Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Германский фашизм перед судом народов

газета «Правда», 22 ноября 1945 годаД.Заславский || «Правда» №278, 22 ноября 1945 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Выдвижение кандидатов в состав окружных избирательных комиссий по выборам в Совет Союза и Совет Национальностей (1 стр.). Приветствия тов. М.И.Калинину в связи с 70-летием со дня его рождения (1 стр.). В.Дмитриев. — О системе земледелия в черноземных степных районах СССР (2 стр.). «Второе Баку» сегодня. Беседа с народным комиссаром нефтяной промышленности СССР Н.К.Байбаковым (2 стр.). ПАРТИЙНАЯ ЖИЗНЬ: А.Муханов.— Заметки о стиле работы. В местных парторганизациях (2 стр.). Новая победа советских футболистов. «Динамо» выиграло у сборной английских команд со счетом 4:3 (3 стр.). С.Дурылин. — Два спектакля (3 стр.). Новое французское правительство (4 стр.). Сообщение правительства Монгольской Народной Республики о результатах плебисцита (4 стр.). Выступление Трумэна на пресс-конференции (4 стр.). Иранские власти потворствуют сеидовцам (4 стр.). Выступления против Маниу внутри национал-царанистской партии (4 стр.). Процесс главных немецких военных преступников в Нюрнберге (4 стр.). Д.Заславский. — Германский фашизм перед судом народов (3 стр.). Политическое положение в Греции (3 стр.). Обсуждение в палате общин вопроса об Индонезии (3 стр.).



# Все статьи за 22 ноября 1945 года



«Правда», 22 ноября 1945 года

Международная реакция получила новый удар. Ее усилия сорвать процесс над главными виновниками преступной войны закончились провалом. Торжествует справедливость. Победило здоровое демократическое сознание народов. Теперь, когда пришли в движение колеса международного правосудия, мы должны вспомнить о тех, кто пытался на протяжении полугодия после окончания войны вставить палку в эти колеса. Их было немало среди публицистов реакционной печати и среди высокопочтенных юристов старого мира. Попытка повторить политический фарс, разыгранный после первой мировой войны, не удалась. Главные виновники фашистского военного разбоя сидят на скамье подсудимых. Они были введены в зал суда в то самое время, когда их сообщники, их подчиненные, палачи Бельзена и Освенцима, оставили скамью подсудимых, чтобы занять свои места на виселице.

После процесса палачей отдельных лагерей начался процесс палачей Европы.

Мы услышим их последние слова перед тем, как они замолкнут навсегда. Сами они не так представляли себе свой конец. Перед тем, как принять яд, Геббельс прокричал на весь мир, что главари фашизма не капитулируют, они не сдадутся, они не прекратят борьбы, а уйдут в подполье и там возглавят армию немецких террористов. Это был последний план Гитлера. Они готовились сделать это. Они запасались подложными паспортами и поддельными бородами. Они заблаговременно заготовили аппарат сопротивления в Германии и запаслись друзьями за границей. Они обеспечили себя деньгами в банках Швейцарии, Испании, Португалии и других стран.

Этот план рухнул. Его разбила Красная Армия своим стремительным движением к Берлину, штурмом Берлина, сокрушительным прорывом его обороны. Выходы из фашистского логова были отрезаны. Бежать было некуда. Моральный крах последовал за военным. Самоубийство Геббельса была актом отчаяния. Он не верил больше в возможность сопротивления, и крики о борьбе в подполье, о возрождении фашизма ему самому казались уже бессмысленным бредом. Геббельс предпочел яд петле.

Гиммлер все же рассчитывал на то, что ему удастся бежать и продолжать свое кровавое дело. Он недалеко убежал. Фашистское подполье оказалось ненадежным убежищем. Немцы не могли его спрятать. Он тоже предпочел яд петле.

Неизвестно, что стало с Гитлером: покончил ли он сам с собой, покончили ли с ним в последнюю минуту, скрывается ли он до сих пор в какой-либо щели, искусно замаскированной. Бежал Мартин Борман.

Не забудем в эту минуту, когда открылся суд в Нюрнберге, что есть еще фашистские волки в Германии, не все еще пойманы. Не забудем, что перед своей кончиной германский фашизм оставил в Германии подпольную организацию. Не забудем, что в разных странах германский фашизм имел верных друзей и надежных помощников.

Народы приветствуют открытие процесса над палачами Европы. Но мы и на расстоянии видим гримасу злобы на лице Франко. На наших глазах Салазар фальшивыми румянами «демократических выборов» пытается изменить фашистский облик своего режима. Как у солнечного спектра есть свои невидимые края, так и фашистский спектр распространяется за пределы официальной скамьи подсудимых. Престарелый Кнут Гамсун в Норвегии содрогается от страха и злобы перед картиной скамьи подсудимых. А как чувствует себя Свен Гедин в Швеции — сообщник фашистской разбойничьей банды?

Их немало всюду, во всех щелях Европы и Америки, — тех, кто помогал Герингу и Гессу перед преступной войной, во время войны и после войны. На них надеясь, Геринг, Гесс и прочие не приняли в свое время яд. Они рассчитывали, что роковая петля обернется для них спасительным кругом. Роберт Лей в последнюю минуту взвесил все доводы за и против своего спасения. Он подвел баланс в камере одиночного заключения и предвосхитил свой неизбежный приговор в порядке самодеятельности. Жаль, что нет его на суде. Он был шутом в жизни и внес бы элемент фашистского шутовства в процесс.

Скамья подсудимых полна и без Гитлера. В лицах, вернее, в мордах, здесь представлен весь германский фашизм. Он выступает, как наиболее яркое, наиболее последовательное воплощение не только германской, а и международной реакции. Все, что есть самого отвратительного, самого дикого, самого преступного, собрано на скамье подсудимых в Нюрнберге. По своему международному значению процесс выходит далеко за рамки Германии. Гитлер не явился на свет как уродливый продукт политического самозарождения. Он — детище европейской реакции, международного империализма. У него есть политические родители и весьма обширная семья родственников. Это не только немцы. Это даже не только аргентинские фашисты. Очень многие находятся на свободе. Некоторые даже находятся у власти в своих странах. Они убеждены, что их нельзя назвать преступниками, потому что они государственные деятели.

Так думали и нынешние подсудимые. Они были убеждены, что их звания и титулы дают им неприкосновенность. Поэтому они ставили себя выше всякого закона. Мы помним, как на предостережение СССР, Англии и США об уголовной ответственности правителей фашистской Германии немецкая печать ответила циничным смехом и глумлением. Гитлеровцы не верили в ответственность правителей империалистических государств. А если и вставала перед ними перспектива поражения, то они видели в подобной перспективе кайзера, отдыхающего от военных трудов на своей вилле в Голландии, а на худой конец — Наполеона на острове св. Елены. Ведь авторитетные американские и английские юристы весьма глубокомысленно обсуждали вопрос, можно ли судить правителей государства за войну и военные преступления.

И вот эти правители перед судом. Сколько лет Геринг пытался блеском своих орденов затмить звездное небо! А теперь он только военный преступник, бандит, гангстер, и ясно, что он всегда был таким, а пышный мундир, ленты и ордена были только прикрытием, маскировкой натуры, рожденной для взлома несгораемых шкафов и грабежа поездов. Жизнь Геринга пройдет перед судом в подлинном свете, и хотя его не судят за поджог рейхстага, но повешен он будет и за это преступление, поскольку оно открыло длинную цепь его злодеяний.

С тревогой будет следить вся международная реакция, все эти херсты и херстоподобные, за процессом в Нюрнберге. Ведь это они помогали политически ничтожным людям, преступникам по профессии и шулерам по призванию, раздуваться до размеров международных разбойников. Ведь это господа войты и войтоподобные строили свои политические планы, исходя из того, что Гитлер и его банда — это серьезные, заслуживающие уважения государственные деятели. Изобличение подсудимых будет морально-политическим разоблачением всех, кто в свои планы включал разбой и грубейшее насилие как средства международной дипломатии и политики.

Фашистский план войны — это фашистский преступный заговор, — таков основной тезис обвинительного акта. Этим утверждается высокая норма международного правосудия. Вся деятельность фашистского правительства Германии рассматривается как преступная подготовка разбойничьей войны. Народы мира, наученные горьким опытом, перенесшие тяжесть мировой войны, не хотят больше мириться со старой традицией безответственности государственных деятелей, превращающих международную политику в заговоры. Ответственность Геринга, Гесса, Риббентропа и прочих начинается не только с того момента, когда германские войска, выполняя их планы, напали на Чехословакию, Австрию, Польшу и другие страны, а с того момента, когда задуманы были планы завоевания Европы и всего мира.



Процесс в Нюрнберге начался. Народы с неотрывным вниманием будут следить за ним. Процесс в Бельзене был предисловием, вступительным словом к Нюрнбергскому процессу. Предисловие, как известно, затянулось, вступительное слово было не совсем удачно. Английская адвокатура не приобрела славы на этом процессе. Она защищала не преступников, а преступления. Адвокатуре на процессе в Нюрнберге, немецкой по своему составу, предоставлена полная возможность показать, что выполнение профессионального долга защиты не означает солидарности с профессией убийц, грабителей, насильников, палачей. //Д.Заславский.


***********************************************************************************************
Процесс главных немецких военных преступников в Нюрнберге
Утреннее заседание 21 ноября


НЮРНБЕРГ, 21 ноября. (ТАСС). Утреннее заседание Международного Военного Трибунала начинается выступлением защитника д-ра Дик. От имени защиты он ходатайствует перед трибуналом о предоставлении защите права ежедневно перед заседанием иметь свидания с подсудимыми. Это своё требование защитник мотивирует тем, что трибунал запретил представителям защиты вести переговоры со своими подзащитными во время хода судебного заседания. Председатель судья Лоуренс отклоняет это ходатайство защиты, но считает возможным в ходе судебного заседания письменное общение защитников со своими подзащитными.

Затем выступает защитник подсудимого Розенберга. Он доводит до сведения трибунала, что получил от своего подзащитного письменные об’яснения о его предполагаемом ответе на вопрос суда, виновен ли он. «Прошу, — заявляет защитник, — перерыва заседания трибунала для того, чтобы я мог переговорить со своим подзащитным. Этого же хотят и мои коллеги». Председатель Лоуренс удовлетворяет эту просьбу защиты и соглашается на 15-минутный перерыв, однако он напоминает представителям защиты, что они имели много недель для общения с подсудимыми.

После перерыва председатель трибунала приступает к персональному опросу подсудимых. Первым к микрофону подходит подсудимый Герман Геринг. В его руках лист бумаги. Он готовится говорить, но председатель прерывает его, и Геринг заявляет, что он не признает себя виновным «в том смысле, как это написано в обвинительном заключении». Следующим со своего места нервно поднимается Гесс и заявляет: «Нет». Встает Риббентроп и тихо произносит: «Не признаю себя виновным в том смысле, как это изложено в обвинительном акте». Бывший генерал-фельдмаршал Кейтель и все остальные подсудимые также заявляют о непризнании ими своей вины.

Председатель сообщает, что ввиду болезни подсудимого Кальтенбруннера его дело будет слушаться в его отсутствии.

Опрос окончен.

С речью затем выступил главный обвинитель от США Роберт Джексон.

☆ ☆ ☆

22.11.45: Братья Тур: Солдатская дружба ("Известия", СССР)

21.11.45: Начался процесс главных немецких военных преступников ("Правда", СССР)
21.11.45: И.Эренбург: Письма из Югославии* ("Известия", СССР)
21.11.45: А.Твардовский: В родных местах ("Известия", СССР)

20.11.45: Верный соратник Ленина и Сталина ("Известия", СССР)

18.11.45: Слава советской артиллерии! ("Известия", СССР)
18.11.45: Л.Кудреватых: Пушка «зверобой» ("Известия", СССР)
18.11.45: Н.Яковлев: Ударная сила Красной Армии ("Известия", СССР)
18.11.45: А.Шестак: Живая повесть || «Известия» №271, 18 ноября 1945 года

16.11.45: И.Эренбург: Письма из Югославии* ("Известия", СССР)

15.11.45: Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене ("Правда", СССР)

14.11.45: И.Эренбург: Письма из Югославии ("Известия", СССР)

13.11.45: И.Эренбург: Народный фронт победил ("Известия", СССР)
13.11.45: Братья Тур: Вечная слава! || «Известия» №267, 14 ноября 1945 года
13.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 5. Спустя 40 лет ("Известия", СССР)

12.11.45: М.Брагин: Гвардейцы-кантемировцы ("Правда", СССР)
12.11.45: И.Золин: Памятник воинам, павшим в боях за Берлин ("Правда", СССР)

11.11.45: И.Эренбург: Второе рождение ("Известия", СССР)

10.11.45: Т.Тэсс: Мирные люди || «Известия» №264, 10 ноября 1945 года
10.11.45: Да здравствует и да процветает наша Великая Родина! ("Известия", СССР)
10.11.45: Парад частей Московского гарнизона на Красной площади 7 ноября 1945 года! ("Известия", СССР)

09.11.45: С.Крушинский: Пушки в чехлах ("Правда", СССР)
09.11.45: Закрепим достигнутую победу ("Правда", СССР)

08.11.45: А.Сурков: С именем Сталина ("Правда", СССР)
08.11.45: Исторический праздник советского народа ("Правда", СССР)

07.11.45: Н.Жданов: В Ленинграде ("Известия", СССР)
07.11.45: М.Исаковский. Первый тост || «Правда» №266, 7 ноября 1945 года

05.11.45: Б.Полевой: Народ героев, народ-герой ("Правда", СССР)
05.11.45: Д.Заславский: Пафос строительства ("Правда", СССР)

04.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 4. В Дайрэне ("Известия", СССР)
04.11.45: Е.Браганцева: Братство ("Известия", СССР)

03.11.45: И.Бачелис: О люнебургском процессе ("Известия", СССР)
03.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 3. Порт-Артур ("Известия", СССР)
03.11.45: Ф.Головатый: Слово советского крестьянина ("Известия", СССР)

02.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 2. Через пустыню и горы ("Известия", СССР)

01.11.45: С.Борзенко: Вдохновение ("Правда", СССР)
01.11.45: М.Исаковский. Русской женщине || «Правда» №261, 1 ноября 1945 года
01.11.45: Е.Кригер: Письма с Тихого океана. 1. Над Ляодуном ("Известия", СССР)


Октябрь 1945 года:

31.10.45: Быстрее залечить раны, нанесённые войной ("Известия", СССР)

30.10.45: Да здравствует Великий Советский Союз! ("Известия", СССР)

28.10.45: А.Первенцев: Неопрошенные свидетели* ("Известия", СССР)
28.10.45: Призывы ЦК ВКП(б) к 28-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции ("Правда", СССР)

27.10.45: А.Первенцев: Неопрошенные свидетели ("Известия", СССР)
27.10.45: Большевики Красной Армии || «Правда» №257, 27 октября 1945 года

25.10.45: Н.Сергеева: Из парижских впечатлений ("Правда", СССР)
25.10.45: А.Трайнин: Мистер Винвуд «имеет честь» ("Правда", СССР)
25.10.45: В.Бурносов: Мать || «Правда» №255, 25 октября 1945 года

24.10.45: Л.Леонов: Поездка в Дрезден || «Правда» №254, 24 октября 1945 года

23.10.45: А.Первенцев: Не пора ли кончать? ("Известия", СССР)

22.10.45: И.Эренбург: Путь Болгарии ("Правда", СССР)
22.10.45: Накануне зимнего спортивного сезона ("Правда", СССР)

Газета «Правда» №278 (10049), 22 ноября 1945 года
Tags: 1945, Д.Заславский, Нюрнбергский процесс, газета «Правда», ноябрь 1945
Subscribe

Posts from This Journal “ноябрь 1945” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments