Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. Возвращение Прозерпины

«Красная звезда», 1 мая 1943 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №102, 1 мая 1943 года

Да здравствует 1-е Мая — день смотра боевых сил трудящихся! Трудящиеся всех стран, соединяйтесь для борьбы против немецко-фашистских захватчиков!



# Все статьи за 1 мая 1943 года.



«Красная звезда», 1 мая 1943 года

Есть в самой сущности весны нечто бесконечно близкое нам, нашему строю чувств, тому делу, за которое мы боремся и умираем. Я не говорю о первом глубоком волнении при виде травы на поле, изрытом снарядами, или птицы, прилетевшей в лес, изуродованный минами. Есть замечательные строки у Тютчева:

Каким бы строгим испытаньям
Вы ни были подчинены, —
Что устоит перед дыханьем
И первой встречею весны!


Но, вдумываясь в природу этого волнения, видишь, что нас потрясает торжество жизни, преодолевающей холод, плен, лед. Человечество издавна связывало приход весны с прекрасными мифами о возрождении жизни. Задолго до того, как в римских катакомбах первые христиане ранней весной шептали друг другу о воскресении из мертвых, в Греции люди праздновали возвращение юной и прекрасной Прозерпины. Согласно мифу, Прозерпину похитил владыка Аида, господин преисподней Плутон. Но весной заплаканная, бледная Прозерпина подымалась из тьмы, из холода, из небытия. Ее не могли удержать все стражи ада. Она подымалась, как трава, как жизнь.

Я думаю о Прозерпине, глядя на карту Европы: ее похитил маленький человечек, с лицом приказчика и с сердцем хорька, честолюбец, ставший обер-тюремщиком мира. Глядя на пепелище Вязьмы, разговаривая с грустными тенями Курска, можно понять, в какое подземное царство заключена Прозерпина-Европа.

Небольшой кусок земли среди морей — такова она на карте, но это — концентрат человеческой воли, сгусток мыслей и чувств. Сколько нужно было веков, гения, борьбы, крови, пота, слез, чтобы создать ее такой, какой она была в те доисторические дни, когда Гитлер в мюнхенской пивнушке мечтал о «новом порядке»! На острове Вальхерен день и ночь рыбаки укрепляли плотины, отстаивая остров от моря. Голландия была страной, отвоеванной у стихии: море увели в каналы, и весной на полях цвели пестрые тюльпаны. Маяковский в своих путевых записках отметил трудолюбие Франции. Ее лозы казались мудрыми академиками. Возле Тромзе в короткое полярное лето на крохотном кусочке земли, среди скал, сторож маяка заботливо выращивал цветы юга. Датчане в особые книжки заносили не только вес, но и настроение каждой коровы. Гончар Андалузии превращал ком глины в античную вазу; а словацкие крестьянки вышивали, как сказочные феи. На огромных заводах изготовлялись часы, которые не должны были отстать в год больше чем на три секунды. Ученые страстно разглядывали атом. Прозерпина была краснощекой и своенравной. Прозерпина не знала, что дурной живописец мечтает о «новом порядке». Она не знала, что плут Розенберг уже готовит трактаты о «мистике крови». Она слышала, как чванливые и жадные бюргеры Германии твердили о «жизненном пространстве», но она не хотела понять, что «жизненное пространство» — это она, Прозерпина, Европа.

Нет описания ада, которое могло бы сравниться с жизнью похищенной немцами Европы. Терцины Данте кажутся идиллией. Разрушены города, вытоптаны виноградники, сожжены книги, развращены и заражены девушки, миллионы задушены голодом. Мы пригляделись к немецким зверствам. Но нельзя цифрами, статистикой передать глубину человеческого страдания. Мы говорим или читаем: «тысячи», «миллионы», и мы не можем себе представить, что каждый из этих замученных немцами миллионах был ребенком, с которым нянчилась мать, что он рос, играл, влюблялся, шептал нежные слова, работал, мечтал о счастьи. «Зона пустыни» — так немцы называют уничтоженную ими смоленщину. Но зона пустыни куда больше: это вся захваченная немцами Европа. Зона пустыни охватывает не только территорию — сердца: люди опустошены годами рабства, они растеряли память, нормы морали, человеческие чувства. Бедная Прозерпина, дитя Эллады, парижская искусница, она теперь стирает белье господина фельдфебеля!..

В ожидании весны есть неизбежная пассивность: человек еще не придумал, как вмешиваться в смену времен года. Но вот уже тысячу дней и ночей, как пленная Прозерпина-Европа пытается вырваться из мира тьмы. Никогда борьба не была такой напряженной, как в эти предвесенние дни. Из Белоруссии ветер занес искры в Савойю. Отчаянно дерутся партизаны Югославии. Каждый день то в Голландии, то в Чехии, то в Греции, то в Польше мужественные люди убивают тюремщиков. Немцев еще много, их слишком много — от Атлантики до Кубани, от Петсамо до Бизерты. Но с каким вдохновением встречает Европа смерть каждого из них, даже самого маленького, ничтожного фрица, заблудившегося среди гор Эпира или уснувшего в украинской хате. Европа хочет жить, а путь к жизни идет по немецким трупам. Прежде Европа открывала звездные туманности, писала октавы, выращивала орхидеи. Теперь Европа воодушевлена одним: умерщвлением немцев. Равны подвиги сурового русского солдата, в разведке убившего врага, и маленькой мастерицы из Страсбурга, казненной немцами за то, что она кухонным ножом зарезала, как борова, непрошенного поклонника в чине фельдфебеля.

Первое Мая — праздник братства. Горькими кажутся эти слова, когда видишь мир, по воле отвратительного маниака залитый кровью, когда слово «уничтожены» или «истреблены» ласкает слух каждого честного человека как прекраснейшее изо всех слов. Всё же мы можем сказать, что братство народов живо, оно стало горше, горше и глубже: в нем теперь такая общность судьбы, такая связанность чувств, что без переводчика понимают друг друга летчик-француз из эскадрильи «Нормандия» и водитель-украинец. Народы об’единились в ненависти к Германии, в привязанности к родному клочку земли и к общей родине, Европе. Корни этого братства уходят глубоко в ночь, в преисподнюю, где томится Прозерпина. Общее горе всегда сближает. Для солдата, сражающегося в суровой Карелии, понятна жизнь француза или англичанина, который идет на штурм Туниса. Мы всегда не только любили, но и почитали древнюю Прагу. Кровь чехов, пролившаяся на украинской земле, еще сильнее скрепила наше братство. Сегодня с особенной гордостью мы говорим о мужестве польских партизан, которые отстаивают свою родину от захватчиков.

Прозерпина чувствует, что ее похититель теряет голову. Нерадостной кажется эта весна Германии. О, конечно, у Гитлера еще и огромная территория, и снаряжение, и сильная армия. У него больше нет одного: перспектив. Он еще может наступать, но теперь даже самые доверчивые немцы шушукаются: что им даст такое наступление, кроме крестов — сначала железных, а потом деревянных?

Долго немцы думали, что война — это нечто экспортное, что воюют они, немцы, но воюют далеко от родных мест. Четырехтонные бомбы крошат немецкие города. Немки теперь увидели воочию, что война летает. Африканский вариант войны близится к концу. Юг Европы всполошился. Вполне возможно, что немкам вскоре предстоит еще одно открытие: война не только летает, она и плавает. Она даже ходит пешком, и впереди тот неизбежный день, когда война, рожденная Германией, придет к своей матери — на немецкие поля.

Вероятно будущий историк разделит историю гитлеровской Германии на два периода: до и после Сталинграда. Конец шестой армии заставил даже бесноватого фюрера призадуматься. Можно воевать без идеалов, нельзя воевать без людей. После Сталинграда германская армия поредела. Лакеи Гитлера под благовидными или неблаговидными предлогами спешат убраться во-свояси. Мало кому хочется разделить судьбу румынских кавалеристов в Сталинграде. Гитлер прячет на минуту кнут и показывает пряник. Конечно, это заменитель пряника — меда у Гитлера нет. Зато фюрер способен извлекать из себя медоточивые речи. Он больше не настаивает на «жизненном пространстве». Он даже забыл о почтенных трудах жулика Розенберга. Гитлер теперь говорит о «равноценности наций», об «единстве Европы». Он прикидывается другом и защитником злосчастной Прозерпины. Тюрьма переименована в крепость. Немецкие доты на берегах поруганной Франции называются «европейским валом». Волк «защищает» овчарню. Хорек ратует за неприкосновенность курятника. Люди, убившие писателя Ванчуру, уничтожившие памятник Мицкевичу, разгромившие Сорбонну, прикидываются хранителями европейской культуры.

Однако Европа слишком стара, чтоб ее можно было заговорить, как деревенскую дурочку. Когда Гитлер до Сталинграда рычал, многие его пугались. Когда Гитлер после Сталинграда стал сюсюкать, все над ним смеются. Кто поверит в «равноценность наций» Гитлера? Тысячу дней и тысячу ночей немцы грабили, оскорбляли, опустошали Европу. О каком «единстве» может говорить палач? Об единстве веревки и повешенного? Об единстве Штюльпнагеля и вдов заложников? Да и трудно немцам перемениться хотя бы на час, хотя бы по приказу фюрера. Фрицы остаются фрицами. Недавно англичане взяли в плен итальянского генерала Маннерини, который заявил, что ему пришлось сдаться, так как немцы, удирая, отказались предоставить итальянскому генералу место в машине. Такова практика «равноценности наций».

Прозерпина не согласилась признать в тюремщике супруга. Если есть в Европе люди, которые верят или делают вид, что верят речам Гитлера, мы вправе к ним относиться не как к обманутым, но как к обманщикам: это всё те же «бургомистры» и «старосты». Пушечное мясо Гитлеру пришлось набирать силой. Он, например, мобилизовал эльзасцев и лотарингцев — может быть самых самоотверженных сынов Франции. Он заменил старых немецких рабочих украинскими, французскими, норвежскими рабами. Он наскреб новые дивизии. После похода за пушечным мясом он мечтает о новом походе — пушечного мяса.

Ярость немецкого контрнаступления в марте, ожесточенность, с которой Роммель защищает последний огрызок Африки, показывает, что силы Гитлера не исчерпаны. Безнадежность не способна остановить немецких тупиц. Нам предстоят суровые битвы. Большие ратные дела предстоят и нашим союзникам. Прозерпина знает, что еще не одна рана будет нанесена ей владыкой Аида. Для нее еще не пришла весна, и трагически звучат трели птиц в Булонском лесу Парижа, трагически выглядят цветы на пепелище Лидице.

Эта весна, столь ранняя, столь яркая, нам не в весну, май нам не в май: мы чувствуем всю полноту человеческого горя, принесенного на нашу землю немцами. Думая о близких, о доме, мы смотрим на запад: путь к родному гнезду для сибиряка или для волжанина идет через Смоленск, через Новгород, через Киев. Глядя на хлеба, которые всходят, мы думаем, кто будет убирать? Мы или немцы? Кто будет есть хлеб Украины? Наши жены или ненасытные немки? Кто будет жить: Прозерпина или ее мерзкий похититель?

Настанет день, когда Прозерпина подымется на землю из царства ночи. Богиня весны, она выйдет не с цветами, но с винтовкой: она тоже сражается — ночью на темных улицах европейских городов, в лесах, в горах, на заводах. Прозерпину никто не выпустит добровольно. Ее освободят солдаты Красной Армии, солдаты коалиции. Она сама себя освободит — не мольбой, не молчанием — оружием. // Илья Эренбург.
_______________________________________
И.Эренбург: Судьба Европы* ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Строптивая Европа* ("Правда", СССР)


***********************************************************************************************
Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И.СТАЛИН.


Худ. Б.Карпов
«Красная звезда», 1 мая 1943 года, Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И.СТАЛИН


***********************************************************************************************
ПИСЬМО С ПЕРЕДОВОЙ


На кромке боя, на краю огня,
в сыром чаду земляночного быта,
поглядывали люди на меня
доверчиво, охотно и открыто.
Мне уступалось место за столом,
мне отдавалась лучшая посуда,
мне говорили братским языком:
— садись поближе, милый гость оттуда.

И вглядываясь в ясные черты,
теплом неубывающим согрета,
я всё искала, всё ждала ответа:
откуда столько щедрой доброты,
откуда столько ласки и привета?
Но в ласковом гостеприимстве том
не укрывалось никакого чуда.
Там, за спиной, остались мир и дом.
Меня любили, — я пришла оттуда.

«Красная звезда», 1 мая 1943 года

Когда живешь к лицу с войной
и под огнем хлопочешь у орудий,
ты веришь, что остались за спиной
достойные твоей защиты люди.
И эту веру человек хранит,
как собственную жизнь оберегая,
что только за достойных он стоит
перед врагами на переднем крае.

И средь вот этих золотых людей,
от их рукопожатий и улыбок,
мне стало стыдно многих мелких дней,
моих уступок и моих ошибок.
В металле, что спокойною рукой
сжимает воин, строг и озабочен,
моих детей веселость и покой,
порядок на столе моем рабочем.
Живые люди заслонили нас,
стеною встали на переднем крае,
про собственное счастье забывая.
Об этом нужно помнить каждый час.
Не может быть ни лжи, ни суеты.
Открыты цели, выверены сроки.

Мой милый друг, когда получишь ты
моей рукой написанные строки,
подумай: наша горькая любовь
должна быть человечней и суровей.
Ведь за нее течет родная кровь.
Так будем же достойны этой крови.

Маргарита АЛИГЕР.


***********************************************************************************************
НА КУБАНИ. На-днях Советское Информбюро сообщало, что зенитчики, где командиром тов. Костенко, за последние дни сбили 17 немецких самолетов. На снимках: 1. Тов. А.Ф.Костенко. 2. Орудийный расчет старшего сержанта Дьяченко на огневой позиции.


Снимки нашего спец. фотокорр. капитана В.Темина.
«Красная звезда», 1 мая 1943 года


***********************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 30 апреля

В течение ночи на 30 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.



На Западном фронте происходила редкая артиллерийско-минометная перестрелка с противником. На одном участке разведывательный отряд немцев пытался проникнуть в расположение наших частей. Находившиеся в боевом охранении бойцы во главе с лейтенантом Жуковым подпустили немцев на близкое расстояние и забросали их гранатами. Противник понес потери и в беспорядке отступил.



Южнее гор. Белого наши артиллеристы, а также разведывательные группы и снайперы истребили до роты немецких солдат. Разрушено 14 дзотов и блиндажей, подавлен огонь 5 артиллерийских и 2 минометных батарей противника. Советские зенитчики сбили 2 немецких самолета.



На Северо-Западном фронте артиллеристы Н-ской части совершили огневой налет на скопление немецкой пехоты и нанесли противнику серьезные потери. Снайпер гвардии лейтенант Николай Вознов за время войны истребил 160 гитлеровцев. Его ученик т. Шишенко уничтожил свыше 100 немецких солдат и офицеров.



Западнее Ростова на Дону наши артиллеристы уничтожили 7 немецких дзотов и блиндажей, 3 автомашины и 9 повозок с боеприпасами, рассеяли и частью уничтожили до роты пехоты противника.



Партизанский отряд «За родину», действующий в одном из районов Орловской области, 22 апреля взорвал железнодорожный путь. Когда немецкий эшелон с солдатами остановился у разрушенного полотна, партизаны открыли по вагонам сосредоточенный огонь из пулеметов и винтовок. Уничтожено много немецких солдат и офицеров. B ночь на 25 апреля партизаны отряда «За власть Советов» напали на гарнизон противника и уничтожили более 100 гитлеровцев. Советские патриоты сожгли склад боеприпасов, уничтожили 2 орудия, миномет, 5 станковых пулеметов и 15 автомашин. Захвачены трофеи: 2 миномета, 4 пулемета, 400 мин, 15 тысяч патронов и разное военное имущество.



Добровольно сдавшийся в плен солдат 258 полка 112 немецкой пехотной дивизии Вильгельм Т. рассказал: «Любой немецкий солдат знает, что в оккупированных русских районах небезопасно ездить по железной дороге. Садясь в поезд, он не уверен, что доедет до следующей станции. Когда я ехал из Унечи в Гомель, мне пришлось задержаться на два дня в связи с прекращением железнодорожного сообщения. На этом участке партизаны взорвали большой состав с горючим. В тот же день на перегоне Гомель—Брянск подорвался поезд, который вез на фронт новые автомашины. По словам железнодорожников, при крушении было убито 20 солдат».



Советские граждане, вырвавшиеся из оккупированных немцами районов, рассказали о кровавой расправе гитлеровских мерзавцев над мирными жителями Россонского района, Витебской области. За три недели немцы превратили в пепелище деревни Антоново, Павлово, Казимирово, Жари, Савино и ряд других. Уничтожение деревень сопровождалось массовыми убийствами мирных граждан. В деревне Велье немцы загнали в сарай 68 человек, в том числе многих детей, и заживо сожгли их. В деревне Межево немецкие солдаты собрали стариков и заставили их вырыть могилы. Фашистские изверги затем расстреляли ни в чем не повинных жителей деревни вместе с их детьми.


Вечернее сообщение 30 апреля

В течение 30 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

Наш корабль в Черном море потопил немецкий транспорт.



29 апреля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено не менее 5 немецких танков, до 30 автомашин с войсками и грузами, взорвано 3 склада боеприпасов, подавлен огонь 15 артиллерийских батарей противника.



На Кубани части Н-ского соединения овладели несколькими опорными пунктами противника. Советская авиация поддерживала действия наземных частей и нанесла противнику тяжелые потери. Наши штурмовики уничтожили несколько десятков орудий и свыше батальона немецкой пехоты.



На Западном фронте наши части вели разведку противника. Группа бойцов под командованием лейтенанта Абрамченкова проникла на передний край вражеской обороны и атаковала гитлеровцев. Гранатами и огнем из автоматов разведчики уничтожили несколько десятков немецких солдат. Захватив пленных, наши бойцы вернулись в свою часть. Снайперы Н-ской части тт. Бобков и Мурашкин уничтожили по 5 немцев каждый, снайперы тт. Козлов, Крылов, Ахметчин истребили 12 гитлеровцев.



Южнее Балаклеи пехота противника пыталась боем разведать систему нашей обороны. Советские бойцы встретили гитлеровцев пулеметным и минометным огнем. Не достигнув переднего края нашей обороны, противник поспешно отошел на исходные позиции.



Западнее Ростова на Дону огнем нашей артиллерии и минометов рассеяно и частью уничтожено до роты немецкой пехоты, разрушено 6 дзотов и блиндажей, взорван склад боеприпасов, подавлен огонь 4 артиллерийских и 2 минометных батарей противника. На одном участке группа наших разведчиков ворвалась в расположение противника. Разведчики овладели пятью окопами и уничтожили свыше 50 гитлеровцев. Захвачены пленные и трофеи.



На Волховском фронте группа наших автоматчиков внезапно атаковала немцев и овладела несколькими дзотами. Чтобы восстановить положение, рота пьяных гитлеровцев предприняла попытку выбить советских бойцов из этих дзотов. Встреченные пулеметным и ружейным огнем, немцы отошли, оставив на поле боя 46 трупов.



Партизанский отряд, действующий в Ленинградской области, ночью напал на немецкий гарнизон в одном населенном пункте. Советские патриоты истребили 60 гитлеровцев. Уничтожены склад боеприпасов и склад продовольствия. Захвачены у противника следующие трофеи: миномет, 8 пулеметов, 4 тысячи патронов, 68 лошадей и различное военное имущество.



Пленные немецкие солдаты, недавно побывавшие в Германии, сообщают, что английская авиация произвела опустошительные разрушения в ряде городов. Пленный солдат 21 немецкой авиапехотной дивизии Бернгард Бауэр рассказал: «Гор. Мюнстер наполовину разрушен. Во время одного налета уничтожен металлургический завод и ряд других промышленных предприятий. Район от Зонненштрассе до площади Гинденбурга представляет собою сплошные развалины». Ефрейтор 252 немецкой пехотной дивизии Руди Шнитцендэбель сообщил: «Когда бомбили Ганновер, я находился в его пригороде. Зарево долго стояло над городом. Были разрушены «Континенталь Гумми-верке» (завод по производству резины для автомобильной промышленности), бумажная фабрика и другие здания». Обер-ефрейтор 2 роты 5 мотострелкового полка 12 немецкой танковой дивизии Иозеф Пульковский рассказывает: «В Дуисбурге я на каждой улице видел следы разрушений от бомбардировок. Немецкие солдаты, семьи которых проживают в районах, подвергающихся частым налетам, с тревогой ждут писем из Германии. Настроение в связи с этим у многих солдат подавленное».



Бельгийские вольные стрелки совершили смелый налет на немецкий военный склад в районе Льежа. B середине дня патриоты проникли на склад, погрузили на грузовые автомашины вооружение и взрывчатые вещества и вывезли их на свою базу. // Совинформбюро.


***********************************************************************************************
ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. Пикирующие бомбардировщики под прикрытием истребителей идут на выполнение боевого задания.


Снимок нашего спец. фотокорр. О.Кнорринга.
«Красная звезда», 1 мая 1943 года

______________________________________________
И.Эренбург: За человека! ("Красная звезда", СССР)*
Фашистская система заложников ("Красная звезда", СССР)
Д.Мануильский: Гитлеровская тюрьма народов ("Красная звезда", СССР)
Г.Александров: Гитлеровский план порабощения Европы ("Правда", СССР)
Об осуществлении гитлеровскими властями плана истребления еврейского населения Европы ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №102 (5473), 1 мая 1943 года
Tags: Совинформбюро, весна 1943, газета «Красная звезда», май 1943
Subscribe

Posts from This Journal “Совинформбюро” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment