Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

"Татаритарный русский язык" и капустная "хеннесевка"

Усадьба Урсы, Инофорум, ПереводикаПервая часть интервью с Алексеем (Sciff) Мелентьевым вызвала неожиданно высокий интерес среди тех читателей, кому небезынтересно прошлое, настоящее и будущее ИноФорума. Чтобы получше разобраться в проблеме, предоставляем ответное слово хозяйке "Усадьбы Урсы", хранительнице легендарной ветки "Переводов польских форумов" старого ИноСМИ, одному из самых уважаемых "народных переводчиков" - Маме-Медведице Тамаре.



ИноФорум, Усадьба Урсы, Переводика- Что такое "Усадьба Урсы"? Клуб неравнодушных поклонников польских СМИ? Форум почитателей таланта Тамары Урсы? Наследник славы форума старого ИноСМИ? Конкурент ИноФоруму?

- Если бы не первый вопрос, я бы ответила кратко: нет, нет, в каком-то смысле, нет. Но первый вопрос заставил меня задуматься и собрать в кучку все дальние и ближние мысли на эту тему. Ещё с первой ветки "Переводов польских форумов" на ИноСМИ я пыталась понять, что же это такое…

Я должна предупредить, что мои убеждения – это только мои убеждения, полагаю, что мало кто (а может, и вовсе никто) их в "Усадьбе" не разделяет, да я их особенно и не демонстрирую. Поэтому совершеннейшее ИМХО.

"Усадьба" есть частное проявление такого важнейшего феномена, как Русский Разговор.

Разговор, который длится давно, уж всяко более тысячи лет, и вчера, и сегодня, и не только на территории России (но без России его, конечно, не будет). Не всякая беседа русских людей – это Русский Разговор, и он даже не всегда равен сам себе. Ни образование, ни социальное положение тут значения не имеют. Болтовня двух бабушек на скамейке может быть Русским Разговором, а высокоучёная дискуссия академиков – пустой шелухой. С другой стороны, не всякий пьяный скандал с матом и мордобитием – Русский Разговор только потому, что вот-де тут народ и он себя истинно по-народному выражает. Нет.

Русский Разговор – это, прежде всего, стихия русского языка. Иной раз кажется, что он и ведётся только ради того, чтобы показать богатство, прелесть, чудо языка. При этом Русский Разговор не жаден, не самолюбив, не тщеславен. Всё рождённое в этом разговоре немедленно поступает в общее пользование, не заботясь об авторских правах.

Русский Разговор почти всегда касается проблем серьёзных, а в итоге – вечных. Он любит заниматься вопросами неразрешимыми – под видом сущих пустяков. Я бы сказала, что Русский Разговор фольклорен, кабы он и не был сам – фольклор, причём умудряющийся на равных правах вместить и тысячелетней давности мифы, и вчерашний анекдот.

Русский Разговор абсолютно свободен. Никто не может управлять им, стеснять, загонять в какие-то рамки, даже сами участники Разговора. Вот такой парадокс – стихия, ими порождаемая, им не подчиняется.

Поэтому, заглянув с утра в "Гостиную" и получив… ну, хоть бы такой подарок, как "татаритарный русский язык", я понимаю, что я – дома. Дальше будет ещё веселее.

Дальше будут дивные стихи Людвига нашего Гангофера, эпизоды из жизни Дам, Джентльменов, Ёжиков, Дворецкого и Привидений, последние абзацы Delet-а (кстати, жанр по сю пору в мировой литературе не встречавшийся, изобретение "Усадьбы", так же, как капустная "хеннесевка"), а в конце дня – уже изнемогшему от смеха, слёз и счастья читателю, на сон грядущий – очередной выпуск "Смеркалось". (Об употреблении и, главное, создании безличных глаголов в Усадьбе можно хоть сейчас диссертацию писать). И словотворчество, словотворчество – на каждой странице. И юмор – от обухом по лбу до тонкой язвительной иронии, которую не сразу и заметишь…

Зачем Усадьбе такой богатый фольклор? А зачем он Русскому Разговору, который всякое событие немедленно превращает в пословицу, притчу, сказку, анекдот? Значит, надо…

И отчего это взрыв фольклора, словотворчества всегда случается именно в переломные, опасные для России моменты? Вздымается русское море, захлёстывает далеко за пределы России, оплёскивает живой водой всякого, говорящего по-русски, не разбирая имени, крови, местожительства. Подхватывает, влечёт. По-русски понимаешь? Ну, иди сюда, садись за общий стол, потолкуем. Ведь пословица "Мирская молва – что морская волна" не одной только изысканной звукописью прекрасна, не так ли?

Кстати, я лично убеждена, что мы с поляками можем жить в мире, торговать, сотрудничать, но до конца друг друга никогда не поймём, потому что у них "Курочки Рябы" нету.

Ну вот, дошли и до поляков. Ежели принять во внимание всё вышесказанное, то польские переводы тут – дело десятое. Однако, и они зачем-то нужны. А затем, что Русский Разговор не может быть начат ни по приказу, ни по просьбе, ни даже по взаимному уговору. "Мы делаем наши прекрасные разговоры" (с) – это там, в цивилизованном европейском далеке. А у нас даже аристократия, хоть и страшно далека она была от народа, всё же не могла до конца оевропеиться, уж как старались, но только начнут "делать прекрасные разговоры" - непременно чепуха получается. Например:

"Разговор был прерван этим замечанием, и надо было придумывать опять новую тему.

- Расскажите нам что-нибудь забавное, но не злое, - сказала жена
посланника, великая мастерица изящного разговора, называемого по-английски
small-talk, обратясь к дипломату, тоже не знавшему, что теперь начать.

- Говорят, что это очень трудно, что только злое смешно, - начал он с
улыбкою. - Но я попробую. Дайте ему. Все дело в теме. Если тема дана, то
вышивать по ней уже легко. Я часто думаю, что знаменитые говоруны прошлого
века были бы теперь в затруднении говорить умно. Все умное так надоело...

- Давно уж сказано, - смеясь, перебила его жена посланника.

Разговор начался мило, но именно потому, что он был слишком уж мил, он
опять остановился. Надо было прибегнуть к верному, никогда не изменяющему
средству – злословию
".

Автор в этом деле разбирался, поскольку и сам был граф и французский знал лучше Наполеона.

Нужна затравка, столкновение, кремешок, чтобы искру высечь, а дальше уж пойдёт и разгорится. Польские переводы для этого очень годятся, а почему – я как-то пыталась проанализировать, и до сих пор примерно так и думаю. Скажем, украинцы или белорусы для этого не подходят – слишком близко, своё, родное, иногда и больно бывает, разве можно свою кровь – в виде кремешка использовать? А что подальше – так либо нас не сильно интересует, либо такая экзотика, что долго объяснять надо, что там творится. Поляки же нам понятны, всё-таки есть общая история, и культуру польскую мы худо-бедно знаем, и язык близок. Но достаточно чужие, чтобы удивить, позабавить, рассердить. Кремешок искрит – и Разговор начался. А дальше поляки уж не нужны, пусть погодят до следующего раза.

Ну и – чтоб второй раз не вставать. Краткое содержание доклада – зачем нужна "Усадьба". А затем, что она – заповедник для сохранения, охранения и развития непреходящих ценностей: русского языка, русского юмора, русской кухни, русской драки, русского примирения и прощения, русского стихосложения, гендерного неравноправия, русского православия, русского мусульманства, русского атеизма, русского агностицизма, а также монархизма, сталинизма - и прочая, и прочая, и прочая, желающие могут пополнить список, просмотрев хотя бы последнюю ветку, где, как обычно, отбирается всё нужное и складывается в сундуки кованые, дабы сохранить для потомков.

Теперь о моих талантах. Да где ж Вы их видите? Это что я газетки-то польские перевожу? Тут особых талантов не надо. "Умеренность и аккуратность"(с). Никогда я не руководила ни форумом, ни "Усадьбой". А вот в качестве вывески, зиц-председателя, некоего символа – да, гожусь. Характер подходящий. Не тщеславна, не самолюбива, не слишком уверена в своём уме и своих знаниях. А Вы что хотите, чтобы я влезла в спор о местонахождении миделя?! Где укажут, там и буду его видеть. У нас ведь большинство народа – с настоящим образованием. А я что, гуманитарий, то есть имею свидетельство о наличии общего культурного уровня, не более. Вот и веду себя скромно, не высовываюсь. Оно и лучше. Будь на моём месте кто умный, сверх меры образованный, горячий в отстаивании своих убеждений, уверенный в своём праве указывать, кто истину глаголет, а кто ошибается – полагаю, худо пришлось бы "Усадьбе". Русскому Разговору всё нужно – в том числе и молчащие в уголку.

ИноСМИ. Мне до сих пор ужасно жаль. И до сих пор непонятно, как можно было допустить – не то что гибель, но деградацию такого великолепного ресурса, мощного, необычайно важного. Недосмотр, равнодушие или целенаправленные действия? От долгого общения с поляками я заразилась склонностью во всём видеть заговор. Остаётся надеяться, что размен был выгодным. Хотя бы.

Традиции ИноСМИ полностью не возродились нигде, ни на одном тематически сходном портале из всех, какие возникли после гибели (для меня – всё-таки гибель) ИноСМИ. Что такие порталы возникают, и что их делается всё больше – это хорошо, это хоть в каком-то смысле закрывает брешь. Но для меня было важно, что ИноСМИ был ресурс государственный. Ощущать себя частью чего-то большого, настоящего, сильного и полезного России – это дорогого стоит.

В этом смысле я в данный момент ничего подобного в Рунете не знаю, поэтому что ж о славе говорить, не смогли защитить и сохранить, какая уж слава. Ну, и я в том числе, хоть и держалась до последнего, цеплялась за обломок ИноСМИ.

От ИноСМИ в "Усадьбе" сохранилась сама "Усадьба". Меня уже и тогда восхищало то, что мы с администрацией и ИноМодератором общались почти телепатически… погодите, дайте сказать – ах, какой был гениальный ИноМодератор! Лучше не бывает! Низкий поклон и вечная благодарность. Такого ума, чуткости, остроумия и твёрдой руки в нужный момент я больше не видела. Ну, разве что Томила – истинная Маленькая Сестра Большого Брата продолжила эту блистательную традицию.

Так вот, никому мы на ИноСМИ не мешали, никто нас "флудом" не попрекал, хотя уже с первой ветки "Переводы польских форумов" мало соответствовали своему официальному названию. Русский Разговор уже тогда бушевал и накатывался девятым валом, хорошо, что поляки столь легки и плавучи – так что волна регулярно выносила их на всеобщее обозрение, хотя большей частью речь шла совершенно не о них. По-моему, ИноМодератор к нам даже не заглядывал, предоставив полную свободу, и мы как-то справлялись, самостоятельно поддерживая порядок в доме. Хотелось бы мне когда-нибудь узнать, само это так получилось или всё-таки кто-то что-то об этом думал.

Так вот, в этом смысле – да, мы продолжаем традицию ИноСМИ.

ИноФоруму мы ни в какой степени не конкурент, даже и говорить не о чем. Я лично ИноФоруму чрезвычайно благодарна за то, что приютил нас в трудный момент. И желаю ему всяческого процветания и успехов.

Вот. Я ответила на вопросы?

*****************************************************

P.S. Случайные мысли, просившиеся в текст, но туда не допущенные. Может, кому интересно будет.

Русский Разговор и чужое прихватывает, нисколько не смущаясь и немедленно прилаживая для своих нужд. Так появились "полены", за которых нам немало доставалось и ещё, пожалуй, достанется. А ведь это был всего лишь лингвистический казус. Кентавр, можно сказать. Или фавн. Русский немец Aberglaube приладил к множественному числу Polen ещё и русскую флексию множественного числа. Получилось – полены. Вербально впечатлительные форумчане взрезвились и быстро сложили целую поленницу производных.
Из Салона пришёл орлозаяц и даже получил своё визуальное воплощение.
Великий польский поэт Мицкевич щедро подарил нам "коннофинномонголокацапов". Каковое звание с гордостью носят многие, я, например.

Опять же, Вёска с Палацем стали неотъемлемой частью "Усадьбы".

И ведь что характерно, русицизм в польском языке – это, практически, всегда ругательство или уничижительное определение. Даже невинное словечко "вот" приобрело отрицательную коннотацию. Wot dziennikarstwo! Wot rząd! Wot premier! – значит, плохое, отстой, никуда не годится.

Русский язык в этом смысле куда доброжелательнее.

На кухне, на автобусной остановке, в вагоне, в самолёте, "летя в пыли на почтовых".

"Евгений Онегин" начинается в середине дорожного разговора, ответной репликой.

- Куда изволите ехать, милостивый государь?

Благовоспитанный иностранец либо вовсе не ответит (ибо не представлен), либо ответит кратко и толково:

- В город N по казённой надобности.

А русский человек задумается – и чего это я еду? вовсе мне не хочется – да и начнёт издалека:

- Мой дядя самых честных правил…

А там автор подхватил, и пошло-поехало (даже если никто никуда не идёт и не едет, Русский Разговор предполагает, что все мы – русские – в пути), политика, литература, история, театры, балы, рестораны, любовь и смерть. И заканчивается, как и положено, на полуслове, на самом интересном месте, потому что моя станция, потому что метро закроют, потому что светает (или смеркается), потому что

"не допив до дна
Бокала полного вина
"…

Может быть, оттого, что русский язык избыточен грамматически, Русскому Разговору свойствен избыточный творческий потенциал.

И цветы милого Садовника, и Банкир с Генералом, багор с его сложной судьбой, самолёт на транспортёре, Злой Герцын, Фудзи, Чёрный Квадрат, загадошные картинки и рассуждения, что первичнее – хренотень или херотония…

Вот зачем оно всё? Низачем. А жить без этого нельзя. То есть можно, конечно… Но это уже совсем другой разговор, не русский.

Продолжение следует >>>

______________________________________________
Алексей Sciff: Сверхзадачи ИноФорума ("LiveJournal")
Ursa: Ничего, подобного ИноСМИ, нет больше нигде в мире (ИноСМИ, Россия)
Ursa: Если бы польские журналисты не писали так замечательно (ИноСМИ, Россия)
С.Изрыгайлов: Пять огненных лет ИноСМИ ("LiveJournal")
С.Изрыгайлов: В казематах лжи российского ИноСМИ ("LiveJournal")
Я.Огнев: У ИноСМИ свой особый путь (REGNUM, Россия)
главный редактор ИноСМИ, Ярослав Огнев, ИноПресса, ИноФорум, Переводика, Усадьба Урсы, радиокомпания Голос России, Окно в Россию
Tags: 2011, ИноМодератор, ИноСМИ, ИноФорум, Интернет, Польша в ВОВ, Русский разговор, Тамара Урса, Усадьба Урсы
Subscribe

Posts from This Journal “ИноСМИ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments