?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
ИноСМИ: история большой и чистой любви
0gnev
"Финам FM", Россия // 21.09.2010.



главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос РоссииЛИХАЧЕВА: Доброе утро. Вы слушаете "Финам FM", меня зовут Елена Лихачева. У нас сегодня в гостях один из самых известных деятелей Рунета, человек, создавший ИноСМИ, Ярослав Огнев.

ОГНЕВ: Доброе утро, Лена.

ЛИХАЧЕВА: Ярослав, скажите, пожалуйста, когда я говорю, что этот человек сделал ИноСМИ, у вас есть какие-то поправки к этому утверждению?

ОГНЕВ: Наверное, никаких. Хотя вы сказали слишком много. Мне кажется, это немножко нескромно. Я был соучастником большого процесса под названием ИноСМИ.

ЛИХАЧЕВА: Кто придумал? Кому первому пришла в голову идея сделать это ресурс?

ОГНЕВ: Неоднократно излагал все мифологемы, связанные с брендом ИноСМИ. Зачинались мы в Стране.ru, когда было понимание, что Стране.ru должен быть противопоставлен ресурс под названием ИноCтрана, который должен был делать то же самое, что Страна, только на разных языках. В частности должны были быть еще и переводы зарубежной прессы. Но продукт не состоялся в силу того, что не было лидера и понимания того, как это делать. Где-то в стороне был я, и потом, слово за слово, пушинка за пушинкой, пылинка за пылинкой…

Здесь я, конечно, всегда вспоминаю Вадима Малкина, информационного директора Страны.ru, который придумал домен ИноСМИ.ru. Это уже легендарная история: ИноСМИ – это было как бы зеркало проекта СМИ.ru, который сейчас, к сожалению, зачах, а в 2000-2001 году был суперпроектом. А потом мы потихоньку начали раскручивать. Понимания глобальной стратегии и прочего никогда ни у кого не было.

ЛИХАЧЕВА: Наш российский Рунет постоянно обвиняют в том, что своих собственных оригинальных проектов – кот наплакал. Поэтому я хочу спросить: есть ли у ИноСМИ.ru какие-то прототипы на Западе?

ОГНЕВ: Вы предполагаете, что сейчас у меня "минута славы", "минута Ярослава Огнева"?...



ЛИХАЧЕВА: Нет, с чего Вы взяли?

ОГНЕВ: Не готов делать такие глобальные суждения на тему всего Рунета, что мы много воруем, русифицируем и прочее. Хотя, например, вот что такое "Яндекс"? Это что, копия "Google" в России? Или тот же самый "Контакт". Это что, краденый "Facebook"? Это некая русификация, причем достаточно талантливая. Но, если говорить про ИноСМИ, это, конечно, лидер, это всегда был тот проект, которым России имело смысл гордиться, потому что мы были "впереди планеты всей". Но не потому что, Ярослав Владимирович такой умный, а потому что наши читатели с огромным интересом всегда читали, узнавали то, что про них думают в цивилизованном мире.

Этому мы обязаны колоссальной посещаемостью, популярностью и авторитетом, которым проект ИноСМИ всегда обладал в глазах юзеров, чиновников, бизнесменов и еще много кого. Я еще раз хочу сказать, что среди читателей ИноСМИ очень много состоятельных людей не только интеллектуально, но и материально. Это нужно понимать, это не самобытная поделка, это вполне серьезный ресурс, сделанный, как не совсем официальный.

ЛИХАЧЕВА: Вы какие-то замеры вашей аудитории, конечно же, проводили? То есть, когда вы говорите, что это интеллектуальная и состоятельная аудитория, это нужно чем-то подтвердить.

__________________________________________________
А стоило ли шоу под названием ИноСМИ свеч? ("ИноФорум")
ИноСМИ - истинно народный ресурс (REGNUM, Россия)

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

ОГНЕВ: Естественно. У нас был форум, и по нему можно было судить об интеллектуальной состоятельности наших читателей.

ЛИХАЧЕВА: А как по поводу материальной состоятельности?

ОГНЕВ: А материально – это были встречи off-line. Общеизвестно, что форум ИноСМИ ушел в проект ИноФорум, они там тусуются, встречаются регулярно. Периодически кто-то мне рассказывает, кто был среди наших читателей, кто скрывался под каким-то ником, становится невообразимо приятно – не за себя, за зарубежную прессу…

ЛИХАЧЕВА: Назовите троих самых важных персон, которых вам особенно приятно было видеть среди посетителей?

ОГНЕВ: Знаете, ники не принято раскрывать.

ЛИХАЧЕВА: Вы не называйте ники, просто назовите имена, а под каким никами не говорите.

ОГНЕВ: Нет, я не буду называть, это у нас не принято. Тем более это тайна не моя, мне передавали через пятые лица… Я с ребятами с ИноФорума практически не общаюсь, это их личный проект. Они достаточно ревниво относятся ко мне, у нас достаточно сложные отношения. Хотя я их по человечески и профессионально обожаю, потому что у меня другой позиции, как у профессионала быть не может.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, какими-то опосредованными способами вы выяснили, что аудитория ИноСМИ богата интеллектуально и материально. Какими еще характеристиками вы бы наградили эту аудиторию?

ОГНЕВ: Я вообще не очень люблю этот вопрос. Какая может быть аудитория? Она, конечно, не хуже аудитории "РИА Новости", мы были проектом-сателлитом, проектом Наташи Лосевой www.rian.ru, и все существовали в тени их гения. Ну, мы были никак не хуже "Вестей", "РБК" и прочего.

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

ЛИХАЧЕВА: А что, у "Вестей" и "РБК" одна аудитория?

ОГНЕВ: Естественно, она схожа. Допустим, если вы делаете какой-то бизнес-контент, вас в первую очередь читают бизнесмены. Если вы делаете контент общеполитический, безусловно, вас читают одни и те же люди. Браузер позволяет делать огромное количество закладок. Давайте не будем делать вид, Лена, что у какого-то сайта есть какие-то эксклюзивные, исключительные пользователи. Таких не существует в природе.

Все, как правило, используют десять сайтов за раз. И тот читатель-идиот, то есть человек неграмотный и далекий от политической жизни, который в своем браузере не держит пятнадцать закладок на передовые политические ресурсы, конечно, все пресекаются. И все вот эти социологические опросы, они, конечно, прекрасны, если вы хотите выколотить денег со своего очередного работодателя…

ЛИХАЧЕВА: Я поэтому Вас и спрашиваю. Я вообще в них не верю, если честно.

ОГНЕВ: Надеюсь, что Вы меня не провоцируете прямо здесь, в прямом эфире?

ЛИХАЧЕВА: Нет.

ОГНЕВ: В общем-то, мне всегда казался этот вопрос анекдотическим. А какие пользователи? Каких ты приведешь, таких ты достоин. Вот мы привели тех пользователей, каких была достойна зарубежная пресса – очаровательных, умнейших. Мне за свою аудиторию совершенно не стыдно. Те годы, которые мы прожили с ними в сети, - прекрасные годы, забыть это невозможно.

ЛИХАЧЕВА: Может я ошибаюсь, но у меня такое ощущение, оно ничем не подтверждено, что людей, которые долгое время могут выносить то, что написано на ИноСМИ без ущерба для своего морального здоровья, их все-таки немного. Нужно учитывать еще то, что вообще интересующихся политикой и политически образованных молодых бизнесменов, топов или людей, работающих в Интернете, их в принципе немного. Да еще и людей, которые долго могут этим интересоваться – их еще меньше. Вот я в связи с этим хочу спросить, вы используете какие-нибудь специальные методы привлечения именно постоянной работы с вашей аудиторией?

ОГНЕВ: Скажем, "использовали", потому что к проекту ИноСМИ я уже давно не имею никакого отношения.

ЛИХАЧЕВА: Да вы об этом сказали в начале.

ОГНЕВ: Да нет, никаких специальных методов мы не использовали. Просто начало вашего вопроса вызвало у меня одну ассоциацию: нас постоянно упрекали в том, что наши читатели садомазохисты. "Садомазохизм" – это такой некий термин, понятно, европейского происхождения, который, в принципе, можно расшифровать так, что русский человек без страдания, это не русский человек. Я могу рассказать миллион историй, используя цитаты, о том, как читатели становились, взрослели у нас на форуме. То есть, сначала человек приходил, причем умные, образованные люди, даже не обязательно проживающие в России, они приходили, начинали читать то, что мы им подбирали. (Сейчас про пристрастность г-на Огнева мы не будем говорить, потому что ее не было.)

Они начинали это читать… Естественно, им было тяжело, потому что это был наркотик высочайшей пробы, именно наркотик, потому что ИноСМИ-зависимость – это феномен, который, я думаю, недооценен.

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

Они начинали это читать, и им, в принципе, было плохо, очень плохо… А дальше шла наша креативная идея – у нас был форум, тот самый, который потом претворился в ИноФорум. Они шли туда и сначала шел мат-перемат, говоря русским языком, "брань", использовались разные интернет-термины, а потом люди становились, позволю себе вспомнить свое философское прошлое, философами, начинали иронизировать, в Интернете это называется "стебаться", они превращались в "стебаторов". Это термин, который придумала наша читательница Лилу, замечательная читательница. То есть, люди начинали понимать, что наркотик-то, конечно, наркотик, но у наркотика есть очень большой минус, что он достаточно однообразный.

Сейчас модно говорить, что есть такие слова-тэги, в древности это называлось ключевыми словами, и каждую статью зарубежной или российской прессы (просто российской я в то время не занимался) можно разбить на слова-тэги. Если вы начнете это бить, вы понимаете, что "демократия", "КГБ - наследница ФСБ" – наш любимый слово-тэг; безусловно, "Путин – автократ", как же без этого?.. Потом пошло "тандем", "тандемократия" и прочее, прочее… То есть люди стали приходить к мысли, в принципе, достаточно очевидной, что зарубежная пресса, она не сильно содержательная. Все вот эти ведущие бренды, которые насчитывают, подчас, столетнюю историю, они, к сожалению, не являются гарантом качества контента, потому что качество контента сводится, опять, к словам-тэгам.

ЛИХАЧЕВА: Проще говоря, перемалывание одного и того же.

ОГНЕВ: Да, менялись абзацы по тому или иному поводу, в случае с Бесланом там было одно, в случае не с Бесланом было другое…

ЛИХАЧЕВА: А по сути одно и то же, только разные декорации.

ОГНЕВ: Да, безусловно. Еще раз говорю, что я не ученый, я могу говорить, как практик, на мой взгляд, практически одно и то же. То есть это если кто-то запустит исследование, начнет меня уличать в том, что я в прямом эфире просто совершил подлог… Но, в основном слова-тэги были одни и те же. В принципе, единственное, что мы сделали с зарубежной прессой, мы применили к ней, скажем так, научный подход, мы просто ее систематизировали. Мы учитывали, что пишет тот или иной писатель в течение, допустим, ряда лет. И получалось, что писатель-то не меняется. А мы меняемся. Допустим, в связи с тем, что цены на пиво понизились, мы меняемся вместе с ценой на пиво, а писатели там, они не меняются.

Если брать, допустим вот этих открытых ИноСМИ людей-звезд, тот самый старый Андре Глюксман (спасибо моему философскому прошлому), или Гарри Каспаров (спасибо моему шахматному прошлому), потому что в какой-то момент люди не представляли, что Гарри Кимович пишет в достаточно известной газете "The Wall Street Journal", выяснилось, что они пишут практически одно и то же. Но, в принципе, как человек творческий, я могу сказать, что, конечно, порождать креатив каждый раз, быть потрясающе новым, двигать мысли читателя за собой невероятно трудно, не всем это дано. Здесь мы все заложники средств массовой информации. Потом что, если ты работаешь в средствах массовой информации, ты, к сожалению, вынужден производить очень много спама информационного.

ЛИХАЧЕВА: Информационного шума.

ОГНЕВ: Да, просто для того, чтобы хотя бы что-то кушать.

ЛИХАЧЕВА: Учитывая то, что вы сказали в первой части нашей программы, не произошло ли в какой-то момент такое расхождение: писатели, которые пишут все время об одном и том же, и читатели, которые в какой-то момент взрослеют? Поэтому первый – человек приходит на ИноСМИ, это такой этап садомазохизма

ОГНЕВ: Условно, я говорил про русских людей. Садомазохизм, это все-таки к товарищу Фрейду и пр.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. Человеку плохо, он это терпит, но это все-таки наркотик, это затягивает. В какой-то момент, видимо, чтобы спасти свою психику, человек начинает просто над этим стебаться. Существовал ли какой-нибудь третий этап?

ОГНЕВ: Конечно, третий этап был, безусловно.

ЛИХАЧЕВА: Просто расставание?

ОГНЕВ: Нет, расставания не было.

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

ЛИХАЧЕВА: А вот что это переходило?

ОГНЕВ: ИноСМИ – наркотик очень во многих смыслах. Потом человек начинал стебаться, осознавал…

ЛИХАЧЕВА: А дальше?

ОГНЕВ: Дальше находил массу людей, которые точно так же стебались, как он в том же самом форуме. Говоря по-русски, там строилась община, говоря по-иносмишному, это была иносмишная "волчья стая".

ЛИХАЧЕВА: Это официальный термин такой или это вы сейчас придумали?

ОГНЕВ: Нет, я не настолько гениален, чтобы придумать прям сейчас в прямом эфире официальный термин. Нет, это все было порождено феноменом под названием ИноСМИ, все было там. Накал страстей вокруг зарубежной прессы был таков, что возник такой термин "волчья стая". Они между собой там что-то обсуждали. Причем тема содержания зарубежных статей, она не всегда была главная. Обычно человек, опытный читатель-"философ" заходил и говорил, что по словам-тэгам опять там демократия, давай поговорим про это. Какая у нас политическая обстановка? И начинали гнать про свое, что им было близко.

Понятно, что им хотелось чего-то своего, чтобы у нас также был голос, сопоставимый с мощью таких брендов, как "New York Times", "Washington Post", "Times", и так далее. И им хотелось, чтобы это был не официальный бренд, чтобы их читательские вопли, которые часто были не бездарные, и часто настолько эмоциональны, пропитаны такой тоской о России, что слезы совершенно неподдельные наворачиваются на глаза. Они хотели, чтобы вот эти вопли были донесены в ту сторону. К сожалению, ИноСМИ по той концепции, которую я "изобрел", не предполагал обратной реакции. Хотя у нас были такие, что называется, "военные марши", когда люди просто сами собирались. Я подчеркиваю, "сами", потому что говорить про то, что за нами стоял ФСБ, как стебалась наша демократическая тусовка, неправильно, все было совершенно естественно.

ЛИХАЧЕВА: Третий этап, это попытка стать в один ряд с такими брендами по влиятельности, как "Washington Post", "Times", и так далее, и начать влиять. То есть выход и в off-line в какой-то степени

ОГНЕВ: Это слишком пафосно – "стать с ними в один ряд"…

ЛИХАЧЕВА: Я сказала, по крайней мере, попытка

ОГНЕВ: Да, попытка. Хотя бы что-то противопоставить, начать с чего-то.

ЛИХАЧЕВА: Получилось?

ОГНЕВ: Нет, к сожалению, не получилось.

ЛИХАЧЕВА: Почему?

ОГНЕВ: Просто не получилось.

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

ЛИХАЧЕВА: У каждого "не получилось" есть имя, фамилия или несколько имен и фамилий.

ОГНЕВ: Ну, у нас же не передача "Исповедь Ярослава Огнева" или "Последнее слово Ярослава Огнева"… Священника тут тоже нет… Вроде, я хотел бы пожить еще хотя бы неделю в сети… Просто не получилось. Вот давайте перейдем в профессиональное поле. Вот "Google" не всегда же был "умным", и "NewsGoogle", которым вы, безусловно, пользуетесь, как и "NewsЯндекс", они получились не сразу. Насколько мне известно, "NewsGoogle", то есть агрегация новостей на английском языке и прочее, "Google" придумал после того инцидента с башнями-близнецами. "Яндекс" придумал свой "NewsЯндекс" где-то в районе 2004 года. Все же было не сразу. Так что можно сказать, что не сложились исторические предпосылки для того, чтобы…

ЛИХАЧЕВА: Просто оказались не в том времени, не с теми людьми?

ОГНЕВ: Можно и так сказать. Хотя грешить на тех людей, с которыми я работал, я не могу. Я работал с прекрасными людьми. Это и Наташа Лосева, и Светлана Миронюк, которая приютила нас в 2004 году в "РИА Новости". Сказать хульное, плохое слово в их адрес я не могу, он помогали развиваться ИноСМИ. ИноСМИ периода расцвета был рожден вместе с ними.

ЛИХАЧЕВА: Сейчас период расцвета ИноСМИ, безусловно, не закончен.

ОГНЕВ: Не берусь сейчас оценивать деятельность ИноСМИ, потому что я все-таки этим уже не занимаюсь. Потом, любые оценки будут связаны с некоторой, быть может, ревностью, я человек страстный, безусловно. Вызывайте других людей, пусть они расскажут про новый ИноСМИ. Может это будет небезынтересно.

