леонов, О.Курганов: Палачи Бельзенского концлагеря ("Правда", СССР)
21.09.45: Б.Ильин: Палачи предстали перед судом || «Известия» №223, 21 сентября 1945 года

20.09.45: А.Булгаков: Фабрика Каватари ("Известия", СССР)
20.09.45: С.Борзенко: «Дни и ночи» || «Правда» №225, 20 сентября 1945 года
20.09.45: Н.Пегов: Приморье в дни войны || «Правда» №225, 20 сентября 1945 года
20.09.45: Бытовое и трудовое устройство демобилизованных ("Правда", СССР)

19.09.45: Суд над палачами гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Известия", СССР)

18.09.45: К.Тараданкин: Памятники славы ("Известия", СССР)
18.09.45: Награда Родины || «Известия» №220, 18 сентября 1945 года

17.09.45: В.Величко: Победа в Маньчжурии*** ("Правда", СССР)
17.09.45: Д.Заславский: Конец Квислинга || «Правда» №223, 17 сентября 1945 года

16.09.45: Великий сын русского народа ("Известия", СССР)
16.09.45: Великий русский полководец || «Правда» №222, 16 сентября 1945 года

15.09.45: В.Величко: Победа в Маньчжурии** ("Правда", СССР)
15.09.45: В.Антонов: Возвращение к жизни || «Известия» №218, 15 сентября 1945 года

14.09.45: В.Величко: Победа в Маньчжурии* || «Правда» №220, 14 сентября 1945 года
14.09.45: Советский Дальний Восток избавлен от угрозы японского нашествия ("Правда", СССР)

13.09.45: Счёт советского народа Германии ("Правда", СССР)
13.09.45: Счёт советского народа || «Известия» №216, 13 сентября 1945 года

12.09.45: Е.Кригер: Ветер мира ("Известия", СССР)
12.09.45: В.Величко: Победа в Маньчжурии ("Правда", СССР)
12.09.45: В.Кожевников: Сын народа || «Правда» №218, 12 сентября 1945 года

11.09.45: Достоинство советского гражданина ("Известия", СССР)
11.09.45: В.Антонов: Самураи без маски || «Известия» №214, 11 сентября 1945 года

10.09.45: И.Рассолов: В Порт-Артуре ("Правда", СССР)
10.09.45: Возрождение Сталинграда || «Правда» №217, 10 сентября 1945 года

09.09.45: Н.Жданов: У синей черты ("Известия", СССР)
09.09.45: Обозреватель: Международное обозрение ("Правда", СССР)
09.09.45: Великий советский народ, народ-победитель ("Правда", СССР)

08.09.45: В.Беликов: В Японии || «Известия» №212, 8 сентября 1945 года
08.09.45: Б.Афанасьев, А.Полторацкий: Парад союзных войск в Берлине ("Известия", СССР)
08.09.45: П.Кузнецов: В трущобах Муданьцзяна || «Правда» №215, 8 сентября 1945 года
08.09.45: Двухлетие освобождения Донбасса ("Правда", СССР)

07.09.45: Н.Погодин: День торжества мира ("Известия", СССР)
07.09.45: О ходе репатриации советских граждан ("Известия", СССР)

06.09.45: Е.Кригер: «Минута молчания» || «Известия» №210, 6 сентября 1945 года
06.09.45: Долгожданный мир завоёван ("Известия", СССР)
06.09.45: Пусть здравствует и процветает наша Родина! ("Правда", СССР)

05.09.45: Конец второй мировой войны ("Известия", СССР)
05.09.45: Великая победа || «Правда» №212, 5 сентября 1945 года
05.09.45: Е.Кононенко: Конец войны || «Правда» №212, 5 сентября 1945 года
05.09.45: И.Золин, Я.Макаренко: В Берлине || «Правда» №212, 5 сентября 1945 года

04.09.45: М.Рыльский: Слово вождя ("Известия", СССР)
04.09.45: К.Федин: Наша победа || «Известия» №208, 4 сентября 1945 года
04.09.45: Б.Антропов: Вторая мировая война завершена ("Известия", СССР)
04.09.45: Н.Зубов: Гордость и радость старого моряка ("Известия", СССР)
04.09.45: Б.Ильин: «Молчите, г-н Даладье! ("Известия", СССР)

03.09.45: Обращение тов. И.В.Сталина к народу ("Правда", СССР)
03.09.45: Н.Тихонов: Второе сентября ("Правда", СССР)
03.09.45: И.Рябов: Возмездие ("Правда", СССР)
03.09.45: А.Степанов: Долгожданный день ("Правда", СССР)
03.09.45: М.Галактионов: Конец второй мировой войны ("Правда", СССР)
03.09.45: П.Бровка: Мир во всём мире || «Правда» №211, 3 сентября 1945 года

Газета «Известия» №233 (8843), 3 октября 1945 года
Tags: 1945, газета «Известия», зверства фашистов, октябрь 1945
Subscribe

Posts from This Journal “зверства фашистов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments