Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Тактика воздушного боя

«Красная звезда», 27 сентября 1941 года, смерть немецким оккупантамК.Груздев || «Красная звезда» №228, 27 сентября 1941 года

Русская винтовка — грозное оружие. До конца использовать огневую мощь винтовки. Пассивный стрелок многое прозевает, отважный и активный не даст врагу безнаказанно появиться в поле своего зрения. Стреляй метко. Каждой пулей бей врага.



# Все статьи за 27 сентября 1941 года.



«Красная звезда», 27 сентября 1941 года

Главное для летчика-истребителя в воздушном бою — это искусный маневр и меткий огонь.

Практика показала, что очень важным элементом маневра является подход к цели. Предположим, что летчик-истребитель заметил врага и взлетает, одновременно оценивая обстановку. Основное в этот момент — умение учесть погоду, облачность. Надо быстро сообразить, куда, в какую сторону потянет враг, и в соответствии с этим принять решение. Существо решения обычно будет такое: броситься наперерез и самому зайти со стороны того облака, куда норовит укрыться фашист. Этим маневром летчик-истребитель ставит себя в более выгодное положение. Выгнав стервятника на чистое место, легче уничтожить его решительной атакой.

Надо учитывать тип вражеского самолета и в соответствии с этим строить план атаки. Однажды, только что выйдя из боя, я летел в облаках. Через пять-семь минут снизился. Вижу: «Юнкерс-88» бомбит наши войска. Снова укрылся за облако, стал догонять фашиста. При подходе к пикирующему бомбардировщику рекомендуется в большинстве случаев поступать именно так. Дело в том, что «Ю-88», как только заметит опасность, стремится удрать. Если ему это не удается, то он, спасаясь от погони, норовит подставить преследующего истребителя под огонь своего стрелка.

Как только я нагнал врага, сразу зашел ему в хвост, сбоку, под углом в 30—35 градусов, и обратил огонь на пулеметчика. Немецкий летчик дал крен в мою сторону, и мой истребитель вдруг оказался в невыгодном положении. Фашистский стрелок получил теперь возможность расстреливать меня прямо перед собой. На это пришлось ответить снижением своего самолета до линии плоскостей бомбардировщика. Вражеские пули проносились уже над моей головой. Мне же удалось поразить немецкого стрелка сквозь борт фюзеляжа.

Первый этап боя закончился. Огонь врага ослаб. Начинаю бить по одному из моторов. Бью методично, настойчиво, с учетом расхода боеприпасов. Нельзя забывать, что придется, возможно, бить и по второму мотору. Но на этот раз мне повезло. Мотор задымился, пламя перекинулось на бензобаки, и фашист рухнул на землю.

Для успешной борьбы с немецкими пикировщиками надо знать наиболее уязвимые места этой машины. Ими являются моторы и бензобаки, расположенные в плоскостях. Учитывая направление огня «Юнкерса», лучше всего наносить ему удар с хвоста, но не под углом в 0 градусов, а немного сбоку и с небольшим снижением по отношению к плоскости самолета. Можно также атаковать сбоку и с превышением, но это положение менее выгодно и применяется лишь вынужденно.

Если приходится драться одному против двух «Юнкерсов», то способы нанесения ударов остаются прежними. Но в этом случае надо так подойти к врагу, чтобы, расстреливая один самолет, прикрываться им же от огня другого. Главное — не разбрасывать свой огонь на разные об'екты машины. Выбрав точку прицеливания, — бей в нее до тех пор, пока не достигнешь успеха.

Несколько сложнее бой против вражеского истребителя. Здесь особенно важно не горячиться, все взвесить, умело сманеврировать и дать меткий огонь Немецкие истребители — в основном «Мессершмитты» — двух видов: «МЕ-109» и «МЕ-110». Последний тип машины встречается наиболее часто. Этот самолет хорошо маневрирует, имеет две пушки и четыре пулемета для стрельбы в направлении полета, одна огневая точка ведет огонь через хвост. Некоторые детали машины бронированы.

«Мессершмитты» иногда пытаются нападать несколькими машинами на наши одиночные самолеты, но практика показала, что советские летчики способны отражать и такие атаки.

Несколько дней назад мы летели четверкой к своему аэродрому. Солнце уже село, спускались сумерки. Неожиданно мы увидели воздушный бой: несколько немецких истребителей напали на наш бомбардировщик. Сразу бросились на помощь. Стервятники стали удирать, но двух мы все же успели сбить. В результате погони за третьим я оторвался от своих, потерял их из виду. Пробил облака, поднялся повыше и увидел в сумеречной мгле три машины. «Вот, — думаю, — что же они не сопровождают бомбардировщик!» Догнал их, пристроился.

И вдруг сердце так и заколотилось. Смотрю и не верю своим глазам: я лечу в строю врагов. Быстро отваливаю в сторону, направляюсь поближе к облакам, но фашисты уже заметили меня, преследуют. Полминуты спустя они открыли огонь. Тут я почувствовал, что уйти не удастся. Надо принять бой. Но как? Делать разворот в такой момент — гибель. Решил прямолинейно набирать высоту.

«Мессершмитты» все ближе, огонь их все крепче. Тогда я резко полез вверх, быстро сделал ранверсман и, изменив направление полета на 180 градусов, обрушился сверху огнем на головного стервятника. Он загорелся и полетел вниз. С остальными моя машина разошлась на встречных курсах, и наступившая ночь не позволила нам больше встретиться.

Успех в воздушном бою достигается в конечном итоге метким огнем. Подход к цели, маневр, — это все только приемы и способы, с помощью которых летчик занимает выгодную позицию для стрельбы по врагу. Самолет не стоит на месте, а непрерывно перемещается с огромной скоростью. Время пребывания в том или ином выгодном положении исчисляется секундами. Задача каждого стрелка — уловить этот момент и использовать его с максимальным эффектом. Никогда не надо открывать преждевременный огонь с дальних дистанций. Это почти бесполезно. Больше того, в разгар боя можно остаться без боеприпасов. Наиболее действителен огонь истребителя на расстоянии 100—400 метров.

Опыт убеждает, что меткость стрельбы в воздухе зависит от быстрого нахождения точки прицеливания. Летчик должен стрелять не вообще по машине врага, а по определенному, наиболее уязвимому месту. Нащупывать точку прицеливания лучше всего обыкновенными пулями, а потом уже пускать в ход бронебойные и зажигательные средства.

Во время нашего недавнего налета на фашистский аэродром С. в воздух успел подняться один вражеский истребитель. Остальные 73 были пригвождены к земле бомбами. Судя по схватке, которую пришлось провести с этим истребителем, фашистский летчик был высокого класса. Но все же он был бит. Пять или шесть минут мы обманывали друг друга. Наконец, я залез ему под брюхо сбоку и обыкновенными пулями нащупал бензиновый бак. Вижу: пули идут хорошо, но стервятник все же летит, броня его защищает. Тогда я нажал гашетку более убедительного оружия. Панцырь фашистского самолета не выдержал. Советский металл проник сквозь броню и взорвал бензобак. Немецкий истребитель вспыхнул и упал на аэродром в груду машин, горящих от нашей бомбежки.

Самое главное в огневом состязании с врагом — спокойствие, хладнокровие, терпеливость. Быстро оценивая обстановку, энергично маневрируя машиной, нужно без горячки, смело и уверенно атаковать врага расстреливать его наверняка. // Майор К.Груздев. СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ.


***************************************************************************************************************
Советские и английские летчики совместно громят фашистов


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 26 сентября. (По телеграфу от наш. спец. корр.). Между холмами раскинулось широкое поле. Оно кажется пустынным, но здесь кипит большая напряженная жизнь. В глубоких блиндажах расположились летчики. В одних — советские, в других — английские. Они собрались небольшими группами и, склонившись над картами, изучают возможные направления воздушных боев с немцами. Особенно сосредоточенно этим занимаются английские летчики: бои они ведут в новых, незнакомых районах.

На поверхности поля видны редкие кусты. Это — замаскированные истребители. Вот здесь слева стоят советские ястребки, «Миги», прямо — в глубине аэродрома — английские «Харрикейны» — гордость английской авиации.

В стороне от аэродрома, в большом, просторном блиндаже расположен штаб воздушных сил района. У выхода из блиндажа собрались английские летчики. Они бодры и жизнерадостны. К ним подходит несколько советских командиров. Воздушные воины тепло приветствуют друг друга. С помощью переводчика завязывается беседа. Молодой шотландец рассказывает о том, что с немцами ему приходилось уже встречаться. Он бил их в боях над Германией. Он отражал атаки немецких бомбардировщиков над Англией. И когда начался отбор летчиков для поездки в Советский Союз, он одним из первых из'явил желание поехать в СССР. Большинство летчиков части, где он служил, заявило о своей готовности громить фашистов с советских аэродромов.

Неожиданно беседа была прервана командой — «по местам». Командующий группой английских истребителей идет в блиндаж.

— С поста сообщают, — докладывает дежурный офицер, — что в западном направлении идут два немецких бомбардировщика.

— Хорошо! — спокойно отвечает командующий и отдает распоряжение дежурному офицеру отправить навстречу вражеским бомбардировщикам двух истребителей.

Между тем с других постов также сообщили о появлении немецких самолетов. Через полминуты с аэродрома в воздух поднялась еще группа английских истребителей. Они смело ринулись туда, откуда приближались фашистские стервятники. Слева от английских самолетов появились советские истребители. Им первым пришлось встретиться с врагом. Завязался бой. Еще через минуту и английские истребители заметили немецких бомбардировщиков. Англичане дружно обрушились на фашистов. Но те, маневрируя, продолжали пробираться вперед, к цели. Вдруг вверху появились советские истребители. Они стремительно атаковали немцев, которые, не выдержав напора, рассылались и повернули обратно.

Через четверть часа командующему английской группой доложили, что в бою английские истребители сбили 2 немецких бомбардировщика. В наш штаб сообщили, что советскими летчиками сбито 3 вражеских машины.

На этом участке фронта за несколько дней совместными усилиями советских и английских летчиков уничтожено 26 немецких самолетов, 7 из них сбиты английскими летчиками. Потери — 1 советский и 1 английский самолеты.

________________________________________________________________________
К.Федин: Рабы Гитлера* ("Литературная газета", СССР)
М.Сувинский: Разговор с немецкими пленными летчиками* ("Известия", СССР)
П.Ролин: Первые итоги боев с фашистской авиацией ("Красная звезда", СССР)
В.Шевченко: Чему учит первый месяц воздушных боев* ("Красная звезда", СССР)
В.Костров: Крах фашистских планов воздушной войны* ("Красная звезда", СССР)
Б.Лавренев: У обломков фашистского самолета* ("Ленинградская правда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №228 (4983), 27 сентября 1941 года
Tags: 1941, газета «Красная звезда», осень 1941, сентябрь 1941
Subscribe

Posts from This Journal “сентябрь 1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments