Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Как немцы хозяйничали в Гжатском районе

«Красная звезда», 7 апреля 1943 года, смерть немецким оккупантамП.Лавриненков || «Красная звезда» №81, 7 апреля 1943 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Майор И.Агибалов. — Наши части отбивают вражеские атаки южнее Изюма (1 стр.). Воздушные бои в районе Ленинграда (1 стр.). Указы Президиума Верховного Совета СССР (2 стр.). Майор К.Панин. — Бой в глубине обороны противника (2 стр.). Полковник В.Дерман. — Так ли нужно обучать молодых бойцов? (2 стр.). Полковник Н.Рубинштейн. — О некоторых вопросах массовой агитации (3 стр.). П.Лавриненков. — Как немцы хозяйничали в Гжатском районе (3 стр.). А.Кривицкий, П.Крайнов. — В Брянских лесах. — 2. Ночью... (4 стр.). Создание в США «Национального совета американо-советской дружбы» (4 стр.). Действия союзной авиации. — Налеты на Неаполь, Палермо и Антверпен (4 стр.).



# Все статьи за 7 апреля 1943 года.



«Красная звезда», 7 апреля 1943 года

За полтора года владычества немецко-фашистских оккупантов цветущий Гжатский район Смоленской области превратился в разоренный до основания край. На примере Гжатского района можно наглядно проследить, как осуществляли немцы свою изуверскую программу уничтожения и закабаления русского народа, разорения его земель. Во всем видна здесь кровавая работа фашистских грабителей и палачей.

Господство немцев характерно не только введением средневекового рабства с поркой, виселицами и расстрелами. С первого дня оккупации фашисты ставили своей задачей в корне подорвать экономику района, превратить крестьян и городское население в нищих рабов, покорно склоняющих головы перед хозяином-немцем и безропотно идущих на каторгу в Германию. Принудительная высылка советских граждан в немецкий тыл началась уже через несколько месяцев после прихода немцев. Как в самом Гжатске, так и в деревнях, немецкие коменданты стали рассылать тысячи повесток с приказом прибыть на сборные пункты для отправки в Германию, угрожая расстрелом в случае неповиновения. 75 мирных жителей Гжатска, ослушавшиеся приказа коменданта, были публично расстреляны.

Это была кошмарная, неслыханная в истории войн полоса террора, насилий и репрессий над мирным населением. Дети насильно отрывались от родителей, матери — от младенцев, старики — от родного очага. На каторгу угоняли целые семьи, в том числе подростков, больных и престарелых, причем члены этих семей разобщались и отправлялись в разные места. В лютые морозы зимы 1941-42 гг. в нетопленных теплушках, без пищи и одежды, целые эшелоны несчастных людей увозились из родного края, и с тех пор никто о них ничего не слышал. Угоняя население в Германию, немцы одновременно ставили своей задачей истребить возможно больше советских граждан. На мольбы и слезы оставшихся родных немецкий комендант цинично заявлял, что «выживут сильные, а слабые Германии не нужны».

С каждым месяцем оккупации росло число мужчин, женщин, девушек, подростков и детей, увозимых в немецкую неволю. Но когда наступил момент отступления, немцы превзошли самих себя. Они стали выгонять из домов поголовно всех жителей и, словно скот, гоняли по дорогам тысячи людей. Вот цифры, характеризующие гитлеровскую программу истребления русского народа. Если в момент оккупации в городе Гжатске насчитывалось 13 тысяч жителей, то в день освобождения от захватчиков там оказалось немногим больше одной тысячи жителей, причем подавляющее большинство составляли дети до 14 лет.

Куда же девалось все остальное население Гжатска? Несколько тысяч человек умерли за время оккупации от эпидемий и голода, погибли в концентрационных лагерях, были расстреляны и повешены немцами. По неполным данным, свыше 6 тысяч жителей были насильно увезены. Лишь небольшой части горожан, имевшей связь с деревней, удалось скрыться там. Уйти из города так же, как и пройти из одной деревни в другую, было делом трудным и рискованным. Немцы категорически запретили всякое хождение по дорогам района. Родные, жившие в соседних деревнях, ни разу не видались за всё долгое время оккупации. Лишь изредка коменданты и подкоменданты по особой милости разрешали проход в соседнюю деревню, но обязательно в сопровождении немецкого конвоира.

Те немногие горожане, которым удалось в первые дни прихода немцев скрыться в деревнях, попадали там в столь же тяжкие условия бесправия, грабежа и насилий. Их, наряду с колхозниками, хватали днем и ночью, насильно сажали в вагоны и увозили в Германию. Из гжатских деревень, по далеко неполным данным, было угнано на каторгу 5.419 человек, в том числе 624 ребенка в возрасте до 14 лет.

После освобождения в Гжатском районе, насчитывавшем до немецкой оккупации, включая и город, 32 тысячи жителей, осталось всего 7.500 человек. Если бы не стремительное наступление Красной Армии, давшее возможность перехватить на дорогах несколько тысяч угнанных людей и освободить их от неминуемой смерти, результаты хозяйничанья немцев были бы еще ужаснее.

«Красная звезда», 7 апреля 1943 года

Гитлеровцы, поставив при отступлении своей задачей превратить оккупированные районы в зону пустыни, в ряде случаев заживо сжигали людей, которых не успевали угнать. Эти потрясающие факты зафиксированы в десятках актов, составленных населением и представителями Красной Армии. С каждым днем вскрываются всё новые факты вопиющего, неслыханного варварства гитлеровцев. Так, стало известно, что в деревнях Михалкино, Драчево и Зенино было живьем сожжено более 250 стариков, женщин и детей. В деревне Куликово этой мучительной смерти подверглись поголовно все жители, в том числе и младенцы.

Нужно подчеркнуть, что цифровые данные об угоне и истреблении населения Гжатского района, имеющиеся пока в нашем распоряжении, значительно преуменьшены. Они не могут быть полными лишь по одному тому, что в десяти сельсоветах, об’единявших ранее до 200 деревень, не осталось сейчас ни одного жителя. Нет и этих 200 деревень, цветущих и зажиточных. На много десятков километров нельзя здесь встретить ни одного человека, ни одной постройки. Народ угнан и истреблен, деревни сожжены дотла. Так произошла в сельсоветах Акатовском, Костровском, Коробкинском, Плисковском и других.

Немецкое зверье предало огню и мечу и другие населенные пункты нашего района. Уцелевшая деревня — редкое исключение. Да и это исключение об’ясняется лишь тем, что немцы порой не успевали выполнить свое черное дело. Не удавалось немцам уничтожать наши деревни и там, где Красная Армия перерезала пути отхода противника. В таком счастливом положении оказались только 22 деревня Степанниковского и Ляпинского сельсоветов, спасенные Красной Армией.

В целом же половина сел и деревень района сожжена немцами дотла и исчезла с лица земли. Они уничтожены не в результате боевых действий, а преднамеренно, сознательно, по приказу германского командования, осуществлявшего дьявольский план Гитлера о создании зоны пустыни на советской земле.

Анализируя цифры, характеризующие это злодеяние гитлеровцев, мы видим, что от руки оккупантов погибло более 50 проц. домов колхозников, до 90 проц. амбаров и сараев. Если до оккупации Гжатского района в собственности колхозников находился 6.161 дом с надворными постройками, то сейчас их осталось всего 2.437, причем большинство оставшихся домов полуразрушены и разбиты. Полному уничтожению подверглись культурные здания колхозной деревни — клубы, библиотеки и избы-читальни. Так, из 24 зданий колхозных клубов сохранились лишь 6 полуразрушенных зданий. Библиотек в деревнях не осталось ни одной — они целиком сожжены немцами вместе с богатым книжным фондом.

Гжатская колхозная деревня по праву гордилась своим животноводством, получившим широкое развитие за последние годы до войны. Наш район славился крупным рогатым скотом швицкой породы, он давал молодняк и для Монголии, и для Казахстана, Белоруссии, Кавказа. Достижения Гжатского района в этой области были широко продемонстрированы на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Вся экономика района была подчинена этой важнейшей отрасли сельского хозяйства. Колхозы богатели, имели благоустроенные товарные фермы, множество скота, прекрасные скотные дворы и коровники. И всё это теперь разрушено и сожжено немцами. Конюший, птичники, сараи, амбары, свинарники, овчарни — всё это немцы либо растаскивали на постройку блиндажей, либо попросту сжигали и разрушали. Теперь из 286 скотных дворов сохранилось всего 40, а из 234 конюшен — всего 34, и те пустуют.

Гитлеровские оккупанты стремились подорвать экономическую базу района, полностью уничтожая попавший в их руки ценный скот. К моменту оккупации поголовье крупного рогатого скота в колхозах достигло 10.548 голов. Это был высокопродуктивный скот, снабжавший молоком Москву. Помимо этого, колхозники имели в своем собственном пользовании еще несколько тысяч коров. Половину колхозного стада удалось эвакуировать до прихода немцев. В частности, в Мордовскую АССР были вывезены 105 быков-производителей. Тем не менее оккупанты захватили в Гжатском районе значительное количество скота числом во много тысяч голов. А ко дню освобождения района в нем осталось всего 109 чудом уцелевших коров.

Ворвавшись в пределы района, немцы, как саранча, накинулись на его богатства. Началось хищническое истребление скота. Это был прямой разбой. Солдаты и офицеры вламывались в дома и, грозя расстрелом, уводили коров, свиней, овец.

Через некоторое время, когда гитлеровская грабьармия несколько насытилась, начался организованный и плановый грабеж. Немецкие сельскохозяйственные офицеры под руководством комендантов стали уже «организованно» уводить скот и отправлять его в Германию. Пока шел этот разбой, те немногие колхозники, у которых еще сохранилась корова, обязаны были сдавать немцам по 4—6 литров молока ежедневно. Горе было тому, кто не выполнял этого приказа. Гитлеровцы отбирали корову, а ее владельца отправляли в концентрационный лагерь. Когда же наступил час немецкого отступления, солдаты, по приказу командования, наряду с поджогом деревень и угоном населения убивали весь скот. В итоге, по всему району не осталось сейчас ни одной свиньи и сохранилось всего 200 овец из 34.000, имевшихся ранее.

Не менее ярко проявилась чудовищная политика гитлеровцев и в сознательном планомерном уничтожении сельскохозяйственного инвентаря колхозов. При отходе немцы уничтожали не только сельскохозяйственные машины самого мирного назначения, но даже и обычные деревянные лопаты. Так, в деревне Абакумово они заставили колхозников снести весь сельскохозяйственный инвентарь в один сарай и там сожгли его. В других местах гитлеровцы при помощи аммонала подрывали плуги, бороны, жатки, сенокосилки, веялки, молотилки. Таким образом Гжатский район ранее богато оснащенный разнообразной сельскохозяйственной техникой, потерял ее полностью. Безудержным грабежом и разбоем немцы стремились в корне подорвать экономику района, в частности льноводство, широко развитое ранее в Гжатском районе и дававшее большие доходы местным колхозам.

Невиданному варварскому разрушении подвергся и сам город Гжатск, один из старых русских городов, ведущий свое начало со времен Петра I. Разрушение Гжатска не вызывалось никакими военными соображениями. Немцы руководствовались здесь только своей ненавистью ко всему советскому, русскому, своим стремлением уничтожить все наши ценности создать невероятно тяжкие условия для наших людей.

Уже первые дни пребывания немцев городе были ознаменованы актами вандализма. Немцы тотчас сожгли городскую библиотеку со всем ее ценным книжным фондом и взорвали часть Казанского собора, об'ясняя это нехваткой строительного кирпича для ремонта дорог. В дальнейшем гитлеровцы под этим же предлогом взорвали все церкви в сёлах. Крупнейшую из церквей, уцелевших в Гжатске, — Благовещенскую церковь — они превратили в скотобойню.

Когда же наступление наших войск создало угрозу для немцев, засевших в Гжатске, они начали планомерно уничтожать весь город. Деревянные дома они жгли, каменные — взрывали. Только 176 крупных домов, уничтоженных немцами в центре города, составляли 70 процентов его жилого фонда. Это были большие многоэтажные дома, построенные за последние десятилетия.

Хороших зданий в городе больше не существует. Нет большой, просторной и светлой школы-десятилетки, где училось 800 ребят. Нет зоотехникума. Нет и гжатской больницы, считавшейся некогда лучшей в области и оборудованной рентгеновским кабинетом, электролечением, прекрасной медицинской аппаратурой. Больницу немцы взорвали вместе со своими тяжело ранеными солдатами, вывезя, однако, предусмотрительно всё ценное оборудование в Германию. Даже городскую баню и ту гитлеровцы взорвали. Перед уходом немцы взорвали и Казанский собор, построенный еще в XVIII веке. Они взорвали все церкви в городе, не ссылаясь уже больше «на плохое состояние дорог».

В Гжатском районе не было крупно промышленности. Однако многие промысловые артели, существовавшие здесь, обладали богатым оборудованием и насчитывали сотни рабочих. Значительная часть оборудования была своевременно эвакуирована вместе с основными кадрами рабочих. Немцы не смогли использовать ни швейную фабрику, ни кирпичный завод, мельницу и другие предприятия района. Швейная фабрика, где до войны работало 600 рабочих, бездействовала во время оккупации. Перед уходом немцы взорвали как здание фабрики, так и здание большого хорошо оборудованного клуба и детских яслей. Подлый враг уничтожал всё, что можно было уничтожить.

Под пятой оккупантов Гжатский район превратился из цветущего, зажиточного края в разрушенный, обнищавший, опустошенный. В этих своих злодеяниях гитлеровцы руководились лишь одним стремлением — убивать и разрушать. Никакие военные соображения не могут оправдать фашистского разбоя и грабежа, совершенного преднамеренно и сознательно. То, что сделали кровавые гитлеровцы с несчастными жителями Гжатского района, с их имуществом, с их кровом и добром, является невиданным преступлением в летописях истории. Даже средневековое варварство бледнеет перед этой чудовищной гитлеровской программой истребления народа и уничтожения всех ценностей на оккупированной советской территории.

Красная Армия вырвала Гжатский район из мрака фашистской оккупации. В тяжелых условиях возобновляет он свою жизнь. Но жители гжатских сёл и деревень не спасуют перед трудностями. Изведавшие все тяготы иноземного владычества, они готовы всеми силами своими помочь родине и Красной Армии в разгроме ненавистного врага, несущего смерть и опустошение, нищету и рабство всему человечеству. // П.Лавриненков, секретарь Гжатского райкома.
___________________________________________
Мы — армия мстителей. Старший сержант В.Зайцев
Смерть подлому врагу! Гвардии красноармеец С.Барабанов
Сердце содрогается от гнева Гвардии красноармеец Балахчин


************************************************************************************************************
КАРЕЛЬСКИЙ ФРОНТ. Бойцы получили свежие газеты.


Снимок старшего лейтенанта С.Раскина.
«Красная звезда», 7 апреля 1943 года


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 6 апреля

В течение ночи на 6 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.



Южнее Изюма батальон пехоты в 10 танков противника при поддержке авиации пытались вклиниться в нашу оборону. Бойцы Н-ской части контрударом отбросили гитлеровцев. В результате боя подбито 2 вражеских танка и уничтожено свыше 100 немецких солдат и офицеров.



В районе среднего течения Северного Донца огнем советской артиллерии подбито 4 немецких орудия, уничтожено 6 автомашин, рассеяно и частью истреблено до роты гитлеровцев. Наши летчики в воздушных боях сбили 2 самолета противника.



На Западном фронте происходила артиллерийская перестрелка с противником. Гвардии сержант Потапов выкатил орудие на открытую позицию и меткими выстрелами уничтожил 7 огневых точек противника. Орудийный расчет сержанта Абрамова разбил 4 вражеских дзота я взорвал склад противника с боеприпасами. Одно наше подразделение штурмовиков совершило несколько налетов на передний край немецкой обороны. Бомбами и пулеметно-пушечным обстрелом подавлен огонь немецкой артиллерийской батареи и уничтожено 15 повозок с боеприпасами.



Южнее озера Ильмень бойцы Н-ской части под командованием тов. Чабоненко вышибли немцев из укрепленных позиций. Гитлеровцы перешли в контратаку и пытались восстановить положение. Наши бойцы отбили контратаку противника и закрепились на новом, более выгодном рубеже. Немцы отступили, оставив на поле боя свыше 100 трупов своих солдат и офицеров.



На Кубани советские артиллеристы обстреляли крупный узел сопротивления немцев. Артиллерийским огнем уничтожено свыше 60 огневых точек противника. На другом участке снайперы Н-ской части за последние дни уничтожили 93 немца. Старший сержант Мармалкин истребил 18 гитлеровцев, снайпер Сметанина Нина уничтожила 15 немцев.



Партизанский отряд, действующий в одном из районов Ленинградской области, ночью совершил налет на лагерь немецкого подразделения. В непродолжительном бою советские патриоты уничтожили 60 гитлеровцев. Захвачены 3 миномета, 5 пулеметов, несколько десятков винтовок и боеприпасы. Группа партизан этого же отряда взорвала в четырех местах железнодорожное полотно и уничтожила оборудование ремонтных мастерских противника.



Советские партизаны, действующие в тылу противника, наводят страх на немецких солдат. Пленный обер-ефрейтор 11 роты 350 полка 221 немецкой пехотной дивизии Вильгельм Ганнеманн сообщил: «Действия партизан принимают все более широкий размах. В этом я убедился недавно, возвращаясь из Германии. В оккупированных районах России я через каждые 50—60 километров видел исковерканные паровозы и разбитые вагоны. Эшелон, шедший впереди поезда, на котором я ехал, был взорван партизанами». Пленный обер-ефрейтор 5 мотострелкового полка 12 немецкой танковой дивизии Отто Цейц заявил: «О партизанах я наслышался много, еще будучи в Германии. Солдаты, побывавшие в России, говорили мне, что партизаны сражаются очень храбро и обычно появляются там, где их меньше всего ожидают. Они действуют в любую погоду, в любое время дня и ночи. По дороге на фронт, около Минска, я видел много взорванных железнодорожных составов. Железнодорожники нам говорили, что это работа партизан».


Вечернее сообщение 6 апреля

В течение 6 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.



5 апреля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 50 немецких автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 7 артиллерийских и минометных батарей, взорван склад боеприпасов и разбит железнодорожный состав противника.



Южнее Изюма противник неоднократно атаковал наши позиции. Наши части в упорных оборонительных боях измотали немцев, а потом перешли в контратаку и выбили врага из одного выгодного рубежа. Уничтожено до 400 гитлеровцев, подбито 6 немецких танков, разбито 5 орудий и 15 автомашин. На другом участке огнем нашей артиллерии подбито 2 немецких танка, уничтожено 4 орудия и несколько пулеметов.



На Западном фронте наши войска укрепляли занятые позиции и вели боевую разведку. Пехотным и артиллерийским огнем уничтожено до 200 немецких солдат и офицеров и 215 автомашин с различными грузами. В воздушном бою сбито 2 самолета противника.



В районе Чугуева противник силою до полка пехоты при поддержке 20 танков перешел в наступление против подразделений Н-ской части. Огнем нашей артиллерии атака гитлеровцев была отбита. Во второй половине дня противник подтянул резервы и вновь атаковал наши позиции. Ценою больших потерь немцам удалось на одном участке несколько потеснить наши подразделения. К исходу дня наши бойцы контратакой восстановили положение. По неполным данным, истреблено свыше роты немецкой пехоты и подбито 3 танка противника.



На Кубани наш разведывательный отряд ворвался в населенный пункт, занятый противником. В ожесточенном уличном бою наши бойцы уничтожили более 100. гитлеровцев, заняли населенный пункт и захватили 2 орудия, 11 пулеметов, радиостанцию и склад боеприпасов.



Партизанский отряд, действующий в одном из районов Пинской области, разгромил два немецких полицейских участка. Уничтожено до 100 гитлеровцев. Захвачены у противника трофеи и секретные документы. Другой отряд пинских партизан организовал крушение немецкого воинского эшелона. В результате крушения разбиты паровоз и несколько вагонов. Уцелевшие 20 вагонов были обстреляны партизанами. При перестрелке убито 60 немецких железнодорожных чиновников.



Немецко-фашистские мерзавцы опустошили и разорили деревню Подмошье Смоленской области. Гитлеровцы не щадили ни женщин, ни детей. В деревне нет ни одной семьи, которая не пострадала бы от гитлеровских убийц. Учительницу Анну Конюхову бандиты расстреляли за то, что она оказала сопротивление немцу, пытавшемуся ее изнасиловать. Палачи замучили и убили мирных жителей Михаила Степаненко, Александра Степаненко, Бориса Барсукова и его дочь, Василия Феоктистова, 12-летних ребят — Алексея Игнатова и Дмитрия Иванова. Зверским мучениям подвергли немцы 85-летнего старика Кожурова и его жену. На допросах немцы избивали их, требуя указать местонахождение партизан. Советские патриоты стойко перенесли все пытки, приняли мученическую смерть, но не выдали партизан и связанных с ними односельчан.



В районе Роттердама голландские патриоты подожгли немецкое нефтеналивное судно. В Амстердаме группа голландцев взорвала здание немецкого центрального бюро по вывозу рабочих в Германию. Уничтожены все документы, а также списки голландцев, подлежащих принудительной отправке на германскую каторгу. На военном заводе близ Колховена рабочие, получив срочный военный заказ, выпустили сплошной брак. // Совинформбюро.

____________________________________________
Е.Кригер: Два русских города* ("Известия", СССР)
Бр.Тур: Рассвет над Гжатском ("Известия", СССР)
И.Эренбург: Судьба одной семьи ("Красная звезда", СССР)
Убийства и истязания советских граждан* ("Красная звезда", СССР)*
Смерть подлым немецко-фашистским палачам! ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №81 (5452), 7 апреля 1943 года
Tags: апрель 1943, весна 1943, газета «Красная звезда», зверства фашистов, немецкая оккупация
Subscribe

Posts from This Journal “немецкая оккупация” Tag

  • Зверь рыщет по Кубани

    Я.Макаренко || « Правда» №264, 21 сентября 1942 года Бои на юге нашей родины продолжаются с прежним ожесточением. Защитники Сталинграда…

  • Город на Киевском направлении...

    Е.Кригер || « Известия» №223, 21 сентября 1943 года Красная Армия продолжает победоносное наступление. Сокрушая живую силу и технику врага,…

  • Жизнь во тьме

    Ю.Яновский || « Известия» №211, 7 сентября 1943 года Красная Армия успешно продолжает наступление. Вчера наши войска заняли города: Макеевка,…

  • Конец «имения» Адольфа Бека

    К.Токарев || « Красная звезда» №205, 1 сентября 1942 года Три года тому назад немецко-фашистская Германия вступила на разбойничий путь войны.…

  • Только документы

    И.Осипов || « Известия» №204, 30 августа 1942 года Самоотверженная работа во имя победы над врагом — священный долг советского человека. Будем…

  • В Минске

    И.Соколов || « Красная звезда» №203, 28 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 27 августа (1…

  • Борис Полевой. Свиньи в аудиториях

    Б.Полевой || « Правда» №213, 27 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР. О присвоении воинского…

  • Стон на Дону

    С.Шатилов || « Красная звезда» №199, 25 августа 1942 года На юге продолжается ожесточенная борьба. Немцы рвутся к новым важным жизненным…

  • Байковое одеяло

    В.Апресян || « Красная звезда» №195, 20 августа 1942 года Советский народ зовет наши войска остановить, отбросить и разгромить врага. Наша…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments