Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

История славы авиаполка

«Красная звезда», 29 августа 1942 года, смерть немецким оккупантамБ.Лавренев || «Красная звезда» №203, 29 августа 1942 года

«Беспрекословное повиновение начальникам — есть душа воинской службы». М.Кутузов.



# Все статьи за 29 августа 1942 года.



«Красная звезда», 29 августа 1942 года

Полукруглый кабинет командира полка, вся дуга которого представляет сплошную стеклянную стену, похож на корабельную рубку. Отсюда во все стороны видно гладкое зеленое поле аэродрома полка бомбардировочной авиации.

У камуфлированных ангаров вытянулись в ряд мощные машины, пикирующие бомбардировщики, «крылатые молнии», как их метко окрестили в американской прессе. Действительно, трудно придумать более удачное название для этих самолетов, молниеносно падающих из заоблачных высот и обрушивающих на головы врагов огненную смерть.

У полка пикирующих бомбардировщиков полковника Полбина короткая, но славная боевая история. Она полностью отражена в лежащих на столе, тщательно сделанных альбомах.

Каждая страница — боевой день полка. На схематической карте участка фронта линиями цветных карандашей нанесены маршруты боевых вылетов эскадрилий, звеньев, одиночных самолетов, мест об’ектов бомбежки, воздушных сражений, точек, где были сбиты вражеские самолеты. В углу страницы диаграммы с рисунками бомб разных размеров, бензоцистерн, патронных ящиков. Эти диаграммы показывают, сколько и каких бомб сброшено за день, расход бензина и боеприпасов.

Все это сделано так наглядно и ярко, что эти страницы воспринимаются почти как живой рассказ о доблестной работе людей полка. В другом альбоме на каждой странице в рамке четким красным шрифтом записаны обстоятельства каждой операции, каждого воздушного боя и вклеены фото особо отличившихся воздушных бойцов.

С начала войны полк дрался на многих участках фронта, и его крепкие удары запомнили немецкие разбойники на всех участках, где побывали бесстрашные бомбардировщики. В этих жестоких схватках закалился и вырос личный состав, среди которого есть такие опытные воздушные бойцы, как Герои Советского Союза — капитан Фак, человек исключительного упорства при выполнении боевых заданий, имеющий наибольшее количество вылетов за время войны, и старшие лейтенанты Демченков и Хвастунов, беспредельно отважные и опытные летчики.

Школа старого опытного командира Полбина дает себя знать. Полк ходит в бои в любую погоду, в любое время дня и ночи. Ночные полеты стали обычным явлением. Сам командир полка любит ходить в воздух вместе со своими соколятами. У полковника 92 боевых вылета, из них 68 ночных. И естественно, что весь летный состав стремится не отстать от командира.

Последнее время полк дрался на Дону, поддерживая наши наземные части в тяжелых боях за донские рубежи. И летопись этих боев полна незабываемых эпизодов героизма, выдержки, находчивости и беспредельного упорства железных советских людей.

Командование получило сведения, что за линией фронта движется крупная танковая группа. Но определить, что это за танки и чьи они — было невозможно. На танках не было никаких отличительных знаков. Это было в те дни, когда наши и немецкие войска перемешались, как слоеный пирог. Тогда командир полка пошел на необычное для бомбардировщика дело. Он промчался над указанным районом, над голой степью на высоте двадцати метров и рассмотрел, что танки вражеские. После этой дерзкой разведки танки были уничтожены мощными бомбовыми ударами.

Следующая крупная операция разыгралась у переправы, где застряли без горючего около 700 немецких танков. В ожидании доставки топлива немцы по обыкновению организовали круговую оборону, создав непроходимое кольцо из стали. В этот день полку Полбина пришлось поработать без устали и отдыха. Самолеты беспрерывно обрушивали на немецкие машины тонны за тоннами бомб, превращая танки в железный лом, а танкистов в клочья собачьего фашистского мяса. За день полк сделал 75 боевых вылетов и на долю каждого экипажа пришлось в этот горячий денечек по 6—7 вылетов. Большая часть гитлеровских бронированных черепах обратилась в груду развороченного, раздолбанного, ни к чорту негодного хлама.

Не менее горячее дело полк имел под Миллеровым. Неожиданным ударом по вражескому аэродрому летчики полка уничтожили на земле 27 немецких самолетов. Четыре успевших подняться в воздух не избегли участи разгромленных на земле бандитов и свалились вниз пылающими обломками.

Но на обратном пути полку пришлось туго. По какой-то ошибке истребители, которые должны были встретить полк на обратном пути и сопровождать его до аэродрома, потеряли ориентировку и разошлись с бомбардировщиками. А в это время, раз’яренные потерей такого числа своих машин, немцы обрушили на уходящие бомбардировщики Полбина крупное соединение «Мессеров». Завязался яростный и неравный воздушный бой. «Мессера» имели все преимущества, тем более, что у наших бомбардировщиков был почти полностью израсходован комплект боезапаса во время бомбежки и обстрела аэродрома. В этом бою полк потерял шесть самолетов, но дрался с предельным ожесточением и мужеством.

Самолет старшего лейтенанта Пинского, пронизанный очередями с разных сторон, в конце концов запылал. Штурман, лейтенант Косов получил тяжелое ранение. Дым и пламя уже заполняли кабину. Комбинезон на Пинском горел. Пилот мог бы выброситься — самолет шел уже над советской территорией. Но он был верен священному закону советской дружбы. Нельзя было оставить машину, в которой лежал раненый товарищ. И, слепнущий от дыма, теряющий сознание, Пинский решил во что бы то ни стало довести самолет до аэродрома. И он довел и даже посадил этот летучий костер и хотя сам обгорел и побился при посадке, но жизнь боевого друга была спасена.

— Все вели себя выше похвал,— говорит об этом бое полковник Полбин, — но из него мы сделали выводы об огромной важности организованной и точной радиосвязи, которая ни на секунду не должна отказывать. Имей мы беспрерывную двустороннюю связь с истребителями, посланными нам на поддержку, покажи мы наше точное место, никаких потерь у нас не было бы, а от «Мессеров» остались бы рожки и ножки.

Полковник с большой любовью и нежностью говорит о своих питомцах, летчиках полка. Они совершили немало славных дел, оставили немало смертельных памяток немецким захватчикам.

Герой Советского Союза Демченков, двадцатидвухлетний юноша, идет на самые рискованные дела, проявляя в них хладнокровие и опыт зрелого бойца. Он в одиночном бою сбил вражеский «Хеншель». Неоднократно немцы дырявили его самолет вдоль и поперек, но отважный соколенок отбивался от врагов и зачастую приходил к родному аэродрому на одном моторе.

Майор Ушаков, раненый в бою немецким истребителем, с бессильно повисшей левой рукой, идя на одном моторе, имея простреленные баллоны, умудрился совершить ночную посадку без прожектора, не доконав самолета.

Многие люди полка «крылатой молнии» отдали родине не только свои силы, но и свою жизнь.

В полку свято чтут память одного из первых его героев — капитана Пасхина, который повторил подвиг Гастелло. Увидя, что подбитый самолет не может лететь, капитан Пасхин ударил им по скоплению пехоты противника и, погибая сам, разнес в лохмотья десятки немцев.

Полковник Полбин открывает переплет последнего альбома.

— Вот, здесь мы храним ордена погибших друзей. Обыкновенно их положено хранить при части. Ну и лежат они где-нибудь в ящике несгораемого шкафа. Нехорошо выходит. Мы придумали этот альбом.

Страница из плотного толстого картона. В ней прямоугольный вырез, подклеенный темноалым бархатом. На бархате, бережно ввинченные, блестят ордена храбрецов, ушедших из жизни в боях за священное дело родины. Глубоко волнуют эти кусочки бархата, яркие, как живая кровь, хранящие память о павших бойцах.

В полку полковника Полбина и батальонного комиссара Барышева любят не только живых, но и ушедших товарищей. Другим частям следовало бы ввести у себя такую же традицию внимания к памяти лучших сынов родины, жизнью своей заплативших ей долг бойца и гражданина. //Борис Лавренев.


**************************************************************************************************************************************************
В РАЙОНЕ РЖЕВА. Советские самолеты штурмуют скопления немецких войск.


Снимок нашего спец. фотокорр. О.Кнорринга.
«Красная звезда», 29 августа 1942 года

________________________________________________
К.Симонов: Русс-фанер "У-2" || «Красная звезда» №238, 9 октября 1942 года
С.Дангулов: Душа горца || «Красная звезда» №249, 22 октября 1942 года
К.Симонов: Русское сердце* || «Красная звезда» №117, 21 мая 1942 года
К.Симонов: Полярной ночью* || «Красная звезда» №298, 20 декабря 1942 года
А.Довженко: Стой, смерть, остановись!* || «Правда» №146, 26 мая 1942 года

Газета «Красная Звезда» №203 (5267), 29 августа 1942 года
Tags: 1942, август 1942, газета «Красная звезда», лето 1942, советская авиация
Subscribe

Posts from This Journal “советская авиация” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments