Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Письма с Тихого океана**

газета «Известия», 3 ноября 1945 годаЕ.Кригер || «Известия» №260, 3 ноября 1945 года

Слава великому советскому народу, завоевавшему победу над немецко-фашистскими и японскими империалистами! (Из Призывов ЦК ВКП(б) к 28-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции).



# Все статьи за 3 ноября 1945 года



3. Порт-Артур

«Известия», 3 ноября 1945 года

**) См. «Известия» от 1 и 2 ноября.



Сорок с лишним лет Порт-Артур был в руках японцев. Сорок с лишним лет спустя после того, как с сигнальной вышки на горе Золотой спустили русский флаг и взамен был поднят японский, здесь, в Порт-Артуре, лежат передо мной на столе ветхие, пожелтевшие страницы письма. Чернила, когда-то черные, теперь побурели, поблекли, но текст, написанный женским бисерным почерком, разборчив и ясен. Письмо было отправлено сорок один год назад. Городская почта вернула его отправительнице: связь осажденного Порт-Артура с Россией была прервана, с моря и с суши крепость окружили японцы. Русская сестра милосердия, учительница женской гимназии в Порт-Артуре, писала родным в Петербург:

«26 ноября 1904 г.

П. Артур, пока еще русский.

...Если я не падаю духом, если хожу еще бодро и весело, то это делает госпиталь. Я не напрасно здесь осталась. Солдаты любят меня, встречают как родную, навещают после выхода, приносят гостинцы, зовут родной матерью. Я им нужна, нужна, чтобы сообщить новости, чтобы потужить с ними, порадоваться с ними. ...И все напрасно, напрасно. Сил нет, снарядов нет, припасов нет, одежды нет, эскадра в бухте, только один «Севастополь» вышел в море. Мы уже натренированы, как я выражаюсь, но если бы пустить сюда Вас, петербуржцев, Вы бы моментально сошли с ума, так ужасно все окружающее нас. Это общее мнение. Слушайте: «Гиляк» — совсем на боку, весь избит за вчерашнюю ночь; «Пересвет» — избит, трубы, средней подмачты, башен нет, накренился. Около него «Забияка», «Европа», землечерпалка переломленная, — затонули, торчат слегка из воды. «Ангара» на боку, «Паллада» совсем на боку, «Баян» продырявлен. «Ретвизан» — корма в воде. Но уцелевшие пушки бьют. Матросы сражаются как львы, кто на бортах полузатопленных кораблей, кто на суше. Прибавьте еще массу мачт от других судов, переломленных, поломанных, разбитые дома, сараи, вагоны и прочее на берегу, изрытые снарядами мостовые, телеги, тележки, экипажи, носилки с ранеными и убитыми, — и над всем этим рев мортирных снарядов, свистулек — 6-дюймовых пушек, 12-дюймовых, гам, шум от разрывов, вонь от газа, пыль. Не старайтесь же представить себе ничего подобного, надо это видеть и слышать. 22 ноября японцы взяли Высокую гору. Это почти последнее слово. С Высокой весь Артур виден, как на ладони. Они стреляют в любое судно, бросают снаряды через три минуты, а иногда валяют залпами сразу по восемь снарядов. Это ад».

Так писала из осажденного, обреченного Порт-Артура русская женщина в ноябре 1904 года. Читая это письмо, я вижу в окне ночной Порт-Артур, лунную серебряную дорогу на рейде, откуда морские суда выходят в Желтое море, узкий вход в артурскую бухту и над ним черный массив Тигровой горы, и мыс Тигровый хвост, и внутренний рейд Порт-Артура, где гибли от японских снарядов корабли русской эскадры, и склоны Перепелиной горы, где стоял госпиталь артурской сестры, так продолжавшей свое последнее письмо из пылающей крепости:

«Идут разговоры о сдаче Артура. Убийственно. Будем драться до последнего. Нас бросили, покровители Стесселя, бросили, как ненужный хлам, забыв, что с нами гибнет флот, уж не говоря о массе людей. Перед глазами у меня «Пересвет», за последнее время в него ударило 25—30 снарядов. И подумать только, что через несколько дней над городом будет развеваться «восходящее солнце». Милые, милые россияне, ведь сегодня 10 месяцев, как мы сидим тут под выстрелами. Ведь и Севастополь не терпел того, что мы терпим, ведь там был подвоз людей, снарядов, припасов, а мы ничего не имеем вот уже 7 месяцев. Семь месяцев — шутка сказать! Семь месяцев быть отрезанными от всего света, семь месяцев слышать ежедневно выстрелы, стоны, видеть кровь, кровь, кровь и страдания, страдания без конца, — переносить все это безропотно, надеясь на то, что «ведь, сестрица, нас выручат, нас не бросят?» В госпитале стены разрушены, стекла выбиты, заклеены бумагой, вылезающей при каждом выстреле, в комнатах тьма и холод, угля некому принести, керосина нет, свету мало, — а еда! Конина, вымоченная в уксусе, великолепна, советую попробовать. Мясо мулов — деликатес, нежнее телятины. Собаку, может, ела, да не знала... Пока довольно. Писать тяжело. Что же будет?»

С тех пор, как русская сестра, оглушенная выстрелами и разрывами, писала это письмо, прошел сорок один год. Читать ее письмо и теперь тяжело. И хорошо, когда наступает осеннее утро 1945 года, и южное тихоокеанское солнце бросает еще холодный розовый свет на горы Артура, и с первыми его лучами становится виден на сигнальной вышке горы Золотой вернувшийся в крепость флаг нашей родины.

Выйдем на воздух. Вот перед нами голубая с белой короной прибоя волна Желтого моря. По правую руку от Огондая, где в 1904 году был дачный офицерский поселок, круто поднимается над водой скалистый Электрический утес, охранявший пятиорудийной своей батареей вход на внутренний рейд. На вершину утеса ведет извилистая, крутая, но сравнительно удобная дорога, по которой доставлялись когда-то снаряды артиллеристам капитана Жуковского, командира батареи №15. Мы оставим эту дорогу и спустимся к берегу, где морская натура города-крепости больше дает себя знать, обогнем отвесный каменный выступ утеса, одолеем полузатопленную приливом гряду скал и камней, торчащих острыми зубьями, изгрызанных прибоем после того, как время свалило их с кручи (не глыбы камня, а глыбы времени, кажется путникам, лежат у подножья утеса), поровняемся с проходом из открытого моря на внутренний рейд и, видя на той стороне Тигровую гору и далекий Ляотешаньский хребет, попробуем подняться на батарею по скалам круто падающего к воде склона горы.

Так, трудясь, цепляясь за редкий колючий кустарник, срываясь в поисках хоть малой опоры и вновь всползая, прижимаясь всем телом к скале, откуда головокружительно далеко открывается на миг море с прибоем, мы лучше почувствуем природу Электрического утеса, открыто и гордо стоящего на подступах к Порт-Артуру. Еще несколько усилий, и мы добираемся до стелющихся по камню веток маньчжурской сосны, выходим на взлобье горы и попадаем в Порт-Артур 1904 года. Да, только так можно сказать об этом куске священной земли. Здесь все еще дышит тем временем, когда чудом держались против врага солдаты русского гарнизона, оторванные от родины, заброшенные на самый дальний выступ азиатского материка, окруженные черным предательством Стесселя, Фока и других «заслуженных» немцев Николая второго.

На брустверах перед траншеей, повисшей над самым морем, лежат мешки с песком. Их укладывали здесь русские солдаты почти полвека назад. Мешковина цела, но стоит притронуться к ней, как истлевшие нити ее распадаются: время.

Деревянная лестница, из’еденная червоточинами, почерневшая от многих дождей, ведет к круглым бетонным башням с узкими амбразурами — отсюда стреляли скорострельные пушки. Обернувшись назад, мы увидим массивное бетонное тело всей батареи. Пять больших капониров, вмещавших в себе стальные громады 10-дюймовых орудий крепостной артиллерии, образуют собой как бы корону Электрического утеса. Они соединены между собой длинной подземной галлереей с казематами для снарядов, с лестницами и ходами для батарейцев, выбегавших к орудиям по тревоге. На правый край вершины тянутся проржавевшие рельсы узкоколейки. По ним выкатывали из укрытия самый мощный в Порт-Артуре прожектор, освещавший открытое море, морские позиции перед крепостью, — за это и прозвали утес Электрическим.

Батарея №15.

Одной из первых она открыла огонь по японской эскадре весной 1904 года. Ее голос порт-артурские горожане всегда узнавали в хаосе разрывов и залпов, когда сливались выстрелы множества батарей — Большого Орлиного гнезда и Малого Орлиного, Курганной, Заредутной, Залитерной, орудий сухопутного фронта, разбросанных по высотам и сопкам, форта №2, где погиб «душа обороны» — генерал Кондратенко, Белого Волка на западе и других батарей Порт-Артура. Отсюда, с высоты орлиного полета, видны весь город, два рейда, цепь далеких и близких гор, толпящихся над впадиной, в которой бегут во все стороны пестрые, залитые солнцем улицы — над лазурными бухтами, над водным простором Желтого моря. Виден порт, видны массивные строения Нового города, видны беспокойные, людные кварталы китайских районов, видна гора Золотая с сохранившимися орудиями крепостной артиллерии и сигнальная вышка с морским флагом СССР и маленькой с далекого расстоянии фигурой краснофлотца, сигналящего по семафору плывущим внизу кораблям.

Когда обнимаешь одним взглядом эту картину, гармонически соединившую в себе все цвета юга — от изумрудного, синего, голубого — небо и море, до бурого, рыжего, медного — побережье и горы, то охватывает тебя такая горячая волна счастья, что боишься расстаться с этой минутой, медлишь уйти со скалы, смотришь вокруг и не можешь, не можешь досыта наглядеться.

Наш флаг над Артуром.

Наша победа.

В городе сохранилось русское военное кладбище, где похоронены солдаты и офицеры, герои доблестной обороны, и среди них — соратник Кондратенко, равный ему по храбрости и энергии, полковник Александр Михайлович Иолшин. Над прахом его простые слова: «Скончался от ран 21 ноября 1904 года. Ибо несть больше любви, аще кто за други свои душу положих». Старый мраморный крест, в давние годы водруженный над кладбищем, увит красной лентой, и новые слова нового времени начертаны на венке: «Вечная слава борцам, павшим в 1904 году за русскую крепость Порт-Артур. От бойцов и офицеров Красной Армии, занявших город и крепость 22 августа 1945 года».

И сигналит, сигналит победу наш моряк с вышки на горе Золотой.

Глядя на него, как не вспомнить другого русского моряка, о котором в одной из книг 1904 года приведена запись порт-артурского горожанина:

«3 мая 1904 года. Уже вечерело. Был седьмой час на исходе, когда в анатомический покой Портового лазарета был доставлен труп неизвестного матроса, выброшенного на берег морским прибоем»,

То был матрос с миноносца «Стерегущий», открывшего кингстоны и затонувшего, чтобы не сдаться японцам после тяжелого, неравного боя. Имя погибшего матроса было потом установлено — Зимин, Сергей Иванович. На груди у него нашли письмо от жительницы города Москвы, подписавшейся инициалами 3.Я.И. Она писала матросу «Стерегущего» «О, боже сохрани тебя от врагов и пошли тебе силу и крепость. Напиши — что, вы уже воюете или еще нет, и как ваши дела? Ведь, говорят, будет большая война!» Письмо было отправлено из Москвы 27 января 1904 года. За день до этого японцы без предупреждения, без об’явления войны напали на Порт-Артур, вся их эскадра появилась на подступах к внешнему артурскому рейду. И ровно через месяц герои-матросы «Стерегущего» открыли кингстоны и потопили корабль, чтобы умереть, но не сдаться врагу. И лишь 3 мая тело одного из матросов выбросило прибоем на берег.

На каждом шагу в Порт-Артуре находишь священные для каждого русского следы обороны 1904 года.

Мы искали живых свидетелей обороны Артура. И мы отправились в порт Дальний или в Дайрэн, ибо нам стало известно, что там до сих пор проживает русская женщина, сестра милосердия 1904 года, чье пожелтевшее от времени письма из осажденной крепости к родным в Петербург я привел в начале очерка. //Евгений Кригер, спец. корр. «Известий».

# Продолжение следует.

☆ ☆ ☆

03.11.45: И.Бачелис: О люнебургском процессе ("Известия", СССР)
03.11.45: Ф.Головатый: Слово советского крестьянина ("Известия", СССР)

02.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 2. Через пустыню и горы ("Известия", СССР)

01.11.45: С.Борзенко: Вдохновение ("Правда", СССР)
01.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 1. Над Ляодуном ("Известия", СССР)


Октябрь 1945 года:

31.10.45: Быстрее залечить раны, нанесённые войной ("Известия", СССР)

30.10.45: Да здравствует Великий Советский Союз! ("Известия", СССР)

28.10.45: А.Первенцев: Неопрошенные свидетели* ("Известия", СССР)
28.10.45: Призывы ЦК ВКП(б) к 28-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции ("Правда", СССР)

27.10.45: А.Первенцев: Неопрошенные свидетели ("Известия", СССР)
27.10.45: Большевики Красной Армии || «Правда» №257, 27 октября 1945 года

25.10.45: Н.Сергеева: Из парижских впечатлений ("Правда", СССР)
25.10.45: А.Трайнин: Мистер Винвуд «имеет честь» ("Правда", СССР)
25.10.45: В.Бурносов: Мать || «Правда» №255, 25 октября 1945 года

24.10.45: Л.Леонов: Поездка в Дрезден || «Правда» №254, 24 октября 1945 года

23.10.45: А.Первенцев: Не пора ли кончать? ("Известия", СССР)

22.10.45: И.Эренбург: Путь Болгарии ("Правда", СССР)
22.10.45: Накануне зимнего спортивного сезона ("Правда", СССР)

21.10.45: А.Борисов: Забота о детях-сиротах ("Известия", СССР)
21.10.45: Обозреватель: Международное обозрение ("Правда", СССР)

20.10.45: Р.Хмельницкий: На выставке трофеев ("Правда", СССР)
20.10.45: К.Горшенин: Главные военные преступники перед судом народов ("Известия", СССР)

19.10.45: Германский фашизм перед судом народов ("Правда", СССР)
19.10.45: Гитлеровские главари перед судом народов ("Известия", СССР)
19.10.45: Судебный процесс в Люнебурге || «Известия» №247, 19 октября 1945 года
19.10.45: Первое заседание Международного Военного Трибунала по делу главных немецких военных преступников ("Правда", СССР)

18.10.45: Советский инженер ("Известия", СССР)
18.10.45: Судебный процесс в Люнебурге ("Известия", СССР)

17.10.45: Под знаменем советской демократии ("Известия", СССР)

15.10.45: Служение народу — высший долг работника Советского государства ("Правда", СССР)

13.10.45: И.Золин: Проводы победителей ("Правда", СССР)
13.10.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Правда", СССР)

12.10.45: О.Курганов: Процесс в Люнебурге. Допрос Крамера ("Правда", СССР)
12.10.45: Избирательный закон Советского государства ("Известия", СССР)

11.10.45: Забота о защитниках Родины и их семьях ("Правда", СССР)
11.10.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Правда", СССР)

09.10.45: В.Полторацкий: Под Шенграбеном ("Известия", СССР)
09.10.45: Лечение инвалидов Отечественной войны ("Известия", СССР)

07.10.45: О.Курганов: Суд над бельзенскими палачами ("Правда", СССР)
07.10.45: И.Бачелис: На процессе в Люнебурге ("Известия", СССР)
07.10.45: Ф.Каменский: Дороги побед ("Известия", СССР)
07.10.45: С.Боровкова: Кремлевские звезды ("Известия", СССР)
07.10.45: Выборы в Верховный Совет СССР || «Известия» №237, 7 октября 1945 года

05.10.45: И.Бачелис: На процессе в Люнебурге ("Известия", СССР)

04.10.45: Л.Леонов: Когда заплачет Ирма ("Правда", СССР)
04.10.45: Ф.Голиков: Год работы по репатриации советских граждан ("Правда", СССР)

03.10.45: А.Первенцев: На люнебургском процессе ("Известия", СССР)

Газета «Известия» №260 (8870), 3 ноября 1945 года
Tags: 1945, Евгений Кригер, газета «Известия», ноябрь 1945
Subscribe

Posts from This Journal “Евгений Кригер” Tag

  • Где немцам чудится форт...

    Е.Кригер || « Известия» №254, 28 октября 1942 года Трудящиеся Советского Союза! За 25 лет советской власти вы создали могучую социалистическую…

  • Это – Сталинград!

    Е.Кригер || « Известия» №252, 25 октября 1942 года Защитники Сталинграда! Советский народ с гордостью следит за вашей героической борьбой.…

  • Е.Кригер. Степь в огне

    Е.Кригер || « Известия» №229, 29 сентября 1942 года Враг, не считаясь ни с какими потерями, продолжает бросать на Сталинград новые дивизии.…

  • Евгений Кригер. После штурма

    Е.Кригер || « Известия» №234, 3 октября 1943 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР. (1 и 2 стр.). Налёты нашей…

  • Город на Киевском направлении...

    Е.Кригер || « Известия» №223, 21 сентября 1943 года Красная Армия продолжает победоносное наступление. Сокрушая живую силу и технику врага,…

  • Свидетельство врага

    Е.Кригер || « Известия» №221, 18 сентября 1941 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. В ГОСУДАРСТВЕННОМ КОМИТЕТЕ ОБОРОНЫ. О всеобщем…

  • Евгений Кригер. «Орловская битва»

    Е.Кригер || « Известия» №208, 3 сентября 1943 года В наступательных боях Красная Армия наносит врагу один удар за другим. 2 сентября войска…

  • Е.Кригер. Дорога Славы и Побед

    Е.Кригер || « Известия» №163, 11 июля 1944 года Наши доблестные войска одержали новые победы над врагом. Освобождены от немецко-фашистских…

  • Евгений Кригер. 28 русских пушек

    Е.Кригер || « Известия» №164, 14 июля 1943 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Письмо председателей колхозов и передовиков колхозников и колхозниц…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment