Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Толстой

Редакционная статья, "The New York Times", США.



Статья опубликована 21 ноября 1910 года.



Лев ТолстойТеперь, когда Толстой испустил последний вздох, вместе с ним ушли в небытие его алогичная философия, его расплывчато-противоречивые моральные и общественные принципы, его бескорыстные и экзальтированные чудачества.

В истории он останется великим и порядочным человеком – великим благодаря своим достижениям и своему гению, а порядочным потому, что хранил непоколебимую верность своим идеалам. Эти идеалы трудно описать в нескольких словах. Как говорит его практичная, многострадальная супруга, Толстой часто менял свои взгляды. Но он всегда мечтал о счастье для всех, торжестве нравственной чистоты и братства, искоренении бедности, совершенствовании человека, и стремился собственным – по неизбежности небезупречным – путем воплотить этот идеал в жизнь.

Нравственное воздействие его лучших книг – которые он в старости ценил невысоко – было огромным. Писательским мастерством создателя этих произведений можно только восхищаться. Пожалуй его влияние на литературу за пределами России было даже больше, чем на родине. В России к нему многие годы относились с опасением, наверно незаслуженно, но теперь многие соотечественники будут глубоко скорбеть о кончине Толстого. Вреда он никому не принес – или почти не принес. Он не был политическим революционером. А вот добра писатель сделал очень много. // Перевод: Максим Коробочкин ©

_________________________________________________
Граф Толстой (Gazette de Lausanne", Швейцария)
Уход Толстого ("The New York Times", США)
Что читает Иван? ("Time", США)
Tags: 1910, «the new york times», Лев Толстой
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments