?

Log in

No account? Create an account

0gnev


Ярослав Огнев

«Красная звезда», «Известия», «Правда» 1941-1945


Previous Entry Share Next Entry
Героический сын грузинского народа
0gnev
«Красная звезда», 7 мая 1942 года, смерть немецким оккупантамП.Павленко || «Красная звезда» №105, 7 мая 1942 года

…мы можем и должны бить и впредь немецко-фашистских захватчиков до полного их истребления, до полного освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев. (Из приказа Народного Комиссара Обороны И.Сталина).



# Все статьи за 7 мая 1942 года.



«Красная звезда», 7 мая 1942 года

(От специального корреспондента «Красной звезды»)

Три немецких солдата подобрали в степи тяжело раненого красноармейца Григория Сулухия. Подхватили его за руки и поволокли по земле. Сулухия был без сознания и не испытал всех мук этого тяжелого пути. Очнулся он уже в селе, где стояли немцы.

Несколько местных жителей, еще оставшихся в полуразрушенном селе, видели, как немцы тащили за руки по камню улицы недвижное, окровавленное тело бойца. С ужасом и сердечной болью эти люди следили, что же произойдет дальше. Каждому запомнилось навек все, что он видел и слышал.

Немец, дурно говорящий по-русски, выплеснул на Сулухия ведро воды. Потом сразу же, словно это должно было вернуть бодрость раненому, стал расспрашивать, из какой он части, где она.

Придя в сознание, Григорий Сулухия понял, что попал в плен и его допрашивает враг. Григорий был мингрелец — человек огненной вспыльчивости. От резкой боли тело его разламывалось, но злость, охватившая вдруг все его существо, оказалась сильнее боли.

Злость ходила в нем ходуном. Он дрожал, зубы его стучали и глаза были раскрыты, готовые как бы к прыжку на противника.

— Ты слышишь, о чем я тебя спрашиваю? — сказал немец.

— Конечно, слышу! Что я, глухой, что ли?

— Тогда отвечай!

— Не буду отвечать! Мое дело — хочу говорю, хочу нет, — сказал Сулухия.

Сухощавый, маленький, невероятно подвижной, как все мингрельцы, которых труднее схватить, чем солнечный блик, он лежал перед немцем, опершись на локоть, и, не мигая, глядел на него злыми глазами.

— Плохо тебе будет, если ничего не скажешь, — предупредил немец.

— Кому плохо? Мне? Тебе, сволочь, плохо будет, — не мне. Слышишь? Наши идут.

Тут один из солдат сразмаху ударил по правой руке Григория и сжал ее.

— Сволочь! Кого пугаешь? Дай мне винтовку, — смотри, что будет. В глаза я вам наплевал!

— Покажи, что надо, — сказал немец, — и мы тебя мучить не будем, отправим в госпиталь.

— Сказать ничего не могу, показать могу, — запальчиво ответил Сулухия и левой здоровой рукой показал немцам кукиш.

— Видал? Нет? Вот все мои сведения.

Тут набросилось на пленного несколько человек. Они сломали ему другую руку и, сорвав с него шинель, гимнастерку и белье, стали вырезать на спине пятиконечную звезду. Быть может, если бы это была первая боль, он застонал бы или вскрикнул. Но он уже привык к боли, и злость помогала ему удержаться. Лоскутья кожи были содраны со спины, и немец опять спросил, не расскажет ли чего-нибудь пленный.

— Что скажу? Сволочь ты, — вот что скажу. — Кого пугаешь? Людей не видал. Мы — люди. А ты кто? Шакал и крыса тебя родили. Ты разве человек? У буйвола зад красивей, чем твоя морда. Была бы в моих руках сила, глаза б у тебя под язык заскочили!

Сулухия сплюнул и, отвернувшись от немца, стал глядеть на село. Дома из керченского известняка, с земляными, поросшими густой травой, крышами, были наполовину разрушены, будто их только что выкопали из земли, как древность. Несколько насмерть перепуганных жителей жалось возле домов. На улицах валялись обломки танков, коровьи рога, рваная солдатская обувь. Солнце низко стояло над пожелтевшей степью. Безмолвные птицы реяли стаями над единственным уцелевшим деревом в селе. Близился вечер.

Люди видели, как измученное лицо Григория просветлело, и он что-то прошептал с глубокой нежностью. Вспомнился ему, быть может, похожий вечер у себя дома, когда мать, выйдя к чинаре, что осеняет их двор своей трепещущей тенью, суровым старческим голосом запевала какую-нибудь древнюю, всеми забытую и потому свеже звучащую песню. Ведь мингрельцы певучи, как птицы. Мингрелец и во сне запоет, и перед смертью прошепчет начало песни.

— Одумался? Заговорил? — спросил его немец.

— Эй, не мешай! — ответил Сулухия почти спокойно.

Все, что умели эти мерзавцы сделать с ним жестокого, мучительного, они уже сделали. Но и он, Григорий Сулухия, красноармеец двадцати шести лет из Зугдиди, и он исполнил свое — был тверд, как сталь. А сейчас он хотел остаться наедине с собой, чтобы с гордостью взглянуть на прожитое.

— Азиат! Спокойно умереть хочешь? Не дам! — прокричал взбешенный немец.

Но не такой был человек Сулухия, чтобы позволить на себя кричать — особенно перед смертью.

— А ты сам кто?.. — закричал он, перебивая немца. — В Азию не пустим, из Европы выгоним... Тогда кто будешь? Много кричишь, сам себя пугаешь. Отстань, говорю!

— В огонь! В огонь его, — распорядился немец.

Костер, на котором солдаты разогревали свои консервы, уже почти догорел. Григория бросили на раскаленную золу и закидали сверху соломой.

— Тебе осталось еще минут пять, — наклонился немец над посиневшим, все перенесшим и уже ко всему безучастным телом Сулухия.

Тихий вечер разложил по степи свои лиловые и синие тени. Но с востока грозно надвигался на тишину рокочущий шум сражения. Солома, тлея снизу, все еще никак не могла вспыхнуть. Немец поднес к соломе большую, похожую на портсигар, зажигалку с тремя фитильками. Огонь, хрустя, побежал во все стороны.

Жители, видевшие страшную смерть Григория Сулухия, говорят, что, как только огонь коснулся его лица, он вскрикнул, как во сне, и захотел приподняться на преломленных руках, чтобы выбраться из огня. И тогда услышали люди последний долгий-долгий, медленно растущий вскрик Григория Сулухия. Вскрик, похожий на песню.

Может быть, позвал он: «О, Грузия-мать, спой теперь обо мне

Или, прощаясь с Зугдиди, к старухе-матери обратил свой зов: «Мать, спой теперь обо мне!»

Или, слыша огненный рокот недальнего боя, звал к славе товарищей, уже врывающихся в село: «Братья! Умираю впереди вас!»

И все. Не застонал, не дрогнул телом. Умер, точно упал с высоты, как птица, умершая в полете.

Село было взято к началу ночи. Костер еще пылал, и обуглившееся тело Сулухия сохранило черно-багровую звезду между лопатками.

Сулухия похож был на сгоревшее в бою знамя, от которого не тронул огонь лишь эмблему стяга — звезду из негорящей стали. // П.Павленко. КРЫМ. (По телеграфу)


**************************************************************************************************************************************************
Не стало больше болтовни о непобедимости немецких войск, которая имела место в начале войны и за которой скрывался страх перед немцами. (Из приказа Народного Комиссара Обороны И.Сталина).


Жестокие бои партизан с мадьярской дивизией

БРЯНСКИЙ ФРОНТ, 6 мая. (По телеграфу от наш. корр.). Получено донесение командира крупного об’единенного отряда советских партизан, действующего в глубоком тылу противника. В донесении говорится, что партизаны шестой день ведут ожесточенные бои с 200-й мадьярской дивизией, брошенной немцами для подавления партизанских отрядов.

Наши славные партизаны разгромили крупный отряд мадьяр, освободили 25 населенных пунктов, контролируют важные коммуникации. В руках партизан находится пять исправных танков, отбитых у врага. Обозленные мадьяры, мстя за поражение, сожгли шесть сел, в которых расстреляли свыше 500 человек мирного населения, в том числе женщин и детей.

Через линию фронта продолжают поступать сообщения о боях и первомайские приветствия от партизан. В одном сообщении приводятся следующие подробности схваток с мадьярами:

«28 апреля партизаны провели крупную операцию, в результате которой занят ряд больших населенных пунктов. В боях разгромлены 46-й, 51-й и 32-й мадьярские батальоны. Сожжены три склада с боеприпасами, амуницией и продовольствием. Захвачены богатые трофеи.

В районе важного железнодорожного узла партизаны взорвали мост и сожгли десять вагонов. За последние дни уничтожены 350 мадьяр и 60 полицейских. Бои продолжаются».

Командир другого отряда пишет:

«Мы минировали участок шоссейной дороги между двумя пунктами. В результате этого уничтожены три грузовых автомашины и две подводы с боеприпасами. Наши партизаны взорвали еще один железнодорожный мост и заминировали полотно. Уничтожена телеграфная линия на протяжении 23 километров, захвачен обоз с продуктами и рогатым скотом, награбленным у колхозников. Продукты приняты для довольствия отряда, 62 коровы розданы тем, у кого они были отобраны. Пригодились нам четыре подводы с оружием и боеприпасами и захваченные лошади. Немцы бросили против нас крупные силы, но мы их отбили. В этом бою фашисты потеряли 178 человек убитыми и 115 ранеными».


Смелый рейд по тылам врага

КАЛИНИНСКИЙ ФРОНТ, 6 мая. (По телеграфу от наш. корр.). Командованию одной кавалерийской части стало известно, что враг сосредоточивается в ряде населенных пунктов, расположенных в нескольких километрах за линией фронта. Предполагалось, что немцы отводят на отдых остатки потрепанных подразделений, чтобы переформировать их и снова направить в бой. Нужно было сорвать намерения противника и добить его живую силу, ускользнувшую из-под удара на фронте. Выполнить эту задачу предстояло конным разведывательным отрядам.

Как только стемнело, несколько групп наших конников приблизилось к передовым позициям. Под покровом ночи они скрытно проскочили в разных местах сквозь боевые порядки фашистов и оказались в тылу врага. Начался стремительный рейд, сопровождающийся лихими налетами на немецкие гарнизоны. За время операции враг был выбит из 9 населенных пунктов, имеющих важное тактическое значение. Отважные кавалеристы уничтожили 938 немецких солдат и офицеров, 9 станковых пулеметов, автоматическую пушку, несколько блиндажей и дзотов, подбили один танк и взорвали склад боеприпасов. Они также захватили пленных, 18 пулеметов, 6 минометов, 2 орудия, автомашину, много винтовок. Наши потери незначительны.

Успех дерзкого ночного рейда разведывательных отрядов, блестяще завершенного днем, немедленно отразился на действиях всей части в целом. Кавалерийская часть продвинулась вперед, улучшила свои позиции, закрепила вновь захваченные рубежи, населенные пункты и продолжает развивать активные действия против немецко-фашистских войск.

_____________________________________
Сыны Грузии на войне* ("Правда", СССР)
П.Павленко: Воины с гор* ("Красная звезда", СССР)
П.Павленко: Сыны Кавказа ("Красная звезда", СССР)
В.Григорьян: Советская Грузия в дни войны ("Красная звезда", СССР)
Письмо грузин-бойцов трудящимся Грузии* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №105 (5169), 7 мая 1942 года

Posts from This Journal by “зверства фашистов” Tag