ЛИХАЧЕВА: Я думаю, что мы в ближайшее время попробуем позвать людей, которые могли бы прокомментировать этот вопрос. Я, как просто читатель когда-то ИноСМИ, могу со своей стороны сказать, так как в рейтинги я не верю, поэтому приводить их сейчас не буду, хотя они есть в открытом доступе – по посещаемости, и так далее. Но, опять-таки, в посещаемость сайтов я тоже не верю, я знаю, как накручиваются все эти счетчики, поэтому не буду я сейчас приводить цифры. Просто я вам как пользователь могу сказать – раньше я читала, а теперь читаю крайне мало, в общем, только по долгу службы.

ОГНЕВ: Ну, вот зачем ты в прямом эфире дразнишься, зачем провоцируешь?

ЛИХАЧЕВА: У меня такой вопрос, если что, вы меня сразу поправляйте, потому что это слух не проверенный, но, тем не менее, такой слух существует, что вы расстались с ИноСМИ, потому что вас выжила Наташа Лосева. Потому что в какой-то момент рейтинги, в которые мы не верим и об этом мы говорили до новостей, так вот, рейтинги "РИА Новости" и ИноСМИ стали ее не устраивать. Притом, что и с Наташей Лосевой мы беседовали здесь в прямом эфире, правда не про Вас, и я по-человечески к ней очень хорошо отношусь.

ОГНЕВ: И мы все к Наташе по-человечески очень хорошо относимся. А слуха я такого не слышал, сейчас впервые слышу, честно. Публично об этом заявляю. Ну, а что касается рейтингов, я к ним испытываю патологическую любовь…

ЛИХАЧЕВА: В кавычках или нет?

ОГНЕВ: На сайте посмотришь. Я считаю, что важно работать правильно и рейтинги, они сами приложатся. А руководство, очень часто, к сожалению, к рейтингам относится по-другому. Но с рейтингами в "РИА Новости" у меня никогда не было проблем, ИноСМИ, в общем как бренд, там уважался. Поэтому сказать, что я подтверждаю слух, я не скажу. Это полная неправда. ИноСМИ того формата, каким, как ты говоришь, тебе интересно было читать…

ЛИХАЧЕВА: Мы уже окончательно перешли на "ты", как я понимаю.

ОГНЕВ: Ну, на "вы" давай обратно.

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

ЛИХАЧЕВА: Как хочешь.

ОГНЕВ: Он стоил больших усилий, в частности, мне: я потерял там семью, от меня ушла жена. Этого нечего стесняться, так как стезя настоящего интернетчика скорбна. Либо Интернет, либо что-то другое.

И тот формат, наркотический формат, он был довольно сложен, для меня лично. Это был такой, быть может, продукт одноразовый, потому что я делал ИноСМИ таким, как его видел. И со мной, конечно, была группа людей, единомышленников, которые мне помогали, и благодаря этому ИноСМИ состоялся. Где-то ИноСМИ неповторим, так же, наверное, как и любой продукт, как и наш сейчас с тобой эфир.

ЛИХАЧЕВА: Почему тогда ты оттуда ушел? Конкретный ответ. Тебя там больше нет, почему? Ты же действительно тот человек, который сделал это с нуля, да, понятно, с командой, да, конечно, не один, но все-таки. И ты был мотором, самым главным.

ОГНЕВ: Я всегда мотор. Всегда мотор любой начинает.

ЛИХАЧЕВА: Даже сейчас начинаешь перетягивать одеяло на себя. Ну, хорошо.

ОГНЕВ: Я, нет, ну что ты. Этот эфир твой. Я здесь, что называется, жертва, винная/невинная – разберется слушатель.

ЛИХАЧЕВА: Тогда конкретный ответ на конкретный вопрос. Почему?

ОГНЕВ: Я его не дам.

ЛИХАЧЕВА: Начинается. Когда начинается интересный вопрос, начинается: "Я тебе не дам". Тогда вопрос, завершающий тему этого проекта, действительно блестящего проекта, я знаю, что такие ответы уже давал, тем не менее, хочу сама тебе его задать. Кто, все-таки, и по каким критериям, а я думаю, что какие-то критерии все-таки были, отбирал те статьи, которые я потом читала?

ОГНЕВ: Ты знаешь, никогда не было разнарядки такой. Еще раз, отсылая к прошлому: Глюксман, потому что я философ по образованию, Каспаров, потому что я шахматист, если и не по призванию, то хотя бы по иллюзиям (потому что когда-то я думал, что стану чемпионом мира по шахматам), а дальше… Знаешь, люблю умные статьи, но, к сожалению, есть статьи, которые я вообще не в состоянии читать ни на русском, ни на каких либо других языках. А отбирал я сам. То есть хотел поделиться своим видением прессы, таким, как оно мне представлялось, и я очень рад, мне очень лестно, что мое видение разделяло большое количество людей.

И самое главное, подчеркну, несмотря на то, что постоянно делались обвинения в том, что мы передергиваем, являемся контрпропагандистским инструментом и, вообще, занимались пропагандой, я говорю и сейчас, в прямом эфире – это полная фигня! Собирали умные тексты, собирали, систематизировали, в итоге получился прекрасный ресурс.

ЛИХАЧЕВА: Можем, подводя итоги, так сказать, что это был авторский ресурс?

ОГНЕВ: Ты знаешь, я обычно говорю так. Он, конечно, был авторский, потому что мы собирали авторов, лучших авторов.

ЛИХАЧЕВА: Этих авторов собирал определенный автор, со своим бэкграундом, философским образованием, любовью к шахматам и умным статьям – это был ты. Вот на основании этого, можно сказать, что когда ты был там, это был твой авторский ресурс или нет? Такой диктаторский или какой-то там другой?

ОГНЕВ: Знаешь, Огнев – диктатор, это правда, да. Я терплю демократию, но за собой оставляю право последнего слова, ну, хотя бы предсмертное. Считаю, что такое право у меня должно быть, безусловно, потому что я кладу на это жизнь. Но, в общем, я не стал бы так говорить, это помпезно звучит. Я сделал, то, что сделал.

Мне совершенно не стыдно за то, что я сделал, более того, когда говорят мне (я все-таки МГУ заканчивал) что политологи, прочие люди, философы, например, защищают диссертации и прочее, базируясь на материалах ИноСМИ, твоих переводах, мне, опять же, совершенно не стыдно.

Более того, меня посетила совершенно фантастическая идея, дико затратная и, наверное, вряд ли она будет реализована. К сожалению пресса, времен Ельцина, скажем, она, к сожалению, нам не была доступна, потому что тогда Интернет-технологии не рулили, а я тогда был далек от Интернета и верил в то, что стану великим философом. Так вот, хотелось бы и ту прессу систематизировать, что-то понять, и прессу 60-х годов, 50-х, потому что каждый год был по-своему прекрасен. Там есть свои авторы и это баснословно интересно.

К сожалению, это очень затратно, и это был бы совершенно элитарный продукт, потому что, как ты говорила, для того чтобы воспринять ту же статью, из того же американского журнала "TIME", того же журналиста, который осмелился эту статью написать и его потом выслали из страны, что бы вот это понять…

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

ЛИХАЧЕВА: Нужен контекст.

ОГНЕВ: Да, нужно быть некоторым образом образованным и заинтересованным в том, чтобы ковыряться вот в этих руинах, часто запыленных. Не думаю, что таких людей много. Потому что сейчас время бигмаков, когда все гонятся с дикой скоростью, чтобы получить за единицу времени максимум информации, суперпередовой и суперновой.

ЛИХАЧЕВА: Ну, вообще, как идея, конечно, класс.

ОГНЕВ: Как идея – класс, но, ты понимаешь…

ЛИХАЧЕВА: Я бы читала.

ОГНЕВ: …Дни зарубежной прессы давайте организуем, и мы тут напаяем такого, что никому тут мало не покажется.

ЛИХАЧЕВА: Ярослав, а что ты делал, до того как пришла идея окунуться в Интернет с головой, до такой степени, что аж семью потерял?

ОГНЕВ: У меня еще семья читателей была и виртуальная жизнь в сети, это тоже жизнь, как бы это ни было смешно – это жизнь. И читатели ИноСМИ, которые по субботам и воскресеньям бежали от своих семей…

ЛИХАЧЕВА: Становятся философами.

ОГНЕВ: Философами от ИноСМИ, да. Я уже сказал, как это происходит, мы берем форму, а потом искажаются мозги.

ЛИХАЧЕВА: Ты поступил в МГУ, на какой факультет?

ОГНЕВ: Философский, разумеется.

ЛИХАЧЕВА: Так вот, как надо прожить жизнь, чтобы захотелось поступать на философский факультет? Как им становятся, философом?

ОГНЕВ: Не знаю. Как-то меня понесло, нравились умные книжки, но я не виноват, наверное, в этом, что мне нравились эти книжки, умные люди.

ЛИХАЧЕВА: Нет, это ты виноват.

ОГНЕВ: Нет, я не виноват. Это люди виноваты.

ЛИХАЧЕВА: Папа, мама, учителя – кто?

ОГНЕВ: Да, путь у меня был непростым, мы сейчас не будем углубляться в психоанализ…

ЛИХАЧЕВА: Да не надо никакого психоанализа, просто какие-то факты из биографии.

ОГНЕВ: А глобальных фактов не было. Я говорил, что шахматы меня интересовали, потому что там присутствовали некая борьба, некое соревнование, некая игра, безусловно. Потом эта иллюзия из моей жизни ушла. Философия – это тоже как иллюзия, но весь мир – это иллюзия, все мы это знаем, спасибо товарищу Шопенгауэру, все мы про это наслышаны.

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

ЛИХАЧЕВА: А Шопенгауэр любимый до сих пор?

ОГНЕВ: Ну, господи, пессимизм – это, вообще, одна из любимых стратегий.

ЛИХАЧЕВА: А говоришь, что ушла иллюзия. Нет, вот она.

ОГНЕВ: Ну, я надеюсь, что с Интернетом мы еще поиграем какое-то время, лет эдак пять хотя бы, и, дай бог, произведем какой-нибудь продукт. Хотя, конечно, ИноСМИ затмить очень сложно, это такой одноразовый продукт, за который России, россиянам, патриотам, не патриотам, совершенно не должно быть стыдно. Это продукт, который должен быть признан, ну скажем, ЮНЕСКО…

ЛИХАЧЕВА: И занесен в Красную книгу.

ОГНЕВ: Совершенно верно. Не надо этого стесняться.

ЛИХАЧЕВА: Почему из твоей жизни ушла философия и стала иллюзией? Через одну минуту ответь, пожалуйста, на этот вопрос. Только не надо говорить, что ты не дашь ответа на этот вопрос. Почему философ перестал быть философом, почему философия, как стиль жизни, перестала быть этим стилем?

ОГНЕВ: Ты знаешь, философия, это все-таки какая-то теория. Я вот диссертацию так и не смог защитить.

ЛИХАЧЕВА: А какая тема была?

ОГНЕВ: Мне нравился на тот момент Шестов, и я уже не помню, что я там собирался тогда про него сочинить, да и, тем более, это уже неинтересно. Я просто взял и променял. А потом, ты знаешь, я бы не сказал, что философия ушла, потому что в той же самой деятельности, связанной с ИноСМИ, мы придерживались определенных принципов. Потому что если ты берешь форму, то нужно выслушать все точки зрения.

У нас был запрещен мат и такие хульные, гадские выражения, свидетельствующие о таком большом накале эмоций, которые шли, скажем, не от сердца, а от образа мышления, то есть выдавали человека не размышляющего. Вот с такими людьми мы и сражались.

ЛИХАЧЕВА: И это наследие философского прошлого.

ОГНЕВ: Да, это как Сократ и его походы на рынок, где он всех там доставал, задавал вопросы различные за что и …

ЛИХАЧЕВА: Погорел.

ОГНЕВ: Ну, не погорел. Погорел-то он как бы самостоятельно, принял решение. Вот, и если мы берем принцип отбора статей, про которые мы говорили выше, то говорим о том, что была беспристрастность, воздержание от осуждений предварительных. Конечно, мы это вытягивали. И, в общем, я считаю, что нет статей плохих или хороших, я считаю, что читатель сам рассудит.

В статье должен быть некий уровень. Уровень, какая-то аргументация, желательно, конечно, отсутствие грамматических ошибок, естественно, какой-то, наверно, бэкграунд, то есть статья из себя должна что-то представлять, должна нравиться, ну как женщина или кому-то, как мужчина. А, далее, читатель судит.

Я считаю, что здесь абсолютный рынок, здесь, я, так сказать, полный последователь Сократа и пр., читатель рассудит. А как он рассудит, это уже удел читателя, его бэкграунд, интеллектуальная состоятельность и прочее. Но, я считаю, что рынок должен быть именно таким.

главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

ЛИХАЧЕВА: Я все-таки хочу поподробней про этот момент, когда из философа ты переродился в интернетчика? Ты сказал, что ну променял просто вот и все. А, может, все-таки не просто променял, может какие-то… Опять-таки не лезу я там в душу…

ОГНЕВ: Да, диссеров писать не хочу, не собираюсь.

ЛИХАЧЕВА: Может, какое-то событие?

ОГНЕВ: Приписку под названием "кандидат наук", тоже делать не хочется, потому что Интернет, он все-таки позволяет перевоплощаться мне в различные образы. Можно себе написать хоть доктора там, я не знаю, доктора Интернет-наук.

ЛИХАЧЕВА: И это что ли привлекло? Почему? Почему из философа в интернетчики?

ОГНЕВ: Ты знаешь, сказать, что в жизни каждого человека есть масса осознанных решений, наверное, это будет не правильное высказывание. Есть какие-то решения, которые потом выдаются за осознанные, или которые потом выдаются за решения. Часто просто человека уносит волной. Вот он пошел, поработал, посмотрел и не смог уйти. У меня была такая ситуация. // Окончание см. здесь


+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++





++++++++++++++++++++++++++++++++++++++







++++++++++++++++++++++++++++++++++++++



___________________________________________________
Тот самый Карлсон от информации ("Голос России")
ИноСМИ.ру — феномен Рунета? (PodFM.ru)
Заявление Ярослава Огнева ("Live Journal")
ИноВещание-2. Перезагрузка ("Live Journal")
Почему Ярослав Огнев молчит? (Chelemendik.ru)
Я.Огнев: У ИноСМИ свой особый путь (REGNUM, Россия)
Кремлю нужна "Правда" - Pravda 2.0 ("Foreign Policy", США)
Читатель ИноСМИ - человек иносмифицированный (BBC, Великобритания)
Подвиг ИноСМИ ("Russia Today")
главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России

Posts from This Journal by “1942” Tag

  • Константин Симонов. Русское сердце

    К.Симонов || " Правда" №142, 22 мая 1942 года Президиум Верховного Совета СССР установил гвардейские военные звания для военнослужащих…

  • Огонь по немецким танкам

    Е.Кригер || " Известия" №116, 20 мая 1942 года Работники Кемеровского комбината и Красноуральского химического завода предлагают развернуть…

  • Голос Москвы

    В.Голубов || « Литература и искусство» №13, 28 марта 1942 года Боевые, яркие плакаты, «Окна ТАСС», открытки, лубок помогают воспитывать в…

  • Времена года

    Е.Кригер || " Известия" №102, 1 мая 1942 года Да здравствует 1 Мая — день смотра боевых сил рабочего класса! Пролетарии всех стран,…

  • Художник — агитатор

    « Литература и искусство» №13, 28 марта 1942 года Боевые, яркие плакаты, «Окна ТАСС», открытки, лубок помогают воспитывать в советских людях…

  • Стать мастерами своего оружия!

    " Известия" №106, 8 мая 1942 года Десятки заводов приняли вызов передовиков металлургической и авиационной промышленности и вступают во Всесоюзное…

  • В дни осады

    А.Сегал || « Литература и искусство» №13, 28 марта 1942 года Боевые, яркие плакаты, «Окна ТАСС», открытки, лубок помогают воспитывать в советских…

  • Николай Тихонов. Люди железной воли

    Н.Тихонов || " Известия" №102, 1 мая 1942 года Да здравствует 1 Мая — день смотра боевых сил рабочего класса! Пролетарии всех стран,…

  • М.Водопьянов. Бить и добивать врага!

    М.Водопьянов || " Известия" №102, 1 мая 1942 года Да здравствует 1 Мая — день смотра боевых сил рабочего класса! Пролетарии всех стран,…


  • 1
(Deleted comment)
Кандидатом не стал, ушел в армию...

Хотели переводить материалы российской прессы на английский язык, сделать антиИноСМИ, так сказать. + подтянуть под это дело форум англоязычный, о чем мечтали наши замечательные форумчане :))

(Deleted comment)
Да, это было бы замечательно. Но сказка не стала былью. Не получилось :))
Когда был молод, не мог. Когда сделался стар, не знаю как реализовать эту идею... баснословно привлекательную идею.

"Окно в Россию" - "покушение" на русскоязычну

Пользователь veniamin_striga сослался на вашу запись в записи «"Окно в Россию" - "покушение" на русскоязычную диаспору» в контексте: [...] ("Голос России") ИноСМИ: история большой и чистой любви [...]

  • 1