Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Картина великой битвы

В.Одинцов || «Литература и искусство» №7, 13 февраля 1943 года

Нанося врагу удар за ударом, героическая Красная Армия освобождает родную землю от гитлеровской нечисти. Вчера наши войска овладели городами Краснодар, Шахты, Красноармейское, Ворошиловск. ВСТРЕТИМ XXV ГОДОВЩИНУ КРАСНОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА НОВЫМИ ТВОРЧЕСКИМИ УСПЕХАМИ БОЕВОГО СОВЕТСКОГО ИСКУССТВА, ВООДУШЕВЛЯЮЩЕГО НА БОРЬБУ ЗА ПОЛНЫЙ РАЗГРОМ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ И ИЗГНАНИЕ ИХ ИЗ ПРЕДЕЛОВ НАШЕЙ РОДИНЫ!



# Все статьи за 13 февраля 1943 года.



ЗАМЕТКИ ХУДОЖНИКА

«Литература и искусство», 13 февраля 1943 года

Если вы спросите у художников Пластова и Савицкого, где для них начались фронтовые впечатления, они сразу начнут рассказ про Татьянинскую переправу через Волгу у Сталинграда.

Как забыть новогоднюю ночь, встреченную нами с артистами фронтовой бригады Киевского театра имени Франко? На пустынном полустанке, в полутёмном вагоне слушали мы песни об Украине милой, сидя плечом к плечу с Бучмой и другими киевлянами. И Гапоненко, и Ряжский, и Ефанов — все мы, слушая Ольгу Валуеву, грезили тенистыми садами полтавщины, бродили по горячим от зноя дорогам Украины, вдыхали тонкий и нежный аромат её яблоневых садов. Шумливые бойцы комендантского патруля, пришедшие с требованием потушить свет, затихли в наступившей темноте, захваченные музыкой голоса, певшего о родном и близком.

Из Ленинска мы на автобусе ехали в Райгород через Татьянинскую переправу. Рёв моторов, скопившихся у переправы машин; грохот грузовиков, автобусов и тягачей, несущихся по настилу непрерывным потоком одушевлённой стали, и среди них — отрада сердцу Пластова — блестящий, грустный глаз быка, привязанного на платформе грузовика; стайка мохнатых бурых лошадёнок, с привычным равнодушием бегущих в ряду чихающих и гремящих моторов; встречный поток людей и машин, нетерпеливо и напряженно ждущих на противоположном берегу своей очереди ринуться на настил, — всё это создавало картину кипучей жизни, соблазнительную для любого из нас.

На КП армии, в южной окраине Сталинграда, мы разделились на две группы. Художники Савицкий, Ефанов и Финогенов образовали одну группу, а другая, в составе Рижского, Пластова, Гапоненко и меня, направилась в артиллерийский полк.

Серые снежные дни. Блиндажи в оврагах. Замечательные орудия, готовые к разгрому врага, а главное — чудесные люди, управляющие этими орудиями. Люди наполняли необычайной приподнятой жизнью эти угрюмые балки и пустынные поля, создали здесь особый мир, полный живого движения.

Январским вечером мы узнали, что наступил решающий момент. Срок ультиматума, пред’явленного немцам, окруженным под Сталинградом, истекал. И командование дивизии предложило одному из художников присутствовать на передовой линии при гигантской операции по разгрому врага. Выбор пал на меня. Я остался в нашей дивизионной палатке, а товарищи уехали в Бекетовку.

Необычайная, торжественная ночь опустилась на снежные сталинградские степи. Воздух был полон гула самолётов. По мглистому небу бесшумно метались огни прожекторов и трассирующих пуль, направлявших огонь мощных зенитных батарей. Мало кто спал в эту ночь. Царило какое-то праздничное, приподнятое настроение. Говорили негромко. Собирались небольшими группами. Курили. Затемно, с группой командиров, я направился на машине к переднему краю. И везде, по дороге, я встречал то же торжественное возбуждение. У тяжёлых орудий стояли артиллеристы, и по их неспешным движениям было понятно, что «все готово».

Машина остановилась. Дальше ехать было опасно. Полем шли до наблюдательного пункта. Вставала бледная зимняя заря. Я сверил свои часы и, усевшись на гребне окопа со своей папкой, рассматривал кажущуюся пустынной сторону немецкого расположения. Уходили последние минуты. Ровно в 8 ч. 05 минут утра 10 января одновременно по всей стокилометровой линии наших войск загрохотало чудовищное количество орудий. Началось сражение, не имеющее равных по своему значению, по колоссальным силам техники, двинувшейся в бой, превосходившее величайшие битвы истории, вместе взятые.

Пока пехота сидит в укрытии и артиллерия будет громить неприятельские позиций ещё в течение 45 минут, я хотел бы рассказать о наших художнических жарких спорах о современной батальной картине. Чтобы сложность этой проблемы стала ясной, вспомним, что битва под Сталинградом по широте стратегического замысла, по своим масштабам не имеет равных в прошлом. Битвы при Каннах и Бородино по их значению можно сравнивать со сражением, происходящим перед нами. Но на этом сходство и кончается. Огромная разница в плотности фронта. На Бородинском поле армии столкнулись на фронте, в 6, в крайнем случае, 8 километров. А при Каннах плотность сражающихся войск Ганнибала и Варрона была такова, что римляне потеряли возможность передвигаться из-за скопления павших. На такой сгущённости действия и строилась, старая батальная живопись. «А теперь, — говорит Пластов, — поди напиши бой таких масс на фронте в 120 километров. Получается — либо отдельные эпизоды, Либо бесконечное количество мелких человеческих фигур среди чудовищных «железок» (под категорию «железок» Пластов подводил всю технику).

С тем, что характер боя теперь изменился и современный бой коренным образом отличен от сражений прошлого, спорить не приходится. Нужно только отметить, что ни Бородинское сражение, ни битва при Каннах, и никакое другое сражение целиком никогда написаны не были. Все существующие баталии в живописи — это только фрагменты, концентрирующие в частном общее, характерное и важное. Если сосчитать количество первопланных фигур в самой жаркой битве у Рубенса, то мы не намного выйдем за пределы первого десятка. А какой страшный клубок страстей там завязан! Таким образом, перед художником осталась та же задача. Изменилось только её внутреннее наполнение и действительно возросли многие трудности.

Ровно через 45 минут обработка линия противника закончилась. Вражеское поле, бывшее белым, почернело от разрывов наших снарядов, вывернувших землю на поверхность. Артиллерия перенесла огонь на тылы противника, а с нашей стороны, насколько хватало зрения, — справа и слева — могучей лавиной двинулась пехота. Шли автоматчики в белых маскировочных халатах. С автоматами на голове сплошными массивами на расстоянии 15—30 метров друг от друга. Все были крайне возбуждены. Спешили, бежали связисты. Везли пустые салазки милые бесстрашные дружинницы-санитарки. Немцы, выжидательно молчавшие в течение нашей артподготовки, открыли бешеный минный огонь. Но несмотря на частые разрывы мин, несмотря на грозную опасность смерти, праздничное возбуждение не только не покидало людей, идущих в бой, но всё возрастало. С переднего края взвились четыре ракеты и опустились в балочку за нами. Из балки, взметая облака снежной пыли, вырвались наши мощные танки. Обгоняя наши пехотные части, продолжавшие двигаться к новому рубежу, они пересекли этот рубеж и обрушили свой огонь на уцелевшие немецкие блиндажи. И столько было в резких, гневных поворотах этих танков, давивших немецкие дзоты, настоящей силы и свирепого гнева, что я невольно вспомнил о ганнибаловских слонах.

Непрерывное движение стрелковых частей над балкой Караваткой, влево от меня, не прекращалось. Пехота, сломив при поддержке танков сопротивление врага на новых рубежах, занимала их, передвигаясь вперёд непрерывно. Автоматчики, двигавшиеся вдоль гребня высоты, шли в обход балки, где давно уже кипел рукопашный бой. Балка была окружена ещё в первый час боя, но фрицы упорно держались за свои небольшие, на 2—3 человека, дзоты. Наши стрелки шаг за шагом в рукопашных схватках выбивали немцев из укрытий.

Вот схема одной такой жестокой схватки. Один из пятерых идущих автоматчиков падает, сражённый пулей. Из немецкого дзота продолжают вести огонь. Второй боец хватается за плечо. Видимо, он ранен. Идущие рядом с ним разом бросают в дзот гранаты. Немцы выскакивают из укрытия и падают, сражённые сапёрными лопатами автоматчиков. Если учесть, что перед дзотом лежали уже четыре немецких трупа, то эти десять первопланных фигур создавали картину битвы суровой и напряжённой, и сознание моё не успевало следить за стрелкой весов, колебавшихся между жизнью и смертью наших людей, проявивших и в этой мелкой, одной из тысячи подобных битв образцы прекрасного мужества. Так, в одном из фрагментов необозримой картины боя слились многие черты всей этой исторической военной операции.

Теперь уже саночки бежали обратно. Девушки везли раненых. Проходили бойцы, легко раненые, с лицами, поблекшими и осунувшимися от страданий. Приближалось время обеда, и повар артполка решил обрадовать артиллеристов, выкативших далеко вперёд бившие по немецким дзотам прямой наводкой беленькие пушки малых калибров. Повар уверенно тащил салазки, груженные термосами с горячим борщом. Мина, упавшая неподалеку, разбила и разбросала термосы. И долго будет помниться мне фигура высоченного увальня с красивым, широким лицом украинского Грицько, раскрутившего в огромных руках своих обрывок веревки от салазок.

Когда новый великий поэт или художник напишет о боях и людях, которые на Волге решали судьбы родины, он не забудет эту милую спокойную фигуру парня, неспешно и бесстрашно под огнём врага — в танке, у орудия, у пулемёта, на кухне — делавшего своё великое дело. // В.Одинцов.

☆ ☆ ☆

На Украину!

В ближайшие дни на Украину, освобождаемую Красной Армией от ига фашистских захватчиков, выезжает коллектив Украинского драматического театра имени Щорса.

— С огромным волнением возвращается наш театр на территорию родной Украины, — сказал в беседе с нашим сотрудником художественный руководитель театра заслуженный артист УССР В.Магар, — Эвакуировавшись летом 1941 г. из Житомира, наш коллектив за время войны почти не покидал рядов Красной Армии, обслуживая фронтовиков, выступая зачастую непосредственно на передовых позициях. Наша работа неоднократно отмечалась командованием. Указом Президиума Верховного Совета Северо-Осетинской АССР театр и ряд работников награждены почётными грамотами.

Через несколько дней мы будем на Украине. В первую очередь коллектив Театра им. Щорса покажет в освобожденных районах пьесы А.Корнейчука «Гибель эскадры» и «В степях Украины», «Майскую ночь» (по Гоголю) и другие спектакли. Скоро снова зацветёт на украинской земле советское искусство, воспевая героические дела славных сыновей и дочерей нашего народа.


*****************************************************************************************************************
НОВЫЙ КИНОКОНЦЕРТ


В скором времени на экраны выходит новый художественный фильм киностудии Мосфильм «Киноконцерт к 25-летию Красной Армии» — первая картина, выпущенная Мосфильмом после возобновления работы в столице.

Группа режиссёров — С.Герасимов, Е.Дзиган, М.Колотозов, операторы Е.Андриканис, М.Гандин к Е.Ефимов работали над фильмом.

Киноконцерт начинается выступлением Краснознаменного ансамбля красноармейской песни и пляски, руководимого проф. А.Александровым. С экрана звучит песня, посвященная 25-летию Красной Армии. Танцовальная группа ансамбля темпераментно исполняет «кавалерийскую пляску». Стихи народного акына Джамбула о Стране Советов, о Красной Армия и ее великом полководце товарище Сталине читает В.Аксёнов. Далее перед зрителем выступают артисты М.Михайлов, С.Лемешев, Л.Русланова, Н.Ушкова. Ансамбль народного танца под руководством Игоря Моисеева исполняет «русскую кадриль». Сатирическую сценку о людоеде Гитлере и его вассалах показывает Центральный театр кукол, руководимый С.Образцовым, Хореографический этюд «На катке» исполняют Анна Редель и Михаил Хрусталев. Среди цирковых номеров — выступление Каран д’-Аша (М.Румянцева).



______________________________________________
Л.Леонтьев: Траур в Германии* || «Правда» №36, 5 февраля 1943 года
Н.Вирта: Как был взят в плен Паулюс* || «Правда» №35, 4 февраля 1943 года
А.Дунаевский: Генералы сдаются в плен* || «Правда» №32, 1 февраля 1943 года
Р.Кармен: В Сталинграде* || «Литература и искусство» №6, 6 февраля 1943 года
Красное знамя над Сталинградом* || «Комсомольская правда» №27, 3 февраля 1943 года
В.Ефанов: Под стенами Сталинграда || «Литература и искусство» №5, 30 января 1943 года

«Литература и искусство» №7 (59), 13 февраля 1943 года
Tags: 1943, «Литература и искусство», битва за Сталинград, зима 1943, февраль 1943
Subscribe

Posts from This Journal “битва за Сталинград” Tag

  • Именем Сталинграда

    Ю.Жуков || « Комсомольская правда» №27, 2 февраля 1945 года # Все статьи за 2 февраля 1945 года. Сегодня, когда русские солдаты с…

  • Символ нашей борьбы и побед

    « Комсомольская правда» №27, 2 февраля 1945 года # Все статьи за 2 февраля 1945 года. Два года прошло с тех пор, как на израненной,…

  • Расплата

    А.Гуторович || « Комсомольская правда» №22, 28 января 1943 года «Мы можем и должны бить и впредь немецко-фашистских захватчиков до полного их…

  • Разгром

    А.Гуторович, А.Фридляндский, А.Шумский || « Комсомольская правда» №21, 27 января 1943 года Войсками Донского фронта план Верховного…

  • 27 января 1943 года

    «Вечерняя Москва» №21, 27 января 1943 года План Верховного Главнокомандования Красной Армии по окружению и ликвидации крупной группировки отборных…

  • Василий Гроссман. Сталинградская армия

    В.Гроссман || « Красная звезда» №10, 13 января 1943 года 12 января наши войска на Северном Кавказе продолжали наступление. Части Красной Армии…

  • Что творится в лагере окруженного врага

    П.Олендер, В.Кудрявцев || « Красная звезда» №2, 3 января 1943 года Весь народ, армия, флот горят желанием скорее изгнать немецких…

  • Е.Кригер. В Сталинграде

    Е.Кригер || « Литература и искусство» №46, 14 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Ответы тов. И.В.Сталина на вопросы корреспондента…

  • Школа ненависти

    Б.Полевой || « Правда» №295, 22 октября 1942 года Рабочие, колхозники, командиры производства взяли на себя высокие обязательства в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments