Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

В Ленинграде

газета «Известия», 7 ноября 1945 годаН.Жданов || «Известия» №263, 7 ноября 1945 года

Да здравствует 28-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической революции!



# Все статьи за 7 ноября 1945 года



«Известия», 7 ноября 1945 года

Каменные ступени спускаются прямо к Неве, «береговой ее гранит» уходит в зыбкую пелену тумана; вблизи еще видны очертания кораблей, но дальше упругая вода реки, мосты, дворцы и дома — все скрыто от взгляда. Десятый час утра, но позднее ленинградское солнце еще не очистило неба…



За мостом имени лейтенанта Шмидта, у морской пристани стоит, спокойно попыхивая трубой, пароход «Кремль». Как и до войны, это небольшое комфортабельное судно совершает рейсы между Ленинградом и Кронштадтом. На палубу парохода подымаешься с особым чувством. Пассажиры — матросы и офицеры; едут и семьи кронштадтских рабочих и моряков. У барьера виден домашний шкаф, рядом — складная детская кровать и велосипед с крашеным деревянным сидением.

Матрос принимает швартовые, и кораблик, вздрагивая, набирает ход. Устье Невы забито судами. Тут мощные ледоходы с высокими, похожими на балконы, мостиками, огромные транспорты, лесовозы, груженые свежим тесом, пахнущим смолой; канонерские лодки, катера и буксиры; дальше видны деревянные баржи. Вот стоит трехтрубный стройный крейсер «Аврора» — герой Октября. Он только что вышел из дока, где были зарубцованы его борта, пробитые немецкими снарядами. Теперь крейсер получит оснастку, будет заново окрашен и поступит в распоряжение нахимовцев — самых молодых моряков.

В торговом порту — довоенное оживление. Повизгивают лебедки, вскидывают и опускают свои журавлиные головы погрузочные краны. Трубоэлектроход «Молотов» — красивый, сверкающий чистотой корабль уходит с ценным грузом в Англию и Америку. И, пока «Кремль» идет по морскому каналу, стоящие на палубе моряки с жадным удовольствием оглядывают эту картину возрождающейся морской жизни.

Мы все приезжаем в Ленинград с Московского вокзала, но, чтобы яснее представить себе морской характер этого города-порта, его надо увидеть с моря. Вот идет навстречу большой транспорт. На палубе — группы демобилизованных моряков и солдат пехотных частей береговой обороны. Они машут нам руками и что-то кричат.

Над прояснившимся морем возникают прочные контуры приземистых кронштадтских фортов — этих земляных кораблей с каменными бортами, стоящих здесь на вечном якоре. В дни боев огонь фортов делал огненным небо Кронштадта, и вражеские самолеты обжигали тут свои крылья.

Кронштадт — город моряков. Геометрически точны линии его одетых гранитом узких каналов, чугунных решеток и тихих каменных улиц.

В доках морского завода, выложенных еще при Петре, чинятся землечерпалки, буксиры, подводные лодки, военные корабли. Видимые глазу от самого днища до верхушек мачт, они окружены заботами, вокруг них снуют рабочие доков, лазят по лестницам, производят автосварку, красят и полируют борта.

Маленький меднотрубый катерок — «самовар», разбрасывая килем маслянистый налет и ловко лавируя между судами, выносит нас на простор кронштадтского рейда.

Не качаясь на волне, неподвижно стоит тяжелый линкор «Октябрьская революция». Мы подходим к трапам и подымаемся на палубу.

Как все изменилось здесь! Блокадной зимой линкор стоял на Неве у стенки Балтийского завода, покрытый цветными полотнами камуфляжа. Его деревянная палуба была уложена тяжелыми бронированными щитами, снятыми с другого недостроенного корабля. Как товарищ, накрыл он палубу друга своей тяжелой бронированной шинелью. Немцы охотились за линкором. Моряки отстаивали его, как отстаивают только родной дом. И сейчас корабль хранит честь героев. Вот зенитное орудие левого среза. Башня его была пробита осколками, и видны бронированные заплаты, трудно различимые, впрочем, после тщательной закраски. На башне — орудия, бронзовая доска, и слова, высеченные на ней, скупо повествуют о совершенном здесь подвиге. Этому орудию присвоено имя его командира Ивана Тамбасова. 16 апреля 1943 года вражеский снаряд поджег боезапас, и создалась угроза и орудию, и артиллерийскому погребу. Моряк Тамбасов руками выбрасывал за борт горящие снаряды. Он смертельно обгорел и погиб сам, но спас корабль. Приказом командующего Краснознаменного Балтийского флота моряк навечно зачислен в списки корабля, и каждый раз на перекличке в торжественной тишине новый командир орудия, старшина второй статьи Сорокин, отвечает перед строем моряков: «Погиб смертью храбрых».

Корабль живет деятельной учебной жизнью. Главный боцман мичман Обжерин, герой блокадных боев, руководит авральными работами по приборке корабля к празднику. Матросы моют и натирают щетками надстройки и башни, другие чинят на юте палубу, уложив свежие ясеневые доски, конопатят швы пенькой. В перерыв все собираются покурить на полубак.

Могучие орудия «главного калибра», как и все остальные пушки линкора, покрыты чехлами, и огромные хоботы орудий кажутся добрыми и миролюбивыми. Их сила до времени скрыта.

Уже в темноте наш катер возвращается от линкора. На корабле зажигаются якорные огни, и могучий силуэт корабля-крепости неподвижно замирает на рейде.



Предпраздничные дни полны особенного всеобщего радостного сознания, что жизнь города через все трудности и ухабы вводится в прежнее русло.

Недавно на Невском у Аничкова моста был разобран последний дот. Этот дот был устроен между угловыми колоннами Дворца пионеров, но дворец сейчас деятельно восстанавливается, и место узкой и грозной пулеметной амбразуры опять заняло высокое, светлое окно дворца. Знаменитый каменщик Андрей Куликов уже подвел под крышу последнюю стену дома, разбитого бомбой, — на углу Невского и улицы Гоголя. Теперь на Невском не осталось ни одного неисправленного фасада. Проспект уже принял свой довоенный вид. Ярко горят фонари, огни двоятся, отражаясь в мокром асфальте. Ленинградцы, как раньше, выходят по вечерам на Невский, даже без всякой деловой надобности, — просто погулять и полюбоваться любимым проспектом.

Деятельно отстраиваются жилые дома. Уют входит в квартиры, как старый хозяин. Знакомый писатель, автор многих пьес и книг для детей, до войны жил в маленькой квартире, похожей на шкатулку. Две крошечные комнаты были украшены книгами, в стеклянном шкафу собрано множество фарфоровых фигурок из мира любимых писателем русских сказок — домики на курьих ножках, бабы-яги, собачки и мельницы стояли здесь на отполированных полках. В эту квартиру влетел немецкий снаряд. К счастью, писателя не было. Снаряд разбил все и все превратил в пыль. Казалось, прежний, чистый покой и уют никогда больше не вернутся сюда.

И вот — зиявшая в стене дыра заложена кирпичом, заделана штукатуркой, поправлен пол, вновь окрашены стены, и теплый, сухой воздух согрет паровыми батареями. И опять много книг, и такой же шкаф стоит на прежнем месте, и крохотные фигурки теснятся друг к другу на полированных полках.

Все в Ленинграде становится таким, как было. Возрождается прежний пульс жизни большого, прекрасного города. Вой жутких ночных сирен, мертвая, тупая боль голода, чугунное, кровавое кольцо блокады, — все это позади. Хоть много еще ран в домах и душах, но жадный, радостный ветер обновления, как крылья весны, шумит над городом. Он гонит осевшие на камнях домов последние тени блокадных дней, сияет свежими красками на фронтонах зданий, шевелит еще неокрепшими ветвями парков Победы, гонит к морю дым возрожденных заводов, пробуждает неумирающую тягу к прекрасному.

Чувство красоты особенно свойственно ленинградцам. Недаром так быстро и так бережно восстанавливаются замечательные архитектурные ансамбли города. Ослепительной белизной сияют колонны по всему полукружью Дворцовой площади, рвутся, вставая на дыбы, квадриги над Триумфальной аркой.

Ленинградцы трогательно любят искусство и дорожат памятью его творцов. На могиле Репина, на берегу моря, у развалин «Пенат» — свежие цветы. У постамента за низкой чугунной оградой три маленьких террасы покрыты свежей хвоей, венками. Один из них, как видно по надписям, сделанным прямо карандашом на фанерных дощечках, принесли ленинградские связисты, другой — балтийские моряки, посетившие могилу «в количестве пятнадцати человек».

Возрождается театральная и музыкальная жизнь города. Уже открыла сезон филармония. Ленинградцы первыми в стране услышали мажорные звуки новой победной симфонии любимого композитора, бывшего с ними в первые суровые дни блокады. К годовщине Октября вновь, после четырехлетнего перерыва, открылись залы Эрмитажа — самого великолепного в мире музея. Веселый театр Музыкальной комедии в дни голода под вой снарядов, не покоряясь обстоятельствам, продолжал свои спектакли. Нынче к праздникам театр подготовил новую премьеру — комедию В.А.Крылова «Девичий переполох».

Трудом, творчеством, созиданием, радостью победы и возрождением красоты живут мужественные люди героического города. В их гордых сердцах и верных руках — немеркнущая честь Ленинграда. //Ник. Жданов.


***********************************************************************************************
Суд над гитлеровскими палачами из Бельзенского концлагеря


ЛЮНЕБУРГ, 6 ноября. (ТАСС). Вчера на утреннем заседании суд допросил подсудимого Владислава Островского и одного свидетеля защиты. Подсудимый Островский обвиняется в жестоком обращении с заключенными, в то время когда он был «капо» (низший пост в лагерной администрации) и лагерным полицейским. По показаниям свидетелей, Островский избил в Бельзене палкой около 20 заключенных и убил одного француза за то, что тот, будучи больным, не мог явиться на поверку. При раздаче пищи в бараке Островский умышленно обделял слабых и больных, обрекая их, таким образом, на голодную смерть.

Один из свидетелей показал, что, когда он, будучи больным тифом, попросил у Островского пищу, то получил вместо этого несколько ударов палкой. Опрошенный свидетель защиты пытался выгородить Островского, но во время допроса, произведенного прокурором, рассказал об одном факте, характеризующем зверское обращение лагерной администрации с заключенными в лагере. По словам свидетеля, один из заключенных от переутомления и истощения заснул во время ночной работы. За это он был наказан 70 ударами палкой, затем крепко связан по рукам и ногам проволокой и брошен в холодное помещение. На следующее утро этот заключенный не мог уже подняться на работу и был пристрелен «капо».

Вечернее заседание суда начинается допросом предпоследнего обвиняемого Мечислава Бурграф. Он был старостой барака и в его обязанности входила раздача пищи. Как показали свидетели, во время раздачи пищи Бурграф занимался избиением заключенных. Бурграф пытается все отрицать, в том числе и непреложно установленные факты. Он, например, заявил, что «не видел», как мимо барака проносили тысячи трупов замученных заключенных. Запирательство подсудимого было столь очевидным, что в конце концов прокурор не счел возможным продолжать допрос.

В конце вечернего заседания суду давал показания свидетель защиты Иосиф Шос. Хотя он и стремился обелить Бурграфа, но все же привел ряд фактов, уличающих подсудимого. Свидетель сообщил, что Бурграф был не только старостой барака, но и служил в лагерной полиции.

☆ ☆ ☆

07.11.45: В.Молотов: 28-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической революции ("Правда", СССР)

05.11.45: Б.Полевой: Народ героев, народ-герой ("Правда", СССР)
05.11.45: Д.Заславский: Пафос строительства ("Правда", СССР)

04.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 4. В Дайрэне ("Известия", СССР)
04.11.45: Е.Браганцева: Братство ("Известия", СССР)

03.11.45: И.Бачелис: О люнебургском процессе ("Известия", СССР)
03.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 3. Порт-Артур ("Известия", СССР)
03.11.45: Ф.Головатый: Слово советского крестьянина ("Известия", СССР)

02.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 2. Через пустыню и горы ("Известия", СССР)

01.11.45: С.Борзенко: Вдохновение ("Правда", СССР)
01.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 1. Над Ляодуном ("Известия", СССР)


Октябрь 1945 года:

31.10.45: Быстрее залечить раны, нанесённые войной ("Известия", СССР)

30.10.45: Да здравствует Великий Советский Союз! ("Известия", СССР)

28.10.45: А.Первенцев: Неопрошенные свидетели* ("Известия", СССР)
28.10.45: Призывы ЦК ВКП(б) к 28-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции ("Правда", СССР)

27.10.45: А.Первенцев: Неопрошенные свидетели ("Известия", СССР)
27.10.45: Большевики Красной Армии || «Правда» №257, 27 октября 1945 года

25.10.45: Н.Сергеева: Из парижских впечатлений ("Правда", СССР)
25.10.45: А.Трайнин: Мистер Винвуд «имеет честь» ("Правда", СССР)
25.10.45: В.Бурносов: Мать || «Правда» №255, 25 октября 1945 года

24.10.45: Л.Леонов: Поездка в Дрезден || «Правда» №254, 24 октября 1945 года

23.10.45: А.Первенцев: Не пора ли кончать? ("Известия", СССР)

22.10.45: И.Эренбург: Путь Болгарии ("Правда", СССР)
22.10.45: Накануне зимнего спортивного сезона ("Правда", СССР)

21.10.45: А.Борисов: Забота о детях-сиротах ("Известия", СССР)
21.10.45: Обозреватель: Международное обозрение ("Правда", СССР)

20.10.45: Р.Хмельницкий: На выставке трофеев ("Правда", СССР)
20.10.45: К.Горшенин: Главные военные преступники перед судом народов ("Известия", СССР)

19.10.45: Германский фашизм перед судом народов ("Правда", СССР)
19.10.45: Гитлеровские главари перед судом народов ("Известия", СССР)
19.10.45: Судебный процесс в Люнебурге || «Известия» №247, 19 октября 1945 года
19.10.45: Первое заседание Международного Военного Трибунала по делу главных немецких военных преступников ("Правда", СССР)

18.10.45: Советский инженер ("Известия", СССР)
18.10.45: Судебный процесс в Люнебурге ("Известия", СССР)

17.10.45: Под знаменем советской демократии ("Известия", СССР)

15.10.45: Служение народу — высший долг работника Советского государства ("Правда", СССР)

13.10.45: И.Золин: Проводы победителей ("Правда", СССР)
13.10.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Правда", СССР)

12.10.45: О.Курганов: Процесс в Люнебурге. Допрос Крамера ("Правда", СССР)
12.10.45: Избирательный закон Советского государства ("Известия", СССР)

11.10.45: Забота о защитниках Родины и их семьях ("Правда", СССР)
11.10.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Правда", СССР)

09.10.45: В.Полторацкий: Под Шенграбеном ("Известия", СССР)
09.10.45: Лечение инвалидов Отечественной войны ("Известия", СССР)

07.10.45: О.Курганов: Суд над бельзенскими палачами ("Правда", СССР)
07.10.45: И.Бачелис: На процессе в Люнебурге ("Известия", СССР)
07.10.45: Ф.Каменский: Дороги побед ("Известия", СССР)
07.10.45: С.Боровкова: Кремлевские звезды ("Известия", СССР)
07.10.45: Выборы в Верховный Совет СССР || «Известия» №237, 7 октября 1945 года

Газета «Известия» №263 (8873), 7 ноября 1945 года
Tags: 1945, газета «Известия», ноябрь 1945
Subscribe

Posts from This Journal “газета «Известия»” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments