Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

В царстве фашистских мародеров

«Красная звезда», 22 августа 1941 года, смерть немецким оккупантамИ.Лежнев || «Красная звезда» №197, 22 августа 1941 года

Равнение на передних — железный закон воина Красной армии. Смело иди вперед — и ты пройдешь сквозь все опасности. Будь неустрашим — и враг отступит перед твоим натиском.



# Все статьи за 22 августа 1941 года.



Гитлеровские людоеды, дорвавшись до власти над Германией, сразу же захотели возместить себя «за труды». Прикрываясь чудовищной демагогией о борьбе с капиталом, о власти труда, о социализме, эти прожженные бандиты и мародеры с азартом взялись за опустошение германской казны.

Загребущие лапы этих шакалов потянулись к народному добру. И начался неслыханный грабеж. Этому мародерскому налету фашистов на собственную страну Раушнинг — подручный Гитлера, бежавший из Германии, — посвятил в своей книге «Гитлер и я» особую главу: «Обогащайтесь». Автор рассказывает:

«Обеспечьте себе положение» — таков был лозунг первых недель и месяцев после прихода к власти. «Я многое прощаю моим людям, — часто говорил Гитлер за обедом. — Делайте, что хотите, но не попадайтесь». Сам Гитлер сознательно направлял своих друзей в погоню за добычей... Именно в этот период я услышал новый лозунг: «Организованная коррупция»...

Фашисты так скандально набивали себе карманы, что за темпами грабежа невозможно было уследить. Одна-две-четыре виллы, дачи, дворцы, жемчужное колье, восточные ковры, ценные картины, старинная мебель, дюжины автомобилей, шампанское, поместья, заводы! Они захватывали по три, шесть, двенадцать постов сразу. Им все было мало. Разные должностные места в административных советах, дивиденды, авансы — все было в их распоряжении. Каждый банк, каждое крупное предприятие хотели иметь своего партийного активиста, как оплачиваемого защитника.

Форстер (партийный руководитель Данцига)... через несколько месяцев стал владельцем многих домов в Данциге, а двумя годами раньше он приехал туда без гроша в кармане. В Берлине... министр нового правительства заставил, чтобы ему оплачивали помещение в 80 тыс. марок за счет государства... Геринг приказал выложить ванную комнату одного из своих многочисленных официальных жилищ массивными золотыми плитами».

Так вели себя фашисты в «медовый месяц» своей власти. Нахватав сперва добычу, набив себе карманы, фашисты после этого только по-настоящему вошли во вкус.

К началу нынешней войны, как об этом свидетельствует иностранная печать (в частности, газета «Ню даг» от 8 сентября 1939 г.), капиталы руководителей германского фашизма «округлились» до весьма внушительных размеров. Сам Гитлер обладает капиталом в 15 млн. и владеет одним из крупнейших в мире газетных трестов. Геринг владеет акциями многих трестов, изготовляющих вооружение. По размерам принадлежащего ему акционерного капитала он занимает третье место в Германии. Теперь он уже не посредник в переговорах между Гитлером и магнатами финансового капитала, он сам миллионер, притом один из крупнейших не только в Германии, но и во всей Европе. Сотня людей, назначенных Гитлером депутатами рейхстага, стали большими капиталистами.

Как частное лицо, Геринг владеет крупнейшими германскими военными заводами. Как государственный деятель, он сдает этим заводам важнейшие военные заказы, наживая колоссальные барыши.

Но геринги не довольствуются одними только военными сверхприбылями. Они грабят покоренные страны в свою личную пользу непосредственно на самой войне.

Приехавший в Москву французский антифашистский писатель Жан Ришар Блок рассказывал, как взапуски гнались за добычей в оккупированной Франции Геринг и Риббентроп. На конный завод знаменитого французского банкира Ротшильда после оккупации явилась группа немецких офицеров во главе с генералом и потребовала от управляющего, чтобы он «продал» им завод. Цену оккупанты назначили смехотворно низкую: 60 миллионов обесцененных франков. Управляющий колебался, но ему вразумительно раз'яснили, что, если он не согласится, завод будет конфискован и Ротшильд не получит за него и ломаного гроша. «Добровольная сделка» состоялась; при этом выяснилось, что «куплен» завод в собственность Геринга, а присутствующие офицеры — личные посланцы германского маршала. Не успели они от'ехать и нескольких километров, как на завод нагрянула новая «военная миссия» с той же целью. Это были посланцы германского министра иностранных дел Риббентропа, который также спешил поживиться дешевой добычей. Но на сей раз Риббентроп опоздал, его опередил Геринг, оказавшийся «оперативнее»...

Специфическая особенность гитлеровского строя состоит в том, что здесь грабеж теснейшим образом связан с провокацией.

Раушнинг рассказывает о Гитлере: «Он знал, что ничто так не связывает людей между собой, как совместно совершенное преступление... Основываясь на этом, от членов партии, находившихся под подозрением, требовали, чтобы они совершали в интересах партии противозаконные акты. Потом их держали в руках еще лучше. Аналогичных результатов добивались и более приятным образом, разрешая им столь долгожданный грабеж. Солидная партийная верхушка была не чем иным, как сообщничеством. У них была круговая порука.

Каждый из руководящих членов партии, без исключения, постоянно переводил деньги за границу с тем, чтобы составить себе солидный запас на всякий случай. Вместе с деньгами очень часто в несгораемом шкафу или у какого-нибудь нотариуса хранилась папка с обличительными документами, публикация которых было бы ужасной для определенной группы фашистских деятелей. Эти папки заводились для защиты их владельцев от вражды других руководителей партии. Из этого видно, что методы, к которым прибегали руководители национал-социализма, были такими же, как у гангстеров (организованных шаек бандитов. — И.Л.). Нельзя приуменьшать этой волны коррупции, которая охватила внезапно всю Германию...»

Как ни омерзительна обрисованная здесь картина нравов, действительность внутренних взаимоотношений главарей фашистских банд еще непригляднее и гаже. Это смердящий клубок провокаций, убийств из-за угла, подкупа и морального растления.

О непосредственном окружении самого Гитлера Отто Штрассер рассказывает: «Он окружен не друзьями, а сообщниками, разложившимися и порочными людьми — слепыми и жестокими орудиями в его руках. К их числу относится исключительно бесчестный Аман, директор издательства Эхер, выпускающего газету «Фелькишер беобахтер», Гофман, разбогатевший на торговле своей дочерью, Эмиль Моррис — руководитель группы «Черная гвардия». Самым презренным из прислужников Гитлера является, пожалуй, Христиан Вебер, бывший вышибала в низкопробном притоне Дониеля в Мюнхене. Этого человека Гитлер ежедневно принимает и с ним советуется; это — единственное после Гофмана лицо, которое пользуется правом входа к Гитлеру без доклада... Так же, как он служил Дониелю, он служит властелину Германии силой своих мускулов и своей бесчестностью. Бывшие мелкие полицейские офицеры Шрауб, Штек и Брюкнер играют роль безличных статистов в этой шайке мошенников».

Гофман и Эмиль Моррис — настолько колоритные фигуры в «созвездии» Гитлера, что о них надо сказать несколько слов особо. Гофман — бессменный фотограф «фюрера», фотографирующий своего господина во всевозможных видах. Известная фотография, на которой Гитлер снят наедине с бюстом Фридриха Ницше, — работа того же Гофмана. Пожалуй, еще забавнее снимок Гитлера перед Эйфелевой башней в Париже. Позируя для этого снимка, Гитлер сказал: «Фотографируй, Гофман, затем последует фотографирование в Букингемском дворце, а затем и перед небоскребами». Своим головокружительным «выдвижением» Гофман всецело обязан тому, что он продал свою дочь-подростка Гитлеру в наложницы. Основой карьеры другого приближенного Гитлера — Морриса послужило таинственное убийство племянницы фюрера. Гитлер, на квартире у которого это произошло, тогда еще не был у власти. Ему угрожал суд. Но дело об этом убийстве, как и о многих других, в которых был замешан Гитлер, замял баварский министр юстиции Гюртнер. В благодарность за это Гюртнер был назначен впоследствии имперским министром юстиции.

Гитлер подбирал себе сообщников, скроенных по собственному его образу и подобию. Недаром он говорит, имея в виду прежде всего свое «созвездие»: «Человек грешен от рождения, управлять им можно только с помощью силы. В обращении с ним позволительны любые методы. Когда этого требует политика, надо лгать, предавать и даже убивать».

Фашистские громилы руководствуются этой заповедью и никакой другой. Таков волчий закон их собственного общежития. // И.Лежнев.

________________________________________________
В.Гроссман: Коричневые клопы* ("Известия", СССР)**
И.Эребург: Коричневая вошь ("Красная звезда", СССР)**
Д.Заславский: Коричневая чума* ("Красная звезда", СССР)
"Философия" немецко-фашистских мерзавцев ("Известия", СССР)**
А.Леонтьев: Изверг Гитлер — злейший враг славянских народов* ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Красная Звезда» №197 (4952), 22 августа 1941 года
Tags: 1941, август 1941, газета «Красная звезда», идеология фашизма, лето 1941
Subscribe

Posts from This Journal “лето 1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment