Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Э.Виленский. Венгерцы

газета «Известия», 24 августа 1941 годаЭ.Виленский || «Известия» №200, 24 августа 1941 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. Указы Президиума Верховного Совета СССР. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. Указ Президиума Верховного Совета СССР. Творцы авиамоторов. С.ВИШНЕВ. Ресурсы промышленности США. ТРЕТЬЯ СТРАНИЦА. На фронтах великой отечественной войны. П.МАЙСКИЙ. Танковые бои. Ник.САПФИРОВ. В медико-санитарном батальоне. И.ОСИПОВ, К.ТАРАДАНКИН. Отбитые атаки врага. Э.ВИЛЕНСКИЙ. Венгерцы. Константин ФИНН. Командир танка. Я.ЛИДИН. Воздушная схватка. ЧЕТВЕРТАЯ СТРАНИЦА. Обращение Рузвельта к с'езду «Клубов молодых демократов». Медицинская помощь американцев Советскому Союзу. Английский специалист о противовоздушной обороне Москвы. Плохие экономические перспективы Германии. Петэновское правительство договаривается с Гитлером об условиях «мира».



# Все статьи за 24 августа 1941 года.



«Известия», 24 августа 1941 года

Против нас действуют немцы, румыны. Наконец, встретились нам венгерцы.

Разведка установила, что в бой идут части первой будапештской моторизованной пехотной дивизии. Это вызвало всеобщий интерес.

Первая встреча действительно оказалась интересной. Медленно, пригибаясь к земле, двигались зеленоватые фигуры. А дальше, за этими цепями, постреливали пулеметы. Наши командиры сразу даже не поняли, в чем дело, — почему пулеметы находятся за передовой линией? Но вскоре все раз'яснилось: венгерцев, не особенно рвавшихся в бой, немцы посылали вперед, подгоняя сзади пулеметными очередями.

Но огонь с нашей стороны оказался сильнее. Зеленые фигуры залегли и не поднимались. Вдруг слева, из кустов, совсем близко вылез венгерец. Он шел, подняв руки, и что-то кричал. Его подпустили, он отдал винтовку, и его отвели на командный пункт.

После атаки, которая закончилась поспешным отступлением венгерцев и захватом многих пленных, нам довелось беседовать с ними. Они вовсе не хотят воевать. Будапештская дивизия — единственная, которую немцы включили в состав своей армии: в этой дивизии самые жестокие, самые реакционные офицеры. И даже в этой, будапештской дивизии офицеры расстреляли гораздо больше солдат, чем их полегло на поле битвы. «Наши офицеры, — рассказывали пленные, — нанесли нам жестокий урон. Воевать мы только начали, а расстрелы идут у нас уже давно».

Вышедший из кустов перебежчик оказался двадцатичетырехлетним светловолосым юношей с умными голубыми глазами и веселой, ясной улыбкой. Он родился в деревне Боуонад, губернии Хевеша. Отец его был в Красной Армии во время венгерской революции. Он много рассказывал сыну о борьбе с реакцией, о героях революционных боев. Сын, Степан Ваго, вырос свободолюбивым и волевым парнем. Уже с первых дней службы в армии не взлюбил его командир поручик Кирай. Он всячески придирался к острому на язык младшему сержанту, и Ваго понимал, что поручик его в конце-концов пристрелит.

— Но я знал, — рассказывает Ваго, — что успею его застрелить раньше… Надо было только дождаться сближения с советскими войсками.

И этот момент настал. 11 августа перед вводом части в бой поручик послал Ваго с его отделением в тыл за пулеметами. В пути отделение разбежалось, и Ваго вернулся без своих солдат и без пулеметов.

— Я застрелю тебя! — закричал поручик.

На следующий день Кирай приказал Степану итти со своим новым отделением на обеспечение фланга. Огонь в это время достиг предельной силы.

— Я не поведу людей на верную смерть, — сказал Ваго.

— Что?! Не поведешь?.. — поручик сорвал с воротника Степана целлулоидные звездочки сержанта и выхватил револьвер. Ваго действовал быстрее. Он успел выпустить три пули из своей винтовки. Поручик упал. Солдаты, испуганные, молча смотрели на мертвого офицера. На выстрелы прибежал командир роты.

— Огонь по изменнику! — заорал он.

Солдаты медленно подняли винтовки и стали стрелять.

— Но, удивительное дело, — рассказывает Ваго, — ни одна пуля не попала в меня. Видно, солдаты целились не очень тщательно. Я упал в овраг и пролез в кусты. Пробирался к вам стороной. И вот я здесь…

Потом он попросил бумагу и написал заявление:

«Венгерские рабочие, боевые товарищи!

Когда вы уезжали, вы наверняка не знали, куда едете и за что будете воевать. Правда, откуда вы это могли знать, когда вас фашисты обманывали? Вас заставили воевать обманным путем. Вас пугали, что русские мучают и убивают. Неправда это. Послушайте меня. Переходите к нам, вам тут ничего плохого не будет. Вы же видите, что война напрасна, жертв много, а победить вы не сумеете. Увидите, жалеть не будете. Это писал ваш товарищ Ваго Степан. 13 августа 1941 года».

Ваго написал это заявление и передал бумагу своему товарищу — Тихомиру Иго. — Подпишись, Тихомир, — сказал Ваго.

Но Иго — радист-танкист — торопясь, дописывал свое обращение.

— Подождите, — сказал он, — вот и я обращаюсь к венгерцам. Я думаю, еще и другие мои товарищи тоже напишут…

Пленных накормили и увели.

Громыхнул снаряд.

Начинался новый бой. // Э.Виленский. спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. 23 августа.

________________________________________________________
Ш.Гергель: Не верь, венгерец! ("Известия", СССР)
В.Антонов: Чудовище* ("Известия", СССР)**
Венгерские гитлеровцы ("Известия", СССР)
И.Эренбург: Венгерский кур* ("Красная звезда", СССР)
Что я пережил в плену у немцев* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №200 (7576), 24 августа 1941 года
Tags: 1941, Венгрия в ВОВ, Э.Виленский, август 1941, газета «Известия», лето 1941
Subscribe

Posts from This Journal “август 1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment