Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

18 сентября 1941 года

«Красная звезда», 18 сентября 1941 года, смерть немецким оккупантам


«Красная звезда»: 1943 год.
«Красная звезда»: 1942 год.
«Красная звезда»: 1941 год.



# Все статьи за 18 сентября 1941 года.



Д.Ортенберг, ответственный редактор «Красной звезды» в 1941-1943 гг.

Алексей Толстой прислал в редакцию киносценарий под названием «Рейд энской дивизии». О том, что он пишет сценарий, мы знали давно. Были посвящены и в авторский замысел: окружение, бои в тылу врага, выход из вражеского кольца, партизаны... Эти коллизии — драматические и героические — волновали писателя на протяжении довольно продолжительного времени. Во всяком случае, он копил такой материал вплоть до 1942 года, когда мы напечатали в «Красной звезде» самое значительное, на мой взгляд, произведение Толстого о Великой Отечественной войне — «Рассказы Ивана Сударева».

Алексей Николаевич проявлял исключительный интерес к очеркам Александра Полякова «В тылу врага», высоко ценил их автора. В известной статье Толстого о литературе и войне есть такие строки: «Все устремления советской литературы сейчас — подняться до уровня моральной высоты и героических дел русского воюющего народа. Литература наших дней — подлинное народное и нужное всему народу высокое гуманитарное искусство. Оно круто идет на подъем». Вслед за этим назывались имена признанных советских писателей и в один ряд с ними поставлен А.Поляков.

Знал я также, как Алексей Николаевич буквально штудировал статью генерала И.В.Болдина «Сквозь вражеское кольцо». Не ошибусь, наверное, если скажу, что под впечатлением именно этих материалов он и взялся писать свой сценарий.

Мы, в меру наших возможностей — увы, не таких уж богатых, — «подбрасывали» ему кое-какие дополнительные материалы. Разумеется, не без «корыстной» надежды на то, что фрагменты из сценария можно будет напечатать в «Красной звезде». Об этом я прямо писал Толстому: «Как у Вас идет работа над сценарием? Когда Вы его закончите — напечатаем в газете один-два отрывка».

Из присланной Алексеем Николаевичем рукописи мы выбрали для газеты страниц десять. Они и пошли в номер от 18 сентября. А в целом это произведение Толстого не опубликовано и поныне. Кинокартина по нему не снималась. Пока готовились к съемкам, началось наше контрнаступление под Москвой, тема борьбы в окружении отошла на второй план. Сценарий этот так и лежит в литературном архиве.

* * *

Наконец-то после почти двухнедельного исчезновения объявился Константин Симонов. Получен его очерк «У берегов Румынии». Об этом стоит рассказать подробнее.

Как уже говорилось выше, в последних числах августа из Симферополя прилетел Халип с одесскими корреспонденциями Симонова и своими снимками. Через два дня он отправился в обратный путь. С ним я передал новое задание Симонову: побывать на одной из подводных лодок, развернувших на Черном море довольно активные действия, и написать очерк о ее боевых делах, ее героях.

По нашим расчетам, на выполнение такого задания Симонову достаточно было одного дня, от силы двух дней. Но прошла неделя, заканчивается другая, а очерка о подводниках нет. Нет никаких сведений и о самом Симонове. Куда он делся?

Телеграфировал сперва ему: «Дайте знать о себе». Посыпались одна за другой телеграммы Халипу: «Где Симонов?», «Разыскать Симонова!»

А Симонов все это время находился, оказывается, в подводном плавании — к берегам Румынии.

Сначала у него был план слетать на одном из бомбардировщиков нашей дальней авиации, наносивших удары по военной базе гитлеровцев в Констанце. КП корпуса дальних бомбардировщиков находился в Крыму. Командовал этим корпусом полковник В.А.Судец, будущий маршал авиации. Явился к нему писатель, и между ними состоялся любопытный диалог, о котором позже рассказывали мне и Симонов и Судец.

— Посадите меня на бомбардировщик.

— Зачем?

— Хочу написать очерк для «Красной звезды».

— Они летают ночью. Что вы там увидите?

— Ничего не увижу, но почувствую.

— Вам там нечего делать. — И, рассчитывая, вероятно, на авиационное невежество корреспондента, комкор объяснил: — Самолет не может брать лишних пассажиров... — Затем, подумав немного, добавил: — Могу предложить место стрелка-радиста, но для этого надо подучиться. Если согласны пойти на курсы, это — в моих возможностях...

Но Симонов знал, что полковник располагает и другой возможностью: с его разрешения экипаж бомбардировщика найдет, где пристроить корреспондента. Попробовал сломить упрямство Судеца авторитетом ГлавПУРа — извлек из кармана гимнастерки свое командировочное предписание. Однако это возымело обратное действие. Судец посмотрел на подпись заместителя наркома обороны и прямо-таки взъярился:

— Вы меня не пугайте!.. Я не из пугливых...

Словом, полет Симонова сорвался. А тут как раз подоспело редакционное задание — написать о боевом походе подводной лодки. Симонов решил сам участвовать в таком походе.

Уговорить командующего флотом вице-адмирала Октябрьского оказалось легче, чем Судеца. О полученном от него разрешении Симонов нам не сообщил — с него взяли слово, что он об этом никому не скажет. К тому же Константин Михайлович сомневался, получит ли он мое согласие.

Нелегко пришлось Симонову в этом походе. Вскоре после погружения он почувствовал, что трудно дышать — не хватало воздуха. Стало очень жарко. Корреспондент наш скинул с себя все, остался в одних трусах. Моряки шутили: теперь, мол, остается новоявленному подводнику только нацепить знаки различия...

Не без юмора Симонов рассказывал потом, как он осваивал «материальную часть» лодки:

— Когда я ударялся о что-нибудь головой, плечом или носом или какой-то другой частью тела, ближайший подводник с невозмутимым лицом говорил: «А это, товарищ Симонов, привод вертикального руля глубины...» «А это клапан вентиляции...» Не заметив, что люк открыт, я шагнул и провалился до пояса в аккумуляторное отделение. Старший помощник Стршельницкий сказал: «А это аккумуляторное отделение», — и только после того протянул мне руку, чтобы я мог вылезть из этого отныне знакомого мне отделения.

Конечно, об этом Симонов не писал в очерке. Там было о другом: «Стрелка на часах подходит к четырем, я вижу в перископ румынский берег. Теперь он кажется совсем рядом — оборванные склоны гор, осыпи камней, прилипшие к скалам домики...»

Лодка занималась минированием выходов из порта. Но это являлось военной тайной: нельзя подсказывать противнику, что выходы из порта заминированы. Пришлось и в данном случае прибегнуть к эластичным фразам: «Наступила новая ночь. Мы обшариваем гавань...» «Все что нужно обшарили, возвращаемся...»

На обратном пути в открытом море встретили вражеский военный корабль и потопили его. С корабля, вероятно, успели в последний момент передать по радио координаты подводной лодки. Вскоре появились фашистские самолеты, сбросили на нее глубинные бомбы. К счастью, все обошлось благополучно.

Когда лодка вернулась на свою базу и подводники вышли на пирс, их встретила группа корреспондентов из разных газет, в том числе — флотских. Набросились на командира лодки с расспросами о походе. Он помедлил, развел руками и невозмутимо произнес:

— Что я буду вам говорить? Обо всем этом вам лучше меня расскажет ваш товарищ из «Красной звезды» — Симонов. Вон он, спрашивайте его...

Не могу и сейчас сдержать улыбку, представляя себе немую сцену на пирсе, когда журналисты узнали в худощавом парне, облаченном в морскую форму, своего коллегу — Константина Симонова!

На узле связи ему вручили разом все мои «свирепые», как он считал, депеши. Симонов решил не отвечать на них до того, как напишет о походе. Написал, передал написанное и лишь после того доложил о своем возвращении из плавания. Позже Константин Михайлович рассказывал, смеясь:

— Так я пытался самортизировать предстоящий удар. Хотя он все же последовал: за очерк получил благодарность, а за «самоволку» нагоняй — все сразу, в одной и той же телеграмме.

Очерк Симонова «К берегам Румынии» ушел в набор немедленно. Он и впрямь сыграл роль амортизатора. Когда все наши волнения и тревоги остались позади, у меня, признаться, не хватило пороха для настоящего «нагоняя». В душе гордился храбростью Симонова, радовался, что и в эту войну, так же как на Халхин-Голе, он оставался верен неизменному нашему правилу — видеть своими глазами все, о чем намереваешься писать!



* * *

# А.Толстой. Рейд энской дивизии // "Красная звезда" №220, 18 сентября 1941 года
# И.Болдин. Сквозь вражеское кольцо // "Красная звезда" №195, 20 августа 1941 года
# К.Симонов. У берегов Румынии // "Красная звезда" №221, 19 сентября 1941 года

____________________________________________
**Источник: Ортенберг Д.И. Июнь — декабрь сорок первого: Рассказ-хроника. — М.: «Советский писатель», 1984. стр. 155-157
Tags: Давид Ортенберг, Константин Симонов, газета «Красная звезда», осень 1941, сентябрь 1941
Subscribe

Posts from This Journal “Давид Ортенберг” Tag

  • 31 июля 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 31 июля 1941 года.…

  • 27 июля 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 27 июля 1941 года.…

  • 25 июля 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 25 июля 1941 года.…

  • 9 июня 1943 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 9 июня 1943 года.…

  • 14 апреля 1942 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 14 апреля 1942 года.…

  • 22 августа 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 22 августа 1941 года.…

  • 15 августа 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 15 августа 1941 года.…

  • 30 августа 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 30 августа 1941 года.…

  • 29 декабря 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 29 декабря 1941 года.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments