Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Б.Горбатов. Алексей Куликов, боец...

газета «Правда», 3 октября 1942 годаБ.Горбатов || «Правда» №276, 3 октября 1942 года

Ожесточенная битва за Сталинград продолжается. Фашистские банды напрягают все силы, чтобы овладеть волжской твердыней.

Воины Красной Армии! Пусть каждый рубеж под Сталинградом, каждая улица и дом, где засели гитлеровцы, станет для них могилой! Опрокинуть и отбросить вражеские полчища — таков боевой приказ Родины!




# Все статьи за 3 октября 1942 года.



1. АЛЕКСЕЙ КУЛИКОВ ПОБЕЖДАЕТ СМЕРТЬ В СВОЕЙ ДУШЕ

«Правда», 3 октября 1942 года

...А зовут его Алексей Куликов, и родом он — пензенский, служит бойцом в батальоне старшего лейтенанта Субботина, тут его знают все.

Его призвали в армию в первый день войны, — родня и поплакать не успела. И когда полз эшелон по украинским степям, Куликов все думал о доме и хозяйстве. И была досада на немца: эк, напал не во-время! И урожай еще не сняли. И все подсчитывал трудодни и сколько теперь трудодней пропало. А война, казалось ему, будет недолгой и нестрашной, вроде осенних сборов приписного состава. Глядел в окно, считал столбы, удивлялся, до чего здесь земля богатая, и все ехал да ехал по советской стране, и не было ей ни конца, ни края.

Когда в первый раз попал Алексей Куликов в бой, он не то, чтоб струсил, а просто потерялся. Сперва он даже не понял, что происходит, но рядом упал товарищ, и Куликов увидел кровь, расколотый череп, стеклянные глаза...

— Что ж это такое, братцы, — чуть не закричал он, — ведь это ж так просто и меня убить могут? — и растерянно моргая глазами, осмотрелся вокруг.

А вокруг были дым, и бой, и смерть. Смерть свистела, смерть выла, смерть ухала, смерть падала с воздуха, ползла по земле, и казалось, никуда от нее не уйти, не спрятаться. Ничего не видел теперь Алексей Куликов: ни войны, ни поля, ни товарищей, — только смерть глядела ему в глаза, только смерть он и видел. И на всей земле только и было: я и смерть. Смерть железная, огненная, вездесущая, а я, Алексей Куликов, существо человеческое, с хрупкими костями и мясом. Долго ли кость перебить, ткань порвать, пробить сердце?

И таким беспомощным, жалким, одиноким показался себе Куликов, что он даже заплакал. До жалости был он одинок на этом большом поле, никому до него дела нет, никто не спасет, не выручит, не поплачет рядом.

И он досадовал на себя, что уродился большим и круглым, уязвимым со всех сторон, и в ячейке окопа ему тесно, и пуле его легко найти. Лежал и дрожал, — ждал смерти.

Но бой кончился, а Куликов уцелел. Он сам удивился этому. Все ощупывал себя, все потягивался. Ничего! Ни царапины.

— Ишь ты, — смущенно улыбнулся он.

Он попытался рассказать товарищам про это чудо: «Вот, понимаешь, история! Ну, чуть-чуть... Кабы она левей пошла — и крышка...» Но товарищи слушали плохо.

И тогда опять поскучнел Куликов и подумал: «Не сегодня, так завтра. Все одно должны убить. Мысленное ли дело из такого страха живым выйти?»

Все же во второй бой Алексей Куликов пошел с надеждой: авось опять посчастливится. И опять дышала ему смерть в лицо, и опять он дрожал мелкой, осенней, стыдной дрожью, перебегая поле, втягивал голову в плечи и глаза закрывал, от каждого выстрела вздрагивал, каждому снаряду кланялся и все смерти ждал, хорошо б скорой...

И только одиночества не было теперь.

Оно рассеялось сразу и само собой. Немцы бомбили Алексея Куликова у переправы, а он лежал под деревом, у самой воды, и твердо знал: теперь взаправду конец.

Но вдруг прошелестело, зашумело вокруг: — Наши, наши летят! — и кто-то рядом вздохнул облегченно и радостно.

Куликов не сразу открыл глаза, а когда открыл, увидел над головой небо. Небо было большое, высокое и такое синее, словно его маляры подновили на этот случай. И в этом небе наши били немцев, выручали Куличка.

Странно тихо стало на земле, чуть плескалась волна о берег, чуть скрипели деревья, и все — земля, река, люди, все смотрело теперь в небо: там кипел бой. Озверело ревели моторы, чиркали красные пули, и Куликов увидел, как над самой его головой разламывается «Хейнкель». Разламывается, как спичечная коробка. Полетело одно крыло, потом второе. Вдруг раскрылся белый купол парашюта. («Неужто уйдет, собака?» — заметался Куликов), но парашют вспыхнул, в мгновение на глазах у Алексея с’ежился, похудел и, как догорающий факел, упал где-то за рекой.

— А! А! — закричал тогда, не помня себя от радости Куликов. — А! Ага! Ага, гад! — Он даже заплясал на месте, злорадствуя, и все повторял «Ага, ага!», А когда «Хейнкели» трусливо побежали с неба вспять, на запад, он закричал им вдогонку: «Куда, куда? Бей их! Ату!»

Теперь Куликов стал присматриваться и прислушиваться к бою. Глаз уже не закрывал и ушей не прятал. Раньше каждый выстрел заставлял его вздрагивать, теперь различал он, когда бьют немцы, когда наши. И чем больше и чаще били наши, тем веселее становилось у Куликова на душе, и страх таял. Больше не был он одиноким на огромном поле: ишь, сколько сил собралось, чтобы выручить Куличка!

Но тут над самой его головой что-то тонко-тонко свистнуло. Он даже не понял что. Он увидел, как чиркнула о песок пуля... Еще и еще... Так падают дождевые капли в воду — всплеск, и круг по воде. Но капли падали все чаще и чаще и все вокруг Куликова, и он увидел, как вздрагивают на сосне ветки и иголки хвои сыплются рядом на песок. Все ближе и ближе падают капли, и спереди, и сзади, и со всех сторон, словно кто-то далекий и невидимый вяжет петлю вокруг Куликовой шеи и некуда выскочить из петли.

И что Куликову с того, что наша артиллерия теперь била часто и густо, все равно петля вокруг его шеи вязалась неотвратимо, вражеский автоматчик все чиркал и чиркал, подбирался к самому горлу... И вдруг, словно захлебнувшись, смолк.

Перестали вздрагивать ветки, пузырьки исчезли на песке. Куликов робко, осторожно оглянулся вокруг и увидел, как сосед, весело улыбаясь, досылает новый патрон в патронник.

— Это ты его? — удивленно и почтительно спросил Куликов.

— Я, — гордо ответил сосед, — как? Ничего?

И тогда Куликов вспомнил, что у него у самого есть винтовка. Вот она, рядом. До сих пор он и не думал о ней. И во вчерашнем бою не думал. Таскал за собой — это верно, потому что казенную вещь бросать нельзя, но ни разу из нее не выстрелил.

Теперь схватил он ее горячо и жадно, словно в ней от всех бед спасение, и стал стрелять. Он палил, не глядя, торопливо и лихорадочно (только руки дрожали), он словно обводил себя огненным кругом, как старуха древняя обводит себя крестом, чтоб оградиться от нечистого. И казалось Куликову, что теперь не прорвется к его горлу смерть, огненной черты не переступит.

Но тут над ним раздался сердитый голос командира:

— Ты чего патроны жгешь? Куда палишь? Кого видишь?

Куликов уронил винтовку. Рядом с ним лежал командир и пристально смотрел на него. А вокруг на песке тут и там валялись стреляные гильзы.

Страшно тебе? — отрывисто спросил командир.

— Страшно... — сознался Куликов и с’ежился, подумав — сейчас станет командир ругать. Но командир помолчал, пожевал губами и сказал тихо:

— В первый раз всем страшно.

И из второго боя Алексей Куликов вышел целым и невредимым. Опять он уцелел! И уцелев — опять удивился. А вечером подошел к командиру и, переминаясь с ноги на ногу, спросил:

— Как, товарищ лейтенант, ваше мнение: много ль металла потребно, чтоб человека убить?

Командир удивленно посмотрел на него, потом улыбнулся и ответил:

— Для труса — шальной пули хватит. Для смелого — и тонны мало.

Над этими словами Куликов задумался крепко. Кто говорит, что в бою думать не приходится, тот никогда не был в бою. В бою думают, и мысль тут остра и быстра, а глаз приметливый.

Куликов скоро приметил, что трусу действительно погибнуть легче, чем мухе. Полет пули, а стало быть, и полет смерти, свой закон имеет, закон этот надо знать. А трус под огнем мечется, трус ничего не видит, его любая пуля найдет. На пристреляном рубеже он лежит, а под шальным огнем в панике бегает. Трус и с винтовкой безоружный. Он огнем на огонь не отвечает. Он не воин, он — мишень.

Алексей видел, как трусы гибнут, и всегда думал при этом:

— Хилое существо человек. Как былинка в поле. Ветер подул — и нет его.

Но однажды в медсанбате, где Алексею перевязывали пустяковую царапину, довелось ему увидеть сержанта Чернова, про которого в тот день весь полк шумел. Живого места не было на том сержанте, все его тело было перебито и переколото, а он все дрался с врагом, и немцы никак его убить не могли и не убили.

Куликов с почтением глядел на его раны и удивленно головой крутил. Ему все хотелось посмотреть, пощупать, что за кости у этого человека, что их перебить нельзя.

А Чернов метался на соломе и сквозь стиснутые зубы хрипел:

— Врешь! Врешь, выживу! Врешь!

— Это он со смертью воюет, — догадался Куликов. — Гордая у человека душа. Он спросил врача:

— Неужто жить будет?

— Будет! — уверенно ответил врач, — и драться еще будет.

Так этот случай поразил Куликова, что, вернувшись из медсанбата, он долго рассказывал о нем товарищам.

— Понимаешь, хилое существо человек, а смотри, никак его убить нельзя, если в нем душа гордая. Нет, я так понимаю, если хочешь жить, за жизнь драться надо. Он в тебя смерть шлет, и ты в него смерть шли. А там поглядим, чей козырь крепче!

Тут он заметил, что к словам его прислушивается политрук, и смутился.

— Я это так, товарищ политрук, — сконфуженно сказал он, — рассуждаю своим беспартейным умом. Может, не так?

Но политрук его одобрил:

— Так, товарищ Куликов, так!

Это был новый политрук в роте, товарищ Званцев. Прежнего политрука звали Мирским, и того политрука Куликов не любил. Тот все, бывало, кричал о смерти. Шли ли разведчики в поиск, он напутствовал их: «Вы идете на смерть, товарищи! Но долг свой выполняйте свято». Шла ли рота в атаку, он кричал нервно, визгливо: «Умрем, товарищи, наше дело правое, все умрем, но врага не пустим». Только и слышно было от него: умрем да умрем. И от этих слов каждому казалось, что смерть все вокруг тебя ходит, тебя ищет.

Про себя Мирский говорил: я презираю смерть. Но Куликов усмехнулся в душе: нет, товарищ, ежели ты презираешь смерть, так и не думай о ней. Дерись с открытой душой, смерти не боясь и о смерти не хлопоча. А если все время говорить да кричать о смерти, так и выходит: не ты ее, а она тебя презирает. Всеми твоими мыслями овладела, живого в саван облекла. С такой душой драться худо!

К дыханию смерти привыкнуть нельзя, но притерпеться можно. И Куликов притерпелся. Он научился хитрить, обманывать смерть, не бояться ее, а потом и вовсе о ней не думать. И когда перестал думать — сразу стало легко и жить и драться, и пули словно обходили его.

Мирского скоро сняли и перевели куда-то — он нервами болел, — а в роту назначили Званцева. Этот о смерти не говорил, а больше о жизни и победе. Был он человек молодой, веселый, непоседливый и красноречивый. И так он складно говорил о жизни, о том, какая жизнь после победы будет, — вольная, безоблачная, счастливая, что за эту жизнь и умереть было не жаль!

И об этой жизни любил помечтать Куликов ночью. И понесет его мечта в родное село, за реку, на взгорье подле рощи, где березка вперемежку с молодым дубком.

...А какие хлеба в августе! А какие кони в конюшне! А какие у жены золотые руки, а у дочки какие глаза — синие, синие, такой синевы и не бывает нигде! И вот возвращается домой Куликов, и все село ему навстречу, на колхозном дворе в колокол бьют, под березами столы накрыты... Богатство какое! Что хлеба! Что птицы! Что молока! Жена к нему руки протягивает... Золотые у бабы руки, теплые-теплые...

— Да, — крякнет, размечтавшись, Куликов, — вот оно как... Хочешь, Алексей Тихоныч, жить, — за жизнь драться надо! //Б.Горбатов.

(Продолжение следует).


***********************************************************************************************
Немцы истребляют мирное население


КАЛИНИН, 2 октября. (Корр. «Правды»), Советские люди, которым удалось вырваться из фашистского плена, рассказывают о бесчинствах гитлеровских бандитов в оккупированных районах Калининской области. Недавно в деревню Быково, Новосокольнического района, явился отряд гитлеровских грабителей. Целый день они ходили из дома в дом и под страхом расстрела отнимали у колхозников продовольствие и одежду, снимали с ног людей обувь. Из колхозов Санталово и Болотниково немецкие каратели угнали 60 голов крупного рогатого скота, всех свиней и птицу. То же они сделали в деревне Мухино.

Гитлеровские людоеды продолжают систематически истреблять мирное население, расстреливают, вешают и сжигают стариков, женщин, детей. В той же деревне Быково после ограбления эсэсовцы казнили десятки людей. Была замучена колхозница Александра Полякова. Изверги выбили ей зубы, отрезали левую руку, разрезали живот. В соседнем селе Башново фашистские головорезы расстреляли колхозницу Анну Игнатьеву, ее дочь Тамару и сына Александра.

Дикую расправу над колхозниками устроили фашисты в деревне Рожново. Там было убито 22 человека и несколько колхозников и колхозниц заживо сожжены. В колхозе «Большевик» они расстреляла колхозников Булагина, Любимову, Краснова и других. В деревнях Алексеевка и Андрейково, Локнянского района, фашисты расстреляли и сожгли 42 человека, среди них много детей. Их обвиняли в связи с партизанами.

☆ ☆ ☆

03.10.42: Н.Тихонов: О немецком садизме + Фашистский произвол в Киеве** ("Красная звезда", СССР)**
03.10.42: М.Галактионов: Сталинград и Верден ("Красная звезда", СССР)
03.10.42: Вс.Вишневский: Русских не сломить! ("Известия", СССР)
03.10.42: А.Недзельский: Рассказы о защитниках Сталинграда ("Известия", СССР)

02.10.42: Ожесточенная битва за Сталинград ("Красная звезда", СССР)*
02.10.42: В.Саянов: Победившие смерть ("Известия", СССР)
02.10.42: В.Каверин: «Муисто» || «Известия» №232, 2 октября 1942 года
02.10.42: 5 снайперов-красноармейцев уничтожили 1860 немцев* ("The New York Times", США)

01.10.42: Герои Сталинграда** ("Красная звезда", СССР)**
01.10.42: А.Чуянов: Город-герой ("Красная звезда", СССР)
01.10.42: Н.Васильев: Тревога румынских холопов Гитлера ("Красная звезда", СССР)
01.10.42: Л.Славин: Прочь доверчивость! ("Известия", СССР)


Сентябрь 1942 года

30.09.42: Н.Тихонов: Ленинград в сентябре ("Красная звезда", СССР)
30.09.42: Н.Хмелевский: Советские бомбардировщики над Европой ("Красная звезда", СССР)

29.09.42: Сила и значение партизанской борьбы ("Красная звезда", СССР)**
29.09.42: Л.Высокоостровский: Бой в Сталинграде ("Красная звезда", СССР)
29.09.42: Н.Тихонов: На берегу || «Красная звезда» №229, 29 сентября 1942 года
29.09.42: Е.Кригер: Степь в огне || «Известия» №229, 29 сентября 1942 года
29.09.42: Счет нашей мести || «Комсомольская правда» №229, 29 сентября 1942 года
29.09.42: И.Семенов: Счастливый жребий || «Московский большевик» №229, 29 сентября 1942 года

28.09.42: Во что бы то ни стало отстоять Сталинград! ("Правда", СССР)
28.09.42: Е.Кононенко: Ироды || «Правда» №271, 28 сентября 1942 года
28.09.42: В.Куприн, Д.Акульшин: В Сталинграде ("Правда", СССР)
28.09.42: У.Жуковин: Пять снайперов истребили 1.860 немцев ("Правда", СССР)

27.09.42: Погорелое Городище ("Красная звезда", СССР)
27.09.42: И.Эренбург: Киев ("Красная звезда", СССР)*
27.09.42: Любой ценой отстоять Сталинград! || «Красная звезда» №228, 27 сентября 1942 года
27.09.42: Каждый дом Сталинграда — крепость! || «Известия» №228, 27 сентября 1942 года

26.09.42: Б.Галин: Железный обруч** ("Красная звезда", СССР)**
26.09.42: В.Гроссман: В степном овраге ("Красная звезда", СССР)
26.09.42: Значение боев на Юге || «Красная звезда» №227, 26 сентября 1942 года

25.09.42: И.Эренбург: Поганые святцы ("Красная звезда", СССР)
25.09.42: П.Крайнов: На берегах Десны ("Красная звезда", СССР)*
25.09.42: В.Коротеев: В Сталинграде || «Красная звезда» №226, 25 сентября 1942 года

24.09.42: И.Эренбург: Фриц-нарцис + Расовый бред гитлеровских мракобесов ("Красная звезда", СССР)**
24.09.42: К.Симонов: Под Сталинградом. Дни и ночи ("Красная звезда", СССР)
24.09.42: И.Папанин: Ни шагу назад! ("Красная звезда", СССР)
24.09.42: И.Осипов: Они убивают детей ("Известия", СССР)**

23.09.42: Л.Высокоостровский: На улицах Сталинграда ("Красная звезда", СССР)
23.09.42: Б.Галин: В районе Моздок || «Красная звезда» №224, 23 сентября 1942 года
23.09.42: А.Леонтьев: Очередная геббельсиада || «Правда» №266, 23 сентября 1942 года
23.09.42: Я.Эдельман: Арийский скот || «Московский большевик» №224, 23 сентября 1942 года

22.09.42: Стойко защищать каждую улицу Сталинграда ("Красная звезда", СССР)*
22.09.42: И.Эренбург: Суд скорый и правый ("Красная звезда", СССР)
22.09.42: С.Дангулов: Горные орлы || «Красная звезда» №223, 22 сентября 1942 года
22.09.42: Л.Высокоостровский: Танкисты в борьбе за Сталинград ("Красная звезда", СССР)
22.09.42: В.Каверин: Сильнее смерти || «Известия» №223, 22 сентября 1942 года

21.09.42: Я.Макаренко: Зверь рыщет по Кубани ("Правда", СССР)
21.09.42: Сталинград: в ожидании перелома* ("The New York Times", США)

20.09.42: И.Эренбург: Русский Антей || «Красная звезда» №222, 20 сентября 1942 года
20.09.42: В.Молчанов: Тактика немецких ассов ("Красная звезда", СССР)
20.09.42: М.Рузов: За Сталинград! За родину!* ("Известия", СССР)
20.09.42: Вл.Лидин: Бойцам Юга || «Известия» №222, 20 сентября 1942 года
20.09.42: И.Эренбург: 116 || «Правда» №263, 20 сентября 1942 года
20.09.42: А.Леонтьев: «Благодарность» убийцам ("Правда", СССР)

19.09.42: Братья Тур: В окопе над Доном || «Красная звезда» №221, 19 сентября 1942 года
19.09.42: В.Ильенков: Бойцу с Урала ("Красная звезда", СССР)
19.09.42: Н.Тихонов: Земля в огне || «Известия» №221, 19 сентября 1942 года
19.09.42: П.Юдин: Защитники Сталинграда || «Правда» №262, 19 сентября 1942 года
19.09.42: Д.Заславский: Фашистская ложь и фашистское невежество || «Правда» №262, 19 сентября 1942 года
19.09.42: Л.Павличенко: За что я их убиваю || «Комсомольская правда» №221, 19 сентября 1942 года
19.09.42: С.Вургун: Наша клятва || «Литература и искусство» №38, 19 сентября 1942 года*
19.09.42: Два лица России* ("The New York Times", США)

18.09.42: И.Эренбург: Твое гнездо ("Красная звезда", СССР)
18.09.42: К.Симонов: Под Сталинградом. Бой на окраине ("Красная звезда", СССР)
18.09.42: Вооруженный народ || «Красная звезда» №220, 18 сентября 1942 года

17.09.42: А.Вербицкий: Гнусный враг ("Красная звезда", СССР)
17.09.42: И.Эренбург: Одна заповедь** ("Красная звезда", СССР)*
17.09.42: Стойко защищать Сталинград с воздуха ("Красная звезда", СССР)
17.09.42: Бронебойщики Красной Армии || «Известия» №219, 17 сентября 1942 года

16.09.42: И.Эренбург: Всем сестрам по серьгам ("Красная звезда", СССР)
16.09.42: Л.Высокоостровский: Приемы немецкой тактики под Сталинградом ("Красная звезда", СССР)**
16.09.42: В.Куприн, Д.Акульшин: Артиллеристы в боях за Сталинград || «Правда» №259, 16 сентября 1942 года
16.09.42: И.Осипов: Разбойники в мундирах || «Известия» №218, 16 сентября 1942 года

15.09.42: И.Эренбург: Фрицы о фрицах ("Красная звезда", СССР)**
15.09.42: Н.Кириченко: Боевые традиции казачьих полков ("Красная звезда", СССР)
15.09.42: Изучать и знать врага || «Красная звезда» №217, 15 сентября 1942 года
15.09.42: В Собко: В степи под Сталинградом ("Известия", СССР)

13.09.42: Стойко оборонять каждый населенный пункт ("Красная звезда", СССР)
13.09.42: М.Ротченко: О советских ассах || «Красная звезда» №216, 13 сентября 1942 года**
13.09.42: К.Потапов: Бессмертный подвиг 16 гвардейцев || «Правда» №256, 16 сентября 1942 года
13.09.42: К.Демидов: Геббельс - дефект красоты || «Правда» №256, 13 сентября 1942 года

12.09.42: Н.Тихонов: Слава Кавказа ("Красная звезда", СССР)
12.09.42: В.Коротеев: Под Сталинградом ("Красная звезда", СССР)
12.09.42: Русские люди не покорятся! || «Известия» №215, 12 сентября 1942 года
12.09.42: Танк «Беспощадный» || «Литература и искусство» №37, 12 сентября 1942 года
12.09.42: О.Книппер-Чехова: Правда бессмертна ("Литература и искусство", СССР)
12.09.42: Сталин и Гитлер: встреча на Волге* ("The New York Times", США)

11.09.42: Отстоять Сталинград! ("Красная звезда", СССР)**
11.09.42: К.Симонов: Под Сталинградом. Солдатская слава ("Красная звезда", СССР)
11.09.42: В.Антонов: Чудовище || «Известия» №214, 11 сентября 1942 года
11.09.42: И.Эренбург: Дело наших рук || «Правда» №254, 11 сентября 1942 года
11.09.42: Я.Макаренко: Немецкий помещик на украинской земле ("Правда", СССР)
11.09.42: У.Жуковин: Кровавые дела гитлеровских людоедов ("Правда", СССР)
11.09.42: Каждый город – крепость обороны || «Правда» №254, 11 сентября 1942 года

10.09.42: И.Эренбург: Бить и бить! ("Красная звезда", СССР)*
10.09.42: Истребляй врага, воин Красной Армии! ("Известия", СССР)**
10.09.42: В.Тищенко: Гитлеровские звери || «Правда» №253, 10 сентября 1942 года

09.09.42: И.Эренбург: В Ворошиловграде ("Красная звезда", СССР)
09.09.42: Бр.Тур: Колосья в крови + Новый акт фашистских злодеяний ("Красная звезда", СССР)
09.09.42: П.Милованов: Стойкая оборона гвардейцев ("Красная звезда", СССР)

08.09.42: Истощить и обескровить врага ("Красная звезда", СССР)
08.09.42: И.Эренбург: Суд в Касселе + Немцы расстреливают пленных ("Красная звезда", СССР)

07.09.42: Л.Соболев: Стойкость — это победа || «Правда» №250, 7 сентября 1942 года
07.09.42: Битва на подступах к Сталинграду* ("The New York Times", США)

06.09.42: И.Эренбург: Сталинград ("Красная звезда", СССР)**
06.09.42: Б.Галин: На Тереке || «Красная звезда» №210, 6 сентября 1942 года
06.09.42: Н.Михайлов: Советская молодежь в боях за родину ("Красная звезда", СССР)

05.09.42: Воспитывать советских ассов || Красная звезда» №209, 5 сентября 1942 года
05.09.42: Н.Прокофьев: Немецкий разбой в кубанских станицах ("Красная звезда", СССР)
05.09.42: И.Артамонов: Подробности боя тридцати трех героев ("Красная звезда", СССР)*
05.09.42: В.Хействер: Полицейская дивизия СС под Ленинградом ("Красная звезда", СССР)*
05.09.42: Б.Лавренев: Людмила Павличенко || «Известия» №209, 5 сентября 1942 года
05.09.42: А.Платонов: Броня || Красная звезда» №209, 5 сентября 1942 года

04.09.42: Отбить наступление немцев на Сталинград! + П.Павленко. Горение ("Красная звезда", СССР)
04.09.42: И.Эренбург: В горах Кавказа ("Красная звезда", СССР)**
04.09.42: Бр.Тур: Юноши из Харькова || «Красная звезда» №208, 4 сентября 1942 года
04.09.42: Б.Глебов: Казаки генерала Кириченко в предгорьях Кавказа ("Красная звезда", СССР)
04.09.42: В.Давыдов: Воздушные бои под Сталинградом ("Красная звезда", СССР)
04.09.42: Б.Горбатов: Дезертир || «Правда» №247, 4 сентября 1942 года
04.09.42: Месть, беспощадная месть немецким убийцам! ("Ленинградская правда", СССР)

03.09.42: Откровения фашистского ублюдка || «Красная звезда» №207, 3 сентября 1942 года
03.09.42: П.Олендер: Удар по опорному пункту врага ("Красная звезда", СССР)

Газета «Правда» №276 (9047), 3 октября 1942 года
Tags: 1942, Борис Горбатов, газета «Правда», октябрь 1942, осень 1942
Subscribe

Posts from This Journal “октябрь 1942” Tag

  • Уроки немецкого

    М.Львов || « Правда» №299, 26 октября 1942 года Несмотря на огромные потери, враг стремится во что бы то ни стало захватить Сталинград,…

  • На ленинградских рубежах

    Вс.Вишневский || « Правда» №299, 26 октября 1942 года Несмотря на огромные потери, враг стремится во что бы то ни стало захватить Сталинград,…

  • Огонь с Волги

    Б.Полевой || « Правда» №290, 17 октября 1942 года В районе Сталинграда идут ожесточенные бои. Враг, несмотря на огромные потери, хочет любой…

  • Это – Сталинград!

    Е.Кригер || « Известия» №252, 25 октября 1942 года Защитники Сталинграда! Советский народ с гордостью следит за вашей героической борьбой.…

  • Новые «испражнения души» Геббельса

    С.Тюльпанов || « Правда» №297, 24 октября 1942 года На воде, под водой, в воздухе, на земле наносят сокрушительные удары врагу краснофлотцы,…

  • Илья Эренбург. Фриц-биолог

    И.Эренбург || « Красная звезда» №252, 25 октября 1942 года Битва за Сталинград не ослабевает. Немцы, невзирая на огромные потери, продолжают…

  • Илья Эренбург. Анонимное общество

    И.Эренбург || « Красная звезда» №251, 24 октября 1942 года Боевой привет собратьям по оружию — героям Военно-Морского Флота, с честью и славой…

  • Немецкие грабители в донских станицах

    B.Коротеев || « Красная звезда» №250, 23 октября 1942 года Защитники Сталинграда и Северного Кавказа! Выше боевую активность, крепче удары по…

  • Стена Сталинграда

    Б.Полевой || « Правда» №296, 23 октября 1942 года Приближается 25-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Советское…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment