Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Илья Эренбург. Дело наших рук

газета «Правда», 11 сентября 1942 годаИ.Эренбург || «Правда» №254, 11 сентября 1942 года

Наши фабрики и заводы дают фронту все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов. Воины Красной Армии! Обрушьте эту замечательную технику на голову ненавистного врага!

Смерть немецким оккупантам!




# Все статьи за 11 сентября 1942 года.





Между двумя боями при тусклом свете коптилки лейтенант изучает чертежи, сопровождающие статью «Уроки одного боя». Конечно, легче учиться в академии. Но выбора нет: мы должны менять части машины на ходу, учиться в блиндажах, перестроить многое в нашем сознании под сопровождение музыки боя или среди ожесточенной работы тыла.

Помню, несколько лет тому назад зашел я в одно учреждение и ушибся о стол. Секретарь меня успокоил: «Об этот стол все расшибаются». Я спросил: «Почему не переставите?» Он ответил: «Заведующий не распорядился. Переставлю — вдруг с меня спросят: «Почему это ты придумал, что это означает?» Стоит и стоит — так спокойней...» У нас всех синяки от этого символического стола, от косности, перестраховки, равнодушия.

Человек, который, пожимая плечами, говорит: «Это меня не касается», — слепец. Все теперь касается всех. Человеческие возможности безграничны. Можно пролежать жизнь на печи, и можно в один месяц перевернуть мир. Под Сталинградом тридцать три бойца остановили семьдесят танков. А ведь бывало, что триста тридцать бойцов убегали от семи танков. Все зависит от человека, от его мужества, от его находчивости и напряжения.

Каждый гражданин должен понять всю меру своей ответственности. Он не ребенок, который вправе сослаться на опекунов, он — творец своего будущего. В театре одни играют, другие смотрят, аплодируют или свистят. Театр военных действий — нечто иное: здесь нет зрителей. Если немцы на Кавказе — это неудача всего народа. Нужно еще ожесточенней воевать и еще ожесточенней работать.

Война пробудила в каждом из нас еще больший вкус к жизни. Законное чувство: мы до самой глубины поняли, что́ мы защищаем. Но во имя жизни мы должны теперь забыть все, кроме одной страсти, — отстоять родину.

Мне пишет старший лейтенант И.: «Моя жена нервничает, она теряет надежду, она меня спрашивает: «Когда конец?» Она хочет оправдать это любовью ко мне. Я женился незадолго до войны. Дочь родилась 26 июня прошлого года, а за два дня до этого я ушел на фронт и дочь не видал. Жена мне часто пишет: «Не видел даже дочери...» Но это не оправдание. Сейчас нужна не только такая любовь, сейчас нужно любить шире. Если бы она видела то, что видели мы в деревнях, освобожденных от немцев!..»

Легко понять грусть, тоску молодой жены, которая ждет вести от мужа. Но ее дочь жива потому, что старший лейтенант И. и его боевые друзья думают сейчас не о своей судьбе, а о судьбе родины. Их любовь воистину широка: все в ней — и привязанность к родимому дому, и чувство истории.

Пусть горе женщины обратится на врага. «Когда конец?» — спрашивает она. Это зависит не только от лейтенанта, это зависит и от его жены. Мирной жизни больше нет. Миллионы эвакуированных живут на бивуаке. Затемнены города глубокого тыла. Лишения узнали все. Враг в доме. Где же здесь сетовать? Здесь надо бить врага. Слишком дорого стоит каждый час промедления. Врагу помогает не только наша беспечность, но и наша грусть. Пусть грусть станет снопами, патронами, торфом. Пусть каждый боец знает, что в тылу день и ночь трудятся десять человек: подают ему хлеб, одежду, вооружение, боеприпасы.

Нужно торопиться, нужно понять, что такое на войне время. Немцы живут по минутной стрелке. У одного немецкого ефрейтора в записной книжке я нашел такую запись: «Десять часов на работу, восемь на сон, час сорок минут на пропитание, час тридцать минут на передвижение и, следовательно, на серьезные мысли, сорок минут на чтение, двадцать минут на ребусы и кроссворды, четверть часа на гимнастику, три четверти часа на сношения с Гертрудой, пятьдесят минут на разные хозяйственные и непредвиденные дела. Это — средние данные, не считая воскресных дней, за месяцы январь — март 1939». Мерзкая статистика! Машина, которая прикидывается человеком! Никогда мы не станем так жить, и Гертруд на пятьдесят минут у нас нет. Но воевать мы должны по минутной стрелке, иначе мы не побьем немцев. Потерянные десять минут в ходе боя могут решить все. Каждый гражданин тыла, который теряет десять минут, помогает врагу. Мы должны опережать врага и опережать события, атакуя, предвидеть контратаку, думать летом о зиме и осенью о весне, укрепить далекий тыл, превратить в топливо каждую минуту, согреть нашим рвением города, накормить нашим потом моторы. Время не за нас и не за немцев. Время служит тому, кто понял, что такое время.

Мы должны подчинить все военной дисциплине. Немцы — автоматы. Когда они пришли в Париж, исчезли все автомобили, но немцы сразу ввели бессмысленно сложные правила перехода улиц. Они должны организовывать, даже когда им нечего организовать. Их пародия на порядок: уничтожить все автомобили и поставить десять тысяч новых светофоров. Но, чтобы побить немцев, мы должны принять железный порядок. Когда пешеход у нас переходит улицу, кажется, что это — самоубийца, который кидается под машину, на самом деле он даже не торопится, он гуляет. Это маленький пример, но над ним стоит задуматься. Я хочу быть свободным в мыслях, в чувствах, в творческой работе. Для этого я теперь откажусь от всего, стану солдатом в строю, винтом в машине.

Гражданка О.Хитрова пишет мне из Саратова: «Иногда слышишь, что теперь война, может быть, скоро всем конец, а поэтому не стоит ничего делать хорошо. Разве это правильно? По-моему наоборот. Раз война, надо делать все еще лучше. Если уж раньше смерти умрешь, то и до победы не доживешь... Я вот домашняя хозяйка. Сейчас четыре часа в день работаю на дорожных работах. Работаем мы мало — никто нас не торопит, никто не об’ясняет задания. Спрашиваем прораба, а он отвечает: «Торопиться нечего...» Я в начале войны тоже было поддалась такому настроению. Услышу утром плохую сводку — и весь день ничего не делаю, говорю: «Все из рук валится». А теперь я душой окрепла. Услышу сводку и говорю себе: а я назло им буду работать вдвое, шить буду и штаны красноармейские постираю, да и поштопаю. Не хочу умирать раньше смерти. Если у нас немецкий шпион где-нибудь рядом, пусть видит, что мы, несмотря ни на что, крепки духом и выстоим». Замечательные слова! В них вся душа, вся крепость России. Пусть они исправят и прораба, и тех, которые еще думают победить спустя рукава, и малодушных, готовых умереть до смерти.

Есть в русском сердце залежи великих чувств, о которых многие и не подозревают. Все в роте знали, что Василий Никулин — хороший парень. Не удивились, узнав, что Никулин перебил много немцев. Но кто мог предвидеть последние минуты этого скромного человека? Он крикнул товарищам: «Уходите, я их буду на себя отвлекать». Раненный, он продолжал строчить из автомата. Кончились диски. Немцы навалились на Никулина. У него нашлась еще «лимонка» — ручная граната. Тогда Никулин крикнул другу: «Уходи, я буду взрываться» — и дернул за кольцо.

Рядом с героикой боя могут показаться бледными дела тыла. Но и в них — тоже биение большого сердца. Из Алма-Аты пишут о скромной работе женщин на станциях Турксиба. Через Луговую проезжали бойцы — с фронта, на фронт, легко раненные из госпиталей. Жены железнодорожников, работницы, домашние хозяйки решили помочь бойцам. На этой узловой станции подолгу ждут поезда. Женщины кормят бойцов, дают им постели в домах, подшивают воротнички, берут грязные платки, дают чистые, делают множество того, что может сделать только заботливая женщина. Они вырывают время у сна. Отдают свои овощи, молоко, из своих простынь делают платочки. Они отдают не лишнее, но свое последнее, и вот это доходит до самого сердца бойца. Один сержант, проехавший Луговую, пишет из-под Ржева: «Милые сестренки! Спасибо за ласку. Мы бьем немцев, и я думаю, и за вас, сестренки, буду бить проклятых. Согрели вы меня своим приветом...» Фронту нужно все: и патроны, и табак, и простая человеческая ласка.

В одной старой книге я прочитал, что Тулу звали «стальной душой». Тула оправдала это прозвище. Когда враг подошел вплотную к городу, старухи и девчонки рыли рвы. Заводы эвакуировали, но осталась кучка старых рабочих. Осталось немного сырья и много упорства. Тула не сидит сложа руки. Туляки смеются над немецкими бомбами. Рабочий полк давно стал частью Красной Армии, но почетное имя за ним сохранилось: «Тульский». Недавно один боец Тульского полка сделал на своей тульской винтовке сотый надрез: в честь сотни убитых врагов. Винтовке этой 43 года, но бьет она без отказа. Дед его воевал с этой винтовкой в русско-японскую войну. Винтовку он оставил сыну: пригодилась, когда пришлось бить германцев. Теперь винтовка вспомнила прошлое: внук пошел добровольцем в Тульский рабочий полк. Он уже сделал семь свежих насечек. Мать его говорит: «Тульское ружье далеко шагает».

Эти насечки — исповедь русского сердца. Огромная историческая ответственность понятна тульским рабочим. Будем биться, как тридцать три героя под Сталинградом. Будем работать, как Тула. Мы не умрем до смерти, мы увидим победу. // Илья Эренбург.



РОЗЫСК ДЕТЕЙ, ПОТЕРЯВШИХ РОДИТЕЛЕЙ

Сотни писем поступают ежедневно в Москву от родителей, потерявших своих детей в дни войны. При Главном управлении милиции организовано Центральное справочно-адресное детское бюро, которое занимается розыском этих детей. Взяты на учет все детские учреждения—приемники, детские дома, школьные интернаты и т.п., эвакуированные во время войны в глубь страны. К участию в розыске детей привлечены комсомольские организации, работники отделов народного образования, директора школ, педагоги.

В подавляющем большинстве случаев розыски приводят к положительным результатам. Пропавшие дети обнаруживаются либо в детских домах и интернатах, либо у частных лиц, взявших их на воспитание. (ТАСС).


********************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 10 сентября

В течение ночи на 10 сентября наши войска вели бои с противником западнее и юго-западнее Сталинграда, а также в районах Новороссийск и Моздок. На других фронтах существенных изменений не произошло.



Западнее Сталинграда наши войска вели ожесточенные бои с танками и пехотой противника. Н-ская стрелковая часть отбила несколько атак гитлеровцев и уничтожила 7 танков и до 200 немецких автоматчиков. На другом участке минометно-пулеметным огнем отбита атака румынской пехоты. Истреблено более 350 румынских солдат и офицеров.



Юго-западнее Сталинграда советские войска отбивали атаки наступающего противника и нанесли ему значительный урон. Только на одном участке уничтожено 8 немецких танков и до роты пехоты противника.



В районе Новороссийска наши войска вели напряженные бои с немецко-фашистскими войсками. На северо-западной окраине города бойцы Н-ского соединения в течение суток отбили десять атак: противника. Немцам вначале удалось потеснить наши части. Перегруппировав свои силы, наши бойцы перешли в контратаку и отбросили противника. В этом бою уничтожено 9 немецких танков, 4 бронемашины и 14 автомашин. Гитлеровцы потеряли убитыми более 1.000 солдат и офицеров.



В районе Моздок наши войска продолжали наносить удары по группировке противника на южном берегу реки. За три дня боев на этом участке уничтожено 53 немецких танка, 3 бронемашины, 13 автомашин, 10 орудий и свыше полка пехоты противника.



На одном из участков Западного фронта Н-ская часть уничтожила свыше 300 немецких солдат и офицеров. Огнем нашей артиллерии разрушено 6 ДЗОТ'ов, 9 блиндажей, наблюдательный пункт, подбито 3 немецких танка, подавлен огонь 5 минометных и одной артиллерийской батарей. Бойцы части, где командиром тов. Мухин, за последние дни ружейно-пулеметным огнем сбили 5 немецких самолетов.



Пленный командир 1 взвода 5 роты 54 итальянского пехотного полка лейтенант Роберто Ферреро рассказал: «20 августа русские зашли нам в тыл. По приказу командира батальона мы поспешно отступили, не приняв боя. При отступлении батальон был сильно обстрелян и потерял не менее 200 человек. 21 августа батальон был окружен русскими и почти полностью уничтожен — в живых осталось только 30 человек. В это же время в район Я. отступил и 3-й батальон нашего полка, потерявший за два дня 800 человек. Таким образом, 54 пехотный полк фактически перестал существовать».



У убитого немецкого солдата Фридриха Гитсфельд найдено письмо от М.Диттли. В письме говорится: «У нас здесь из мужчин остались одни калеки. Вилли Зик, мой бывший помощник, ранен и недавно приезжал ко мне. В свое время он пошел на фронт добровольцем, а теперь сыт войной по горло. Он говорит, что скорее повесится, чем возвратится на фронт в Россию».



Клика Пэтена—Лаваля из кожи лезет вон, стремясь угодить немецким захватчикам. По приказу из Берлина лакеи из Виши закрыли во Франции много предприятий и выбросили на улицу десятки тысяч рабочих и инженеров. Путем голода они пытаются заставить французов поехать на немецкую каторгу. Однако французские рабочие не хотят быть рабами немцев. За последнее время в Париже разгромлено 4 немецких бюро по найму, а многие вербовщики избиты. В Нанте и Лионе в помещения немецких бюро по найму брошены бомбы.


Вечернее сообщение 10 сентября

В течение 10 сентября наши войска вели ожесточённые бои с противником западнее и юго-западнее Сталинграда, а также в районе Моздок и уличные бои в Новороссийске. На других фронтах существенных изменений не произошло.



За 9 сентября частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 30 немецких танков и бронемашин, 150 автомашин с войсками и грузами, 40 повозок с боеприпасами, подавлен огонь 14 батарей полевой и зенитной артиллерии, разбит железнодорожный состав, рассеяно и частью уничтожено до батальона пехоты противника.



Западнее Сталинграда продолжались напряженные бои. На одном из участков наши части после тяжелых оборонительных боев оставили три населенных пункта. На позиции Н-ской части наступало до 50 немецких танков и до двух полков вражеской пехоты. Наши бойцы уничтожили 7 немецких танков и до 400 гитлеровцев. Группа танков противника прорвалась в район важной высоты. В течение дня здесь происходили упорные
бои с переменным успехом.



Советские летчики наносят непрерывные удары по боевым порядкам немецких войск и подходящим резервам. За последние два дня частями нашей авиации на Сталинградском фронте уничтожено или повреждено до 30 немецких танков и до 100 автомашин с войсками и грузами. В воздушных боях сбито 18 немецких самолетов.



Юго-западнее Сталинграда наши танкисты отбили атаку противника и уничтожили 13 танков и 150 немецких автоматчиков. Огнем нашей артиллерии рассеяно большое скопление вражеской пехоты, уничтожено 14 автомашин и взорвано два склада с боеприпасами противника.



В районе Новороссийска наши части вели ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками, прорвавшимися на северо-западную окраину города. Н-ское подразделение морской пехоты было окружено гитлеровцами. В неравном бою, длившемся несколько часов, моряки уничтожили 120 немецких солдат и офицеров и вырвались из окружения. Артиллерийская батарея командира тов. Панасенко прямой наводкой расстреляла два батальона вражеской пехоты.



В районе Моздок наши войска продолжали вести бои с переправившимися через водный рубеж войсками противника. Гитлеровцы на этом участке несут огромные потери. Захваченные в плен солдаты и офицеры 370 немецкой пехотной дивизии сообщили, что их дивизия разгромлена в боях у водного рубежа. Многие батальоны уничтожены целиком. В уцелевших ротах осталось по 10—12 человек.



На одном из участков южнее Воронежа пехота противника при поддержке танков атаковала наши позиции. Вначале гитлеровцам удалось потеснить наши части и прорваться на окраины одного населенного пункта. Наступление противника остановлено. Контрударом наши части к вечеру восстановили положение и вели бой на прежних рубежах. В течение дня уничтожено 10 немецких танков, 6 минометных батарей, 24 автомашины и до трех батальонов пехоты противника.



У убитого немецкого офицера Германа найдено письмо его друга Готфрида из Кракова. В письме говорится: «Я снова получил ранение и очень рад, что так счастливо отделался. Вряд ли хотя бы один из тех, кто участвует в боях на Юге, останется невредимым. Наш полк понес такие потери, что от него осталось лишь одно название. Мы стянули неслыханное количество танков, артиллерии, пулеметов и авиации. Мы надеялись очень скоро разделаться с русскими и приступить к решению задач на Западе. Но тут-то мы и просчитались. Русские проявляют невиданное упорство. Каждая деревушка под Сталинградом нам стоит дорогих и невосполнимых потерь».



Добровольно перешедшие на нашу сторону солдаты 51 полка 18 немецкой моторизованной дивизии Адольф Ш. и Карл Э. рассказали о зверствах, чинимых немецкими властями над советскими военнопленными. «На строительстве дорога Арентово—Худув работали русские военнопленные. Условия, в которых они находились, были невыносимыми. Начальник лагеря присваивал себе значительную часть той голодной нормы, которую они должны были получать, чтобы не умереть с голоду. В лагере вспыхнула эпидемия брюшного тифа. Все больные были перенесены в один барак и отравлены. Ночью они были зарыты в одной общей яме».



Из разных городов Германии и оккупированных немцами стран сообщают об огромном потоке раненых солдат и офицеров, непрерывно прибывающих с советско-германского фронта. На одном из вокзалов Вены 6 санитарных поездов в течение недели дожидались разгрузки. За это время в вагонах умерло 67 раненых. Чтобы увеличить количество мест, в некоторых госпиталях оборудуются нары в два яруса. В одном из госпиталей Мюнхена, рассчитанном на 400 мест, находится около 1.000 человек. Раненые лежат на полу в коридорах и на площадках лестниц. // Совинформбюро.

______________________________________________
Л.Кассиль: Ироды ("Известия", СССР)*
Смерть детоубийцам! ("Правда", СССР)**
Б.Полевой: Детоубийцы* ("Правда", СССР)
И.Осипов: Они убивают детей* ("Известия", СССР)**
Кровь детей взывает к мщению* ("Известия", СССР)
Е.Кононенко: Приговор детского сердца* ("Правда", СССР)
Отомстим врагу за муки и смерть наших детей* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Правда» №254 (9025), 11 сентября 1942 года
Tags: 1942, Илья Эренбург, Совинформбюро, газета «Правда», сентябрь 1942
Subscribe

Posts from This Journal “сентябрь 1942” Tag

  • Гитлеровские звери

    В.Тищенко || « Правда» №253, 10 сентября 1942 года В ожесточенных боях с гитлеровскими ордами Красная Армия нанесла огромный урон противнику.…

  • «Красная звезда», 17 сентября 1942 года

    С.Фридлянд || « Красная звезда» №219, 17 сентября 1942 года Защитники Сталинграда! В час грозной опасности, нависшей над городом, напрягите все…

  • Б.Горбатов. Дезертир

    Б.Горбатов || « Правда» №247, 4 сентября 1942 года Каждая тонна сбереженного топлива, каждый киловатт-час сэкономленной электроэнергии — это…

  • Ироды

    Е.Кононенко || « Правда» №271, 28 сентября 1942 года Воины Красной Армии! В боях за Сталинград, в ожесточенных сражениях на Юге враг несет…

  • Счастливый жребий

    И.Семенов || «Московский большевик» №229, 29 сентября 1942 года Бои на юге нашей родины продолжаются с возрастающим ожесточением. Защитники…

  • Счет нашей мести

    « Комсомольская правда» №229, 29 сентября 1942 года Народ требует от вас, чтобы вы не щадили фашистской сволочи. Нет такой цены, которой бы…

  • 24 сентября 1942 года

    И.Эренбург || « Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 167-169. # Все статьи за 24…

  • Справочное бюро Геббельса

    Б.Ефимов || « Красная звезда» №221, 19 сентября 1942 года «Каждый гражданин Союза ССР, способный носить оружие, должен быть обучен военному…

  • Кровавые дела гитлеровских людоедов

    У.Жуковин || « Правда» №254, 11 сентября 1942 года Наши фабрики и заводы дают фронту все больше и больше самолетов, танков, артиллерии,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments