Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Советская Латвия под гнетом немецкой оккупации

«Красная звезда», 13 апреля 1943 года, смерть немецким оккупантамВ.Лацис || «Красная звезда» №86, 13 апреля 1943 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Прием тов. И.В.Сталиным Главы Британской Военной Миссии генерал-лейтенанта Мартеля (1 стр.). Гвардии старший лейтенант Н.Тужилкин. — Ночная атака (2 стр.). Капитан С.Акиничев. — Радио в штурмовом полете (2 стр.). Майор В.Смирнов. — Артиллерия в боях за блокированный опорный пункт (2 стр.). Майор М.Зотов. — Почему ухудшилось партийное руководство комсомолом? (3 стр.). А.Кривицкий. П.Крайнов. — 4. Друзья встречаются вновь (3 стр.). Майор Я.Милецкий. — На пожарище в селе Хотьково (3 стр.). Вилис Лацис. — Советская Латвия ( под гнетом немецкой оккупации (4 стр.). Военные действия в Тунисе. — Войска союзников заняли Сус и Кайруан (4 стр.).



# Все статьи за 13 апреля 1943 года.



«Красная звезда», 13 апреля 1943 года

Немногим народам пришлось в ходе исторических событий столько претерпеть от немцев, как латышам. Поэтому в сердцах латышей ненависть к немцу-поработителю всегда горела мрачным, неугасаемым огнем. Грозный счет пред’являет латышский народ своему вековечному врагу — немецкому разбойнику и угнетателю. Долгие века латыш-крепостной был жертвой самого дикого самоуправства, самой жестокой эксплоатации со стороны немецких баронов. От зари до зари он изнывал в баронских овинах, латыша могли безнаказанно истязать, с него сдирали семь шкур. Во время оккупации 1918 и 1919 года немецкие захватчики наглядно показали свое звериное лицо, ограбив латвийские города и сёла, истребляя десятки тысяч мирных жителей. В 1919 году немецкие оккупанты в Латвии без суда и следствия умертвили более 30 тысяч латышей.

Когда утром 22 июня 1941 года орды гитлеровских разбойников и убийц вторглись в пределы Советского Союза, каждый латыш понимал, что над жизнью его народа нависла угроза смерти, уничтожения и нескончаемых страданий. Сыновья латышского народа поднялись на борьбу со своим вековечным врагом. Крестьяне и рабочие Советской Латвии взялись за оружие. Было организовано множество добровольческих групп истребителей, которые вылавливали фашистских парашютистов, диверсантов и других агентов врага. От руки бойцов-добровольцев нашли свой бесславный конец несколько тысяч гитлеровских парашютистов, шпионов и диверсантов. В крупнейших городах Советской Латвии были сформированы отряды рабочей гвардии, которая вместе с регулярными войсками защищала свои родные города от нахлынувших немецких полчищ. Рабочие гор. Лепайа (Либавы) так геройски защищали свой город, что гитлеровским генералам пришлось отказаться от первоначального плана захватить Лепайю лобовой атакой. Немецкое командование в одном документе, напечатанном в выходящем в Риге еженедельнике «Лайкметс», в номере от 1-го июля 1942 г., признает, что неожиданно упорное сопротивление защитников Лепайи сорвало намеченные германским командованием планы и темпы, наступление пришлось задержать до подхода подкреплений, да и тогда каждую улицу, каждый дом Лепайи немцам приходилось брать упорной борьбой. То же повторилось и в Риге: рижская рабочая гвардия вместе с Красной Армией несколько дней удерживала в своих руках мосты через Западную Двину и не пропускала через реку моторизованные колонны гитлеровцев, добравшихся до реки. Большой мост был взорван как раз в тот момент, когда на нем было множество немецких танков. После этого гитлеровским войскам пришлось искать брод через реку и форсировать Западную Двину к востоку от Риги около острова Долэ. Таким образом сыновья латышского народа доказали, что они нашли свое место в этой гигантской борьбе и являются достойными преемниками своих предков и носителями старых боевых традиций своего народа. А немецкий оккупант уже с первого дня своего прихода в Советскую Латвию показал, что он является еще более кровожадным, хищным, прожорливым немецким волком, чем его предок 700 лет назад, когда древний латыш впервые встретился с ним.

Пусть говорят факты.

С первых дней после прихода гитлеровских банд в Советскую Латвию свою кровавую работу начали гестапо и отряды СС. Широкой рекой полилась кровь невинных людей, мирных жителей страны. В течение нескольких дней в городе Лепайа немцы убили около 10 тысяч жителей, в том числе женщин, детей и стариков.

В Риге жертвами гитлеровского террора пало около 80 тысяч мирных жителей, в Ельгаве убиты 1 тыс. человек, в Двинске — 2 тыс., в Резекне — 7 тыс., в Валмера — 500 человек и т.д. В рижских тюрьмах томится около 25 тысяч человек. Накануне первого мая 1942 г. гитлеровцы, опасаясь демонстраций и выступлений, арестовали и бросили в тюрьмы 10 тысяч латышей. Чтобы освободить место для развертывания своих госпиталей, немецкие оккупанты в марте 1942 года расстреляли всех пациентов психиатрических больниц в Латвии. В городах и селах Летгалии убиты все евреи и цыгане. То же имело место в Курземе и Вирземе. В город Людзе были завезены из всех прилегающих к городу волостей живущие там цыгане и целыми семьями удушены газами в бывших мясных лавках на базарной площади.

В начале ноября 1941 г. гитлеровцы расстреляли в Риге, Вентспильсе, Ельгаве 29 чел. только за то, что они укрыли от немцев свою зимнюю одежду и шерстяные одеяла. В Болдерая (пригород Риги) фашисты убили целую семью за то, что она укрыла от немцев свои лыжи, одеяла и теплые жилеты. Этот список немецких злодеяний и массовых убийств мирного населения можно продолжать до бесконечности.

Немецкие солдаты насиловали женщин. Несколько сот латышских девушек были насильно загнаны в публичные дома для германской армии. Начался самый разнузданный грабеж. Гитлеровские бандиты обходили квартиры, забирая всё, что имело какую-либо ценность. Ежедневно в Германию отправлялись сотни тонн награбленного добра, предметов домашнего обихода, мебели, одежды, посуды. Предоставив своим солдатам и офицерам достаточно времени для грабежа и разбоя, оккупационные власти впоследствии этот разбой стали вводить в организованное русло, регламентируя соответствующими распоряжениями. Газета «Дейче Цейтунг ин Остланд» в своем номере от 30 октября 1942 г. напечатала распоряжение о том, что всё имущество латвийских граждан, уехавших в СССР, арестованных и убитых оккупантами, также имущество евреев, включая и долги евреям, об’является конфискованным и подлежит регистрации. Конфисковано было также всё то имущество, которое немцы, ворвавшись в Латвию, застали на складах и в магазинах. Пустой и нищей стала Латвия. С рынков и прилавков магазинов исчезли товары, продукты питания.

Латышскому крестьянину немцы запретили вывозить на рынок и продавать свою продукцию — всё до последнего грамма взято на учет, а крестьянин сам обложен чудовищным бременем налогов. Немецкий военнопленный Эдгар С. заявил: «В Латвии волость ежемесячно должна сдать оккупационным властям большое количество голов крупного скота, свиней, сено, солому, клевер — словом, всё. Крестьянин не имеет права заколоть для собственных нужд свинью. Сперва он об этом должен сообщить волостному правлению, а последнее забирает львиную долю для германской армии». Всё, вплоть до собак и кошек, обложено налогами. Фашистская газета «Дейче Цейтунг ин Остланд» 31 октября 1942 г. писала, что согласно новому распоряжению крестьянам запрещается продавать муку и мучные изделия. Немцам должен быть сдан весь урожай стручковых. За нарушение этого приказа грозит смертная казнь.

Житель Латвии превращен в бесправного раба. За его труд, за выращенный им урожай ему платят никуда не годными бумажками — оккупационными марками, на которые он ничего купить не может, потому что в магазинах ничего нет, а в тех магазинах, где еще есть товары, имеют право покупать только немцы.

Для латышского рабочего установлено рабочее время 94 часа в неделю, а заработную плату он получает наполовину меньше немца, выполняющего ту же работу. Промтоваров латышские рабочие совсем не получают. Все руководители учреждений и предприятий обязаны еженедельно отчислять с заработной платы служащих и рабочих определенные суммы и вносить в немецкие государственные сберкассы — «для создания «Новой Европы».

Для населения Латвии введены голодные нормы пайков, причем получение этих норм не гарантируется. Немцам установлены другие нормы, в несколько раз выше, чем для коренного населения страны, и получение этих норм гарантируется. Латышские рабочие и крестьяне живут впроголодь. Замученный нечеловеческим трудом и нуждой, латышский народ страдает от занесенных немецкими оккупантами эпидемий. Распространены в широких размерах сыпняк, брюшной тиф, дизентерия.

Жители оккупированной Латвии продают последний свой скарб, чтобы купить кусочек хлеба у спекулянтов. В аптеках нет лекарств; для немцев открыты специальные аптеки.

Хранилища культурных ценностей — музеи, библиотеки, картинные галлереи — разграблены. Всё ценное увезено в Германию. Уничтожено огромное количество книг. Всё латышское, начиная с латышского языка, всячески поносится и подвергается унижениям. В Риге и других городах латышские названия улиц заменены немецкими. Количество школ и учеников резко сокращается, многие школы полностью закрыты. В государственном университете действует только несколько факультетов, но условия приема почти полностью закрывают туда вход латышской молодежи. Лучшие латышские учителя убиты или заключены в концентрационные лагери. Гитлеровские мракобесы делают всё, чтобы полностью уничтожить латышскую интеллигенцию. В своей грязной газетке «Дейче Цейтунг ин Остланд» 11.XII.1942 г. они заявили без всяких обиняков: «В интересах самого латышского народа создание… интеллигенции в будущем не будет допущено».

Латвийская молодежь в массовом порядке угоняется в Германию для отбывания трудовой повинности. Многие десятки тысяч квалифицированных рабочих промышленности, крестьян и чернорабочих увезены в рабство в Германию, где они изнывают под непосильным трудом и вымирают.

Носителем верховной власти в оккупированной Латвии является назначенный Гитлером генеральный комиссар Дрекслер, который орудует при помощи так называемых директоров и генеральных директоров.

Население Советской Латвии с первых дней немецкой оккупации разглядело звериное лицо своих поработителей и отвечало на все мероприятия, проводимые гитлеровцами в Латвии, активной борьбой и сопротивлением. Стиснув зубы, латышский рабочий, крестьянин и интеллигент саботирует распоряжения и приказы оккупационных властей. Когда ему приказывают сдать для немецкой армии теплую одежду, обувь, лыжи и хлеб — он уничтожает их или закапывает в землю. Когда ему приходится ремонтировать паровоз, столь нужный немецкому военному хозяйству, — он растягивает эту работу на месяц, когда раньше с этой же работой справлялся в пять дней. Работая в промышленности, он вынимает из машин важные детали и выбрасывает на свалку. Когда его собираются отправить в рабство в Германию, он уходит в леса и становится народным мстителем-партизаном. В волнах Даугавы часто тонут баржи с продовольствием и вооружением для немецкой армии. Летят под откос поезда с фашистскими солдатами, партизанские пули находят ненавистных захватчиков и на глухих деревенских тропах, и на оживленной городской улице: германские солдаты и офицеры в Риге осмеливаются ночью ходить по улицам только группами. Особенно большой приток в латышские партизанские отряды новых народных мстителей происходит сейчас, в связи с проводимой немцами «тотальной мобилизацией». Сознавая, что пришел решающий момент великой Отечественной войны, латышский народ встает на борьбу за свою свободу и счастье, за Советскую Латвию. Измученный и растерзанный, он не побежден и никогда не будет побежден. Чаша народного гнева переполнена. Ненависть латышского народа к своему вековому врагу — немецким поработителям — разгорается в могучее пламя. Эта ненависть зовет к мести, к беспощадной расплате за все страдания и муки, какие латышам пришлось вытерпеть под гнетом немецкой оккупации. Отзвуки боев героической Красной Армии доходят до Латвии. Сыновья и дочери латышского народа загораются новой надеждой, зреет в них дух борьбы, воля к победе. Черная, кровавая ночь рабства идет к концу, близок рассвет, близок час воссоединения оккупированной немцами Советской Латвии с СССР. // Вилис Лацис, Председатель Совета Народных Комиссаров Латвийской ССР.


СОПРОТИВЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ПРИБАЛТИКИ МЕРОПРИЯТИЯМ ОККУПАНТОВ

СТОКГОЛЬМ, 12 апреля. (ТАСС). Шведская газета «Афтонтиднинген» сообщает о том, что эстонское, латвийское и литовское население оказывает сопротивление проводимой гитлеровцами в Прибалтике мобилизации на принудительные работы. Несмотря на угрозы и различные драконовские меры оккупационных властей, никто не является на регистрационные пункты. Хотя крестьян сажают в тюрьмы за невыполнение заданий по поставкам, они утаивают свои продукты от немцев. Гитлеровская газета «Ревалер цейтунг» вынуждена признать, что на военных об'ектах и в промышленности растет саботаж. Многие эстонцы, пишет газета, не являются на работу и всячески уклоняются от мобилизации для участия в оборонных мероприятиях немцев. Эстонцы и латыши укрываются в лесах и деревнях, чтобы не быть посланными оккупационными властями на принудительные работы в Германию.


Страх гитлеровцев перед советскими партизанами

СТОКГОЛЬМ, 12 апреля. (ТАСС). О страхе гитлеровцев перед советскими партизанами свидетельствует статья, напечатанная 7 апреля в немецко-фашистской газете «Фелькишер беобахтер». Газета пишет, что партизаны, обосновавшиеся в огромном лесу за линией центрального участка фронта, нарушают немецкие коммуникации, действуя на стыке между двумя германскими армиями. «Партизанская война, — пишет газета, — построена на хитрости. Она затрудняет сохранение цельности фронта. Базы снабжения и транспортные колонны стали об'ектами ночных нападений. На железнодорожных путях стали появляться мины. Развернулась упорная партизанская война».

Газета сообщает, что против партизан была предпринята карательная экспедиция. Гитлеровская газета цинично описывает при этом страдания населения деревень, в которые вступали каратели. «На лицах этих людей, — заявляет газета, — лежит печать невыразимой подавленности и горя».

В экспедиции, судя по описанию газеты, участвовали многочисленные танки и орудия. Шесть дней, говорится в статье, идет этот поход, истощающий и изматывающий силы. «Танки, — пишет газета, — об'езжают лес, тянущийся на несколько километров в глубину. Вдруг раздается взрыв, затем крики и стоны. Это взорвалась мина. Внезапно открывает огонь партизанский пулемет. К нему присоединяются другие. Среди нас раздаются стоны. Солдаты прижались к земле. Опять партизаны своевременно снялись еще до того, как находившиеся слева и справа от них немецкие войска успели охватить партизанское гнездо сопротивления. Мы идем, оборванные и усталые. Неужели этот лес бесконечен! Солдаты бредут, силясь побороть сон, чтобы не быть застигнутыми врасплох криками «ура».


**************************************************************************************************************************************************
ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. Член Военного Совета фронта генерал-лейтенант В.Н.Богаткин вручает правительственную награду Герою Советского Союза старшему лейтенанту П.Шлюйкову, находящемуся в госпитале.


Снимок капитана П.Бернштейна.
«Красная звезда», 13 апреля 1943 года


**************************************************************************************************************************************************
Красноармейские митинги


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 12 апреля. (По телеграфу). Во всех частях и подразделениях N соединения проходят сейчас красноармейские митинги, посвященные сообщению Чрезвычайной Государственной Комиссии о зверствах гитлеровцев в Вязьме, Гжатске, Сычевке, Ржеве. Бойцы и командиры клянутся Родине и великому Сталину жестоко отомстить врагу за все злодеяния, которые он творит в оккупированных районах.

Бойцы минометного подразделения, которым командует капитан Крузе, прошли больше сотни километров по освобожденной земле. Своими глазами видели они трупы замученных мирных граждан, сожженные села. Цветущий край превращен в пустыню немецкими извергами. Неутомимым гневом и возмущением кипели слова бойцов, выступавших на митинге.

— Мы были живыми свидетелями этих зверств, — сказал красноармеец Парашутин. — Поклянемся же, дорогие друзья, как можно крепче отомстить злодеям за муки наших матерей, жен и детей. Трупы замученных зовут к возмездию. Пусть знает враг, что, пока у каждого из нас в груди бьется сердце, глаза видят цель, а руки держат оружие, — ему не видать пощады.

— Я из числа тех, — заявил красноармеец Кудрявцев, — кому враг, кроме общего несчастья, причинил еще и личное горе — лишил семьи. Моя жена была учительницей. Она не хотела оставаться под пятой немцев, и за это ее подвергли мучительным пыткам. Людоеды-гитлеровцы закололи штыками у нее на глазах троих детей, а потом умертвили ее и сожгли дом. Мне довелось освобождать родное село, и на пепелище своего дома я поклялся мстить врагу. В этом теперь весь смысл моей жизни...

Через несколько часов после митинга минометчики вступили в бой.

____________________________________________
Что происходит в Латвии* ("Красная звезда", СССР)
Фашистская система заложников ("Красная звезда", СССР)
М.Кольцов: Стало нехорошо - поехали в Ригу ("Правда", СССР)
Д.Мануильский: Гитлеровская тюрьма народов ("Красная звезда", СССР)
Г.Александров: Гитлеровский план порабощения Европы ("Правда", СССР)
Об осуществлении гитлеровскими властями плана истребления еврейского населения Европы ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №86 (5457), 13 апреля 1943 года
Tags: апрель 1943, весна 1943, газета «Красная звезда», зверства фашистов, немецкая оккупация
Subscribe

Posts from This Journal “зверства фашистов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments