Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Бой у родного дома || «Известия» 01.05.1943

газета «Известия», 1 мая 1943 годаА.Софронов || «Известия» №102, 1 мая 1943 года

Да здравствует 1-е Мая — день смотра боевых сил трудящихся! Трудящиеся всех стран, соединяйтесь для борьбы против немецко-фашистских захватчиков! Под знаменем Ленина, под водительством Сталина — вперёд, на разгром немецких оккупантов и изгнание их из пределов нашей Родины!



# Все статьи за 1 мая 1943 года.



«Известия», 1 мая 1943 года

Старший сержант Григорий Сероглазко со своей частью прошёл долгий путь нашего наступления. В начале он и не думал о том, что судьба приведёт его к родному селу. Он участвовал в атаках, мчался со взводом на машинах, на привалах ел с удовольствием по полному котелку кашу или кулеш, — что придётся. Но чем ближе часть подходила к его родным местам, тем больше он начинал волноваться. Он уже видел знакомые, одинокие степные полустанки и раз’езды с разбитыми и сброшенными с путей вагонами и паровозами. Он наперед произносил названия хуторов и сёл, вызывая удивление товарищей: кавказцев, туляков, украинцев. Он просился каждую ночь в разведку, недосыпая, недоедая, желая хоть немного быть ближе к своему селу. Он хотел участвовать в бою за своё село, в котором оставались мать и жена. И вот то, о чём он в начале наступления не думал, чего в конце наступления страстно желал, — сбылось. Он выбивал немцев из своего села, радостно вёл бойцов вперёд, не останавливаясь, находя каждому из них прикрытие — то удобную канавку, то садок, то плетень.

Бой за село не был особенно жарким. Через час немцы отступили к реке и остановились на берегу в районе последнего полевого стана колхоза, в котором до войны Григорий Сероглазко был трактористом. Бойцы с ходу попытались опрокинуть немцев в реку, но, встреченные жестоким пулемётным и миномётным огнём, залегли, а затем вынуждены были отойти в село, заняв на околице оборонительные рубежи. На этом атака закончилась, и тогда Григорий Сероглазко, получив разрешение командира роты, побежал к своей хате. Ещё издалека он узнал её. Ставни были закрыты, красная черепица на крыше кое-где побита, видимо, пулемётным огнем с самолёта. Григорий толкнул дверь. Она легко подалась, и он очутился в тёмных, с глиняным полом сенях.

— Мамо, Нюша! — закричал он.

Никто не ответил. Тогда он подошёл к окну и ударом кулака вышиб на улицу болт от ставни. Болт загремел. Одна половина ставни, подхваченная ветром, открылась. Григорий увидел придвинутый к стене стол, а в полу прикрытый вырез — вход в погреб. Он поддел штыком крышку и, сдвинув её в сторону, взглянул в погреб. Внизу, закрыв лицо руками, сидела его мать.

— Мамо, мамо! — крикнул он и спрыгнул в погреб.

Мать открыла лицо.

— Гриня? — сказала она, — ты? А я считала — конец.

— Где Нюша?

Мать посмотрела на сына просто и строго:

— Угнал немец.

— Когда?

— Ещё до снега.

— Куда?

Мать заплакала. Григорий помог выбраться ей из погреба.

— Открой ставни, — сказал он и сел к столу. Со стены на него смотрела с двух карточек Нюша. На одной она была снята, как он помнил, в голубом платье, с голубыми лентами в косицах, на другой — в замасленном комбинезоне возле своего трактора. Поженились они осенью 1910 года. На свадьбе односельчане кричали:

— Горько!

И предсказывали, что когда у них родится сын, то на следующий день он сядет за руль трактора. Теперь Нюши не было. Через полчаса Григорий Сероглазко попрощался с матерью. Срок его отпуска закончился.

Когда-то на заседании правления колхоза возник спор, где строить для четвертой бригады полевой стан. Старики предлагали построить его, как и все остальные станы, посередине участка в поле, а молодёжь, в их числе были Григорий Сероглазко и Нюша, отстаивала другое место — берег реки. Старики возражали, говоря, что стан на берегу реки неудобен, так как на участке перед ним глубокая балка и тракторам и комбайнам будет не очень удобно под’езжать. Молодёжь доказывала, что надо думать не только о тракторах, но и о людях: у берега росли тополя и белые акации. Наконец, старики согласились с доводами молодых. Полевой стан построили прочный, кирпичный, с кухней, с красным уголком, а так как все полевые станы носили здесь название полевых таборов, то стан четвертой бригады, будучи построенным последним, получил название «Последний табор».

Теперь в этом «последнем таборе» и на прилегающем к нему высоком береговом участке закрепились немцы. За их позициями вилась небольшая, но быстрая река. Подразделению, в котором служил Григорий Сероглазко, предстояло взять табор и отбросить немцев за реку.

Две атаки, предпринятые нашими, не принесли успеха, — «последний табор» оставался в руках врага. Так прошло три дня. И если для всех остальных бойцов и командиров каменный дом на берегу реки, окружённый тополями и акациями, был просто предмостным укреплением врага, то для Григория он был своим и близким. Когда Григория вызвал к себе командир батальона и спросил его о том, знает ли он хорошо подступы к табору, — Григорий горько улыбнулся и ответил:

— Знаю, товарищ капитан.

— Вы местный житель, товарищ Сероглазко?

— Из этого села, товарищ капитан.

— Готовы вы со взводом выполнить ответственную задачу?

— Готов, товарищ капитан.

Капитан об’яснил ему задачу. Ночью он со своим взводом должен во что бы то ни стало проползти к балке, лежащей впереди табора. Занять её и любой ценой удержать до утра. В пять ноль-ноль наша артиллерия откроет сокрушительный огонь, который будет продолжаться ровно сорок пять минут. На сорок шестой минуте Сероглазко с бойцами должен броситься на табор, завязать рукопашный бой и вести его в течение 20 минут. Пять минут седьмого около табора будут остальные подразделения.

— Задача ясна?

— Ясна, товарищ капитан.

В десять часов вечера бойцы взвода Сероглазко отделениями выбрались из блиндажей и ползком и перебежками направились в сторону табора. Предстояло преодолеть два с половиной километра открытого пространства, и, хотя ночь была темна и на небе не было видно ни одной звезды, чёрное это пространство дышало смертью. Сероглазко полз со вторым отделением в центре. Командиром первого отделения был Петр Табунщиков, безмерной храбрости человек. Сероглазко направил его на левый фланг.

По шуму слева Сероглазко определил, что Табунщиков с отделением подобрался к балке. Сероглазко угадал край балки по голым кустам лозняка. В следующее мгновенье бойцы скатились вниз. Полетели немецкие гранаты. Они с шипом рвались в сугробах залежавшегося снега. Сероглазко вспомнил, что в балке были пещерки, из которых когда-то возили в село песок и глину. Их было шесть. Каждая могла вместить человек по пять, но в них оказалось просторно. Из тридцати человек к балке добрался двадцать один. Двадцать первым был раненый Табунщиков. — Черепок повредили, — прошептал он Григорию, обвязывая голову бинтом. И хотя в балку ещё долго летели немецкие гранаты и сыпались пули, — ни раненых, ни убитых больше не было. Пещерки оказались надёжным укрытием.

Время подходило к пяти часам. Ровно в пять часов раздался первый залп нашей артиллерии. Сейчас же послышались крики из полевого стана. Григорий вышел к краю пещерки. Несколько снарядов разорвалось у края балки, вниз обрушилась земля. В пещерах с потолков и стен посыпались песок и глина. Стоя у выхода, Сероглазко смотрел на светящиеся стрелки часов. Без двадцати шесть. Он тронул Табунщикова за рукав, тот сидел в полузабытье.

— Пора, Петя!

Впервые он назвал его по имени. Когда они взбирались по склону балки, хватаясь руками за кусты лозняка и сухой прошлогодней травы, над ними ещё свистели снаряды. На краю балки их настигла тишина. Одна секунда промедления могла привести к неудаче всей операции. Сероглазко, даже не успев отдать команду, вскочил и побежал к разбитому дому, над которым стояла ещё не рассеявшаяся кирпичная пыль. В тот же момент из-за развалин раздались пулеметные и автоматные очереди. За разбитым окном Григорий увидел высокого, плотного немецкого пулемётчика. С подоконника Григорий бросился на немца.

Теперь он уже не слушал орудийных выстрелов, которыми немцы с противоположного берега старались преградить путь нашей пехоте, бегущей цепями к табору. Ни русских, ни немецких возгласов, ни стонов раненых. Он тяжело бил немца кулаками и сам получал ответные удары. Он старался схватить немца за горло, но у того были длинные обезьяньи руки, и он всё отбивался от Григория. Наконец, Григорию удалось ухватить немца за френч и притянуть к себе. Они свалились на землю и выкатились через проломленную снарядом стенку к берегу реки. Ярость придавала Григорию силы, и он теснил немца к берегу. Вдруг рядом раздался выстрел. Немец сразу обмяк и отпустил руки. Григорий обернулся. Рядом стоял Табунщиков с наганом в руке.

— Табор взят, товарищ сержант!

Сероглазко поднялся и посмотрел вокруг. То, что он при поддержке артиллерии взял силами своего взвода, уже давно не было полевым станом. Это был сильно укрепленный рубеж обороны со многими пулемётными гнездами, дзотами, блиндажами.

Они стояли на берегу мутной весенней реки с глинистыми пятнами и водоворотами посредине течения. По другую сторону реки, скрытые холмами, засели враги. Но никакая река, никакие холмы и горы не могли лечь преградой для людей, стоявших на своей земле и черпавших свою силу в её животворящих соках. // А.Софронов, спец. корреспондент «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.


***********************************************************************************************
ЗАПАДНЕЕ КРАСНОДАРА. Бомбардировщики над целью.


Фото С.Кафафьян.
«Известия», 1 мая 1943 года


***********************************************************************************************
Первомайским утром


Ты свети, свети нам, зорька золотая,
Озаряй дороги, чёрные от дыма.
Чую, вышла мати
Ранью Первомая
И зовёт нас к дому, в край отцов родимый.

Простирает руки к небесам с мольбою:
— Расскажите, ветры,
Как я погибаю!
Бьют ручьи певуче, — сердце же глухое,
Зеленеют травы, — я ж от слёз слепая.

Что ж, ты, моя доля, горькая неволя,
Не даёшь мне, старой, отдохнуть и часа.
Соловьи — по рощам,
По дубравам, в поле,
Только нету горлицы — дочки ясноглазой.

И глядит, не видя, мать в поля пустые.
Неизбывной скорбью лик её иссушен.
Рыщут днём и ночью,
Рыщут звери злые,
Растоптали песню, загубили душу.

Загремели бури, где-то за лесами.
Мати, руки подняв, просит неустанно:
— Май, ударь же с неба,
Прошуми дождями,
Вырви дочь из плена, смой на теле раны!

— Не тоскуй, родная, — близок срок отплаты,
Никуда злодеям от могил не скрыться!
Не успели нынче
Мы вернуться в хату,
Жди, мы каждым часом можем появиться.

Ты прими от сына клятвы верной слово:
Ни одной слезы мы немцам не забудем.
Слышишь, зашумели
Майские дубровы:
— Скоро вместе будем, скоро вместе будем!

Петрусь БРОВКА
Перевёл с белорусского П.Семынин.

________________________________________________________
Б.Галин: Хутор в огне* || «Красная звезда» №78, 3 апреля 1943 года
Партизанская награда* || «Красная звезда» №29, 5 февраля 1943 года
П.Павленко: Семья Игнатовых* || «Красная звезда» №109, 11 мая 1943 года
С.Виноградов: Дед Талаш и его внук || «Красная звезда» №116, 19 мая 1943 года
Т.Строкач: Партизанская весна на Украине* || «Красная звезда» №110, 12 мая 1943 года

Газета «Известия» №102 (8095), 1 мая 1943 года
Tags: 1943, А.Софронов, весна 1943, газета «Известия», май 1943
Subscribe

Posts from This Journal “весна 1943” Tag

  • Здесь были немцы

    Вл.Лидин || « Известия» №74, 30 марта 1943 года Наступили решающие дни подготовки к севу. Успешно завершим ремонт тракторов и…

  • Илья Эренбург. Варя

    « Комсомольская правда» №120, 23 мая 1943 года Сегодня — первый день профсоюзно-комсомольского кросса! На старт, молодёжь! # Все статьи за…

  • 6 апреля 1943 года

    И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 228-236. # Все статьи за 6…

  • 2 апреля 1943 года

    И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 222-228. # Все статьи за 2…

  • 19 марта 1943 года

    И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 218-222. # Все статьи за 19…

  • 18 марта 1943 года

    И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 214-217. # Все статьи за 18…

  • Яркая демонстрация советского патриотизма

    А.Зверев || « Известия» №81, 7 апреля 1943 года Ширится фронт полевых работ, в весенний сев вступают всё новые и новые районы. Выше качество…

  • Кавалерийская слава

    Бр.Тур || « Известия» №83, 9 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: От Советского Информбюро. Утреннее и вечернее сообщения 8 апреля. (1 стр.).…

  • Крылатые гвардейцы

    Л.Попова || « Известия» №84, 10 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: От Советского Информбюро. Утреннее и вечернее сообщения 9 апреля. (1 стр.).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments