?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Бой продолжается || «Известия» 18.07.1941
0gnev
газета «Известия», 18 июля 1941 годаР.Кармен || "Известия" №168, 18 июля 1941 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. На фронтах великой отечественной войны. Всеволод ИВАНОВ. Рассказы раненых. Дм.ПОПЕЛЬ. Истребители танков. В.САЯНОВ. Старший политрук Быстров. В.ПОЛТОРАЦКИЙ, К.ТАРАДАНКИН. Фронтовые заметки. Р.КАРМЕН. Бой продолжается. Вас.ЛЕБЕДЕВ-КУМАЧ. Партизан (стихи). ТРЕТЬЯ СТРАНИЦА. Мих.ОСИПОВ. Фашистские выродки — заклятые враги русского народа. Телеграммы Драйзера и Синклера. С.КОВАЛЕВСКИЙ. Организованность и дисциплина. А.РЯЖСКИЙ. Колхозники сплочены, как никогда. А.СТЕПАНОВ. Сыновья на фронт — отцы в ополчение. Юрий СМОЛИЧ. Это нельзя забыть! ЧЕТВЕРТАЯ СТРАНИЦА. На очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов. Иностранная печать о доблести Красной Армии. Гитлер расправляется с порабощенными народами. Тысячи тонн бомб обрушиваются на города Германии. Грандиозный размах военных приготовлений США.



# Все статьи за 18 июля 1941 года.



«Известия», 18 июля 1941 года

Бой продолжается уже третий день. Речка С., которую безуспешно пытается форсировать противник, извилистой лентой проходит через сплошные поля ржи, лиственные рощи. Немцы бросили на форсирование этой реки отборные свои части. В числе прочих соединений здесь действуют охранные отряды, так называемые СС. На петлицах солдат в этих отрядах вышиты череп с костями. Это от'явленные бандиты, руководимые Гиммлером. Кроме того, противник стянул сюда много артиллерии, танки.

Обычно, когда немцы пытались продвинуться, они пускали в ход все имеющиеся у них огневые средства. Происходило это примерно так. Группками по два—три человека немецкие солдаты, вооруженные автоматами, короткими перебежками от куста к кусту, от дерева к дереву пробирались вперед. Но вот они упирались в наши передовые линии, их встречал ураганный огонь наших пулеметов. Немедленно они залегали, окапывались и дальше — ни шагу.

Тогда один из фашистов поднимал белый флажок. Этим он давал сигнал, определяющий передний край немецкого наступления, и артиллерия врага немедленно открывала ураганный огонь по нашему переднему краю. Огонь бывал иногда настолько силен, что во избежание больших потерь наши бойцы отходили на новый рубеж. Тогда наша артиллерия открывала ответный огонь, и лишь после того, как огневые точки фашистов подавлялись огнем нашей артиллерии, бойцы снова возвращались на прежний рубеж обороны.

Сейчас бой развертывается в совершенно иных условиях. Основное обстоятельство, которое изменило ход боев, — это то, что наши бойцы научились выдерживать, почти не неся потерь, самый сильный огонь германских минометных батарей. Заняв рубеж, наши бойцы немедленно строят индивидуальные земляные укрепления, настолько надежные, что, как бы ни был силен огонь минометов, дело обходится без потерь.

Зарывшись в землю и спокойно переждав ураганный минометный огонь, бойцы встречают немецкую пехоту свинцовым дождем из станковых и ручных пулеметов, ни на шаг не отступая, а большей частью встречают немцев штыковым ударом. Это тоже уже точно проверено, что немец ни при каких условиях не принимает нашей штыковой атаки. Достаточно бойцам подняться из окопов и с криком «ура!», с винтовками наперевес броситься вперед, как враг в панике бежит, бросая оружие.

Один наш батальон, таким образом, вчера восемь раз ходил в атаку. Немцы засыпали минами зарывшихся в землю наших бойцов, а потом, будучи уверены, что уже никого не осталось в живых, начинали наступать. Тогда раздавался грозный крик: «В атаку!», и немцы бежали. Наши быстро окапывались, снова выдерживали натиск огня, снова немцы пытались наступать, и опять — штыковой удар, после которого поле покрывалось десятками фашистских трупов.

Несколько дней назад враг вечером решил наступать. Когда он наступает вечером или ночью, вместо флажка он применяет ракету. Белая ракета определяет направление его наступления. Красная ракета означает сигнал: «открыть огонь», зеленая ракета дает сигнал: «полная остановка огня». Это значит, что немцы в этот момент хотят продвинуться вперед.

Командир батальона старший лейтенант Соколов, прекрасно изучивший немецкую тактику, прислал в штаб бойца с требованием дать ему ракетницу и пару зеленых ракет. Когда боец вернулся, немцы держали батальон под сильнейшим огнем — ружейным, пулеметным и артиллерийским. Боец подполз к командиру батальона.

— Принесли ракету?

— Принес, товарищ старший лейтенант.

— Давайте ее сюда.

И Соколов пустил в небо зеленую ракету. Немедленно прекратился немецкий огонь. В воздухе нависла напряженная тишина. И в этой тишине раздался знакомый немцам грозный крик: «В атаку! За родину, за Сталина! Вперед!» На ошеломленного врага обрушился сокрушающий штыковой удар. Бросая все, что только можно было бросить, немцы удирали, и за каждым кустом их настигал штык советского бойца.

Тот же батальон на следующий день снова предпринял штыковую атаку. Это было после 20-часового боя. На фронте наступило затишье, враг выдохся, отдыхал. На заходе солнца рота пошла в атаку. Для немцев это было совершеннейшей неожиданностью. Солдаты, занимавшие передний край их обороны, были настолько измотаны и настолько не ожидали удара, что их удалось уничтожить немедленно.

Бойцы ворвались в деревню, в которой расположился немецкий штаб. Немцы были застигнуты врасплох. Фашистские офицеры, рассевшись под деревьями, поедали награбленных у колхозников гусей, кур и пили вино. Бойцы ворвались прямо в штаб. Офицеры пытались отстреливаться, бежали, падая под ударами штыков.

В боях с фашистами на этом участке фронта отличился командир батальона т. Лукичев. Это молодой, статный парень, богатырски сложенный прекрасный организатор, умеющий правильно организовать наступление, огонь и оборону. Его батальон доставил немцам немало хлопот. Они уже начали специально охотиться за командиром батальона. Они узнали его фамилию, и часто бойцы батальона слышали из немецких окопов, как немцы в бессильной злобе кричали на ломаном русском языке: «Лукичев, выходи!» Он два раза был ранен, но не сказал об этом никому, и только третья рана заставила его согласиться отправиться на некоторое время в госпиталь.

За три дня, в течение которых враг пытается форсировать речку С., по самым скромным подсчетам, он потерял не менее пяти тысяч человек. Вчера на одном участке вдребезги пьяные фашисты устроили «психическую атаку».

Они шли толпами. Их косили пулеметным огнем, но, когда поле устилалось немецкими трупами, новые толпы с криками шли навстречу губительному, смертельному свинцовому урагану. Наши бойцы были в полном недоумении. Откуда такая прыть? Все об’яснилось после того, как были обследованы трупы убитых. Бойцы ощутили острый запах спирта.

И еще эпизод, ярко характеризующий врага. Вдруг поднялось во весь рост с полсотни немецких солдат. Подняв руки вверх, с криками: «Рус, не стреляй, сдаемся!» они сделали несколько шагов навстречу нашим бойцам. Десяток бойцов поднялся из-за прикрытия для того, чтобы встретить сдающихся в плен немецких солдат. В этот момент немцы упали на землю, а с флангов этой группы по красноармейцам застрочили пулеметы.

Ежедневно бойцы приводят по нескольку пленных. Со многими из них мы беседовали. Генриха Кирша захватили в бою. Он был подстрелен. Удиравшие немцы бросили его на поле боя. На его мундире — нашивки: череп с костями. Первый его вопрос: «Меня расстреляют? Его перевязывают, предлагают фляжку с водой. Он боится пить, думает, что его хотят отравить. Он родом из Саарбрюкена.

— Почему вы думаете, что вас расстреляют? Вы-то сами, что делаете с русскими пленными?

Он клянется, что не видел ни одного русского пленного.

— Ваши солдаты не сдаются в плен, — говорит Генрих Кирш. — В нашей роте было сто человек, все убиты и ранены. Мы больше не можем выносить ваш артиллерийский огонь. Это ужасно... Вы меня расстреляете? Мы не хотим воевать с Советским Союзом! Да, я был во Франции и в Польше тоже был. Я вам все расскажу, все, все. У меня брат был коммунистом.

Из кармана Кирша извлекаются документы, удостоверяющие его принадлежность к национал-социалистской партии.

— Я все вам расскажу, не надо меня расстреливать!

Херверт Рейслер — старший капрал из Бреслау. Низкий дегенеративный лоб, маленькие бегающие звериные глазки. Он тоже, оказывается, не знает, зачем фашистская армия напала на мирную Советскую страну.

— А вы газеты читаете?

— Нет, я выполняю приказания моего начальника.

— Вы что, человек или машина?

Вопрос неожиданный. Рейслер немного мнется, а потом говорит:

— Да, я машина. Мы все машины.

Вчера немцы сбрасывали листовки, в которых они предлагают нашим бойцам сдаваться в плен. «Мы вас накормим, — говорится в листовках, — и не будем обижать». Тут же на листовке отпечатана одна из тысяч геббельсовских фотофальшивок. На фотографии изображено несколько человек, с улыбкой глядящих в аппарат, и написано: «Вот это ваши товарищи, которые сдались добровольно в плен». Казалось бы, чистая работа, но одна деталь сразу бросается в глаза: «пленные» одеты в новенькую форму, на голове у них фуражки с козырьками, каких на фронте не носят наши бойцы, а на ногах короткие немецкие солдатские сапоги.

Красноармеец Кусинков действительно был захвачен в плен немцами. Перед тем, как повести бойца на допрос, его раздели. На голове осталась только стальная каска. Внезапно Кусинкова осенила мысль: он начал снимать каску и вдруг сразмаху ударил стальным ее ребром немца по черепу. Тот упал, а Кусинков бросился в кусты и вернулся в свою часть.

...Ночью, после того, как за ржаные поля уходит багровый диск солнца, над горизонтом поднимается зарево. Горят леса. Наша артиллерия громит врага. Над головой, завывая, проносятся тяжелые снаряды. Враг, тяжело дыша, зализывает свои раны, подсчитывает потери, собирает трупы. // Р.Кармен, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 17 июля.


**************************************************************************************************************************************************
Жульнические приемы итальянских вояк


НЬЮ-ЙОРК, 17 июля. (ТАСС). Корреспондент «Нью-Йорк геральд трибюн» передает из Претории (Южно-Африканский Союз), что, как там стало известно, итальянцы на протяжении всей кампании в Восточной Африке помещали большие знаки Красного Креста на крышах складов боеприпасов для того, чтобы ввести в заблуждение английских летчиков и побудить их воздержаться от бомбардировки этих складов. Стало известно также, что итальянцы намеренно ставили среди находившихся на аэродромах самолетов отдельные самолеты с большими знаками Красного креста. Большое количество боеприпасов было обнаружено в помещениях католических миссий в Диредауа.


На очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов

На состоявшейся 17 июля очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов заместитель начальника Советского Информбюро тов. Лозовский С.А. подробно остановился на вопросе о том, как Германия и ее вассалы реагировали на англо-советское военно-политическое соглашение от 12 июля.

Еще до подписания этого исторического документа германская пропаганда утверждала, что англо-советские переговоры о совместных действиях не могут привести к какому-либо результату якобы из-за «неприемлемых требований, пред’являемых советской стороной». Затем те же пресс-жулики из ведомства Геббельса начали доказывать, что самый факт переговоров между Англией и СССР о совместных действиях доказывает «безнадежность позиции» и «страшный упадок духа в Англии». Убедившись в невозможности такими аргументами удержать англичан от подписания соглашения с СССР, германское радио и германские газеты срочно перестроились и начали пугать Англию большевизмом. Но так как и эта попытка не имела успеха, то министерство Геббельса вновь перестроило свои ряды и 14 июля заявило, что «англо-советское соглашение не имеет значения». Эту версию немедленно подхватил, конечно, и итальянский журналист Гайда. Действуя согласно русской пословице «Куда конь с копытом, туда и рак с клешней», Гайда вслед за своим берлинским обер-учителем повторил, что англо-советское соглашение не имеет якобы никакого практического значения. Казалось бы, если соглашение не имеет никакого практического значения, то зачем тогда о нем разговаривать? Однако немцы сразу мобилизовали против «не имеющего никакого значения» соглашения не только газеты и радиостанции Германии и всех своих вассалов, но попытались использовать даже и американскую печать.

Так, 14 июля Юнайтед Пресс передало из Берлина, что, по заявлению «германских авторитетных кругов», соглашение между Англией и СССР имеет значение, «как документ, свидетельствующий о наличии антиевропейского союза между английской плутократией и советским большевизмом».

Известно, что все эти нувориши — Гитлер, Геббельс, Гиммлер, Риббентроп, нажившиеся на бедствиях германского и других народов, очень любят после сытного обеда и массовых убийств заняться антикапиталистической декламацией. Но это кривлянье вызывает во всем мире только гомерический смех.

Позднее германское информационное бюро любезно сообщило нам, якобы, из Вашингтона, что англо-советское соглашение «не вносит ничего существенного нового и является только жестом». Само собой разумеется, что Бухарест в тот же день передал эту гениально-плоскую мысль на румынском языке. Затем германское информационное бюро сообщило мнение французских газет, будто «англо-советское соглашение носит лишь платонический характер». Но это, очевидно, показалось недостаточным берлинским режиссерам, и они решили ввести в действие испанскую артиллерию.

15 июля берлинская радиостанция возвестила всему миру на английском языке, что, по заявлению какой-то испанской газеты, Англия, заключив соглашение с Россией, «исключила себя из круга цивилизованных стран».

Бедная Англия! Что теперь будет с ней после того, как какая-то неведомая испанская газетка, по поручению Геббельса, исключила ее из круга цивилизованных стран.

Все же в Берлине, очевидно, решили, что вряд ли испанский комариный пикадор страшен для Джон Буля. Тогда Геббельс вновь перестроил свою армию и через официоз «Дейче-дипломатиш-политише корреспонденц» заявил: «Англия, которая показала давно уже свою враждебность в отношении Европы и пренебрежение человеческими правами, хочет сейчас полностью уничтожить Европу». Вот какие черные замыслы гнездятся в головах англичан, а бедная Европа так и погибла бы, если бы не прозорливцы из стаи гнусной Геббельса.

Но Англия в этом чудовищном заговоре, конечно, не одна. Ей помогает Рузвельт, который дошел до того, что, не спрашивая Гитлера, посылает поздравительные телеграммы Калинину. Разве это не заговор против всей Европы? — как пишут наймиты Геббельса.

Так был дан тон всей германской прессе, и все газеты, которые раньше доказывали, что подписанное соглашение не имеет никакого значения, вдруг начали с жаром разрабатывать тему о том, что «англичане и СССР намерены вести войну до конца против Европы». А «Дейче альгемейне цейтунг» договорилась до того, что Черчилль, Сталин и Рузвельт составили «дьявольский альянс» и «стремятся уничтожить континент».

Итак, сначала писали, что соглашение не имеет никакого значения, что оно является платоническим жестом, а потом дописались до того, что — это заговор против континента, для уничтожения Европы, и даже «дьявольский альянс». По-русски говорят в таких случаях — «начал за здравие, а кончил за упокой».

Истерика германского министерства пропаганды свидетельствует о том, что англо-советское военно-политическое соглашение является ударом в самое сердце Гитлеру и его шайке. Что же касается обвинения г.г. Черчилля и Рузвельта в большевизме, то вряд ли в Англии и в Соединенных Штатах найдется много слабоумных идиотов, которые бы поверили этой визгливой пропаганде немецких фашистов. Если же такие идиоты найдутся, то это уже будет случай скорее из области патологии, а не из области политики.

* * *

Истерика Геббельса заразила и главное командование Германии, которое, не считаясь ни с логикой, ни со здравым смыслом, ни с четырьмя правилами арифметики, с немецким упорством ежедневно доказывает, что статистика не наука, а искусство.

Взять хотя бы данные об уничтожении советских самолетов. 25 июня газета «Афтонбладет», на основании немецких данных, заявила, что за 22—24 июня было уничтожено 1.100 самолетов. Агентство «Гавас-ОФИ», по тем же немецким данным, дало цифру 1.800, а немцам это показалось мало и они увеличили эту цифру до 2.582. 30-го июня римское радио оповестило мир о том, что немцы уничтожили 4.000 советских самолетов. Немцы подняли эту цифру до 4.725.

Затем немецкое радио в тот же день довело эту цифру до 5.000, а затем подняло ее еще на 20—25% . Выступавший 5-го июля по радио военный обозреватель, подполковник Герц назвал уничтожение 5.000 советских самолетов «фантастическим достижением». Это достижение действительно фантастическое, если принять во внимание, что оно является заслугой Геббельса, а не военно-воздушных сил Германии.

Но так как до этого тот же подполковник Герц сообщал, что в СССР вряд ли имеется больше 6.000 самолетов первой линии, то этим самым было доказано, что вся советская авиация до единого самолета уничтожена усилиями германского министерства пропаганды.

Уничтожив сразу всю советскую авиацию, немцы оказались в безвыходном положении — или ничего больше не сообщать о воздушных победах, или продолжать ежедневно «сбивать» большое количество уже давно уничтоженных самолетов. Немцы выбрали второй вариант. И вот с 1-го по 16-е июля немцы каждый день «сбивают» в своих сводках от 120 до 200 самолетов, а 16-го июля они сообщили, что за один день сбили 700 советских самолетов, потеряв всего лишь 9.

О том, чего стоят фашистские цифры, говорит хотя бы следующий факт. 1-го июля германское информационное бюро сообщило, что за 30-е июня: 114 самолетов было уничтожено на аэродромах, 48 в воздушных боях, всего 162. На следующий день то же бюро сообщило уже о 322 сбитых самолетах за 30 июня. Но при этом горе-информаторы позабыли собственное распределение своих бумажных жертв по рубрикам и сообщили, что из 322 самолетов уничтожено на аэродромах не 114, а 59, сбито зенитной артиллерией 28 и сбито истребителями 235.

Возникает вопрос, зачем нужна немцам такая статистическая эквилибристика? Зачем Геббельс врет, как сивый мерин, увеличивая в 4 и больше раза количество потерь советской авиации?

Это делается для того, чтобы замазать огромные потери германской авиации. Следует отметить, что среди потерь немецкой авиации имеется хотя еще и небольшое количество самолетов, сбитых нашей правдой о злодеяниях Гитлера против народа самой Германии и народов всего мира. Эта категория самолетов, летчики которых не хотят больше драться за Гитлера, будет возрастать с каждым днем, не говоря уже о дальнейшем росте сбитых немецких самолетов в воздушных боях.

* * *

Отвечая на вопрос японского корреспондента г. Хатанака об отношении к кабинету Коноэ вообще и к известию о формировании им нового кабинета в Японии, т. Лозовский сказал:

Отношение Советского правительства к правительству г. Коноэ было выражено непосредственно после заключения пакта о нейтралитете. Тогда наша печать, которая отражала, конечно, мнение Правительства, писала, например, следующее:

«Если прежние правительства Японии в некоторых случаях не учитывали важности соблюдения и укрепления добрососедских отношений с Советским Союзом, то нынешнее правительство Японии и в том числе председатель совета министров г. Коноэ и министр иностранных дел г. Мацуока отдают себе отчет в том, что мирные и добрососедские отношения между Японией и СССР являются важнейшей предпосылкой развития и процветания народов обеих стран». («Правда» 14 апреля 1941 г.).

В этой статье «Правды» было выражено положительное мнение Советского правительства о правительстве г. Коноэ, с которым нам удалось тогда заключить пакт о нейтралитете. Это наше отношение осталось неизменным.

Что же касается формируемого г-ном Коноэ нового правительства, то было бы не по-добрососедски высказывать сейчас по этому вопросу свое мнение. Это внутреннее дело Японии, и первым правилом добрососедских отношений является невмешательство во внутренние дела своего соседа.

________________________________________________
Б.Лапин, 3.Хацревин: Когда идет бой* ("Красная звезда", СССР)
И.Березовский: Потери немцев под Гомелем* ("Красная звезда", СССР)
А.Еременко: Месяц упорных боев под Смоленском* ("Красная звезда", СССР)
В.Симоненко: Как мы окружили и уничтожили врага* ("Красная звезда", СССР)

Газета "Известия" №168 (7544), 18 июля 1941 года

Posts from This Journal by “июль 1941” Tag