Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Евгений Кригер. Зрелость

газета «Известия», 26 февраля 1944 годаЕ.Кригер || «Известия» №48, 26 февраля 1944 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Письма трудящихся товарищу Сталину с просьбой принять их денежные сбережения в фонд обороны, на строительство танковых колонн и эскадрилий самолётов для Красной Армии. Ответные телеграммы товарища Сталина. (1—2 стр.). Усилением помощи фронту отвечает советский народ на приказ вождя. (2 стр.). X сессия Верховного Совета СССР. Прения по докладу о Государственном бюджете СССР на 1944 год. Речь депутата Былинского. (3 стр.). Г.Ястребов. За урожай в полтора раза выше прошлогоднего. (2 стр.). А.Булгаков. Штурмовики прокладывают путь пехоте. (3 стр.). П.Андреев. Завод возрождается из руин. (3 стр.). СТИХИ. Анатолий Софронов. Февраль. (3 стр.). Евгений Кригер. Зрелость. (4 стр.). Иностранная печать широко воспроизвела приказ товарища Сталина по поводу 26-й годовщины Красной Армии. (4 стр.). Действия авиации союзников. (4 стр.). Протест маршала Тито. (4 стр.). Отставка президента Аргентины Рамиреса. (4 стр.)



# Все статьи за 26 февраля 1944 года.



«Известия», 26 февраля 1944 года

В первые месяцы войны зловещую силу придавали немцы слову — окружение. Теперь его нет в нашем солдатском словаре. Окружения стали смертельно бояться немцы. Перекочевало это слово в немецкий лексикон, вытеснив оттуда давно уже забытые фрицами и прежде опьянявшие их слова, шумные, назойливые, как дробь берлинского барабана: дранг нах остен, блиц-криг, клин, клещи.

В те самые дни, когда сумасшедший страх заставлял немцев метаться в сжимающемся кольце русских войск в районе Корсунь-Шевченковского, наша кавалерийская часть на другом участке пробила дыру в немецкой линии обороны и пошла в глубокий рейд по германским тылам. Все в этой группе знали, что драться придется в полном отрыве от основных сил, внутри германского фронта, на дорогах, которые в любую минуту могут быть перехвачены и отрезаны немцами. Но за плечами конников были сражения под Смоленском и атаки под Харьковом, доблесть нашей Десны и крылатая слава Днепра. Уверенность офицеров покоилась на точном понимании замысла, соединявшего в себе и дерзость, и железный расчёт. Бодрость рядовых конников подкреплялась их солдатским опытом и доверием к своему командиру.

Путь был тяжёлый. Этого никто не скрывал, да ещё погода чёртовская выдалась. Снег шёл вперемежку с дождём, земля набухла, жадно всасывая в себя колёса машин и орудий. Поэтому конники оставили по ту линию фронта всё, что могло стеснить их движение и маневр, — автомобили, тяжёлые обозы, Службы тыла, — и взяли с собой только самое необходимое, в первую очередь — пушки, лёгкие обозы.

Вклинившись внутри германского фронта, гвардейские эскадроны, сметая на пути мелкие очаги вражеской обороны и штурмом захватывая укреплённые сёла, направились строго на запад и, пройдя километров 80, круто повернули на юг, к городу Ровно. А за ними, обваливаясь под давлением с фронта, потекли колонны отступающих немцев. Бои порою случались быстрые, скоротечные, порою были трудными, затяжными, но вся особенность рейда состояла в том, что велись эти бои в недрах германского фронта, клокотавшего под напором основных наших сил. Сплошь и рядом бывало, что, захватив с хода крупное село, передовые эскадроны прокатывались дальше, а через несколько часов обозы, тянувшиеся позади по их следу, натыкались в том же селе уже на немецкие отступавшие части. И тогда простые обозники хитростью или нахрапом вынуждены были протаскивать свои грузы под носом у немцев — либо стороной, по лесам, либо в ночной темноте напрямик по селу.

Бывало и так, что отставший отряд гвардейцев в полной темноте догонял большую колонну всадников и спокойно прилаживался к их строю, двигаясь некоторое время вместе, пока какой-нибудь из задремавших всадников не забормочет спросонья на непонятном наречии, отчего гвардейцев осенит: батюшки-светы, да ведь мы к немцам присунулись! Но и в этих случаях отчаянные головы не терялись и, будто сморенные сном, плелись вместе с немецкой колонной до первого развилка, где спокойно сворачивали в сторону и, дождавшись прохождения всей колонны, либо смывались по добру, по здорову, либо, чувствуя свое преимущество, внезапным обстрелом поднимали такой кавардак среди немцев, что от всей немецкой колонны через две минуты оставались на дороге только убитые фрицы. В глубоком германском тылу наши конники захватывали и вели за собой партии пленных немцев.

Это был настоящий слоеный пирог. Гвардия была в том слоеном пироге, как нож, рассекающий его на части со всей начинкой. Цель рейда состояла в том, чтобы внезапно и с самой неожиданной стороны появиться у тылового города немцев и взять его малой кровью. Теперь, когда это благополучно сделано, генерал, возглавлявший фантастически дерзкую операцию, припоминает забавные, на его взгляд, происшествия, скромно умалчивая о тяжких испытаниях и совсем необычных боях глубокого рейда. В одну из ночей, к примеру, генерал остановился на отдых в деревне и работал в ней вместе со штабом. Он имел даже время поспать, а утром обнаружил, что в соседней деревне, отделенной только оврагом, в ту же ночь располагался штаб германской дивизии. Другой ночью генерал был взбешен появлением в деревушке автомобиля, мчавшегося по улице с зажженными фарами, — вопиющее нарушение всех правил предосторожности в тылу у противника. Генерал закричал коменданту:

— Какого чорта ваша рация тут со светом болтается? Задержать!

Гвардейцы бросились догонять провинившуюся машину, но, перехватив ее на пути, с удивлением обнаружили в ней офицера германской жандармерии. Этот последний был не менее удивлен, так как в блаженном неведении сунулся в деревню подыскать себе на ночь квартиру. Желание немецкого жандарма исполнилось — его оставили ночевать в приглянувшейся деревушке: под стражей в качестве пленного.

Особое удовольствие генералу доставляет поведение обоза в составе 32 можар со снарядами, посланного спустя несколько дней вдогонку за ушедшей далеко вперед кавалерией. Снаряды из-за распутицы пришлось тащить на волах. Медлительных животных конники подгоняли, как настоящие чумаки, возгласами «цоб-цобе». Отходящие с востока немецкие части вылезали кое-где на дорогу, по которой недавно спустились на юг эскадроны гвардейцев. Чумаки то и дело натыкались на немецкие гарнизоны, и один бог знает, как они выкручивались из скверного положения. Штурмовавшие город гвардейцы давно уже сочли обоз погибшим. Дней десять прошло, как радиограмма известила об отправке боеприпасов на можарах с волами, никакой надежды уже не осталось. Как вдруг на дороге послышалось меланхолическое, «цоб-цобе», и обоз, влекомый волами, появился под стенами осажденного гвардейцами города. Это было совершенное чудо. Обозники прошли 150 километров по немецким тылам, не потеряв ни одной можары.

Я помню других солдат этого рейда. Я помню мост на краю большого села и небольшой холмик возле него, убранный заботливыми руками. Меня привели к нему, чтобы взглянул я на клочок земли, где дрался до последнего дыхания человек Красной Армии, настоящий солдат 1944 года, командир взвода Яков Гуменко. Группа конников была окружена немцами в этом селе, и сил, чтобы продержаться в нем, не было, и выход был только по мосту, на который немцы и ринулись силою целой роты. Мостик прикрывал огнем «максима» Яков Гуменко с двумя пулемётчиками. Бывалый солдат, он трезво смотрел на вещи и знал, что три бойца не смогут выстоять против вражеской роты. Он знал, что положено ему умереть на той пяди земли возле моста. Горько солдату готовиться к смерти, если почти три года войны уже миновали, через многие земли с боями прошел солдат и уцелел и близко уже до победы, а тут умирать ему надо. И место не великое, не Смоленск и не Харьков, — дощатый мост у деревни, земля, не известная ни для громкой славы, ни для песен, которые запоют после войны счастливые люди.

Все, это знал Яков Гуменко. Патронов ему нехватало, десятки немцев уже полегли от огня одинокого пулемета, не добравшись до моста, но за ними подымалась немалая сила других. Командир взвода стал беречь патроны и сам, отстранив двух товарищей, лег к «максиму». Стрелял не обычными очередями, а одиночными выстрелами, чтобы ни одна пуля не вылетела из пулемета без пользы. И смерть подошла совсем близко. Бывалый солдат это понял лучше других и отослал от себя двух пулеметчиков. «Огня одиночными все равно никому не доверю, — сказал он, — я ранен и так, а вам незачем без пользы свою жизнь здесь терять. Приказываю отойти от меня». И он остался один возле своего пулемёта, и вскоре патроны кончились у него. Мог бы отходить Яков Гуменко, да пути уже не было. Немцы его настигали. Он сделал последнее, что было еще в его силах, — разбросал в стороны части своего пулемёта, и поднялся на ноги верный солдат своей армии, чтобы хорошо увидеть, все ли гвардейцы отходят по мосту, который был доверен ему, и рухнул на землю, пронзенный свинцом.

Доблесть его вселилась в других, мстивших врагу за гибель товарища.

А рейд продолжался. Гвардия вышла с запада на город немецкого тыла и захватила его малой кровью. И Москва салютовала победителям артиллерийскими залпами...

И в те же самые дни десять отборных германских дивизий метались в кольце наших войск, обезумевшие от страшного для немцев слова: окружение, означавшего для них гибель, уничтожение.

Знамёна Сталинграда сегодня реют за Днепром, на Волыни, там, где когда-то начиналась война. Советские армии вернулись сюда с победой, ибо в великом испытании войны сумели к упорству и доблести присоединить две новых силы: опыт и зрелость. //Евгений Кригер, спец. корреспондент «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.


***********************************************************************************************
Февраль


Метельный месяц. Русские снега.
Огнями опоясанная даль...
И над становьем злобного врага
С мечом стоящий богатырь-февраль.

В ряду других, победами богат,
Его венчал салютом на земле
Непобедимый дымный Сталинград,
Поднявший флаг победы в феврале.

На чёрном, окровавленном снегу,
Заправив опалённую шинель,
Стоял боец на волжском берегу
И в даль смотрел в февральскую метель.

Всё шли бои — и месяцы, и дни,
Гремел святой артиллерийский гром, —
И вот уже раскаты и огни
У Корсуни взметнулись за Днепром.

Металась немцев тёмная орда,
Как год назад в таком же феврале, —
И замолчала, стихла навсегда,
И задохнулась в стянутой петле.

На берегу заснеженной реки,
Окрашенной в багрово-ржавый цвет,
Сходили в бурках с сёдел казаки,
Стирая с шашек вражьей крови след.

И вновь гремит над белой степью сталь,
Над Криворожьем молнией блеснув...
Так, лишь вперёд, без устали февраль
Идёт в боях, знамёна развернув.

Идёт в боях, как много лет назад,
В расцвете грозных богатырских сил, —
Когда красногвардеец и солдат
Красноармейца имя получил.

Он не один, февраль, такой в году,
Другие братья-месяцы подстать,
Но среди равных видно на-ходу
Его походки воинскую стать.

В какой бы день победа ни пришла,
В какой бы месяц светлый на земле, —
Мы знаем все, — когда метель мела, —
Её рожденье было в феврале.

Анатолий Софронов.

☆ ☆ ☆

26.02.44: Выше поднимать наше военное искусство ("Красная звезда", СССР)

24.02.44: И.Эренбург: Народ на войне ("Красная звезда", СССР)
24.02.44: Л.Леонов: Величавая слава || «Правда» №47, 24 февраля 1944 года

21.02.44: В.Василевская: Бессмертие || «Правда» №45, 21 февраля 1944 года
21.02.44: Б.Полевой: На поле Корсунском || «Правда» №45, 21 февраля 1944 года

18.02.44: И.Агибалов, Б.Король: Последние дни окруженных дивизий ("Красная звезда", СССР)

15.02.44: И.Эренбург: Генерал-поджигала ("Красная звезда", СССР)

04.02.44: И.Эренбург: Немцы 1944 ("Красная звезда", СССР)**
04.02.44: П.Олендер: Окружение десяти немецких дивизий ("Красная звезда", СССР)

02.02.44: И.Эренбург: Весы истории ("Красная звезда", СССР)
02.02.44: В.Чуйков: Сталинградская битва || «Правда» №28, 2 февраля 1944 года


Январь 1944 года:

30.01.44: Н.Тихонов: Победа! Ленинград в январе ("Красная звезда", СССР)

27.01.44: Н.Денисов: Три города ("Красная звезда", СССР)

26.01.44: А.Авдеенко: На земле украинской ("Красная звезда", СССР)**
26.01.44: Добить фашистского зверя! + И.Эренбург: ВСЕ ("Красная звезда", СССР)**

25.01.44: Н.Тихонов: Камни Петергофа взывают о мщении ("Красная звезда", СССР)
25.01.44: И.Эренбург: Львы и бобры || «Красная звезда» №20, 25 января 1944 года
25.01.44: Н.Денисов: На ленинградских дорогах ("Красная звезда", СССР)*

22.01.44: Н.Тихонов, Вс.Вишневский: Да здравствует родимый Ленинград! ("Правда", СССР)

17.01.44: И.Эренбург: Почему они отступают? || «Правда» №15, 17 января 1944 года

13.01.44: И.Эренбург: Гроза в январе ("Красная звезда", СССР)

12.01.44: Красная Армия - армия героев || «Правда» №10, 12 января 1944 года

09.01.44: Дикие бесчинства немцев на ленинградской земле ("Красная звезда", СССР)
09.01.44: Е.Габрилович: На Украине ("Красная звезда", СССР)

08.01.44: И.Эренбург: Победа человека ("Красная звезда", СССР)

07.01.44: «Немцы сожгли моего сына» ("Красная звезда", СССР)**
07.01.44: В.Земляной: На испытательном аэродроме ("Красная звезда", СССР)
07.01.44: И.Эренбург: Фюрер играет Гамлета || «Правда» №6, 7 января 1944 года

06.01.44: Г.Меньшиков: Немецкие офицеры о своей пехоте ("Красная звезда", СССР)**

01.01.44: И.Эренбург: В преддверии ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №48 (8350), 26 февраля 1944 года
Tags: 1944, А.Софронов, Евгений Кригер, газета «Известия», зима 1944, февраль 1944
Subscribe

Posts from This Journal “1944” Tag

  • Илья Эренбург. Мы идем!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №86, 11 апреля 1944 года Войска 3-го Украинского фронта овладели важным хозяйственно-политическим центром…

  • Под конвоем автоматчиков

    З.Абрамов || « Красная звезда» №85, 9 апреля 1944 года Войска 1-го Украинского фронта, нанеся поражение противнику в предгорьях Карпат, вышли…

  • Слава победоносной Красной Армии!

    « Красная звезда» №85, 9 апреля 1944 года Войска 1-го Украинского фронта, нанеся поражение противнику в предгорьях Карпат, вышли на нашу…

  • В Одессе

    И.Чумак || « Красная звезда» №79, 2 апреля 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 апреля (1 стр.).…

  • Илья Эренбург. К ним!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №73, 26 марта 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Приказ Верховного Главнокомандующего (1 стр.). От Советского…

  • Борис Горбатов. Херсон

    Б.Горбатов || « Правда» №64, 15 марта 1944 года Совет Народных Комиссаров СССР и Центральный Комитет ВКП(б) считают, что своевременное…

  • Илья Эренбург. Наш гуманизм

    И.Эренбург || « Красная звезда» №66, 18 марта 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Приказ Верховного Главнокомандующего (1 стр.). От Советского…

  • Солдатский труд

    Б.Горбатов, П.Яхлаков || « Правда» №59, 9 марта 1944 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Письма трудящихся Советского Союза товарищу И.В.Сталину и ответы…

  • Да здравствует родимый Ленинград!

    Н.Тихонов, Вс.Вишневский || « Правда» №19, 22 января 1944 года Да здравствует ленинизм, наше верное, испытанное в боях знамя, под которым мы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments