Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Мирные люди

газета «Известия», 10 ноября 1945 годаТ.Тэсс || «Известия» №264, 10 ноября 1945 года

У нас нет более важной задачи, чем задача ЗАКРЕПИТЬ НАШУ ПОБЕДУ, которой мы добились в непреклонной борьбе, и которая открыла путь к новому великому под’ему нашей страны и к дальнейшему повышению жизненного уровня нашего народа... Наш народ полон веры в своё великое дело, в дело Великой Октябрьской социалистической революции. (В.М.Молотов).



# Все статьи за 10 ноября 1945 года



«Известия», 10 ноября 1945 года

Есть час накануне парада, когда Москва становится полной особенной поэтичности.

Прекращено движение трамваев, остановились троллейбусы, центральные улицы пусты. От этой необычной пустоты они кажутся шире и торжественней. Дома приобретают особую значительность. Стройный и чистый городской пейзаж освещен влажным светом осеннего утра. Тихо.

Подходишь ближе к Красной площади, и вот на примыкающих к ней улицах видишь воинские части, что приготовились к параду. Стоят ровные молчаливые каре, осенний свет играет на штыках, на касках. Вдоль улицы вытянулись ряды орудий с громадными длинными стволами; стоит, покрытое чехлом, воинское знамя, и красноармеец охраняет его, строгий и недвижимый, как изваяние. Замер оркестр, на медных трубах оседают легкие, редкие снежинки. Неподвижно стоят машины и танки. Тишина, все охвачено сосредоточенным и взволнованным ожиданием.

Где-то, далеко отсюда, шумят колонны демонстрантов, там смеются, поют песни, пляшут, греются, подталкивая друг друга. Весь этот разноголосый говор, смех, пение не долетают сюда. Замерли ряды гостей на трибунах. Близится торжественный миг. Его ждут, затаив дыхание.

И вот слетают с высокой башни звуки курантов. Бьют часы. Уже поднялись на трибуну мавзолея руководители партии и правительства. Часы пробили десять. И хрупкий, ясный ледок тишины распался, разлетелся на множество осколков. На площадь вступил праздник, гремящий, поющий, великолепный, — весь в музыке и движении.

Глядя на парад, мы видели не только то, что происходило на площади. Все четыре года войны прошли перед нашими глазами. Они вспоминались особенно ярко и полно в этот праздничный день. Маршировала пехота, рысью прошла кавалерия, от тяжелой поступи танков дрожала земля. Победный парад во всей своей мощи и красоте открывался нам. И, глядя на него, мы вспоминали все, что было пережито нами за эти годы, — длинный, трудный и великий путь, по какому народ нашей страны прошел к этому праздничному дню.

С особой силой нахлынули эти мысли, когда на площадь вступили трудящиеся столицы, колонны мирных людей, которые вышли на первую свою демонстрацию после конца войны.

Отгремели звуки сводного оркестра, возвещая конец военного парада. На несколько минут площадь опустела. Это была короткая прозрачная пауза, отделившая одну часть праздника от другой. И снова грянули оркестры, заколыхались яркие знамена, и во всю ширину площади, от здания ГУМ до трибун, двинулись шеренги демонстрантов.

Шагали матери, высоко подымая детей. Пожилые женщины торопились, стараясь не отстать от молодых, они глядели на трибуну, щеки их разрумянились, из-под шляп и платочков выбивались легкие пряди седых волос.

В колоннах демонстрантов не было торжественной строгости воинских частей. Но они были не менее прекрасны. Они двигались, как река, и в этом стихийном, бурном движении была особая красота.

Задолго до парада люди готовились к праздничному дню. Сколько раз обсуждались украшения колонн, — шары, флаги, цветы, плакаты, — с какой любовью все это создавалось! С каким волнением в ранний час стекались люди в места, указанные для сбора колонн, и ждали там назначенного срока, чтобы двинуться на площадь!

И вот они идут под звуки оркестров и кричат «ура», глядят на трибуну мавзолея, и кажется им, что громадная площадь слишком мала, слишком короток этот путь, чересчур быстро движутся колонны...

Есть особое волнение в этих минутах, как в минутах счастливой встречи.

Вот и встретились все на Красной площади. Руководители страны, полководцы, солдаты, командиры и простые мирные люди. Встретились в день великого праздника.

Мирные люди выстояли в дни войны, как может выстоять военный человек на передовой линии. Они выполнили свой долг — долг чести, труда, верности родине. Они справились со всем, что было им доверено. Молодые не жалели своей молодости, пожилые не щадили своих сил. Слава им всем и великая благодарность родины!

По площади шагали работники громадных московских заводов. Заводы эти известны и по своему знамениты. Они многое сделали для победы. Но в этих же колоннах шагали скромные, мало кому известные труженики.

Здесь был, например, завод фруктовых вод. Сколько существует этот завод, в его цехах делали ситро и клюквенный напиток. Искусники изобретали, стараясь добиться в лимонаде игры, игольчатой искры. Но те, что были в Москве в пору самых жестоких боев за столицу родины, — те помнят, что на заводе фруктовых вод люди научились делать бутылки с горючей жидкостью, и этими бутылками бойцы поджигали вражеские танки.

В колоннах, среди прославленных мастеров труда, шагали работники маленькой фабрики игрушек. Здесь делали котов в сапогах, плюшевых зайцев, медведей. Но настал час, и на этой же фабрике кукольники, игрушечных дел мастера, стали производить отличные гранаты, ибо гранаты были нужны для защиты родины...

О многом думается в праздничный день, когда глядишь на колонны демонстрантов. Такие же колонны шли в этот день во всех наших городах. Они двигались по торжественным улицам Ленинграда, мимо памятников, вновь стоящих на своих постаментах, мимо Эрмитажа, куда опять вернулись драгоценные картины и вошли в золоченые рамы, как в свой дом; мимо дворцов, арок и восстановленных зданий, уже отстроенных руками каменщиков. Демонстранты двигались по улицам Одессы, океанские пароходы входили в Одесский порт, на бульваре падали последние осенние листья, и бронзовый Пушкин стоял, освещенный холодным осенним солнцем. Колонны демонстрантов шагали по улицам Сталинграда, по площадям Севастополя, мимо черных руин, мимо горелого мертвого камня, на котором скоро зацветут цветы жизни. И особая человеческая близость ощущалась в этот час между всеми нами, где бы мы ни находились, — та близость, которая бывает только между родными людьми.

...Наступил вечер, прогремел над Москвою чудесный гром салюта. Закачались, скрещиваясь, голубые копья прожекторов, и все небо было покрыто светящейся волшебной сеткой. Во влажном асфальте отражались огни, как в реке. И снова, шумя и ликуя, двигались по улицам люди, мирные, веселые люди Москвы… //Татьяна Тэсс.



Парад доблести

...Расправил ветер шелковые складки
На каждом знамени. Фанфары высоки!
И вот пошли по каменной брусчатке,
Пошли победоносные полки.
Храбрейшие. Орлы. Краса отчизны.
Герои-пехотинцы. Моряки.
Умелые гвардейцы-офицеры,
Бывалые солдаты-смельчаки.
Подтянуты. Сияющи. Плечисты.
Испытаны. Проверены. Ловки.
Танкисты и артиллеристы.
Разведчики. Наводчики. Стрелки.
За взводом взвод. За ротой следом рота.
Полк за полком. К ноге нога.
Привет тебе, советская пехота,
Владелица граненого штыка!
Восторженные, пьяные от счастья
Суворовцы по площади идут.
Слепяще-белой, черной, карей масти
Лихие кони всадников несут.
А вот идет владычица простора, —
Идут, гремят, уже вблизи видны,
Надежда наша, ярость и опора —
Стальные пушки, гневный бог войны.
Им все подвластно: небо голубое
И вражьих стен бетонная кора.
Поклон вам, громовержцы, громобои,
Нещадного прорыва мастера!
А вот, мгновенно снявшись со стоянки,
По площади в стремительном строю
Идут, как горы, великаны-танки,
Десятки раз бывавшие в бою.
Они сегодня свежей краской блещут,
Но их броня вчера опалена.
И это им трибуны рукоплещут,
И это их приветствует страна.
Да, наш народ под бурей не согнется!
Как вешний стебель, шаг его упруг.
Да, у таких могучих знаменосцев
Не вырвет буря знамени из рук.

Сергей Васильев.

☆ ☆ ☆

10.11.45: Да здравствует и да процветает наша Великая Родина! ("Известия", СССР)
10.11.45: Парад частей Московского гарнизона на Красной площади 7 ноября 1945 года! ("Известия", СССР)

09.11.45: С.Крушинский: Пушки в чехлах ("Правда", СССР)
09.11.45: Закрепим достигнутую победу ("Правда", СССР)

08.11.45: А.Сурков: С именем Сталина ("Правда", СССР)
08.11.45: Исторический праздник советского народа ("Правда", СССР)

07.11.45: Н.Жданов: В Ленинграде ("Известия", СССР)
07.11.45: М.Исаковский. Первый тост || «Правда» №266, 7 ноября 1945 года

05.11.45: Б.Полевой: Народ героев, народ-герой ("Правда", СССР)
05.11.45: Д.Заславский: Пафос строительства ("Правда", СССР)

04.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 4. В Дайрэне ("Известия", СССР)
04.11.45: Е.Браганцева: Братство ("Известия", СССР)

03.11.45: И.Бачелис: О люнебургском процессе ("Известия", СССР)
03.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 3. Порт-Артур ("Известия", СССР)
03.11.45: Ф.Головатый: Слово советского крестьянина ("Известия", СССР)

02.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 2. Через пустыню и горы ("Известия", СССР)

01.11.45: С.Борзенко: Вдохновение ("Правда", СССР)
01.11.45: М.Исаковский. Русской женщине || «Правда» №261, 1 ноября 1945 года
01.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 1. Над Ляодуном ("Известия", СССР)


Октябрь 1945 года:

31.10.45: Быстрее залечить раны, нанесённые войной ("Известия", СССР)

30.10.45: Да здравствует Великий Советский Союз! ("Известия", СССР)

28.10.45: А.Первенцев: Неопрошенные свидетели* ("Известия", СССР)
28.10.45: Призывы ЦК ВКП(б) к 28-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции ("Правда", СССР)

27.10.45: А.Первенцев: Неопрошенные свидетели ("Известия", СССР)
27.10.45: Большевики Красной Армии || «Правда» №257, 27 октября 1945 года

25.10.45: Н.Сергеева: Из парижских впечатлений ("Правда", СССР)
25.10.45: А.Трайнин: Мистер Винвуд «имеет честь» ("Правда", СССР)
25.10.45: В.Бурносов: Мать || «Правда» №255, 25 октября 1945 года

24.10.45: Л.Леонов: Поездка в Дрезден || «Правда» №254, 24 октября 1945 года

23.10.45: А.Первенцев: Не пора ли кончать? ("Известия", СССР)

22.10.45: И.Эренбург: Путь Болгарии ("Правда", СССР)
22.10.45: Накануне зимнего спортивного сезона ("Правда", СССР)

21.10.45: А.Борисов: Забота о детях-сиротах ("Известия", СССР)
21.10.45: Обозреватель: Международное обозрение ("Правда", СССР)

20.10.45: Р.Хмельницкий: На выставке трофеев ("Правда", СССР)
20.10.45: К.Горшенин: Главные военные преступники перед судом народов ("Известия", СССР)

19.10.45: Германский фашизм перед судом народов ("Правда", СССР)
19.10.45: Гитлеровские главари перед судом народов ("Известия", СССР)
19.10.45: Судебный процесс в Люнебурге || «Известия» №247, 19 октября 1945 года
19.10.45: Первое заседание Международного Военного Трибунала по делу главных немецких военных преступников ("Правда", СССР)

18.10.45: Советский инженер ("Известия", СССР)
18.10.45: Судебный процесс в Люнебурге ("Известия", СССР)

17.10.45: Под знаменем советской демократии ("Известия", СССР)

15.10.45: Служение народу — высший долг работника Советского государства ("Правда", СССР)

13.10.45: И.Золин: Проводы победителей ("Правда", СССР)
13.10.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Правда", СССР)

12.10.45: О.Курганов: Процесс в Люнебурге. Допрос Крамера ("Правда", СССР)
12.10.45: Избирательный закон Советского государства ("Известия", СССР)

11.10.45: Забота о защитниках Родины и их семьях ("Правда", СССР)
11.10.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Правда", СССР)

09.10.45: В.Полторацкий: Под Шенграбеном ("Известия", СССР)
09.10.45: Лечение инвалидов Отечественной войны ("Известия", СССР)

Газета «Известия» №264 (8874), 10 ноября 1945 года
Tags: 1945, Сергей Васильев, газета «Известия», ноябрь 1945
Subscribe

Posts from This Journal “1945” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments